О социалистической «диктатуре» и о капиталистической «демократии».

Одним из методов информационно-психологической войны, используемой идеологами буржуазии против социализма, является обвинение всех левых прогрессивных сил всего мира в «диктаторских»/ «тоталитарных» устремлениях. Со времён «перестройки» рупоры глобализма пытаются сформировать представление, согласно которому все коммунистические и социалистические режимы якобы носят авторитарный характер и зиждутся на страхе, на цензуре, на подавлении инакомыслия, альтернативы и т.д.. При этом, по мнению антисоветчиков, лишь капитализм способен гарантировать народовластие, широкие политические свободы и т.д. Дескать, только в условиях господства свободного рынка каждый простой человек может смело себя реализовать и т.д.

Соответствующие утверждения носят откровенно поверхностный характер. Они представляют собой синтез дезинформации, искажения и передёргивания действительности. Прежде всего, за всем этим стоит стремление отвлечь внимание общества от реальных проблем. Кроме того, идеологи мировой олигархии пытаются добиться того, чтобы люди, восприняв альтернативную нынешнему порядку вещей систему, начали поддерживать их как «наименьшее зло».

Однако подавляющее большинство народа, слава богу, не разделяет мантры глобалистской пропаганды. И это вполне закономерно. Ведь если послушать идеологов «верхних десяти тысяч», то получается следующее: любой правитель, который соблюдает «демократические процедуры», является правильным, а те, кто их не соблюдает, они, дескать, достойны порицания (даже если им удалось вывести страну на передовые позиции, укрепить государство, развернуть политику лицом к народу и т.д.). Это крайне инфантильный и крайне несерьёзный подход. Как правило, его используют исключительно в целях дискредитации тех, кто: 1) проводит политику в интересах трудящихся, а не узкой кучки лиц; 2) отказался от обслуживания интересов американского капитала; 3) взял на вооружение курс, направленный на развитие на самостоятельной основе, отказался от копирования западной экономической и политической модели, заведомо неподходящей целому ряду стран ; 4) в критический для государства момент – например, во время попыток инспирирования «цветных переворотов» либо в момент противодействия произволу олигархии, принимает жесткие меры , направленные на обеспечение независимости государства и интересов трудящихся.

Известно, что аналогичные способы информационно-пропагандистской агрессии применялись против СССР (особенно против Сталинского периода), а в настоящее время применяются против таких государств как КНР и Белоруссия, руководство которых с порога отвергло модель «вашингтонского консенсуса» и отказалось придерживаться «глобалистским» предписаниям в области как экономики, так и политики. Мы постоянно слышим от антисоветчиков всех мастей (от либералов до национал-патриотов) про «кровавых» и «ужасных» Ленина и Сталина, якобы осуществлявших «насилие ради насилия»/ ради реализации доктрины «любой ценой»/ради укрепления «личной власти». Аналогичные стенания раздаются и в отношении китайских властей, которые якобы «душат и расстреливают свой народ», сохраняют «тоталитарный однопартийный режим». А шипение в адрес президента Белоруссии за то что он, видите ли, «притеснял оппозицию», «зачистил политическую поляну» и т.д.?

Казалось бы, идеологи капитализма пытаются оправдать действия контрреволюционеров в разных частях земного шара и поэтому поливают грязью государства, стоящие на службе интересов трудового народа. На первый взгляд, зачем обращать внимание на злобные окрики эксплуататоров? «Собака лает – караван идёт». Можно было бы так поступить, если бы не одно весьма существенное обстоятельство. Дело в том, часть представителей левого движения, формально заявляя о своей приверженности коммунистическим идеям, пытается противопоставить «подлинный» «демократический» социализм «тоталитарной» и «реакционной» практике СССР, Китая и т.д. Как показывает практика, подобное мнение даёт о себе знать и в рядах нашей партии (в основном оно разделяется частью молодёжного крыла Компартии России). В этой связи необходимо напомнить ряд весьма существенных обстоятельств, которые нельзя игнорировать при анализе политических процессов.

