Инженер РКК «Энергия» В.Н. Мельников уже выступал в «Советской России» в январе 2000 года (www.docme.ru/JQL5), (www.docme.ru/1w6), (www.docme.ru/Wld2) с предложением создать объединенную космическую корпорацию, устранить дублирование производства, унифицировать изделия ракетно-космической техники (РКТ). С тех пор частично реализовались предложения по созданию госкорпорации «Роскосмос», но дальнейшие шаги зачастую вязнут в корпоративном эгоизме руководителей предприятий.
В НАЧАЛЕ 2000-х годов под эгидой Российского космического агентства была реализована НИР (научно-исследовательская работа) «Гироскоп», которая позволила выжить предприятиям космического приборостроения в кризисные годы «переходной экономики». В настоящее время в условиях почти 70-процентного урезания бюджета Роскосмоса с целью исключения дублирования однородных работ, распыления средств на создание образцов ракетно-космической техники (РКТ), обеспечения совместимости элементов космических аппаратов (КА) необходимо в рамках вновь созданной корпорации «Роскосмос» реализовать программу создания унифицированного ряда российских оптико-электронных приборов для ориентации КА, гироскопических приборов, электромеханических и реактивных исполнительных органов, бортовых цифровых вычислительных комплексов (БЦВК), средств создания, отработки, бортового программного обеспечения (ПО), средств наземной отработки служебных систем КА и т.п., единого подхода к средствам управления полетом создаваемых КА, в частности ЦУПов.

Для решения указанных задач актуально ввести жесткую координацию технической и экономической политики, в том числе по разработке стандартов, методических материалов с учетом требований международного сотрудничества, предусмотреть возможность реализации принципа взаимозаменяемости на уровне функциональных блоков (принцип «лего-технологий»), интерфейсов отдельных элементов этих средств, приборов. Например, при создании оптических инфракрасных приборов ориентации предусмотреть их модификации для обеспечения работоспособности как на низкоорбитальных КА – высота полета от 200 до 1000 км, так и на высокоорбитальных КА – высота полета до 40 000 км и выше (например, путем замены унифицированной оптической головки при сохранении без изменений других элементов, т.е. не требуется новая разработка прибора). При создании БЦВК – создание унифицированных вычислительных машин разных по мощности, по объему памяти и т.п., но с взаимозаменяемыми элементами, унифицированным ПО и т.д. Следует обратить внимание на унификацию интерфейса командно-информационного обмена приборов и БЦВК, посадочных мест приборов для их установки на КА. В частности, необходимо провести анализ конструкторских решений по реализации посадочных площадок на эксплуатируемых КА и после обобщения существующего многообразия выбрать два-три стандартизованных варианта реализации посадочных мест для установки приборов. Важным моментом является организация под эгидой Роскосмоса взаимообмена передовыми ракетно-космическими технологиями, подобно инициативам С.П. Королева в 60-е годы, при зарождении космической отрасли СССР.

Напомню, что в конце 50-х – начале 60-х годов было принято решение об организации ряда филиалов королевского ОКБ-1, теперь РКК «Энергия», и передаче (разумеется, безвозмездной) технологий проектирования и изготовления космических аппаратов (КА) различного назначения. Создание в разных концах страны филиалов ОКБ-1 и передача им технологий производства ракет, КА и т.п. не являлось, как считают некоторые критики, стремлением Королева «работать на ТАСС». Этот весьма позитивный шаг продиктован государственными интересами по расширению географии расположения предприятий и направлений развития космической деятельности в интересах обороны, науки, всего народного хозяйства.

Как известно, такие масштабные акции, требующие огромных финансовых средств, осуществлялись исключительно на государственном уровне по постановлениям Военно-промышленной комиссии при ЦК КПСС. Теперь можно сказать, что именно благодаря реализации такого решения, космическая отрасль продолжает «держать удар» от так называемых реформ. Технологии по спутнику связи «Молния-1» передали в КБ ПМ, возглавляемое Решетневым (теперь НПО ПМ, г. Железногорск, более известный как Красноярск-26), КА наблюдения – в ЦСКБ, возглавляемое Козловым (г. Самара), «Лунники», «Венеры», «Марсы» – в НПО имени Лавочкина, возглавляемое Бабакиным, морские ракеты – в КБ, возглавляемое Макеевым (г. Миасс). В те же годы нынешнее ГКНПЦ имени Хруничева получило от НПП «Машиностроение», возглавляемое Челомеем (г. Реутов), технологии изготовления ракет-носителей «Протон»…
РОСКОСМОС курирует космос и не проявляет интереса к проблемам применения аппаратов легче воздуха в интересах народного хозяйства. А ведь создание народно-хозяйственных высотных автономных аэростатных систем имеет большие перспективы. Сейчас в России несколько десятков тысяч нетелефонизированных населенных пунктов, многие из них не имеют даже телевещания. Между тем создание инфраструктуры является важнейшим факторов подъема национальной экономики, роста деловой и интеллектуальной активности общества. Российские условия не позволяют быстро разворачивать и эффективно использовать кабельные сети. В то же время спутниковые и аэростатные средства требуют гораздо меньших капитальных затрат и эксплуатационных расходов. Разработка и реализация общероссийской программы создания систем связи на основе автономных аэростатов, интегрированной в спутниковую систему связи, позволила бы наладить телевещание и доступ к интернету во всех отдаленных уголках страны.

