В предыдущей статье мы анализировали результаты первого тура президентских выборов. Там мы отметили, что у Г.А. Зюганова были огромные шансы выиграть во второму туре. В случае заключения союза с рядом политических деятелей, не прошедших во второй тур выборов (главным образом, с Александром Лебедем, набравшем в первом туре почти 15% голосов), шансы КПРФ на победу моментально бы возросли. Г.А. Зюганов официально обращался к А.И. Лебедю с призывом объединить усилия перед вторым туром выборов во имя общей работы на национальное возрождение России, укрепление государства и установления принципов социальной справедливости.

Впрочем, А.И. Лебедя звал в свой лагерь и Б.Н. Ельцин. Однако учитывая, что идейно-политические установки А.И. Лебедя были близки в большей степени КПРФ, а не т.н. «демократам» (об этом мы писали в предыдущей статье), а также то, что в прошлом он многократно критиковал действия Кремля (и гайдаровско-чубайсовские «реформы», и расстрел парламента осенью 1993 года, и развязывание войны в Чечне), ожидать от него поддержки Ельцина во втором туре приходилось меньше всего. Однако именно это и произошло.

   Так, 18 июня 1996 года президент Ельцин назначил А.И. Лебедя секретарём Совета безопасности РФ (вместе с Лебедем в Совет безопасности РФ перешёл и один из его соратников по КРО – С.Ю. Глазьев, став начальником управления экономической безопасности аппарата Совета безопасности РФ). И после этого Лебедь призвал своих избирателей голосовать во втором туре выборов за Б.Н. Ельцина. Александр Иванович объяснил свой выбор так: «У нас есть две идеи: есть старая, потасканная, изжившая себя, стоившая нам очень большой крови, бесчисленных страданий и жертв; есть новая идея – идея, к сожалению, на сегодняшний день очень скверно реализуемая, но она есть… И вот я выбираю новую идею».

Разве это похоже на бескорыстного политического деятеля, борющегося за идею, а не за материальные блага и привилегии?

Разумеется, он категорически неправ насчет оценки коммунистической идеи. Да при всех проблемах и ошибках, наша страна в Советский период достигла колоссальных успехов. В конечном итоге, мы до сих пор используем потенциал, созданный во времена СССР (и это в 2006 году признал один из идеологов Кремля В.Ю. Сурков). И никто не доказал, что левая идея себя «изжила». К примеру, если самолёт потерпел крушение, это отнюдь не означает, что следует отказаться от авиационного транспорта. Да, имели место проблемы в СССР, но для их устранения требовалось усовершенствовать советскую социалистическую систему, придать её более гибкий характер (как это успешно сделано в Китае с 1978 года, да и в Белоруссии при А.Г. Лукашенко), а не упразднять её.

Ну а насчёт «большой крови», то, скорей всего, под этим подразумевались т.н. «репрессии». Но даже официальные данные говорят о том, что в настоящее время (и в 1990-ые годы) в тюрьмах сидело в полтора-два раза больше, чем при И.В. Сталине. А сколько народу вымерло в 1990-ые годы, сколько людей вогнали в нищету, сколько пострадало от криминального беспредела? Об этом и речь. Также не следует забывать, что в 1930 – 1940-ые годы, разумеется, были и «перегибы», обусловленные и желанием карьеристки настроенных партийных деятелей «выслужиться» перед Центром, и провокацией  троцкистско-бухаринских контрреволюционеров, пробравшихся в органы НКВД. Но, параллельно с этим, было много настоящих шпионов, вредителей, диверсантов. Сегодня есть целый ряд доказательств, подтверждающих замешанность правотроцкистского блока в заговоре, в шпионаже в пользу Германии и Японии, во вредительстве, в подготовке покушений на Советских государственных деятелей, в попытке руками своих ставленников в РККА совершить захват власти в мае 1937 года. Нельзя забывать и о власовцах, бандеровцах, «лесных братьях» и т.д.

