В предыдущей статье  мы показали, как вокруг двух основных претендентов на высший пост страны сформировались политические коалиции – вокруг Г.А. Зюганова (Блок народно-патриотических сил – будущий НПСР) и вокруг Б.Н. Ельцина (Общероссийское движение общественной поддержки президента). Также нами было упомянуто, как у лидера КПРФ возрастали шансы на победу на выборах. Не только коммунистические партии и движения (в том числе и те, которые ещё вчера критиковали Геннадия Андреевича), но и целый ряд политиков государственно-патриотической, центристской ориентации, общественных организаций, деятелей культуры, а также значительная часть государственного аппарата (как правило, руководители регионов «красного пояса») и даже часть буржуазии (не только мелкие предприниматели, но и многие представители крупного национального капитала) намеревались поддержать Зюганова на приближающихся президентских выборах.  

Данные социологических опросов по прежнему свидетельствовали о том, что наибольшим доверием среди избирателей пользовался лидер Коммунистической партии России. По данным опроса, проведённого РОМИРом 6-7 апреля 1996 года, наиболее высокий рейтинг был у Г.А. Зюганова (27%). На втором месте находился Б.Н. Ельцин (22%), на третьем – А.И. Лебедь (8%), на четвёртом – Г.А. Явлинский (7%), на пятом – В.В. Жириновский (6%), на шестом – С.В. Фёдоров (6%), на седьмом – М.С. Горбачёв (1%).   Данные ВЦИОМа, обнародованные 14 апреля 1996 года, говорили о том же. Так, 26% избирателей готовы были поддержать Г.А. Зюганова, 18% — Б.Н. Ельцина, 10% — Г.А. Явлинского, 10% — А.И. Лебедя, 8% — В.В. Жириновского, 8% — С.В. Фёдорова, 1% — М.С. Горбачёва.

Осознав, что честным способом выиграть выборы не удастся, Кремль начал открыто нарушать закон во время избирательной кампании. Так, бывший руководитель Службы безопасности президента А.В. Коржаков в своих мемуарах писал, как он в апреле 1996 года встречался с председателем правительства В.С. Черномырдиным и просил его оказать влияние на губернаторов. Коржаков отметил, как он сам сказал премьер-министру следующее: «Губернаторы вас слушаются. Они знают, что по Вашему представлению назначают, по вашему представлению снимают, и они Вас боятся. Просто скажите им: 60 процентов голосов должно быть за Ельцина. И они выполнят». Но учитывая, что немалая часть региональных лидеров относилась к сторонникам Зюганова (речь идет о «красном поясе»), то выполнить эту задачу было непросто.

Тем не менее, Кремль начал активно использовать административный ресурс. Так, в начале апреля 1996 года стало известно о том, что группа высокопоставленных офицеров Московского гарнизона решила обратиться с запросом в Конституционный суд и в Генеральную прокуратуру РФ с требованием дать правовую оценку действиям С.А. Филатова, министра обороны П.С. Грачева и  ряда остальных чиновников Министерства обороны, которые в ходе встреч в военных округах и гарнизонах открыто призывали военнослужащих голосовать за Ельцина на выборах и собирать подписи в поддержку его кандидатуры. Как видим, это весьма конкретный пример того, какие «честные выборы» были во времена господства «семибанкирщины» и откровенного «вассальства перед Западом» . Выше приведено не просто утверждение оппозиционного деятеля об использовании административного ресурса, а обращение ряда руководящих военных кадров в судебные инстанции по конкретному факту. И, кстати говоря, данный эпизод упоминает не кто иной как либеральный публицист О.П. Мороз в своей книге «Как Зюганов не стал президентом». Хоть он и антикоммунист, сторонник Гайдара и Чубайса, тем не менее, не скрывает, что имело место обращение высокопоставленных офицеров в Прокуратуру и в КС РФ.

Дело не ограничивалось ставкой на использование административного ресурса. Ельцинская команда прибегла и к финансовым нарушениям выборного законодательства в 1996 году. О чём идёт речь? Бывший главный редактор русской версии журнала «Форбс» П.Ю. Хлебников в своей книге «Крёстный отец Кремля Борис Березовский или история разграбления России» писал, что в соответствии с законом, расходы каждой партии и каждого кандидата на предвыборную кампанию не должны были превышать 3 млн. долларов.  Однако, по оценкам Службы безопасности президента России, на кампанию Ельцина было истрачено более 1 млрд. долларов. А данные вашингтонского мозгового треста «Центр по стратегическим        и международным исследованиям» свидетельствуют о том, что более 2 млрд. долларов было затрачено на ельцинскую избирательную кампанию.