Первое. Т.н. «свободная пресса» постоянно превозносит страны бывшего Социалистического содружества, которые после «бархатных революций», мол, уверенно пошли в «светлое демократическое будущее», одновременно поливая грязью Китай и Беларусь. Однако основные критерии оценки правильности/неправильности какой либо идеологии, политики любого государственного руководителя – это степень мощи страны и благосостояния народа. Так, чем обернулись для стран Восточной Европы «демократические преобразования»? Про деиндустриализацию, про усиление зависимости местных экономик от диктата иностранного капитала, про социальное расслоение, про возрастание объёмов внешнего долга общеизвестно. И всё их мнимое «процветание» в докризисный период (до 2008 года – прим. авт.) зиждилось на финансовой «помощи» ЕС, на благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре. С момента начала кризиса целая группа соответствующих стран оказалась в предбанкротном состоянии.

А что же «антирыночные» и «сталинистские» КНР и Белоруссия? Им удалось и добиться сохранения промышленного и сельскохозяйственного потенциала, их поступательного развития, покорения международных рынков, внутренней социальной стабильности. А самое главное – в отличие от России и от государств Восточной Европы, мировой кризис 2008 года не подкосил две указанные страны. Даже Всемирный банк признал продолжение их развития в данный период. Одно то, что в указанные годы появилось больше признаков того, что Китай может в недалёком будущем опередить США по объёмам ВВП, говорит само за себя.

Второе. Для того, чтобы понять, является ли политическая система СССР, КНР, Беларуси, США , Европы, Украины и т.д. «демократической» или нет, носит ли она «диктаторский» характер либо нет, следует вспомнить содержание работы В.И. Ленина «Пролетарская революция и ренегат Каутский». В ней он совершенно справедливо отметил, что никакой «демократии для всех» нигде и никогда не существовало и не будет существовать. Она может быть только для определённого класса. И это не случайно. Ведь любое государство представляет собой организацию господствующего класса (класса-гегемона), который подавляет сопротивляющийся антагонистический класс. Соответственно, любая власть (даже самая демократическая по форме) a priori является в определённой степени диктатурой. Весь вопрос в том, какому классу принадлежит власть.

В.И. Ленин, подтверждая соответствующий тезис, в своём вышеупомянутом труде сослался на опыт Афинской демократии, при которой лишь рабовладельцы могли принимать участие в Народном собрании, в политической жизни в целом. Но не рабы. Он справедливо отметил, что для последних это означало отсутствие демократии (но не для рабовладельцев).

Тоже самое относится и к СССР, и к Китаю, и к Белоруссии. Казалось бы, в трёх перечисленных странах выстроена система подлинного народовластия. Так, в Советском Союзе функционировали неизвестные при буржуазной «демократии» такие институты как Советы, формировавшиеся не по партийным спискам, а по территориальным и производственным округам – могли избирать и быть избранными представители трудовых коллективов (любой учитель, врач, рабочий, инженер, ученый, военнослужащий и т.д. могли выдвинуть свою кандидатуру). В случае невыполнения своих обещаний избиратели могли отозвать депутатов. Разве это не проявление народовластия? И можете ли вы такое себе представить в условиях капитализма? Между прочим, Конституция СССР провозглашала Советы всех уровней высшими властными органами.

Аналогичная система формирования органов народного представительства до сих пор функционирует в Белоруссии. Более того, в этой стране народ участвует в обсуждении текущего положения дел, вносит собственные предложения. Так, Первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Игорь Карпенко в одном из своих ноябрьских выступлений за 2016 год подчеркнул, что внутриполитический курс президента А.Г. Лукашенко «уточняется на всебелорусских народных собраниях при активном участии учёных, депутатов, представителей трудовых коллективов, левопатриотических партий и общественных объединений». По словам Игоря Карпенко, «не стала исключением и очередная программа социально-экономического развития страны на 2016 – 2020 годы». Он отметил, что «она широко обсуждалась в белорусском обществе, а затем была одобрена V Всебелорусским народным собранием в июне 2016 года».

Разве что-нибудь подобное наблюдалось в нашей стране в настоящее время – в условиях олигархического строя? Про то, что депутаты Государственной думы, в отличие от депутатов Верховных Советов СССР и РСФСР, избираются отнюдь не от трудовых коллективов, известно. Разве известная «Стратегия 2020» обсуждалась в широких слоях общественности, как это было в Белоруссии? Если обсуждение и имело место, то исключительно в «идеологически приближённых» учреждениях вроде ВШЭ, РСПП и т.д., но не более того.

