3 июля 1996 года состоялся второй тур выборов президента Российской Федерации. В этот день вся страна с замирание сердца ожидала оглашения результатов голосования. Дело в том, что тогда никто не мог точно спрогнозировать, какими будут результаты выборов. Но это на первый взгляд. Если учитывать, что между двумя турами произошли три ключевых события, о которых речь шла в предыдущих статьях, то можно было предположить, что ни какой победы ельцинской команде не светило.

Напомним, что, во-первых, речь идёт о скандале с противозаконным использованием ельцинским предвыборным штабом бюджетных средств для избирательной кампании (о деле т.н. «коробке из-под ксерокса»). После того, как председатель Комитета Государственной думы по безопасности В.И. Илюхин на своей пресс-конференции обнародовал материалы следствия по данному делу, вся страна увидела, как президентское окружение открыто разворовывает национальное достояние. А Ельцин прямо встал на сторону команды Березовского – Чубайса. Во-вторых, очередной инфаркт Ельцина. Хотя его предвыборный штаб и контролируемые им СМИ прилагали все усилия, направленные на то, чтобы опровергнуть данную информацию и даже создали видимость работоспособности президента, обустроив его домашнюю гостиную как рабочий кабинет, в которой он провел пресс-конференцию, слухи о сердечном приступе все равно распространялись. Многие не верили россказням ельцинских соратников. За последний год это был далеко не первый случай серьёзной болезни президента. Это раз. Оговорка С.А. Филатова о том, что президент обратиться к избирателям после того, как у него «восстановиться голос», наводила многих на мысль, что речь идёт о гораздо более серьёзном, чем обычная простуда и т.д. Это два. В-третьих, после фактического присоединения В.В. Жириновского к ельцинскому лагерю часть т.н. «демократического электората» решила отдать свои голоса Г.А. Зюганову, исходя из принципа «наименьшего зла» (с их точки зрения).

  В то же время уже тогда было очевидно, что не всё пройдёт по честному. Прежде всего, неравный доступ кандидатов к СМИ позволял прийти к данному умозаключению. Так, руководитель предвыборного штаба Зюганова Валентин Купцов заявил в эфире радиостанции «Эхо Москвы» 3 июля, что «кандидаты были поставлены в неравные условия по степени воздействия на избирателей». Он добавил, что руководство телеканала ОРТ даже отказывалось предоставить лидерам народно-патриотической оппозиции телеэфир, когда они этого требовали.

Следует также добавить, что, помимо неравного доступа к СМИ, дело было обусловлено мощной чёрной пиар-кампанией, развязанной Кремлём и «семибанкирщиной» против КПРФ. Сюда относится и очернение, фальсификация, передёргивание Советского периода нашей истории, искажение программных установок левопатриотической оппозиции, дискредитация самих лидеров КПРФ. К сожалению, многие граждане России наивны и верят любому слову…

Разумеется, уже непосредственно в день голосования (3 июля) в избирательном штабе Г.А. Зюганова заявили о многочисленных телефонных звонках наблюдателей и избирателей, которые докладывали о множестве фактов «агитации сторонников Бориса Ельцина на избирательных участках», а также о «неточностях в списках избирателей».

Первые предварительные результаты голосования были оглашены в 23.30. А окончательные – 4 июля в 5.30 утра. Практически они не отличались. По официальным данным, первое место занял Б.Н. Ельцин, набрав 53,82% голосов, второе местоГ.А. Зюганов, набрав 40,31% голосов.

Тем не менее, в ряде субъектов Российской Федерации первое место занял лидер КПРФ — В Астраханской, Белгородской, Воронежской, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Оренбургской, Орловской, Пензенской, Псковской, Рязанской, Саратовской, Смоленской, Тамбовской, Ульяновской, Читинской, Курганской, Курской, Липецкой, Кировской, Костромской, Брянской, Амурской, Волгоградской областях, в Ставропольском, в Алтайском, в Краснодарском краях, в Бурятии, в таких республиках как Адыгея, Карачаево-Черкессия, Марий-Эл, Мордовия, Северная Осетия, Чувашия и т.д.