К каким финансовым источникам дополнительного финансирования выборной кампании (объем которого значительно превышал установленные законодательством рамки) прибегал Кремль? Об этом прямо пишет в своих мемуарах бывший главный ельцинский охранник А.В. Коржаков, который, как руководитель Службы безопасности главы государства, имел доступ к материалам о финансовых операциях предвыборного штаба. По его словам, «ельцинская предвыборная кампания финансировалась за счёт тайных поступлений от Российских банков и финансово-промышленных групп, а также от отдельных предпринимателей. Эти деньги поступали в так называемую «чёрную кассу»; за них никто не отчитывался».  Коржаков отмечает, что «Березовский сразу стал основным распорядителем этой кассы».

   Также крупные суммы бюджетных денег были оставлены на счетах уполномоченных банков, которые могли ими свободно распоряжаться в течение нескольких месяцев (на полях отметим, что в число данных финансовых организаций входили банки Березовского («Столичный»), Ходорковского («Менатеп»), Потанина («Онексим») и т.д.). Но в виду того, что использование бюджетных средств для избирательной кампании прямо шло вразрез с законодательством, то эти средства пытались отмыть через олигархические империи. Последние вносили в предвыборную кампанию президента сотни миллионы долларов, получая в обмен суммы, многократно превышающие их взносы, в виде государственных субсидий. И это – в то время, когда многие граждане России месяцами не получали зарплаты и пенсии.

Как видим, речь шла об использовании бюджетных средств и для избирательной кампании, и для поддержки частных коммерческих структур (главным образом, «семибанкирщины»). И мы привели данные не из протестных заявлений левопатриотической оппозиции. Всё вышеперечисленное можно найти в воспоминаниях самого А.В. Коржакова, в целом ряде интервью его соратника по Службе безопасности президента В. Стрелецкого (т.е., в сведениях, оставленных приближёнными Ельцина, не Зюганова). Подробно обо всём этом писал и американский журналист, доктор наук Лондонской школы экономики П.Ю. Хлебников в своей вышеупомянутой книге.  Отметим также, что в июне 1996 года СБП совместно с ФСБ даже возбудила ряд уголовных дел по упомянутым событиям (речь о т.н. «коробке из-под ксерокса»). Данные расследования (которое в дальнейшем фактически «замяли») были явно не в пользу «семибанкирщины» и команды А.Б. Чубайса. Но об этом пойдёт речь в статьях, в которых будут рассматриваться события, произошедшие между двумя турами президентских выборов 1996 года.

Кроме представителей «семибанкирщины» кандидатуру Ельцина активно поддерживали руководители «ведущих мировых держав» (впрочем, ожидать с их стороны поддержки Г.А. Зюганова было бы наивностью). Так, весной 1996 года МВФ формально предоставил России кредит в размере 10,2 млрд. долларов на три года. Часть полученных денег пошла на предвыборную кампанию Ельцина, часть – на погашение долгов по зарплатам и пенсиям перед выборами. Однако Международный валютный фонд предоставил кредит отнюдь не в силу своего мифического желания России процветания. Нет. Ведь на протяжении предыдущих пяти лет (1991 – 1996 гг..), МВФ, несмотря на выполнение всех его установок ельцинско-гайдаровской командой, не предоставил транш, обещанный ещё в 1992 году. А теперь внезапно «опомнился»? Дело было обусловлено стремлением не допустить прихода к власти левопатриотической оппозиции, спасти ельцинский режим, который действовал в их интересах.

Не только МВФ, но и западные общественные, политические деятели также стремились влиять на избирательную кампанию. Как пишет П.Ю. Хлебников в своей книге, Ельцину помогали западные специалисты (например, Т. Белл, который в 1979 году провёл кампанию по выборам Маргарит Тэтчер). По словам П.Ю. Хлебникова, американцы предложили отслеживать выступления Зюганова, сбивать его с толку каверзными вопросами. Он же отмечает, как компания «Видео интернешнл» получила заказ на создание официальной рекламы предвыборной кампании – 15 рекламных роликов.

Фактически это было прямое вмешательство в наши внутренние дела со стороны США. Всё это сопоставимо с ситуацией 2004 и 2014 гг., когда «мировое сообщество» аналогичным способом вмешивалось в дела Украины, консультируя местных «евроинтеграторов», оказывая им активную финансовую и информационную поддержку.