В США, в Европе, в Азии и Австралии рассматриваются проекты ретрансляции с помощью автономных управляемых дирижаблей с поддержанием неизменной точки стояния,например, с помощью электродвигателя с пропеллером на высоте 17–25 км.

В России в той или иной степени лишь отдельные организации проявляют интерес к аэростатным системам, в частности «Авгуръ». Но этого явно недостаточно для реализации комплексного межотраслевого проекта. Только предприятия, владеющие космическими технологиями, способны разработать и эксплуатировать автономный летательный аппарат легче воздуха, который на высоте около 25 км способен в течение 5 лет в автоматическом режиме поддерживать точку стояния, ориентировать антенны, вырабатывать с помощью солнечных батарей и аккумулировать электроэнергию для энергоснабжения бортовой аппаратуры. При необходимости проведения регламентных работ такой аэростат по команде из ЦУПа (центра управления полетом) может вернуться на Землю, а затем вновь занять рабочее место на заданной высоте. Возможно создание системы обслуживания, дозаправки аэростатов, барражирующих на высоте около 25 км. Для этого могут быть использованы технологии обслуживания (стыковки, дозаправки и т.п.) орбитальных станций транспортными и грузовыми кораблями «Союз», «Прогресс», энергоснабжения с помощью гибких солнечных батарей.

Еще одна проблема – низкая производительность труда, в частности, на предприятиях Роскосмоса. С чем это связано, можно пояснить на частном примере заключения договоров предприятия заказчика с предприятием исполнителем. Несмотря на наличие современных средств коммуникаций, Минфин, налоговые ведомства не принимают (не разрешают!) оформлять и передавать отчетные документы (акты приемки работ, дополнительные соглашения к договорам и т.п.) в электронном виде. Только подлинники с синими печатями. Но почтовое отправление, например, из г. Королева Московской обл. в Санкт-Петербург доставляется более чем через 10 суток! Таким образом, косность финансового блока правительства отражается на снижении скорости документооборота между предприятиями, что существенно снижает производительность труда в РФ. Предлагается ускорить внедрение в РФ электронного документооборота, в том числе и по договорной документации!

Академик РАН Борис Евсеевич Черток как-то сказал, что Гагарин не полетел бы в нынешние годы из-за множества введенных бюрократических согласований, предшествующих старту ракеты. К таким «согласованиям», снижающим не только производительность труда, но и надежность при производстве изделий РКТ и др. оборонных заказов, является необдуманное введение на предприятиях Роскосмоса так называемого западного опыта проведения тендера на отбор поставщиков для ракетно-космической промышленности. Проведение тендера на поставку электронно-компонентной базы (ЭКБ) для КА приводило в реальной жизни, например, к предложениям членов тендерного комитета, на полном серьезе, о приобретении ЭКБ на Митинском радиорынке, спецклеев, лакокрасочных и др. покрытий изделий для КА на Мытищинском рынке… После таких «тендерных комиссий» о какой надежности российской космической техники можно говорить! Не это ли является причиной серии аварий РКТ в последние годы?!

Другой пример – обязательное прохождение договоров на поставку приборов для изготовления космических аппаратов через специальную процедуру «сделка с заинтересованностью». Цель введения такой процедуры прозрачна, а именно, исключить коррупционные сделки между акционерными предприятиями, связанными родственными узами. Но какое отношение к таким «сделкам с заинтересованностью» имеют предприятия космической отрасли? Дело в том, что, например, акции ведущего предприятия ракетно-технической отрасли ОАО РКК «Энергия», г. Королев, принадлежат не только юридическим лицам, но и физическим лицам, работникам предприятия. Естественно, что по оценке стоимости доля таких акций – тысячная доля процентов от балансовой стоимости предприятия. Но формально, по закону, такой акционер-физическое лицо считается не заинтересованным в сделке при заключении договора между заказчиком и другим предприятием-исполнителем, подведомственному Роскосмосу.