Вечером того же дня (4 июля) Г.А. Зюганов на своей пресс-конференции заявил, что не считает результаты выборов своим поражением, поскольку в нынешней ситуации в России «победителей быть не может». Лидер КПРФ также отметил, что успех противоположной стороной был достигнут «в результате грубых нарушений избирательного законодательства», «в условиях невиданного информационного устрашения», «невиданной мобилизации государственных средств и возможностей».

Зюганов подчеркнул, что «более 40 процентов избирателей проголосовали за Народно-патриотический блок, тем самым подтвердивший свою высокую общественную значимость…». Фактически «в стране сформировалась двухпартийная система: это Народно-патриотический блок, который выдвигает идеалы законности и справедливости, и партия власти, которая не имеет чёткой политической структуры».

  Но не все соратники Г.А. Зюганова придерживались данного мнения. Так, входивший в состав Народно-патриотического блока «Российский общенародный союз» С.Н. Бабурина в своём заявлении отметил, что коалиция якобы недооценила, в какой степени россияне отрицают коммунистическую идеологию. С.Н. Бабурин заявил, что нежелание возвращаться в прошлое для большинства Российских граждан оказалось сильнее их собственной жизненной неустроенности и недовольства существующей властью. По его мнению, основная причина неудачи на выборах – «переоценка левых настроений у большинства населения» и «гипертрофированная роль КПРФ в коалиции».

   На самом деле данное утверждение было дискуссионным. Не следует забывать, что на выборах в Государственную думу, прошедших 17 декабря 1995 года, первое место заняла именно КПРФ. Также нельзя опускать факт использования ельцинским режимом административного ресурса, неравного доступа кандидатов к СМИ, развёртывания мощного чёрного PRа против левопатриотических сил.

И потом, если бы даже народно-патриотический блок кандидатом в президенты выдвинул бы не представителя КПРФ, а какого-нибудь национально-ориентированного буржуазного политика вроде Сергея Бабурина, Александра Руцкого, Станислава Говорухина, Алексея Подберёзкина и прочих, то власть бы использовала аналогичные противозаконные меры и чёрный PR в борьбе против них. Но об этом мы подробнее скажем ниже.

В свою очередь, представители противоположной стороны также провели итоговую пресс-конференцию. Речь идёт о брифинге руководителя предвыборного штаба Ельцина Анатолия Чубайса (несколько дней спустя был назначен руководителем Администрации президента РФ). Он в очередной раз (даже после выборов) начал лить потоки клеветы в адрес левопатриотических сил. По его словам, если бы на выборах победил Зюганов, то уже «в ночь на 4 июля начались бы обыски и аресты». Отвечаем сразу: ничего подобного не планировалось. Напротив, было бы сформировано коалиционное правительство национального согласия, которое приступило бы к изменению курса. Через несколько месяцев первые позитивные плоды новой политики были бы уже заметны (события сентября 1998 – мая 1999 гг. недвусмысленно свидетельствуют об этом). Более того, в предыдущих статьях мы показали, как многие (если не основная часть) высокопоставленных государственных деятелей, в том числе и те, которые поддерживали Ельцина, были готовы сотрудничать с Геннадием Андреевичем Зюгановым как с президентом, избранным народом.

А вот проводить судебно-следственные действия в отношении тех, кто грабил государство, — это обязательно было бы (как и положено в любом правовом государстве – что в социалистическом, что в капиталистическом: нанёс ущерб обществу – отвечай по закону). К «семибанкирщине» и к ельцинской администрации это тоже относилась. Во-первых, недавняя история с «коробкой из-под ксерокса» много стоила. Речь шла о расхищении бюджетных ресурсов – о прямом вредительстве. Разумеется, Чубайс как руководитель ельцинского штаба тоже нёс ответственность за происходящее. Во-вторых, проведённые полгода назад «залоговые аукционы» тоже были осуществлены с нарушением законодательства (это и перевод бюджетных средств на счета коммерческих банков для того, чтобы они «приобрели» компании, и продажа по заниженной цене, и определение победителя конкурсов заранее с дисквалификацией конкурентов).