Тоже самое можно сказать и про политическую систему Китая. Так, депутаты Всекитайского собрания палаты народных представителей избираются от регионов КНР. Соответствующий орган народного представительства обладает не только законодательными, но и контрольными полномочиями, участвует в формировании правительства, контролирует деятельность исполнительной власти, утверждает планы социально-экономического развития страны. Более того, Конституция КНР предусматривает отчётность о выполнении соответствующих планов перед ВСНП. Разве это сопоставимо с ситуацией, при которой основные решения принимают либо один президент, либо узкий круг олигархов, оказывая давление на власть (не говоря уже о том, что они фактически выведены из-под какого-либо общественного контроля).

В ответ на это некоторые могут спросить: а как же отсутствие многопартийности? Что можем ответить? Многопартийность и демократия – не синонимы. Данная система может существовать в условиях антагонистического строя. Ведь партии являются объединениями, представляющими интересы того или иного класса, той или иной социальной группы. Но когда формируется новый строй, при котором общество не делится на классы-антагонисты, то необходимость в многопартийности автоматически отпадает. Точнее, исчезает почва для её возникновения.

Однако раз уж на то пошло, то отметим, что в СССР небольшевистские партии, равно как и «оппозиционные» течения внутри ВКП (б) были разгромлены отнюдь не по прихоти Советской власти, а из-за преступных действий соответствующих сил. Известно, что эсеры, инициировавшие чреду вооружённых антисоветских мятежей в ряде городов России, организовавшие ряд террористических актов (убийство Мирбаха, покушение на В.И. Ленина), сами пришли к своему закономерному концу. А какая бы власть поступила бы иначе? Разве сами «демократы» не так же действуют? Все помнят, как в 2000-ые годы власть оказывала давление на партию Э.В. Лимонова (НБП) (а в конечном итоге даже запретила её деятельность) за проникновения её активистов в кабинеты государственных структур, за броски продуктов в министров. А в случае с эсерами речь шла о более чудовищных деяниях – о террористических актах и о вооруженных методах борьбы.

То же самое относится и к правотроцкистскому блоку, который намеревался захватить власть при поддержке Германии и Японии (в обмен на экономические и территориальные уступки этим странам), занимался саботажем и вредительством внутри страны, готовил военный переворот. Правда, многие считают соответствующие обвинения, предъявленные в 1937 – 1938 гг. Троцкому, Зиновьеву, Каменеву, Бухарину, Пятакову, Тухачевскому и прочим «сомнительными». Однако если вы вспомните открытый призыв Троцкого от 1927 года по поводу «тактики Клемансо», узнаете содержании его беседы с либеральным немецким писателем Эмилем Людвигом (на Принцевых островах после высылки Троцкого из СССР), ознакомитесь с его статьёй «Открытое письмо членам ВКП(б)», размещённом в одном из мартовских выпусков «Бюллетеня оппозиции» за 1930 год, а также прочтёте: 1) интервью внука Троцкого В. Лескова «Российскому ежегоднику» за 1990 год, 2) мемуары бухаринского соратника Ж. Эмбер-Дро, статьи другого сподвижника Бухарина – Валентина Астрова за 1993 год; 3) мемуары эмигрировавших из СССР «уцелевших» заговорщиков (таких как Светланин, Токаев и т.д.); 4) заявление военного министра Японии генерала Сугиямы на заседании планово-бюджетной комиссии, прошедшей в феврале 1937 года, 5) дневниковые записи Й. Геббельса от 22 июня 1941 года; 6) узнаете, какие действия предпринимали идеологические собратья троцкистско-бухаринских сил в Испании в 1938 году, в США и в Европе в годы Второй мировой войны, — то все вопросы исчезнут. Речь идёт о первоисточниках и о реальных действиях. И если вы считаете, что разгром «пятой колонны» в лице данных сил был элементарной «борьбой с оппозицией», то тогда ответьте на такой вопрос: власовцев и бандеровцев в послевоенные годы преследовали тоже за то, что они «всего-навсего» были недовольными Советской властью или всё таки за более серьёзные государственные преступления? Если найдутся те, кто скажет, что гитлеровские прихвостни пострадали из-за собственного «инакомыслия» (практика показывает, что есть те, кто так считает), то тогда ответьте следующее: преследование «вишистов» во Франции в послевоенный период – это тоже «борьба с инакомыслием»?!

