Вопреки вполне обоснованным прогнозам о том, что допрос экс-президента Украины Виктора Януковича при помощи видеоконференции будет сорван любым способом, так как в его показаниях не заинтересованы многие руководители нынешнего режима, он всё-таки состоялся.

В ИТОГЕ в эфире видеоканала встретились две довольно примитивные тактики: на киевском конце провода задавались «хитрые» вопросы с намерением загнать свидетеля в ловушку, а на ростовском конце на большинство этих вопросов безо всякой хитрости отвечали «не знаю», «не помню».

Если касаться ответов бывшего президента, которые, по сути, не содержали ничего нового по сравнению с предыдущими его заявлениями, то на этот раз они приобрели иную ценность, так как давались под присягой.

К наиболее существенным тезисам можно отнести следующие заверения Януковича: он не отдавал приказ стрелять по майдановцам и вообще всегда выступал против кровопролития; и по майдановцам, и по сотрудникам правоохранительных органов вели стрельбу из зданий, контролируемых оппозицией. Вопреки ожиданиям, он не назвал конкретных представителей оппозиции, которые командовали группами снайперов, и довольно витиевато ответил на все подобные вопросы. Всё без конкретизации — кто стрелял, кто отдавал приказ стрелять, обтекаемо — какие-то радикалы, оппозиция, снайперы.

На все каверзные обвинения в его адрес лишь лаконично повторял: суд разберётся.

ВЕСЬМА бурной оказалась реакция на показания Януковича. Причём неоднозначная даже для его бывших коллег. «Он мог сказать так много, но не сказал… Несколькими фразами взорвать информационное пространство и приоткрыть тайны Майдана и его выгодоприобретателей. Мне жаль… «Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков. Нет, философ, я тебе возражаю. Это самый страшный порок». «Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков», — написала экс-министр юстиции Елена Лукаш.

«ДНЁМ ПОЗОРА» назвал 28 ноября бывший первый заместитель генпрокурора Украины Ренат Кузьмин: «…Указаний не давал… приказов не подписывал… о снайперах, стрелявших из подконтрольных оппозиции зданий, узнал из СМИ… о расстреле людей узнал от пресс-службы… Фирташ и Лёвочкин в чём-то виноваты, но не знаю, в чём, и у меня нет доказательств… на Майдане была провокация… сколько человек было убито, я не помню… я не пользовался личными телефонами… кого я просил прекратить кровопролитие, не помню… я очень уважаю потерпевших… «Беркут» превысил полномочия… я не защищал свои интересы, я хотел, чтобы было лучше для людей… я не святой, но поверьте мне… я команд о разгоне Майдана никогда не давал… действия «Беркута» были для меня полной неожиданностью… Как в старой поговорке: «я не я, и хата не моя…» Похоже, услышать от Януковича правду о расстрелах на Майдане мы не сможем. К сожалению. Пока не сможем…» — написал Кузьмин на своей странице в соцсети.

Наиболее острую оценку дал депутат Верховной Рады многих созывов Олег Царёв: «Бывает, что при тебе кто-то унижается, юлит, ведёт себя недостойно, а стыдно почему-то тебе. На протяжении всего допроса Януковича я испытывал чувство стыда и неловкости за него. Стыдно за то, что он обвинил «Беркут» в превышении своих полномочий. А ведь он, как свидетель защиты, должен был делать заявления в защиту ребят, которые не только страну защищали, но и его лично. Стыдно за то, что он юлил, выгораживал себя, прятался за адвоката, за то, что просил прощения». И ещё одно важное определение: «Процесс, который бы мог стать судилищем для киевской власти, бездарно провален. Янукович на нём выглядел не как глава государства, выносящий приговор самозванцам, ворам и убийцам, а как мелкий преступник, выгораживающий себя лично. Самое ужасное во всём этом — он своим поведением продемонстрировал, что относится к суду новой украинской власти всерьёз и с уважением. Как будто своим поведением хотел продемонстрировать тем, кто не сдался, — делайте, как я, и, может, вас пронесёт».

ДАЛЬШЕ всех пошёл государственный обвинитель Алексей Донской, заявив, что удалось достичь главной задачи ГПУ: дискредитировать показания Виктора Януковича во время видеодопроса. В частности, в ходе перекрёстного допроса Януковича гособвинитель заявил, что бывший президент 54 раза разговаривал по телефону с Виктором Медведчуком (главой администрации президента при Леониде Кучме) во время Евромайдана, в том числе и 20 февраля.

«Можно сказать, что Янукович в эту ловушку попал, просто отрицая факт этих разговоров. И в таком случае, зная, что факт этих разговоров подтверждён у нас доказательствами по делу, мы в дальнейшем сможем это суду предоставить и, таким образом, доказать недостоверность его показаний», — отметил Донской. После чего добавил, что сказанная Януковичем неправда ставит под сомнение все его показания. Досталось от прокурора и Москве. «Если допрос и был спецоперацией Кремля, то очень неудачной», — заключил гособвинитель.

Так что в данном случае «свобода слова» оказалась эффективнее пикетов «Правого сектора».

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.