В настоящее время, когда буржуазная модель экономического и политического развития окончательно продемонстрировала свою несостоятельность, на повестку дня встаёт вопрос о необходимости кардинальной смены курса. Большинство граждан России осознаёт необходимость Ресоветизации. Результаты социологических опросов населения, а также многочисленных «онлайн-голосований» свидетельствуют об этом.

На сегодняшний день имеется альтернативная программа социально-экономического развития России, выдвинутая КПРФ. Напомним, что она разработана на Орловском экономическом форуме, прошедшем в феврале нынешнего года, а также на Всероссийском совете трудовых коллективов с участием экспертов, учёных-экономистов, представителей профсоюзов, органов государственной власти, руководителей производственных предприятий. Жизнеспособность экономической программы Компартии России доказана успешным результатом политики Примакова – Маслюкова в 1998 – 1999 гг. Об этом мы писали в отдельной статье.

Однако правящие буржуазные круги, стремясь не допустить реализации альтернативной программы развития России и прихода к власти политических сил, способных её реализовать, прилагают все усилия, направленные на дискредитацию как самих предложений КПРФ, так и самой партии. Дело не ограничивается запугиванием избирателей «ужасами революции», «рецидивом тоталитаризма», «неэффективностью социалистической экономики» и т.д. В настоящее время власть начала раскалывать левое движение, создавая множество незначительных «коммунистических» партий и движений, трубящих на весь мир об «оппортунизме» и «контрреволюционности» КПРФ. В качестве доказательства своих гнусных тезисов отщепенцы нередко напоминают участие представителей КПРФ в кабинете министров Е.М. Примакова в 1998 – 1999 гг.

Казалось бы, деятельность данного правительства, частично реализовавшего социально-экономическую программу КПРФ и оттащившего Россию от края пропасти, должна позитивно оцениваться. Однако некоторые представители левого движения полагают, что КПРФ, настояв в 1998 году на необходимости формирования правительства народного доверия, предложив своих кандидатов на пост премьер-министра, возглавив само правительство, якобы «удушило революцию». По мнению «горячих голов», в конце 1990-х годов в России ширилось протестное движение, участники которого требовали отставки Ельцина. А Компартия вместе с остальными народно-патриотическими силами, реализовав альтернативную социально-экономическую программу, якобы «слила» протест и тем самым «спасла» пошатнувшуюся капиталистическую систему.

Также они полагают, будто сама политика правительства Примакова – Маслюкова была отнюдь не социалистической по своему характеру. На каком основании левые оппортунисты приходят к соответствующему выводу? Как правило, указывают на заявления Евгения Максимовича Примакова о том, что не планировалось проводить национализацию, также на наличие «разношёрстного состава» кабинета министров, в котором участвовали как коммунисты, так и буржуазные деятели.

Данные умозаключения – типичные скольжения по поверхности. В них отсутствует какая-либо элементарная логика, даже обычный разум. Тем, кто распространяет соответствующие слухи, следует напомнить целый ряд нюансов. Во-первых, следует вспомнить, что говорили классики марксизма-ленинизма о способах борьбы труда с капиталом. Так, В.И. Ленин в работе «Детская болезнь левизны в коммунизме» подчёркивал, что «диктатура пролетариата есть… борьба кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества». Таким образом, речь идёт о возможности использования разных способов борьбы с властью капитала, разных методов построения социализма в случае установления власти трудового народа. А какие способы следует использовать – зависит от конкретной обстановки.

В этой связи не мешало бы вспомнить, как в апреле – июле 1917 года, в период двоевластия (Временного правительства и Советов – прим. авт), В.И. Ленин ставил вопрос о «мирном развитии революции», подчёркивая, что такая возможность является «крайне редкой в истории и крайне ценной». В этой связи Владимир Ильич Ленин выдвигал следующее требование: «вся власть Советов, ответственное перед Советами правительство из эсеров и меньшевиков», которое, в свою очередь, «могло бы обеспечить… мирное движение вперед всей российской революции и чрезвычайно большие шансы больших шагов вперёд… движения… к победе социализма».