О том, что «залоговые аукционы» имели коррупционную составляющую, свидетельствуют материалы докладов Счётной палаты от 1995 и 2004 гг., результаты судебного процесса над гарвардскими специалистами, работавших соратниками руководителя Госкомимущества (он проходил в США в 1996 – 1997 гг), ход и итоги дела Bank of New York в 1998 – 2001 гг.. Напомним также, что даже банкир В. Виноградов, чей «Инкомбанк» не был допущен к данным операциям, пытался опротестовать в суде итоги аукциона по продаже «Сибнефти» и «Юкоса», заявляя о том, что они сфальсифицированы. Ну а то, что нефтяные и газовые компании якобы были в состоянии банкротства, поэтому и продали, как утверждают некоторые, по заниженной цене, — при этом забывают, что олигархи сами (через своих посредников) обанкротили их (о том, как это делалось, сам Березовский «хвастался», говоря о трёх этапах приватизации).

И дело не в том, что якобы пытались найти «эффективного собственника» и т.д. Нет! Власть просто позаимствовала у банкиров деньги, отдав им на халяву сырьевые компании – в условиях приближающихся выборов. Уже тогда Кремль рассматривал варианты использования большего количества финансовых ресурсов (размер которых превышал максимально допустимый уровень) для избирательной кампании, для информационного устрашения населения.

А что касается «эффективных менеджеров» — то о доведении олигархами до ручки захваченных ими отраслей, про уклонении ими от уплаты налогов, про проедание сырьевых ресурсов сегодня не говорит только ленивый – даже часть «деловой прессы» и даже некоторые представители власти. А что касается их мнимого «успеха» в 2000-ые годы, когда они имели «высокоприбыльные показатели» и т.д. – то это было обусловлено высокими ценами на энергоносители на мировом рынке (это и обуславливало стремительное наращивание объемов экспорта). Но внутри страны сырье продавалось по завышенным ценам, что затягивало петлю на шее как населения, так и национальной экономики. Да и про низкий уровень производительности труда и темпов геолог разведывательных работ тоже все знали (об этом свидетельствовали даже данные Росстата и Госкомстата). И как только нагрянул мировой кризис, так вчерашние «эффективнейшие собственники» в один миг оказались на грани банкротства (в 2008 – 2009 гг. их положение резко отличалось от положения остальных хозяйствующих субъектов – причем в худшую сторону). И власть начала спасать их, оказывая колоссальную финансовую поддержку на беззалоговой основе (с привлечением средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния). Формально правительству в тот момент удалось избежать социального взрыва, удалось не допустить перехода стратегических предприятий в собственность иностранных кредиторов, но ценой консервации прежней неэффективной модели экономического развития. Даже в т.н. «развитых капиталистических странах» власти проводили национализацию ключевых отраслей (например, в США фактически национализировали «Дженерал моторз», страховую компанию AIG и ипотечные гиганты Fannie Mac и Freddi Mae).

И потом, вчерашние защитники итогов криминальной приватизации 90-х годов (те, кто на щит поднимал Березовских и Ходорковских), когда были оттеснены от властной кормушки, в своих антипутинских докладах стали разоблачать деятельность олигархов из кооператива «Озеро» вроде Тимченко, Ковальчука (а подчас и Абрамовича) (в т.ч. и схемы приватизации банком Юрия Ковальчука активов «Газпрома», во многом аналогичные тем, что были применены во время «залоговых аукционов») и требовать проведения независимого судебного расследования деятельности чиновников и бизнесменов, близких к нынешнему президенту. Следовательно, их истерия в 1990-ые годы о «непредсказуемых последствиях» в случае попытки привлечь к ответственности за махинации ельцинское окружение была не более, чем демагогией.

   Именно эти силы и способствовали переизбранию Б.Н. Ельцина на второй срок. Всем было очевидно, что Борис Ельцин был больным человеком и в таком состоянии здоровья уже не мог решать вопросы государства. Теперь правили бал березовские, чубайсы, ходорковские и другие деятели, которых народ не выбирал и никогда не выбрал бы.