А.И. Лебедь не ограничился фактической клеветой в адрес Советского периода нашей истории. Давая характеристику лидеру КПРФ, он отметил, что Зюганов фактически является «настоящим социал-демократом», а его соратники в лице Илюхина, Макашова, Лукьянова, Варенникова – «сталинисты», «консерваторы» и т.д., поэтому, мол, он не может объединиться с ними. О том, кем вышеперечисленные деятели были в реальности, мы подробно писали в отдельной статье. Здесь коротко напомним: В.И. Илюхин, будучи видны прокурорским работником, выступал за принятие жестких мер по противодействию национал-сепаратистам в Прибалтике, пытался привлечь к уголовной ответственности М.С. Горбачева за предоставление независимости Эстонии, Латвии и Литве в обход законодательства, предусматривающего проведения референдума и этапов предоставления независимости в случае голосования народа «за» выход из СССР. И действия Илюхина можно только приветствовать. А.М. Макашов в годы «перестройки» открыто выступал против разрушения обороноспособности, предательства геополитических интересов, за укрепление властной вертикали, направленной на пресечение сепаратизма (в том числе и в Прибалтике). И в этом он молодец. Он «антисемитом» был? В одной из предыдущих статьей мы процитировали выдержку одного из его интервью, в которой он говорил о сионизме, а не о евреях как нации, подчеркнув, что среди них у него есть и друзья. Так ведь В.И. Ленин, будучи интернационалистом, тоже выступал против сионизма во время полемики с БУНДом, оценивая её как реакционную идеологию.  И ведь никто не обвиняет его в «русском национализме». А.И. Лукьянов, будучи председателем Верховного совета СССР, поддержал ГКЧП. Правильно сделал. Страна была на краю распада (республиканские лидеры её добивали, невзирая на итоги Всесоюзного референдума 17 марта 1991 года). И нужно было принять чрезвычайные меры, направленные на сохранение государственного единства. Тем более, что первым такую задачу поставил не кто иной как М.С. Горбачёв (сам в феврале 1991 года прямо заговорил о необходимости принятия чрезвычайных мер, сам 28 марта 1991 года на совещании в Ново-Огарёве сформировал состав ГКЧП, о чем вспоминали Ю.А. Прокофьев и А.И. Лукьянов ). Просто в решающий момент начал колебаться, а страна сильнее трещала по швам (точнее, её раскалывали).  Т.е. они тоже были вполне нормальными политиками.

Следует отметить, что в самом «Конгрессе русских общин» не все были согласны с призывом А.И. Лебедя голосовать за Ельцина во втором туре выборов. Так, один из его сопредседателей Д.О. Рогозин в своей книге «Враг народа» писал, что советовал Лебедю призвать своих сторонников голосовать во втором туре против всех кандидатов, т.е. одновременно отвергнуть и социалистическую модель, и модель дикого компрадорского капитализма. Это говорило о чем? О том, что совсем необязательно было, что лебедевскому призыву последуют абсолютно все, кто голосовал за него в первом туре выборов. Призыв поддержать Ельцина – всего лишь рекомендация, не прямой приказ. Ведь А.И. Лебедь перед первым туром выборов выступал как оппозиционный кандидат. И после этого все его сторонники автоматически перешли бы к Ельцину? Абсурд стопроцентный. Кстати говоря, данные ВЦИОМа свидетельствовали об этом. Согласно данным ВЦИОМа, лебедевскому призыву поддержать Ельцина во втором туре выборов  готовы были последовать 7-8% из 15% тех, кто голосовал за него. То есть, как минимум половина сторонников Лебедя не собиралась поддерживать Ельцина во втором туре выборов.

Тем не менее, Александр Иванович заявлял о своей готовности работать именно с тем президентом, которого выберет народ. Т.е., намекал на возможность сотрудничества с Г.А. Зюгановым в случае его победы на выборах. В этой связи он согласился встретиться с лидером КПРФ. Переговоры между ними прошли 19 июня 1996 года. Г.А. Зюганов и А.И. Лебедь пришли к выводу, что безопасность страны и общества требует принятия чрезвычайных мер. После встречи Г.А. Зюганов заявил журналистам о своём намерении включить Лебедя в состав своего правительства народного доверия. На вопрос, сохранит ли он пост секретаря Совета безопасности, Геннадий Андреевич заявил: «Безопасность важна и для левых, и для правых. Пусть Лебедь спокойно работает, ему будет предложена хорошая должность».

Как видим, Г.А. Зюганов готов был сотрудничать с А.И. Лебедем, предлагая сформировать правительство народного доверия, отражающее интересы разных слоёв общества. Но ельцинская администрация всеми способами препятствовала данной попытке.