К тому же, в совете директоров предприятий заказчика и исполнителя, как правило, имеются «общие», отнюдь не связанные родственными узами, члены совета директоров из Росимущества, из Роскосмоса. А при наличии таких «родственных связей» через Роскосмос, Росимущество, по закону, требуется на совете директоров и даже собрании акционеров одобрять сделку с заинтересованностью при заключении договора. Представляете, сколько времени занимает эта бессмысленная процедура, как затягиваются по формальным причинам сроки изготовления космической техники, снижается ее надежность! Причем проблема эта известна юристам предприятий, неоднократно поднималась в Роскосмосе, но отвергалась чиновниками. Предлагается откорректировать законодательство об акционерных обществах, исключить процедуру прохождения тендера и сделки с заинтересованностью для отраслей, связанных с космической техникой и, возможно, других отраслей специальной техники, где предъявляются особые требования к надежности и работоспособности изделий в условиях космического пространства.
НУ А ЧТОБЫ Гагарин мог полететь сегодня, как тогда 12 апреля 1961 года, есть еще одно предложение. Вновь созданной структуре управления оборонными отраслями – персонально назначенными указом президента РФ двадцати генеральным конструкторам необходимо предоставить право принимать решение, даже вопреки существующему несовершенному законодательству, которое тормозит развитие вверенных им отраслей промышленности, как когда-то Сергею Павловичу Королеву в легендарные шестидесятые годы!

 Если не кормить российских изобретателей, придется кормить зарубежных! В выступлениях, на встречах руководителей государства с представителями бизнес-общественности неоднократно подчеркивалась особая роль инновационного развития промышленности РФ. Особую актуальность этот вопрос приобретает в условиях санкционной войны.

Но о каком инновационном развитии РФ можно говорить, если по сравнению с СССР количество создаваемых новшеств сократилось примерно в 20 раз, отстали мы в части создания внедрения инноваций и от зарубежных партнеров. Но зато преуспели в создании чубайсовского инновационного корпоратива в Сколкове. В Китае в 2014 г. подано 924 тысячи заявок на изобретения, в РФ – порядка 15–20 тысяч! То есть, в РФ информационное поле о новшествах, защищенных отечественными патентами на изобретения, в 50 раз меньше китайского. Это по сути то же самое, если бы в годы «реформ», к примеру, уничтожили более половины книжного фонда Ленинской библиотеки.

Одной из причин отставания является и то, что в СССР подать заявку на изобретение мог любой гражданин. При этом подача и рассмотрение заявок на изобретения в патентное ведомство оплачивало государство. Введенный после развала СССР Патентный закон (затем пришедшая на смену ч. IV ГК РФ) предусматривает внесение оплаты за подачу заявок на изобретения, поддержание патентов на изобретения и не предусматривает стимулов для их создания. Пошлина на получение и поддержание патента на изобретение стоит десятки тысяч рублей, что недоступно для рядовых ИТР, тем более пенсионеров даже после введения «пенсионерской» и «героев куликовской битвы» скидки на пошлину. Даже крупные авиакосмические и др. предприятия «экономят» на изобретениях. При этом не учитывается прогноз экономических потерь от патентной блокады российских товаров, технологий в постсанкционный период, а это убытки покруче, чем от санкций. Если не кормить российских изобретателей, придется кормить зарубежных!

Таким образом, существующее законодательство ввиду отсутствия возможности бесплатной подачи заявок на патенты, отсутствия стимулов отсекает значительную часть предприятий, потенциальных изобретателей, в частности ИТР, ушедших на пенсию, от творческого процесса, является бомбой замедленного действия, угрозой введения патентной блокады российских технологий.

Предложения по стимулированию инноваций неоднократно излагались в СМИ (например, http://www.docme.ru/OD6), но с такой же регулярностью отвергались чиновниками. Чтобы российская промышленность встала на инновационные рельсы, недостаточно одних декларативных заявлений. Для стимулирования инноваций необходимо решение на уровне правительства и президента РФ. Так как термин «инновация» имеет весьма широкое толкование, предлагается, в первую очередь, принять законы, стимулирующие изготовление, производство товаров, которые защищены патентами на изобретения. То есть, их новизна должна быть подтверждена государственной патентной экспертизой!

Поэтому ч. IV ГК РФ должна быть дополнена возможностью бесплатной подачи и регистрации и поддержания российских патентов на изобретения, например, на имя государства в лице патентного ведомства РФ. Важным является и то, что оформление заявок на изобретения, создание новой продукции, дискуссия между авторами и экспертами расширяет инженерный кругозор, стимулирует молодежь к обучению, вырабатывает инженерное (и не только) мышление! Необходимо восстановить Всероссийский НИИ государственной патентной экспертизы хотя бы до масштаба ВНИИГПЭ, существовавшего в СССР.