Также напомним, что в середине 1940-х годов, после победы сил антифашистского сопротивления в странах Европы, руководство СССР и местных коммунистических партий допускало возможность использования аналогичных способов построения социализма. Так, материалы записной книжки Андрея Жданова от лета 1944 года содержали набросок о целесообразности «мирного перехода к социализму» для стран Восточной Европы. А весной 1945 года, во время своих переговоров с руководителями Коммунистической партии Франции, А.А. Жданов подчёркивал, что им «нельзя изолироваться от других партий», представленных в парламенте, что коалиция должны быть создана «на основе определённой платформы». А финским коммунистам он советовал брать в свои руки «определённые командные посты», приобретать навыки государственного управления.

То же самое говорил И.В. Сталин во время своей беседы с польскими социалистами, прошедшей 19 августа 1946 года. По его словам, «перед Польшей, как и перед другими странами Восточной Европы, в результате… войны открылся… более лёгкий… путь развития – путь социально-экономических реформ». В качестве подтверждения своих слов И.В. Сталин привёл проведение «новым демократическим правительством» Польши аграрной реформы, национализации крупной промышленности. Всё это, по его словам, являлось «вполне достаточной базой» для дальнейшего движения «в сторону социализма».

Другое дело – что в силу ряда причин в 1917 году и во второй половине 1940-х годов не удалось осуществить социалистические преобразования постепенным путем, но нельзя не отметить стремление В.И. Ленина и И.В. Сталина воспользоваться соответствующей возможностью, как только появлялся шанс.

Аналогичная ситуация сложилась к осени 1998 года. Речь шла о формировании правительства из представителей народно-патриотического блока, которое бы взаимодействовало с Государственной думой, в которой КПРФ и другие левопатриотические силы располагали значительным представительством. Учитывая, что и коммунисты, и национально-патриотические партии и движения одинаково понимали способы выхода России из кризиса (видели их в национализации стратегических отраслей экономики, в усилении государственного регулирования народнохозяйственных процессов, в проведении сильной социальной политики, в принятии жёстких мер, направленных на пресечение коррупции и экономических преступлений), были все основания полагать, что реализация вышеперечисленных мер в перспективе могла способствовать движению к социализму. И речь вовсе не шла о том, чтобы «спасти ельцинский режим». Напротив, к осени 1998 года начала свою работу специальная комиссия Государственной думы по объявлению импичмента Ельцину. Работа её шла полным ходом. В то время расчёт был следующим: сформированное правительство народного доверия, взаимодействующее с Государственной думой, выведет Россию из тупика, в определённой степени реализуя социально-экономическую программу КПРФ (тем самым будет доказана жизнеспособность левых идей и способность народно-патриотических сил управлять страной). Параллельно с этим будет объявлен импичмент Ельцину. А после его ухода в отставку произойдёт безболезненный переход власти к левым силам, которые де-факто стоят во главе кабинета министров. Следовательно, речь шла об использовании «крайне редкой и крайне ценной» возможности мирного развития революционного процесса.

Правда, некоторые «горячие головы» полагают, будто действия КПРФ в 1998 – 1999 гг., направленные на формирование правительства народного доверия, носили «оппортунистический» характер в силу того, что не ставился вопрос о восстановлении власти трудящихся в форме Советов. Данное утверждение также не имеет под собой никаких оснований. В программе Коммунистической партии Российской Федерации чёрным по белому написано о восстановлении власти трудящихся, о развитии форм народовластия, о системе Советов и т.д. Но всё это предполагается достичь постепенно. На начальном этапе речь идёт о формировании правительства народного доверия, основной задачей которого является устранение катастрофических последствий «рыночных реформ», восстановление системы социальных гарантий, возвращение под контроль государства противоправно присвоенного национального достояния.