В тот же день (19 июня 1996 года) Г.А. Зюганов провёл пресс-конференцию в Малом зале Государственной думы, на которой заявил, что он и его соратники рассчитывают на поддержку во втором туре со стороны большей части избирателей В.В. Жириновского и 2/3 избирателей А.И. Лебедя, поскольку «электорат не передаётся как крепостные».  Несмотря на открытый призыв Лебедя, а также начавшиеся после первого тура выборов колебания Жириновского (о них речь пойдёт в отдельной статье), ещё сохранялась надежда…

Но вернёмся к А.И. Лебедю. 18 июня 1996 года произошло, как тогда казалось, очень громкое событие. Дело в том, что А.И. Лебедь моментально кинулся в бой, стремясь изобразить из себя героя (в прошлом у него действительно были заслуги – в урегулировании ситуации в Приднестровье. Однако в данный конкретный момент он больше занимался саморекламой). Сперва отметим, что одним из условий, которые выдвигал А.И. Лебедь при назначении на пост секретаря Совета безопасности РФ, была отставка П.С. Грачёва с поста министра обороны (он критиковал Грачёва за разрушение армии). 18 июня 1996 года Павел Грачёв действительно был снят со своего поста. И во второй половине того же дня Лебедь провёл пресс-конференцию, на которой огласил сенсационную новость. Он заявил, что «сегодня уже одно конкретное дело решил». По словам Лебедя, «круги, близкие к министру обороны, попытались организовать «ГКЧП номер три», волну подняли». Но новый секретарь Совета безопасности якобы её погасил решительно и твёрдо. Он отметил, что «прокатился по штабам Московского военного округа и воздушно-десантных войск добился… полнейшей лояльности Вооружённых сил…».

Вечером того же дня в программе «Герой дня» Лебедь подтвердил своё заявление о раскрытом им заговоре военных и предотвращённом перевороте.

По словам секретаря Совета безопасности, 18 июня между 9-ю и 10-ю часами утра в комнате отдыха при кабинете Павла Грачёва, которого к тому моменту попросили написать рапорт об увольнении по собственному желанию, ряд высокопоставленных деятелей Министерства обороны «уговаривали министра обороны поднять войска по тревоге и тем самым оказать давление на президента». Лебедь заявил, что он «дал команду дежурному генералу Центрального командного пункта Генерального штаба, запретил ему передавать любые распоряжения министра обороны в войска». А.И. Лебедь отметил, что он также побывал в штабе Московского военного округа, отправил оттуда телеграмму, в которой «уведомил войска о смещении Павла Грачёва» и обратился к ним с просьбой «сохранять спокойствие и продолжать заниматься плановой боевой оперативной подготовкой».

Лебедь даже назвал конкретные имена заговорщиков. В их числе – первый заместитель начальника Генштаба (он же – начальник генштабовского Главного оперативного управления) генерал-полковник В. Барынькин, заместитель Главного автобронетанкового управления генерал-лейтенант В. Шуликов, начальник вооружения Министерства обороны генерал-полковник А. Ситнов, начальник Главного управления международного военного сотрудничества генерал-полковник Д. Харченко, помощник министра генерал-полковник В. Лапшов, помощник министра по связям с общественностью Е. Агапова. В список заговорщиков попал и министр обороны Грузии В. Надебаидзе, участвовавший в утреннем собрании.

Таким образом, у немалой части россиян сложилось впечатление, будто бы была угроза военного переворота, тщательно готовившегося соратниками П.С. Грачёва, вслед за которым могла бы разразиться смута. И А.И. Лебедь, по мнению некоторых, якобы совершил «мужественный поступок», приняв меры, направленные на пресечение попыток начать вооружённый мятеж.

Однако страна в это верила буквально несколько дней. Вскоре выяснилось, что никакого заговора военных и близко не было. Так, Министерство обороны РФ опровергло соответствующие слухи. А 20 июня 1996 года пресс-секретарь правительства РФ В. Коннов заявил, что ни о каком «ГКЧП-3», угрозу которого раздули средства массовой информации, речи не идёт. По его словам, для муссирования подобных слухов выбран не самый удачный момент. Как видим, то, о чем поведал всем А.И. Лебедь, опровергли и представители Минобороны (даже несмотря на приход нового руководства, в интересах которого и было раздуть подобные слухи, направленные на дискредитацию прежнего начальства), и представители кабинета министров (т.е., президентской стороны, в интересах которого также было распространять соответствующие разговоры, которые могли способствовать укреплению их власти, введения чрезвычайного положения с последующим срывом второго тура президентских выборов).