А что касается Китая и Беларуси, то представление о том, будто там существует только одна партия, либо нет вообще тех, кто смог бы указать на недостатки и т.д., ничем не обосновано. Так, в КНР функционирует полуторопартийная система. КПК по прежнему обладает властью. Однако существует и ряд других объединений – «Революционный комитет Гоминьдана», «Демократическая лига Китая», «Ассоциация демократического национального строительства Китая», Китайская партия стремления к справедливости и т.д. А в Белоруссии официально зарегистрировано 15 политических партий. Часть из них поддерживает политику А.Г. Лукашенко (Компартия Белоруссии. Белорусская патриотическая партия, Республиканская партия и т.д.), другая часть (Объединённая гражданская партия, Белорусская партия «Зелёные», Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) и т.д.) являются оппонентами проводившегося властью курса, а третьи (Либерально-демократическая партия, Социал-демократическая партия Народного согласия) являются «конструктивными критиками». Так чего же ещё нужно?

Но вернёмся к ленинской трактовке «демократии» и «диктатуры», изложенной им в работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский». В конечном итоге, практика абсолютно всех стран и всех времен подтвердила его тезис о том, что демократия может быть только для класса-гегемона. В этом можно убедиться, проследив за тем, как те, кто обвиняет во всех смертных грехах руководителей СССР (особенно В.И. Ленина и И.В. Сталина), КНР и Белоруссии во всех смертных грехах, сами используют куда более жесткие методы подавления сопротивления антагонистических элементов. Вот «демократы» говорят – «борьба с оппозицией», «однопартийный режим», «режим личной власти», «самовольное увеличение количества президентского срока» и т.д. А сами нисколько не отличаются в этом от своих противников. Всё это можно понять, посмотрев следующую таблицу:

  Социалистические страны Капиталистические страны
«Сталинский» СССР и «рузвельтовские» США. Часть первая. Идеологи буржуазии обвиняют И.В. Сталина в установлении «партийной монополии», в «чрезмерном» сосредоточении власти в своих руках, игнорируя, что в условиях подготовки к войне и самой войны могут использоваться только такие методы* В условиях приближающейся войны президент США Ф.Д. Рузвельт – демократ и по убеждениям, и по партийной принадлежности, тоже начал использовать жесткие меры в политической области. Так, в августе 1939 года в составе ФБР было сформировано Управление общих расследований, задачей которого было проведение «расследования деятельности групп и граждан, вовлечённых в подрывную, шпионскую и любую другую деятельность, которая создаёт угрозу национальной безопасности США». Принятый в 1940 году «Акт Смита» говорит о том же самом**. Напомним, что в данный период директор ФБР Джон Гувер приказал своим подчинённым готовить справки на тех, кто замечен «в симпатиях к Германии, Италии и коммунизму». Фамилии всех этих лиц заносились в список тех, кто подлежал аресту в случае вступления Соединённых штатов в войну.
«Сталинский» СССР и «демократические» страны Запада. Часть вторая. Известно, что меры, направленные на разгром «пятой колонны» — пособников гитлеровской Германии (от правотроцкистского блока доя власовцев и бандеровцев) и американского империализма в послевоенный период трактуют как «необоснованные репрессии», «подавления инакомыслия» и т.д., умалчивая, что речь шла о том, что в стране были настоящие предательские элементы, пытавшиеся подорвать нашу страну изнутри – как в центре, так и на местах.