Своё влияние на ход избирательной кампании оказали действия средств массовой информации. На полях заметим, что в последние годы некоторые представители «прогрессивной общественности» пытаются представить дело так, будто бы при Путине Кремль монополизировал СМИ, введя цензуру, а в ельцинский период (а точнее, во времена господства березовских, ходорковских, чубайсов и прочих) пресса якобы была свободной. Во-первых, была свобода лить грязь на наше Отечество, вести русофобскую и антисоветскую пропаганду (когда открыто очерняли Советский период истории, Великую победу 1945 года, прославляли русофобские режимы в странах СНГ, деятельность чеченских сепаратистов, ставили под сомнение такие ценности как мораль, мужество, талант, солидарность, патриотизм, справедливость). Вполне понятно, что в целях недопущения морально-нравственной деградации общества и утраты с его стороны веры в Отечество (а соответствующая пропаганды дополнительно убивает её), нужна определённая цензура. Во-вторых, анализ действий СМИ во время выборной кампании 1996 года полностью показывает, какими они были «свободными». Так, государственные телеканалы (например ОРТ) показывали новости, передачи и ролики, возвеличивающие Ельцина и дискредитирующие его политических противников. Каждый день в новостях показывали Ельцина, его многочисленные визиты в трудовые коллективы, в российские города, встречи с народом, как он выступал с многочисленными обещаниями. Т.е., вместо того, чтобы придерживаться принципа нейтралитета, представлять позицию всех кандидатов на высший пост страны, пресса заняла ангажированную позицию.

   Дело в том, что к тому времени СМИ попали в зависимость от Кремля и от «семибанкирщины». Так, телеканал ОРТ Березовского получал в годе более 200 млн. долларов виде государственных дотаций. Также надо отметить, что соратник Коржакова по СБП РФ полковник В. Стрелецкий, расследуя скрытые денежные потоки ельцинской избирательной кампании, установил, что самые большие деньги получало телевизионное начальство. Как отмечал Стрелецкий, среди документов, попавших в руки Службы безопасности президента, обнаружена бухгалтерская проводка за первую половину 1996 году на 169 млн. долларов, переведённых ОРТ Березовского. Подчёркиваем, что вышеизложенное – материалы не заявлений левопатриотических сил, якобы «нагнетающих обстановку», занимающихся «чёрным пиаром», как утверждали некоторые, а документально установленные данные приближёнными к Ельцину специальными органами.

      Даже конгрессмен от Штата Индиана Ли Хэмилтон в ходе слушаний в Конгрессе США по делу российской организованной преступности, прошедших в апреле 1996 года, заявил следующее: «Господин Ельцин полностью контролирует СМИ. Другого претендента (Зюганова) на телеэкранах вообще не показывают». 

Все вышеизложенные материалы также изложены в книге П.Ю. Хлебникова.

Как против Г.А. Зюганова и всей левопатриотической оппозиции велась настоящая информационная война, известно. В предыдущих главах мы доказали лживый характер антикоммунистической пиар-кампании 1996 года (в частности, как искажали позицию КПРФ, приписывали партии то, что она не предлагала). Здесь добавим, что ельцинский режим, в целях дискредитации коммунистов, прибегал также и к фальсификации истории, пытался представить Советский период как чреду сплошных провалов и преступлений. Основные мифы, которые в 1990-ые гг.. «свободные» СМИ формировали вокруг деятельности В.И. Ленина и И.В. Сталина, мы проанализировали в целом ряде статей, посвящённым событиям 1917 – 1940-х гг.. Поэтому повторяться нет смысла.
 Отметим, что на все обвинения в адрес КПРФ, которые были на неё вылиты в первой половине 1996 года,  коротко и ясно ответил П.Ю. Хлебников в своей книге. Хоть он и не был коммунистом по своим взглядам, тем не менее, он опроверг попытки приписать Зюгановской команде стремление реставрировать «режим ГУЛАГа, тоталитаризма». К сожалению, П.Ю. Хлебников тоже оценил «Советский коммунизм» как «тоталитарный» и «античеловечный», который якобы проводил «геноцид Русского народа» (как обстояло дело в реальности, мы подробно, с использованием достоверных источников, писали в отдельных статьях). В то же время он отметил, что «ко времени прихода Горбачёва к власти» Советский социализм «сильно изменился» (не «при Горбачеве», а перед его приходом). Павел Хлебников пишет, что «членами Компартии в 90-ые годы были в основном пожилые люди, стремившиеся сохранить систему социального обеспечения. Связывать режим Горбачёва, не говоря уже о коммунистической партии Зюганова, с ГУЛАГом, голодом и гражданской войной – это явный перебор». С последним утверждением вполне можно согласиться. Тем более, что два с половиной года спустя КПРФ делами доказала, что не является экстремисткой организацией, какой её пытались изобразить либералы, а также то, что реализация её идей благотворно влияет на состоянии России – речь идёт о политике правительства Е.М. Примакова и Ю.Д. Маслюкова, который до конца своих дней был одним из видных деятелей Компартии России, одним из идеологов в области социально-экономической политике.

Однако всё вышеизложенное было только началом решающей предвыборной схватки. Как борьба за президентский пост разворачивалась в дальнейшем, мы расскажем в следующих статьях.

Михаил Чистый.

 

 

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.