Данная установка нисколько не противоречит основным установкам классиков марксизма-ленинизма. Помимо формирования вышеупомянутых коалиций в странах Восточной Европы в послевоенный период желательно вспомнить, как В.И. Ленин в 1905 году писал о Временном революционном правительстве, призванном закрепить завоевания революции и осуществить программу-минимум РСДРП. Напомним, что Владимир Ленин подчёркивал, что в данный переходный период ещё будет «не социалистическая, а демократическая диктатура», которая «не сможет затронуть (без целого ряда промежуточных ступеней революционного развития) основ капитализма». В свою очередь, политика Временного революционного правительства подготавливает почву для установления диктатуры пролетариата. 

Также напомним, что постановление прошедшего в апреле 1905 года III съезда РСДРП было отмечено о допустимости участия «во временном революционном правительстве уполномоченных… партии, в целях беспощадной борьбы со всеми контрреволюционными попытками и отстаивания самостоятельных интересов рабочего класса».

Примерно о том же речь шла и в сентябре 1998 – мае 1999 гг. Как было отмечено выше, на первом этапе стояла задача устранения разрушительных последствий гайдаровско-чубайсовских «реформ», восстановления разрушенного промышленного потенциала, освобождения нашей страны от экономической, финансовой и политической зависимости от «ведущих мировых держав». И в дальнейшем, когда будет подготовлена почва для установления полноты власти трудящихся, речь пойдёт о восстановлении Советской власти.

И о каком «предательстве» марксистско-ленинской идеологии, интересов трудового народа может после этого идти речь?!

А что касается ссылок на заявления Евгения Примакова о том, что якобы не планируется проведение национализации, то здесь тоже не всё так просто. Следует напомнить, что в рассматриваемый период команда Примакова – Маслюкова – Геращенко руководила правительством и Центробанком, но не страной в целом. Следовательно, они не могли открыто заявить о резкой смене модели общественного развития. В противном случае т.н. «семья» в один миг отправила бы их в отставку, следовательно – не было бы возможности реализовать даже незначительные меры, направленные на вывод России из состояния финансово-экономического коллапса.

Вместе с тем, следует отметить, что кабинет министров Примакова – Маслюкова всё же предпринимал определённые попытки национализации ключевых отраслей экономики, пересмотра итогов приватизации. Но делал это тонкими методами, «незаметно» (причину мы обосновали выше). Так, были предприняты  меры, направленные на установление государственного контроля над экспортом стратегических материалов, главным образом — сырья.  Об этом шла речь в постановлении кабинета министров РФ № 1267 от 31 октября 1998 года «О введении лицензирования экспорта из Российской Федерации шкур крупного рогатого скота, овец и прочих необработанных шкур». Данным постановлением поручалось «представлять ежемесячно в Министерство торговли Российской Федерации статистические сведения об объемах экспорта этих товаров».Постановление правительства России №18 от 5 января 1999 года «О дополнительных мерах государственного регулирования при заготовке, реализации и экспорте древесины ценных лесных пород»предусматривало введение системы лицензирования экспорта лесоматериалов ценных лесных пород. В документе речь шла о необходимости ежеквартальных представлений в Министерство промышленности и торговли РФ статистических сведений об объемах экспорта лесоматериалов.  Также была предпринята попытка восстановления системы государственного регулирования экспорта углеводородов. Так,решением Правительства РФ от 4 января 1999 года №17 «Об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на товары, вывозимые с территории Российской Федерации», постановление кабинета министров от 1 апреля 1996 года № 479 «Об отмене вывозных таможенных пошлин, изменении ставок акциза на нефть и дополнительных мерах по обеспечению поступления доходов в федеральный бюджет» было признано утратившим силу. Следовательно, восстанавливались экспортные пошлины на нефть, газ, упразднённые правительством В.С. Черномырдина.