Все страны, формально входившие в состав антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны, также осудили пособников нацистской Германии. Среди них были и местные троцкисты. Так, 1 декабря 1941 года федеральный окружной суд в Минеаполисе признал 18 ведущих троцкистов виновными в заговоре, организованном с целью подрыва дисциплины и лояльности американских солдат и моряков. Среди осужденных были адвокат Троцкого А.Гольдман, один из его бывших телохранителей в Мексике Джейк Купер и другие. Им всем дали один год, 16 месяцев заключения.  А в марте 1943 года троцкистский орган «Милитант» был изъят из списков почтовой сети США, поскольку «мешает и вредит правительству в его усилиях довести войну до победного завершения». Постановление Министерства юстиции гласило, что «Милитант» «открыто агитировал народные массы против участия в войне… На столбцах этого издания… появлялись материалы… рассчитанные на то, чтобы создать оппозицию военным усилиям и подорвать дух армии и флота».

В свою очередь, в Великобритании в апреле 1944 года сотрудниками Скотланд-ярда был совершён налёт на помещения троцкистских группировок в целом ряде городов этой страны. Поводом для обысков стали открытые призывы местных троцкистов рабочих к стачкам (как справедливо пишут М. Сайрес и А. Кан в своей книге, «в расчёте на срыв военных усилий страны».

А преследование вишистов (французских коллаборационистов) после победы движения Сопротивления во Франции? Разве это тоже «необоснованные меры»?

СССР, Китай и страны «буржуазной демократии»

«Свободная пресса» постоянно пишет об «однопартийной системе» в социалистических государствах, о том, что оппозиция якобы «вытеснена на задворки» и т.д.

Говоря о Китае, т.н. «демократы» постоянно вспоминают о расстреле демонстрации на площади Тянь Ань Мынь, расценивая это как «проявление жестокости по отношению к оппозиции», игнорируя, что в 1989 году в Пекине вспыхнули массовые беспорядки

Т.н. «цитадель мировой демократии» — США тоже фактически не соблюдает принцип политического плюрализма, о своей приверженности которому Вашингтон трубит на весь мир. Возьмём, к примеру, «борьбу» между республиканцами и демократами. Они спорят исключительно по конкретным вопросам. Однако в их программных установках не наблюдается принципиальных различий. Обе являются сторонниками рыночно-капиталистической системы, продолжения глобалистской экспансии (под флагом «экспорта демократии»). СМИ, все политические институты находятся под их контролем. А те политические силы, которые вытеснены на обочину***. Тем не менее, они называют свой строй «демократическим», хотя в нем присутствуют черты противоположных систем.

Тоже самое относится и к современной «демократической» России. Про цементирование политического пространства «партией власти», про попытки загнать силы антиолигархической и антиимпериалистической направленности в нишу, известно.

Как мы уже упомянули, «демократическая общественность» постоянно проклинает китайские власти за подавление беспорядков на площади Тянь Ань Мынь в 1989 году, оценивая данные действия как «проявление жестокости» и т.д. При этом и Запад, и т.н. «демократы» поддерживали ельцинский переворот, совершённый им осенью 1993 года, когда был разогнан Верховный совет (в том числе и с силовым путём), когда после танкового обстрела парламентской резиденции начались массовые облавы и аресты не только простых защитников Конституции, но и случайных людей.

Белоруссия и страны «мировой демократии». Часть первая.   Жёсткое противодействие местным НКО и прозападной «оппозиции» «прогрессивная общественность» расценивала как «борьбу с противниками режима». «проявление авторитарных тенденций» и т.д. При этом они умалчивали, что деятельность соответствующих сил координировалась международным капиталом, намерения которого в отношении нашей страны, постсоветского пространства и мира в целом хорошо известны.**** Власти Украины до 2014 года не противодействовали соответствующим элементам. Итога данного малодушия известен.

Про то, как в годы «маккартизма» имело место давление на поддерживаемую СССР Компартию США (в том числе и с помощью арестов), известно. Равно как и про противодействие движению «Захвати Уолл-Стрит», участники которого выступали против диктата американского империализма.

Аналогичная картина имела место и на Украине при прозападных националистических режимах, когда происходило не только давление на пророссийские организации, но и имели место попытки запрета противников местных «евроинтеграторов» (например, КПУ), а также развязывания массового террора против населения регионов, изъявивших на референдумах о своём намерении выйти из состава Украины (речь о ДНР и ЛНР).