Несомненно, для расширения инновационного информационного поля, обеспечения внедрения в народное хозяйство инноваций, созданных в оборонной, ракетно-космической промышленности требуется рассекречивание закрытого фонда изобретений бывшего СССР. Здесь важен обучающий и исторический аспект на примере инноваций, созданных в СССР, которые по ряду причин носили закрытый характер. Было бы разумным изменить порядок снятия грифа секретности с информации, связанной с изобретениями, путем внесения изменений в закон о гостайне в части, касающейся объектов интеллектуальной собственности по ч. IV ГК РФ. Например, в законе о гостайне внести соответствующие изменения в части безусловного, например, через 5 лет после создания изобретения снятия грифа секретности с материалов изобретений и др., которые относятся к интеллектуальной собственности (часть IV ГК РФ). Если же актуальность закрытого статуса изобретения остается в силе, то решение о продлении запрета открытой публикации должно приниматься специальной комиссией.
ТАКИМ ОБРАЗОМ, с целью стимулирования инновационного развития промышленности РФ предлагается принять законы о налоговых льготах предприятиям, создающим продукцию, защищенную патентами, авторскими свидетельствами на изобретения (см. www.docme.ru/vN5 – ПУТИ СТИМУЛИРОВАНИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА).

После введения части IV ГК остаются актуальными предложения, изложенные в статье «Наркотик для космоса», (www.docme.ru/uw6 – опубликована в журнале «Интеллектуальная собственность» №5, 1999 г.) по совершенствованию охраны ИС, промышленной безопасности.

«Конвенция учреждающей всемирной организации интеллектуальной собственности», подписанная в Стокгольме 14 июля 1967 года, опубликованная в документе «Парижская конвенция по охране промышленной собственности». Комментарий. Перевод с французского Тумановой Н.Л. Под редакцией проф. Богуславского М.М. // Издательство «Прогресс». Москва, 1977 г., пункт VIII, гласит, что «…интеллектуальная собственность» включает права, относящиеся к защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности (ИД) в производственной, научной, литературной и художественной областях». То есть, прямо указывается на то, что ИС включает права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной областях!

Законодательные статьи по охране авторских и смежных прав необходимо доработать с тем, чтобы можно было использовать их для защиты как авторских прав, так и технических процессов, промышленных произведений, т.е., того, что изготовляется на предприятиях по разработанной технической документации.

Например, если под «двухмерным произведением» понимать чертеж, а под «изготовлением в трех измерениях одного или более экземпляров» – любое промышленное произведение (нужно ввести такое понятие в законодательство), например, ракету, клапан и т. п., то уже сейчас можно было бы защищать не только авторское право создателей литературных произведений, но и промышленные произведения, созданные по инженерным чертежам!

 

С уважением
Владимир Николаевич МЕЛЬНИКОВ,

ведущий инженер-электроник РКК «Энергия» имени С.П. Королева

Москва

От редакции: В статье предложен ряд вполне конструктивных мер, направленных на стимулирование высокотехнологических отраслей. К ним относятся финансирование экономики, налоговые послабления для реального сектора экономики и т.д. Вместе с тем надо учитывать, что задачу создания инновационной экономики, восстановления промышленного потенциала невозможно решить, делая ставку на частную собственность на средства производства. Только государство способно адекватно решать долгосрочные задачи экономического роста. Формально власть это поняла, создав государственную корпорацию (Роскосмос), консолидировав сохранившиеся производственные мощности. Но это явно недостаточно. Во-первых, без финансовой, кредитной и налоговой поддержки производства, без восстановления государственной системы планирования экономического развития последовательно решить поставленную на повестку дня задачу не удастся. Во-вторых, практика показывает, что государственные корпорации являются таковыми по названию. Они фактически выведены из-под контроля правительства и парламента. В результате они действуют как частные лавочки. Так, их менеджмент может смело повышать себе бонусы, бесконтрольно расходовать финансовые ресурсы, взвинчивать цены. В итоге мы наблюдаем срыв важнейших инвестиционных программ, нарастание масштабов социального расслоения. Недаром в воздухе витает идея установления над данными структурами со стороны правительства и общественности.

Но и здесь не всё так просто. Вспомним, как В.И. Ленин в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» писал, что государство является организацией господствующего класса. Основной вопрос — какой класс является контролером, а какой контролирующим. В настоящий момент государство является буржуазным. И оно не станет последовательно контролировать деятельность своих классовых собратьев. И контролирующие механизмы в лучшем случае будут использоваться для борьбы с конкурентами, не более того. Следовательно, надо ставить вопрос о замене коррумпированной буржуазной государственности властью трудового народа в лице системы Советов (при обязательной руководящей роли авангарда трудящихся в лице Коммунистической партии).

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.