Правительство Евгения Примакова пыталось вернуть государству  ряд компаний, сосредоточенных в ключевых отраслях экономики. Так, в ноябре 1998 года арбитражный суд Москвы признал сделку по продаже компании «Пурнфетегаза» с оборотом 600 млн. долларов за 10 млн. долларов недействительной. В результате 9,5% акций «Пурнефтегаза» вернулись государственной компании «Роснефть». В собственность государства перешло два крупнейших банка. Так, с осени 1998 года 75% акций «СБС – Агро» находились в залоге у Центробанка, банк «Российский кредит» перешел под управление государственной корпорации «Агентство по реструктуризации кредитных организаций».

Правительством был взят курс на создание мощной государственной нефтяной компании – через объединение «Славнефти», «Роснефти» и других нефтяных компаний, в которых государство владело контрольным пакетом акций. По поручению председателя правительства РФ был подготовлен проект постановления. Как пишет в своих мемуарах Е.М. Примаков, «речь шла о создании сначала государственного холдинга, а затем объединении всех компаний в одно целое» (подчёркнуто автором – М.Ч.). В таком случаи «у государства была бы вторая по масштабам добычи нефти (после «ЛУКОЙЛа») компания, и если учесть, что в государственных руках была еще и «труба» — «Транснефть», через которую осуществляется весь нефтяной экспорт страны, то совершенно ясно, кто обладал бы реальными рычагами воздействия на обстановку». Реализация данной меры дала бы правительству возможность регулировать экспортные пошлины в интересах общества, контролировать внутренние цены на бензин, горюче-смазочные материалы, препятствовать их спекулятивному взлёту. Как пишет советник всех глав правительств России в 1990-ые годы В.В. Воронцов в своей книге «Премьеры Ельцина. В  коридорах безвластия», «… наличие в руках государства мощной нефтяной компании давало бы возможность решать проблему обеспечения энергоносителями таких бюджетополучателей, как Минобороны, МВД, оборонная промышленность, здравоохранение, образование, научно – техническая сфера и т.д.».

Также была предпринята попытка пресечения разграбления национальных богатств страны под флагом «приватизации» узкой группой чиновников и капиталистов, вернуть противоправно присвоенные богатства страны государству. Е.М. Примаков в своей книге «Минное поле политики» пишет, как руководители правоохранительных органов представили ему доклады, в которых речь шла об огромных масштабах криминализации экономики. Так, 17 декабря 1998 года министр внутренних дел РФ С.В. Степашин передал записку Примакову, в которой было сказано, что возвратить в Россию громадные суммы, которые уплывали незаконно за рубеж и размещались на счетах в иностранных банках можно только через открытие уголовных дел. Евгений Максимович посоветовал ему обсудить этот вопрос с Генеральным прокурором, заявил, что надо открывать уголовные дела.

Что было сделано?  30 декабря 1998 года, после завершения проверки деятельности Центробанка Генеральной прокуратурой, МВД и ФСБ в связи с событиями 17 августа, было возбуждено 3 уголовных дела.   Генеральный прокурор России Ю.И. Скуратов начал расследование деятельности крупных государственных чиновников, которые подозревались в игре на рынке ГКО с использованием служебного положения. В числе подозреваемых был А.Б. Чубайс и другие «младореформаторы».  28 апреля 1999 года Счётная палата в ходе проверки деятельности Управления делами президента выявила серьёзные нарушения в расходовании государственных средств и использовании государственной собственности.

Борьба с коррупцией шла полным ходом. Так, 18 февраля 1999 года появилась информация о том, что за последние полгода задержано 18 тысяч чиновников разного ранга по обвинению в злоупотреблении служебного положения.

Правоохранительные органы расследовали деятельность как чиновников, так и коммерсантов, подозреваемых в нарушении законодательства. Так, 5 ноября 1998 года был арестован заместитель председателя правления ОНЭКСИМбанка Г. Кошель. Арест был осуществлен в рамках уголовного дела, возбужденного еще в сентябре 1997 года «по факту незаконного завладения 41%-ного госпакета акций Череповецкого НПО «Азот» на общую сумму $27 млн» .

Уголовному преследованию подверглись компании Б.А. Березовского – официально связанные с ним и несвязанные. Расследовалась деятельность «Сибнефти», «Аэрофлота», ФОК (финансовой компании),NFQ (рекламной компании).  Все они подозревались в мошенничестве, в уклонении от уплаты налогов. Так, «Аэрофлоту» было предъявлено обвинение в отмывании денег и в нарушении валютного законодательства в связях с компаниями «Andava» и «Forus».  Налоговая полиция начала расследовать деятельность главного рекламщика принадлежащего ОРТ С.Ф. Лисовского.

Генеральная прокуратура начала уголовное преследование главы банка «СБС – Агро» А. Смоленского – его обвинили в растрате в связи с фальшивым авизо в 1992 – 1993 гг..  В феврале 1999 года было начато уголовное дело против «АвтоВАЗа» —  по обвинению в мошенничестве и отмыванию денег. Прокуратура предъявила обвинение в растрате и убийстве Анатолию Быкову — участнику сделки с Березовским и Абрамовичем по продаже акций Красноярского алюминиевого завода. Уголовное дело было возбуждено ив отношении ряда бывших должностных лиц «Росэнергоатома».

В результате удавалось в определенной степени возвратить в Россию награбленные суммы, спрятанные на счетах в зарубежных банках. Полученные средства предполагалось направить на поддержку реального сектора экономики, социальной сферы, укрепление обороноспособности. Меры, направленные на борьбу с расхищением национальных богатств, способствовали восстановлению законности и порядка. Так, была пресечена практика искусственного банкротства, что являлось реальной попыткой остановить процесс рукотворной ликвидации производственной базы России.

И чем не попытка вернуть народу национальное достояние, противозаконно присвоенное «приватизаторами»? Все вышеперечисленные факты тоже нельзя не учитывать при оценке действий КПРФ в 1998 – 1999 гг.

Также тем, кто голословно и беспардонно обвиняет Компартию России и правительство Примакова – Маслюкова в «сливе революционного движения», следует помнить, что могло произойти в том случае, если бы КПРФ не сформировала бы правительство народного доверия. Напомним, что после финансовой катастрофы, произошедшей 17 августа 1998 года, Международный валютный фонд (МВФ) обнародовал свой меморандум, в котором содержался ряд «антикризисных» требований, адресованных правительству. Они предусматривали следующее:

  1. Демонополизация (раздробление) естественных монополий (единой энергосистемы, Газпрома и системы управления железными дорогами). В тогдашних условиях (в условиях экономического обвала, активизации сепаратистских тенденций, дезорганизации системы государственного управления) это означало бы территориальное расчленение страны.
  2. Урезание прав профсоюзов. В тогдашних условиях данная мера способствовала бы усилению произвола работодателей. Как известно, в 1998 году многие месяцами не платили заработную плату. И лишение прав профсоюзов обернулось бы непредсказуемыми последствиями.
  3. Усиление жёсткого характера финансовой политики. Речь шла не просто о ликвидации ряда денежных надбавок к зарплатам работников социальных отраслей, военнослужащих, но и о значительном повышении платы на коммунальные услуги, на газ, на электроэнергию и т.д.
  4. Ускорение приватизации оставшейся государственной собственности в стратегических отраслях экономики (в тогдашних условиях она непременно досталась бы иностранному капиталу, со всеми вытекающими последствиями).

К чему привело бы «увеличении дозировки» либерализма, видно на примере событий в Аргентине в 2001 году. Ультрамонетаристская экономическая политика привела эту страну к масштабной деиндустриализации, к массовой нищете, к многомиллионной безработице, к неподъёмному внешнему долгу. Аналогичная участь ожидала бы нашу страну, если бы после августа 1998 года правительство продолжали бы возглавлять проводники линии МВФ (плюс дело кончилось бы и территориальной дезинтеграцией России). А территории, отколовшиеся от нашей страны, непременно бы попали под внешнее управление – под контроль «ведущих мировых держав».

А вспыхнувшие в случае резкого ухудшения ситуации народные возмущения на улицах в тот момент не привели бы трудовой народ к победе. Разумеется, основная масса населения России в тот период была недовольна ельцинским режимом. Бесспорно, огромное количество забастовок, протестных митингов было реальностью. Но в тот период ещё не проснулось классовое сознание трудящихся. Они выступали не за восстановление Советской власти, а за замену одних руководителей государства на других, «более прагматичных». Но зато любые попытки недовольства народа ельцинский режим пресёк бы с помощью военной силы. Такая возможность была более, чем вероятной. Ещё с весны 1998 года в Кремле рассматривали вариант введения режима чрезвычайного положения. К сентябрю 1998 года распространялись слухи о сосредоточении воинских частей вокруг Москвы, об отмене отпусков и увольнительных у солдат и офицеров Вооружённых сил. Кроме того, тогда на слуху были призывы запретить деятельность КПРФ (данную идею разделял и Б.А. Березовский – фактический хозяин Кремля в то время).

Правда, проведенные в сентябре 1998 года социологические опросы показывали, что 97% офицеров и солдат Армии были не намерены стрелять в народ даже при наличии приказа. Но это не остановило бы т.н. «семью». К тому времени имелся опыт октября 1993 года, когда ельцинская команда, действия которой по разгону Верховного совета не поддержало большинство военнослужащих, сотрудников органов государственной безопасности, существенная часть работников МВД, во-первых, подобрала три воинских подразделения армии и внутренних войск МВД, которые хоть и оказались в меньшинстве, но смогли «решить вопрос» в один миг, применив силу. Во-вторых, использовали служащих иностранных войск, стрелявших с крыш ближайших домов по восставшему народу.

История могла повториться и осенью 1998 года. Во-первых, из вышеупомянутых 3% военнослужащих, готовых выполнить любой приказ Ельцина, Кремль мог задействовать определённые части, которые открыли бы огонь по народу. Во-вторых, дело могли решить «иностранные наёмники». Напомним, что в 1998 году во Владивостоке высадились американские морские пехотинцы (под предлогом защиты безопасности сотрудников консульства США). И это не могло произойти без санкции Кремлёвского руководства – ведь речь идёт о присутствии иностранных войск на территории России. Не исключено, что с ними могла быть договорённость по поводу возможного использования соответствующих подразделений для подавления народных выступлений.

Вот давайте представим себе на минуту, как бы развивались события, если бы КПРФ сидела бы «сложа руки» в августе 1998 года: после того, как Госдума трижды отклонила проталкиваемую Ельциным кандидатуру В.С. Черномырдина на пост председателя правительства и утверждать либеральную «антикризисную» программу, разработанную МВФ, Ельцин роспускает нижнюю палату парламента. А к досрочным думским выборам Компартию не допускают – государственные структуры приостанавливают её деятельность. Однако после активизации народных выступлений, вызванных финансово-экономической катастрофой, власть вводит режим чрезвычайного положения.

Реализация МВФовских установок приводит к окончательной остановке производства, к массовому всплеску безработицы, к падению и без того низких доходов населения, к территориальному распаду России. Усиливаются начавшиеся перебои в снабжении населения продовольствием и медикаментами, парализована транспортная система. В результате всего этого – народные выступления принимают массовый характер.