Но вернёмся к вышеупомянутой пресс-конференции Чубайса, прошедшей 5 июля 1996 года. Он потребовал от Зюганова сменить название партии, отказаться от коммунистической идеологии (хотя от Китайской, Вьетнамской и Кубинской компартий никто этого не требует – прим. авт). Также Анатолий Чубайс заявил, что якобы должна быть создана «оппозиция с человеческим лицом». Однако дальнейший ход событий показал, что если бы вместо КПРФ правящему режиму противостояла какая-нибудь социал-демократическая или национально-патриотическая партия, то её также обвинили бы во всех смертных грехах. Аналогичным образом обвиняли бы в «левом радикализме», «в сталинизме», в «пропаганде красно-коричневых идей», «в расшатывании обстановки» и т.д. Соответствующим образом использовали бы административный ресурс. Ровно это и происходило во время выборов в Государственную думу в 1999 году, когда Кремль и олигархи оказывали давление на блок Примакова – Лужкова «Отечество – вся Россия» с использованием всех вышеперечисленных мер. То же самое наблюдалось и во время выборов в Государственную думу в 2003 году, когда лидеры «правых» обвиняли блок «Родина» Глазьева и Рогозина в «левом радикализме» за идею перераспределения природной ренты (хотя данная мера успешно практикуется и в Норвегии, и в Арабских эмиратах, да и в дореволюционной России П.А. Столыпин во многом предпринимал аналогичные шаги), за поддержку действий против всесилия олигархических структур – главным образом, против «Юкоса» (которые также поддерживал коррупционные отношения с властью, что видно как и по «залоговым аукционам», так и по скупке Ходорковским и его соратниками Государственной думы с целью лоббирования законов, ставящих сырьевых монополистов в привилегированное положение). Ну а Д.О. Рогозина они обвиняли чуть ли не в «национализме», в «фашизме» за идею защиты интересов соотечественников, проживающих за рубежом (особенно в Прибалтике), за поддержку контртеррористической операции в Чечне, за попытку отстоять остров Тузла в Керченском проливе.

Надо также отметить, что чубайсовцы были не первыми, кто записывал в «крайне левые радикалы» как коммунистов, так и национально-ориентированные буржуазные силы. Канадская журналистка Наоми Кляйн в своей книге «Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф» пишет следующее: «Под давлением заинтересованных корпораций в американской и британской внешней политике возникли группировки, которые хотели поставить девелопменталистские правительства в ситуацию бинарной логики холодной войны. Эти люди говорили: нас не должна обманывать видимость умеренности и демократии – национальные движения третьего мира есть первый шаг к тоталитарному коммунизму, так что их надо пресечь в корне». Вполне понятно, что аналогичная тактика применялась и против руководимого Р.И. Хасбулатовым Верховного совета РФ в 1993 году, и против возглавляемого Г.А. Зюгановым Народно-патриотического блока в 1996 году. Следовательно, какую альтернативу компрадорским силам не выдвигай, реакция их будет одинаковой…

Также было бы неверным утверждать о том, что КПРФ якобы не предпринимала абсолютно никаких мер, направленных на противодействие произволу ельцинской команды. Так, коммунисты подали в Верховный суд РФ на власти Татарстана по поводу нарушений во время президентских выборов. В результате Верховный суд Российской Федерации установил, что в Татарстане у Зюганова было «украдено» 600 тысяч голосов. К кому они перешли – нетрудно догадаться. Обращаем внимание: только на территории одного субъекта РФ у лидера КПРФ «стащили» 600 тысяч голосов – больше половины миллиона. А что тогда говорить о других российских регионах? И ни один чиновник не был привлечён к уголовной ответственности, даже не был отправлен в отставку – отделались только лёгким испугом.

По пришествии лет постепенно выясняется ряд других «интересных» обстоятельств. Так, 16 сентября 1996 года «Парламентская газета» опубликовала интервью сбывшим главой СБП РФ А.В. Коржаковым, который работал с Ельциным и знал всю подноготную. Говоря про Бориса Николаевича, он отметил, что мы все получили «не личность, а больного, капризного человека с пустыми обещаниями. Тем более, что Зюганов на тех выборах получил голосов объективно больше, чем Ельцин. Но сработала государственная машина, счётная комиссия, и сегодня мы имеем то, что имеем».

  А в своём недавнем интервью от 1 июля 2016 года Коржаков заявил, что тогдашний председатель Центризбиркома Николай Рябов распорядился уничтожить множество избирательных бюллетеней.

По мнению американских источников из Агентства национальной безопасности (США, как известно, контролировали ельцинский режим и поддерживали его, следовательно, знали все его тайны), Б.Н. Ельцину приписали до 8 миллионов голосов.

А по словам ряда современных оппозиционных политиков (Сергея Бабурина, Сергея Удальцова и других), в феврале 2012 года, во время своей встречи с тогдашним президентом России Д.А. Медведевым, они услышали от последнего аналогичные оценки итогов выборов 1996 года.

Мы не можем точно утверждать, какими были подлинные результаты второго тура голосования, но то, что и в 1990-ые годы выборы не были честными и свободными, свидетельствует множество фактов, ранее приводившихся как в данной статье, так и в предыдущих. Речь идёт как о выборах президента 1996 года, так и о выборах в Государственную думу в 1999 году. Об этом представители нынешней «либеральной оппозиции» умалчивают, объясняя народу, что достаточно убрать нынешнюю «партию власти» и всё будет идеально. Но как было на самом деле при них, мы подробно показали.

Правда, в ответ на это идеологи «демократического лагеря» начинают указывать на то, что в 1996 году международные наблюдатели якобы отметили, что голосование в целом прошло без нарушений. Об этом, в частности, пишет либеральный публицист О.П. Мороз в своей книге «Как Зюганов не стал президентом». Но это рассчитано на наивных людей. В настоящее время очевидно, что Запад к идеям демократии и честных выборов никогда не относился всерьёз. Начать с того, что у них самих со всем этим далеко не всё безоблачно – скорее наоборот. Чтобы в этом убедиться, достаточно почитать статью бывшего помощника министра финансов США Пола Крейгса Робертса «Россия под ударом». Это во-первых. Во-вторых, в документальном фильме «Империя добра» отставные американские политические деятели и отставные разведчики давали интервью, в которых указывали, что для США основной ценностью является не политическая свобода, а свободный рынок. И демократической страной они считают ту, власти которой поставили местную экономику на службу американским ТНК (особенно природные богатства). В случае, если руководство ряда государств отказывается действовать в их интересах, то Вашингтон их быстро запишет во «враги демократии», обвинит во всех смертных грехах, начнет распространять слухи и дезинформацию и т.д.

Поэтому понятно, почему в одних случаях «международные наблюдатели» закрывают глаза на нарушения на выборах (даже в случае их огромного количества), а в других, при небольших отклонениях – поднимают шум о «диктатуре». Достаточно вспомнить, как в ноябре 2004 года «мировое сообщество» трубило на весь мир о «фальсификации выборов на Украине», когда победу одержал не В.А. Ющенко, а В.Ф. Янукович. А на нарушения законодательства, допущенные в третьем туре голосования, прошедшем в декабре 2004 года (когда, например, многие жители Юго-Востока Украины не находили себя в избирательных списках), они закрыли глаза… Следовательно, побеждают ставленники международного капитала – для Запада это «торжество демократии и справедливости», проигрывают они – «авторитаризм», «произвол», «узурпация власти» и т.д.

На этом основании западные наблюдатели и проигнорировали многочисленные нарушения во втором туре президентских выборов в 1996 году.

Далее, не следует забывать, что те же «международные наблюдатели», проигнорировав многочисленные нарушения на выборах, признали факт неравного доступа к СМИ кандидатов на пост президента. Так, руководитель делегации от Европарламента Констанция Крель заявила, что в прессе и на телевидении «не были обеспечены равные условия для кандидатов в президенты, предпочтение отдавалось Борису Ельцину». Вместе с тем, она высказала предположение, что это якобы не сильно повлияло на исход голосования. В таком же духе выступили главы делегаций от ОБСЕ, от Совета Европы и т.д.: якобы имел место неравный доступ к СМИ, но это, якобы, никак не сказалось на итогах выборов.

Как видим, они фактически «простили» это ельцинскому режиму. А как же их «твёрдая приверженность» принципам «политической конкуренции», «свободы слова» и т.д.? Когда речь идёт о властях, которые отказались следовать в фарватере мирового империализма, за такие действия западные политики готовы пригвоздить к столбу. А когда речь идёт о проводниках их интересов в разных странах, так сразу оценивают как «мелочь» и т.д. Как сказал в своё время Рональд Рейган про Сомосу : «Он мерзавец, но он наш мерзавец» (хотя слова в реальности были более крутыми – прим. авт). Ровно этим же принципом они руководствовались и во время оценки действий ельцинского режима в 1996 году.

Более того, глава делегации наблюдателей от Европарламента заявила, что неравенство информационных возможностей якобы является обычным делом и для «демократических стран». По её словам, «во Франции… или в Германии, действующий президент и канцлер всегда имеют преимущества перед теми, кто лишь добивается этих постов». Что и требовалось доказать! Тем самым она признала то, что в самом Западе тоже далеко не всё чисто с точки зрения равных возможностей кандидатов. Таким образом, их двойные стандарты налицо.

Только лишь неравный доступ кандидатов к эфиру прессы и телевидения был основным «промахом» СМИ? А мощный чёрный пиар политических оппонентов? А отказ Ельцина от участия в теледебатах (например, его отказ от предложения встретиться с Г.А. Зюгановым в прямом телеэфире)? А противозаконный отказ предоставить телеэфир Геннадию Зюганову и его соратникам перед вторым туром президентских выборов? И всеми этими процессами заправляла администрация президента и близкая к ней группа лиц – «семибанкирщина».

Это показывает, какая была т.н. «свобода прессы» при березовских, чубайсах и прочих. Да в середине 1990-х годов они установили над ней контроль. Так, Б.А. Березовский в мае 1996 года сам проговорился, заявив, что не верит в ту свободу прессы, какой её представляют «некоторые идеалисты». Доминирование одной точки зрения во время избирательной кампании 1996 года тоже говорит о многом.

Правда, в телепередаче «Исторический процесс» в феврале 2012 года Ирина Ясина заявила, что якобы журналисты, осознав перспективу прихода коммунистов к власти, якобы объединились и начали вести агитацию против них, поскольку боялись «возвращения цензуры» и т.д. На этом основании пытаются доказать, будто никакого давления на СМИ во время выборов 1996 года не было. Это прямая попытка ввести народ в заблуждение. Всё было с точностью, да наоборот. Так, вышеупомянутый О.П. Мороз в своей книге «Как Зюганов не стал президентом» приводит свою запись, сделанную 18 декабря 1995 года, в которой отмечено, как основная масса журналистов, предвидя победу КПРФ на выборах, часто брала интервью у Геннадия Зюганова, задавала ему «удобные вопросы». По его словам, пресса пыталась «доказать всему миру», что Зюгановцы – «коммунисты с человеческим лицом». Это в конце 1995 года. А в начале 1996 года действия СМИ изменились на 180 градусов. Это тоже говорит о многом (в частности, о манипуляции СМИ).

Вот что писал об этом в июне 1996 года Александр Минкин в своей статье «Сумерки свободы», опубликованной в «Новой газете»: «С невероятной скоростью демократические СМИ потеряли своё лицо. Если бы взять июньские номера газет и на машине времени отвезти в январь 1996, всего на полгода назад, то родные редакции не поверили бы глазам, сказали бы: бред! Не может быть никогда! Увы, может… Статьи о Зюганове не отличаются от статей об иудушке-Троцком, о врачах-убийцах. Пишут – «раздавите проклятую гадину», не замечая, что цитируют Вышинского. И карикатуры те же: жуткая ползучая тварь, дракон, выползший из подшивок «Правды» 1937 г. в демократические газеты 1996-го». Минкин в конце статьи отметил, что «когда на советскую землю с небес спустилась свобода – самыми любимыми и верными её учениками стали журналисты. Но жареный петух ещё не клюнул, как случилось то самое отречение, которое называется предательством».