В свою очередь, Государственная дума РФ, проведя соответствующее расследование, также установила, что разговоры о «военном заговоре соратников П.С. Грачёва» были дезинформацией. Так, заместитель председателя парламентского комитета по обороне, член фракции КПРФ Михаил Сурков заявил в интервью радиостанции «Эхо Москвы» о том, что армия на стороне президента. Он подчеркнул, что его беседы в Генштабе и в штабе Московского округа убеждают, что командный и офицерский состав не предпринимал активных действий для организации государственного переворота.

 Несколько дней спустя, 26 июня 1996 года, на своей пресс-конференции подробно о т.н. «генеральском заговоре» рассказал председатель Комитета Государственной думы по безопасности, член фракции КПРФ Виктор Илюхин. Он заявил, что слухи о заговоре возникли на пустом месте. По словам Илюхина, после отставки Грачёва ряд офицеров действительно собрались в его кабинете. Были соболезнования, употребления спиртного, критика действий А.И. Лебедя. С учётом того, что Грачёв, по их мнению, много полезного сделал для армии, ряд генералов предлагали обратиться к личному составу Вооружённых сил, чтобы он, в свою очередь, обратился к президенту с просьбой вернуть Грачёва. Вот и весь «заговор». По словам В.И. Илюхина, никаких распоряжений, никаких команду в войска не отдавалось.

Зачем  тогда Лебедю нужно было сочинять миф о заговоре военных? Версия В.И. Илюхина такова: «… Александру Лебедю сегодня, как никогда, нужен имидж – имидж великого, крутого человека, спасителя России. Это первое. И второе: ему нужно подправить свой имидж после того, как он переметнулся в стан президента…». Виктор Илюхин отметил, что «несомненно, этот шаг отторгнул от него значительную часть электората – тех россиян, которые отдали свои голоса за Лебедя. Вот поэтому его сегодня и преподносят как спасителя России, как человека, способного в одиночку навести порядок в России».

Как видим, представители и Министерства обороны, и ельцинской команды, и комитеты Государственной думы, возглавляемые представителями КПРФ, пришли к одинаковому заключению. Следовательно, никакого заговора соратников П.С. Грачёва в реальности не было. И потом, если имела место попытка военного переворота, то почему секретарь Совета безопасности не поручил правоохранительным органам расследовать деятельность его инициаторов? Данное обстоятельство тоже говорит о многом…

Отметим также, что расчёты А.И. Лебедя на то, что можно временно объединиться с ельцинской командой, а потом, после победы над коммунистами, ему удастся обыграть либералов, поскольку Кремль воспримет его в качестве «конструктивной цивилизованной оппозиции» (следовательно, не станет вставлять палки в колёса), не оправдались. В дальнейшем, после того, как  Лебедь начал выступать с программой социально-экономического развития России, альтернативной правительственной и начал заявлять о коррупции в высших эшелонах власти, его моментально отправили в отставку, обвинив во всех смертных грехах.

  Годы спустя на аналогичные грабли наступили его соратники по «Конгрессу русских общин» – С.Ю. Глазьев и Д.О. Рогозин. Отказавшись от формирования единого предвыборного списка народно-патриотического блока (он должен был состоять из КПРФ, аграриев, политических партий и движений, входящих в состав НПСР), они при поддержке администрации президента создали свою политическую силу – блок «Родина». Кремль также раскручивал его с тем, чтобы оттянуть часть голосов у КПРФ. После прохода в Государственную думу Д.О. Рогозин призвал сторонников «Родины» поддержать В.В. Путина на президентских выборах. Он тоже надеялся на то, что «единороссы» воспримут его как «ответственного и конструктивного оппозиционера», не как «коммуниста» и «революционера» и не как «агента Госдепа», «либерала» и т.д. Он критиковал политику правительства и «партии власти», выдвигал свои предложения, поддерживая ряд отдельных действий Кремля. В конечном итоге власти, видя нарастание авторитета партии «Родина», фактически раздавили её. История во многом аналогичная той, которая произошла с А.И. Лебедем в 1996 – 1997 гг.

Однако выдумка о «заговоре военных» была мелочью в сравнении с другим громким событием, произошедшем между двумя турами выборов президента. Речь идёт о т.н. «коробке из-под ксерокса». Но об этом мы будем писать в следующей статье.

Михаил Чистый

 

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.