Власть обвиняет лидеров протеста в нарушении режима чрезвычайных положений и т.д., начинает применять против участников митингов и забастовок силу (с использованием иностранных войск). В результате происходят стычки между народом и сторонниками Ельцина, проолигархических и НАТОвских вооружённых формирований с воинскими подразделениями, сохранивших верность Отечеству и народу. Марионеточный ельцинский режим, видя свою неспособность справится в одиночку со своим народом, призывает дополнительные контингенты иностранных войск… Последние, заметив усиливающийся хаос в России, в наибольшей степени осуществляют военное вмешательство с целью осуществления сепаратного раздела нашего государства. А российские Вооружённые силы в то время были в состоянии развала и не смогли бы им оказать сопротивление…

Вот  такая «веселая» перспектива нас в то время ожидала. Всё это могло произойти, если бы КПРФ не настояла на формировании правительства народного доверия, ожидала бы дальнейшего ухудшения ситуации, в случае чего режим якобы непременно рухнет в один миг, как представляют «ультралевые». А прямое внешнее управление (а в худшем случае – и военная оккупация) не оставляет вообще никаких шансов ни трудовому народу, ни левым силам и т.д. Пример военной оккупации Ирака, а также попадание Украины под прямой контроль «мирового сообщества» показывает, как народ обрекают на стопроцентное ограбление и нищету, экономику – на развал, а любые попытки сопротивления пресекают жестокими методами.

Вот чего удалось избежать благодаря действиям Компартии России в августе 1998 года и благодаря политике правительства Примакова – Маслюкова. А вы говорите — «задушили революцию», «спасли ельцинский режим» и т.д. На самом деле всего этого и в помине не было. Если следовать логике «ультралевых», то в 1917 году большевикам следовало бы пойти на тактический союз с Корниловым, а в годы Второй мировой войны компартиям всего мира – с гитлеровцами. Жили бы наши «горячие головы» в те времена, уверен, они так бы и рассуждали: мол, Франклин Рузвельт, проводя социально-ориентированные реформы в рамках капитализма, «сливает революционное движение», а если верх возьмут политические представители наиболее реакционной буржуазной группировки, то тогда, дескать, трудящиеся будут поставлены в крайне невыносимые условия, мол, подлинная сущность эксплуататоров обнажится перед всем миром и, дескать, непременно вспыхнет восстание, которое якобы сметёт власть капитала. Да если бы так рассуждали идеологи Коминтерна, то весь мир был бы под властью «коричневой чумы», наша страна давно была бы расчленена и оккупирована, а трудовой народ всего земного шара был бы полностью задушен. Примерно тоже самое относится и к оценке действий Компартии России в 1998 – 1999 гг..

Таким образом, тот, кто заявляет, будто КПРФ, сформировав правительство народного доверия в 1998 году, да и сам кабинет министров Примакова – Маслюкова, «слили социальный протест», «задушили революцию», совершив тем самым «преступление перед народом» и продемонстрировав «оппортунистическую контрреволюционную сущность», тот фактически является злейшим врагом трудового народа, буржуазным шпионом, идеологическим диверсантом и вредителем, агентом транснационального капитала, русофобом, гнусным контрреволюционером, неприкрытым оппортунистом. Именно он совершает мерзкое преступление перед трудящимися, поскольку фактически считает, что в 1998 году надо было отдать Россию и народ на растерзание мировой буржуазии. Соответствующие оценки действий Компартии в 1998 – 1999 гг. (вякания по поводу мифического «удушения революции») должны расцениваться именно так. А тот, кто распространяет соответствующие слухи, тому вообще не место в коммунистическом движении!

А что касается мужественного поступка КПРФ в 1998 – 1999 гг., равно как и прогрессивной политики правительства Примакова – Маслюкова, то все эти действия следует оценивать как появление героизма. За такие действия надо благодарить, а не поливать грязью. Ведь в указанные период они не только вытащили нашу страну из социально-экономического кризиса, но и спасли Россию от многого другого. По крайней мере, не получили развития процессы, которые могли привести к полному удушению тех политических сил, которые в будущем смогут провести жизненно необходимую Ресоветизацию.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.