На полях заметим, что в то время не было не только равных условий во время выборов, но и в экономике. Про то, как «свои» присвоили лакомые куски государственной собственности на «залоговых аукционах», как они присваивали бюджетные средства, используя на ведение избирательной кампании (речь, в частности, об истории с «коробкой из-под ксерокса»), мы писали выше. А как поступали с теми «игроками», которые не принадлежали к лагерю «реформаторов»? Выше мы многократно писали, как у «Инкомабанка» Владимира Виноградова, пытавшегося оспорить в судебном порядке итоги «залоговых аукционов» (после того, как его дисквалифицировали, они в прессе называл их сфальсифицированными), в конечном итоге была отозвана лицензия. Аналогичным образом поступили и с «Тверьуниверсалбанком», руководимом Н.И. Рыжковымон в 1996 году был одним из ближайших соратников Г.А. Зюганова по народно-патриотическому блоку).

Так обстояло дело в реальности в 1990-ые годы. Это следует учитывать тем, кто полагает, будто в случае реванша касьяновых, навальных и ходорковских снова расцветёт «демократия» и «свобода», «честная конкуренция» и т.д. Каким образом? Да они займутся переделом собственности в свою пользу, дальше разграбят Россию и не просто продолжат экономическую политику «вашингтонского консенсуса», но и усугубят её. А в условиях нарастания недовольства для продолжения неолиберально-западнического эксперимента, отвергаемого народом, им придётся… Что придётся делать – видно на примере действий нынешних «евроинтеграторов» на Украине в течение последних двух лет.

Разве дело было только в действиях СМИ (единственное, о чём говорили международные наблюдатели)? Это очень напоминает отработанный приём профессиональных уголовников. Когда их обвиняют в грабеже и убийстве – они признают себя виновными только в грабеже. Когда их обвиняют в краже со взломом – они признают себя виновными исключительно во взломе. Так и здесь. Не только действия СМИ, не только фальсификации выборов, но и административный ресурс, противозаконное использование бюджетных средств для избирательной кампании – всё это то, в чём был замешан ельцинский клан в 1996 году.

*     *     *

В заключение данной статьи отметим, что неудача КПРФ на выборах 1996 года нельзя назвать окончательной и бесповоротной. В апреле 1997 года, на IV съезде Коммунистической партии Российской Федерации, был взят курс на всеобщую политическую стачку с требованием отставки Ельцина, формирования правительства народного доверия. Тем более, что в условиях усугубления кризиса в стране ширилось забастовочное движение. И в 1997 – 1998 гг. КПРФ вместе со своими союзниками по Народно-патриотическому союзу России (НПСР) провела чреду крупных общероссийских акций протеста – особенно летом 1998 года. И данные меры принесли результаты. Дело в том, что после событий 17 августа 1998 года ельцинский режим (под давлением народных выступлений) временно передал рычаги управления своим политическим противникам. Правительство возглавил Е.М. Примаков, а его первым заместителем, который курировал вопросы экономической политики, стал Ю.Д. Маслюков.

Хотя они продержались всего восемь месяцев, но за небольшой срок они оттащили Россию от края пропасти, привели экономику в работоспособное состояние, стимулировали развитие отечественного производства. А самое главное – предотвратили развитие процессов, ведущих к окончательному обнищанию населения, начав впервые с 1991 года уделять определённое внимание социальной сфере. Данный позитивный результат был следствием частичной реализации социально-экономической программы Компартии России.

Таким образом, в 1998 – 1999 гг. КПРФ делами доказала свою способность управлять Россией, жизнеспособность левых идей, а также то, что она не принадлежит к «крайне левым экстремистам». Тем самым Компартия России развеяла множество мифов среди основной массы народа, которые внушались ему на протяжении 1990-х годов, особенно во время избирательной кампании в 1996 году.

Михаил Чистый

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.