 
Белоруссия и капиталистические страны. Часть вторая. Когда в Белоруссии в 2004 году был проведён референдум о снятии ограничений на количество президентских сроков, многие возмущались, оценивая это как проявление «монархического подхода» и т.д. При этом они не учитывали, что народ, видя созидательный характер политики белорусских властей, осознавая, какая альтернатива ему уготовлена в случае прихода тех, кто начнет проводить политику «евроинтеграции» и «демократизации», поддержал инициативу А.Г. Лукашенко. Известно, что на Украине в тот же год произошла «оранжевая революция» — после ухода Л. Кучмы. И мера, предпринятая президентом Белоруссии, сорвала попытки «мировой закулисы» осуществить аналогичную операцию в   Минске.

Известно, что наши т.н. «демократы» в 1993 году, видя потерю их авторитета (в силу провального результата проводимой ими политики), не только разогнали Верховный совет и утвердили новый проект Конституции, фактически предоставляющей президенту всю полноту власти, но и постоянно обосновывали «правильность» данных мер. О том, как они, оправдывая соответствующие действия, в то время ссылались то на «успешный» опыт действий генерала Де Голля, который распустил Национальное собрание, существенно расширил президентские полномочия в целях «стабилизации» обстановки, то приводили в качестве примера режим Пиночета, который, мол, «жесткой рукой» подавил «левых популистов», заставил страну принять «рыночные стандарты» и в результате, якобы «привел страну к процветанию».

Более того, в 1996 году часть представителей «демократического» движения (например, «Демсоюз», возглавляемый небезызвестной В.И. Новодворской) выступала с требованием отмены президентских выборов, продления президентского срока в связи с т.н. «красной угрозой» (аналогичную точку зрения разделяла часть ельцинского окружения).

Не следует также забывать, что внесённые в 2008 году поправки в Конституцию РФ об увеличении сроков депутатских и президентских полномочий решались отнюдь не на всенародном референдуме. Т.е., т.н. «правые» могут защищать свою власть, используя различные методы, а левые – нет?! «Двойные стандарты» налицо.

*СССР был не единственной страной, в которой использовались аналогичные методы в критические периоды. Так, известный представитель первой волны русской эмиграции Питирим Сорокин (в 1917 году был личным секретарём А.Ф. Керенского) в своём труде «Социальная и культурная динамика», анализируя развивающийся в целом ряде стран на протяжении веков исторический процесс, пришел к выводу, что « «тоталитарный крен» необходим для победы». Он подчеркнул, что «из двух наций, равных во всех отношениях, та, которая навязывает своим соотечественникам централизованную и жёсткую дисциплину, имеет больше шансов победить, чем та, чьи усилия не организованы, которая не имеет централизованной системы и жёсткой дисциплины».

** «Акт Смита» предусматривал ответственность для тех, кто «защищает, подстрекает, консультирует или преподает об обязанности, необходимости, желательности» свержения как правительства США, так и правительства какого-либо штата, округа и т.д. Данный документ объявлял преступниками и тех, кто «стал членом или связан с какими-либо подобными объединениями».

*** Бывший помощник министра финансов США Пол Крейг Робретс в своей статье «Россия под ударом», опубликованной в феврале 2014 года, писал, что «в Америке нет свободной прессы за исключением интернет-сайтов. В последние годы режима Клинтона, правительство США позволило 5 крупным корпорациям сосредоточить под собой разнообразные и независимые СМИ. Стоимость этих огромных мега-компаний зависит от их федеральных лицензий на вещание». Он также отметил, что «СМИ не могут осмелиться идти против правительства ни по одному важному вопросу. Кроме того, медиа-корпорации больше не находятся под управлением журналистов, а управляются корпоративными рекламными менеджерами и бывшими правительственными чиновниками, которые смотрят не на факты, а на доходы от рекламы и на доступ к правительственным “источникам”».

**** Упоминавшийся нами отставной американский государственный деятель Пол Крейг Робертс в 2014 году писал, что правительство Украины «глупым образом позволяет работать в своих странах большому количеству НКО, финансируемых из США». По его словам, «это агенты Вашингтона под прикрытием названий “правозащитная организация”, “строительство демократии” и т.д».

Проанализировав всё вышеизложенное, можно понять суть происходящих процессов.

Михаил Чистый

ПОДЕЛИТЬСЯ: