8 августа на сайте портала «Свободная пресса» была размещена статья, в которой речь шла о попытке кабинета министров заставить государственные компании принять меры к снижению издержек. Публикуем её полностью.

Росимущество разослало в госкомпании директиву: снизить на 10% издержки, и представить в правительство план, как это делать. Об этом сообщают «Ведомости».

Вот как выглядят ключевые пункты директивы:

— госпредставителям в советах директоров компаний, подконтрольных государству, инициировать заседания советов;

— на этих заседаниях поручить менеджменту в течение месяца разработать планы сокращения операционных издержек на 10%;

— раз в квартал госкомпании должны отчитываться перед советом директоров и отраслевым федеральным ведомством о сокращении затрат.

Компании с госучастием уже начали рапортовать о готовности к секвестру. Так, РЖД сообщила, что в первой половине 2016 года уже оптимизировала расходы на 53 млрд. рублей. Но, надо думать, железнодорожникам придется изыскать резервы для дополнительной экономии, поскольку общие операционные расходы компании за шесть месяцев 2016 года составили неслабые 702,7 млрд. рублей.

Придется затягивать пояс и «Транснефти» — в последние два года она следовала программе сокращения издержек всего на 3% в год. В забавную ситуацию попала энергетическая компания «Россети». 2015-м энергетики «перевыполнили план» — сократили издержки на 12,3%, хотя была установка снизить их на 2−3%. Теперь компания уверяет, что урезать издержки еще на 10% просто не в силах, и просит Минэнерго зачесть прошлогодние показатели, но тщетно — министерство отмалчивается.

Другие госкомпании ведут себя более хладнокровно. Так, «Роснефть» и ВТБ сухо отметили, что всегда исполняют директивы. А представитель «Аэрофлота» оптимистично рассказал «Ведомостям», что перевозчик снижает издержки, внедряя цифровые технологии в процессы управления.

Почему кабмин надавил на госкомпании, в целом понятно.

Еще в 2015 году правительство снизило на 10% расходы федерального бюджета. А теперь, видимо, пытается распределить бремя бюджетной консолидации на весь госсектор. Сокращение расходов госкомпаний позволит, с одной стороны, уменьшить дотации наименее прибыльным из них. Кроме того, у государства появляются основания ждать повышенных дивидендов от наиболее прибыльных компаний — например, «Роснефти» и «Газпрома».

Наконец, издержки госмонополий прямо влияют на тарифы. Поэтому не исключено, что с помощью контроля издержек правительство пытается сдерживать рост цен.

Смогут ли госкомпании выполнить директиву, к каким последствиям приведет эта попытка?

— Когда государственные расходы РФ сокращаются в 2017 году еще на 10% в номинальном выражении, логично распространить такой же подход и на компании госсектора, с целью повышения их эффективности, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — К госкомпаниям действительно накопилось немало вопросов, в том числе по нецелевым тратам и непрофильным активам. В этой ситуации директива Росимущества может дать немало оздоровительных эффектов качественного характера.

Например, если вы начинаете заниматься сокращением операционных расходов за счет рационализации состава активов и избавления от непрофильных активов, вы тем самым начинаете реструктурировать компанию, и повышать ее экономическую эффективность. А надо понимать: эффективность отечественных монополий существенно отстает от ближайших конкурентов, которые работают на мировом рынке, хотя такого быть не должно.

Отдельно для наших инфраструктурных монополий — например, РЖД, — директива станет жестким стимулом для пересмотра планов внутренней реструктуризации компаний, которые сейчас разрабатываются.

Исполнение директивы выявит, кроме того, важный момент. По итогам 2017 года наверняка образуется пул госкомпаний, которые с задачей по сокращению издержек не справились. В этом случае перед государством возникнет выбор: либо сохранять эти активы, затрачивая на это дополнительные средства, либо готовить их к продаже.

С этой точки зрения, выполнение директивы — еще и толчок для формирования новых программ приватизации госимущества.

Все эти эффекты вполне оправдывают инициативу с директивой.

«СП»: — Какая отдача будет от директивы для бюджета?

— Расчеты носят исключительно косвенный характер. Но совершенно ясно одно: все запросы госкомпаний на финансовую помощь государства отныне будут увязываться с директивой: не выполнили план по сокращению издержек — не получите вообще никакой помощи.

На деле, директива мало повлияет на средства, которые заложены в бюджет. Зато она поможет сохранить Антикризисный фонд и деньги из президентского резерва.

«СП»: — Почему госкомпании, которые работают в условиях рынка, нуждаются в директивном управлении?

— Большая часть государственных активов — крупных и серьезных — это все-таки монополистические структуры. Они в любом случае требуют регулирования — и со стороны Федеральной антимонопольной службы, и со стороны представителей государства.

Кстати, только в текущем году был поставлен вопрос о необходимости повысить эффективность самих представителей государства в советах директоров госкомпаний. Беда в том, что эти представители очень часто срастаются с аппаратом монополии, и особого влияния на ее деятельность не оказывают.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.