Виктор Трушков. Апрельские Тезисы

Публикуем материал, размещённый на сайте газеты «Правда».

Номером за 5 апреля «Правда» могла бы отмечать месяц (всего лишь первый месяц!) своего возрождённого существования. За этот кратчайший срок она сумела подняться на несколько ступенек политической зрелости. Прежде всего её возвышал динамизм слома старого мира. Уже первые две недели развёртывания Февраля доказали, что революция совсем не буржуазная, а буржуазно-демократическая. Удивительно быстро рос уровень революционности рабочих масс. Очень скоро они увидели и почувствовали, что их интересы не укладываются в прокрустово ложе буржуазных лозунгов братства без сословий, равенства в погоне за прибылью, свободы эксплуатировать наёмный труд. На очередную ступеньку зрелости подняло возвращение в редакцию Сталина, показавшего необходимость осмысливать все грани революции обязательно с классовых позиций.

«ПРАВДА» прочно заняла место пролетарского лидера. Об этом свидетельствовали публикации её 24-го номера. Газету приветствовали шлиссельбургские большевики, монтёры и рабочие силовой станции «Старый Парвиайнен», солдаты 1-й сапёрной роты 2-го Сибирского инженерного полка, мастеровые Адмиралтейского завода и т.д. и т.п. Похожие приветствия были и в предыдущих номерах. Регулярно сообщалось о взносах в «Железный фонд «Правды». А 5 апреля газета напечатала зарисовку «Правда» на фронте», заканчивавшуюся дифирамбом большевистскому изданию: «Мощно подхватывают солдатики славный лозунг «Да здравствует социал-демократическая республика!» и, успокоенные, довольные, с благодарностью «Правде», расходятся по землянкам».

Однако номер за 5 апреля оказался переломным. Дело в том, что его гвоздевым материалом был репортаж «Приезд Н. Ленина»:

«…Газет в тот день не было, заводы не работали, но тем не менее радостная весть для всего российского пролетариата проникла во все районы…

Встреча Ленина началась с Белоострова. Сестрорецкий район РСДРП прибыл на специально заказанном поезде в Белоостров к 9 часам вечера. К приходу скорого поезда из Торнео дружный хор «Марсельезы» огласил платформу, запруженную рабочими и близкими друзьями «Ильича». Красные знамёна двинулись к вагону, где находились дорогие приезжие. Ленина подняли на руки и понесли в вокзал. Громовым криком были встречены его и т. Зиновьева речи о значении русской революции для всего международного пролетариата. Но это было лишь начало, настоящая встреча ждала Ленина в Питере.

В Петрограде на перроне по обеим сторонам были выстроены броневики, солдаты пулемётной роты, Московского, Преображенского полка, матросы флотского экипажа с оркестром музыки и пр. При появлении тт. Ленина, Зиновьева и др. ехавших с ними эмигрантов солдаты и матросы взяли на караул, а военный оркестр заиграл «Марсельезу»…

Вся площадь и улицы, прилегавшие к вокзалу, были заполнены организованными рабочими различных районов Петрограда. Тут были десятки тысяч народу. Во главе рабочих организаций шла заводская и районная вооружённая рабочая милиция. Знамён было бесконечное число; освещались они прожектором…»

Рядом с репортажем сообщение Ленина и Зиновьева «Как мы доехали». «Мы» — это «32 эмигранта разных партий (среди них 19 большевиков, 6 бундистов, 3 сторонника парижской интернациональной газеты «Наше слово»)». В публикации рассказывалось, что «английское правительство решило отнять у мигрантов-интернационалистов возможность вернуться на родину и принять участие [в деятельности] против империалистической войны.

Уже с первых дней революции для эмигрантов выяснилось это намерение английского правительства. Тогда на совещании представителей партии С.-Р. (М.А. Натансон), ОК РСДРП (Л. Мартов), Бунд (Коссовский) возник план (его выдвинул Л. Мартов) добиться пропуска эмигрантов через Германию в обмен на интернированных в России германских и австрийских пленных… Телеграммы, посланные в Россию, были задержаны очевидно нашим Временным «революционным» правительством (или его сторонниками)». Затем обстоятельно излагались дальнейшие перипетии этой поездки. Политические спекуляции вокруг возвращения Ленина и его спутников буржуазия начала в первый же день приезда. Она продолжает их и по сей день.

Но не этими публикациями был порождён крутой поворот издания. С приездом Ленина «Правде» уже нельзя стало идти вровень с событиями. Теперь от неё требовалось вести события за собой, предвидеть их извивы, твёрдо указывать маршрут революционным процессам.

«Вернувшиеся из эмиграции члены ред. Центрального органа тт. Н. Ленин и Г. Зиновьев вступили в редакцию «ПРАВДЫ», — сообщала 6 апреля газета о свершившемся накануне факте.

Под извещением выделенная шрифтом информация: «Вследствие поломки машины мы лишены возможности напечатать сегодня тезисы Ленина, развитые им в докладе его 4 апр., и опровержение ряда искажений, сделанных буржуазными газетами, в том числе «Единством» г-на Плеханова. Сделаем это завтра».

Но Ленин в 25-м номере газеты всё равно присутствует: прямо под извещением публикуется его статья «Два мира». Она посвящена полярной реакции буржуазных изданий и Совета Рабочих и Солдатских Депутатов на возвращение из эмиграции политиков-интернационалистов. А вот вывод: «Мир капиталистов, «Речи», «Русск. Воли», «Нов. Времени», грязные намёки, подлые инсинуации против социалистов — мир революционной демократии, рабочих и солдатских депутатов, который в спокойной, выдержанной, достойной форме постановил «принять меры». Меры к чему? К тому, чего не исполнило Вр. Правительство! Разве это не равняется выносу порицания Временному правительству?»

В 26-м номере выходит статья «О задачах пролетариата в данной революции». Это и есть знаменитые «Апрельские тезисы» В.И. Ленина, 10 точно нацеленных снарядов по классовому врагу.

1-й тезис весьма существенный, успевший стать для большевиков бесспорным: «В нашем отношении к войне, которая со стороны России и при новом правительстве Львова и Ко безусловно остаётся грабительской, империалистской войной в силу капиталистического характера этого правительства, недопустимы ни малейшие уступки «революционному оборончеству».

2-й тезис даже в значительной части большевистской среды напоминает бомбу, в том числе для многих правдистов: «Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко второму её этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоёв крестьянства…

Это своеобразие требует от нас умения приспособиться к особым условиям партийной работы в среде неслыханно широких, только что проснувшихся к политической жизни, масс пролетариата».

Столь же неожиданно и мощно звучал и 3-й тезис: «Никакой поддержки Временному правительству, разъяснение полной лживости всех его обещаний, особенно относительно отказа от аннексий. Разоблачение, вместо недопустимого, сеющего иллюзии, «требования», чтобы это правительство, правительство капиталистов, перестало быть империалистским».

В 4-м тезисе раскрывается смысл отказа большевиков поддерживать Временное правительство: пока оно пользуется поддержкой и Совета, и большинства населения, нужно «терпеливое, систематическое, настойчивое… разъяснение» массам ошибок их тактики.

5-й тезис определяет тип нового российского государства, которое должно заменить монархию: «Не парламентарная республика, — возвращение к ней от С.Р.Д. было бы шагом назад, — а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху».

Далее следуют три экономических тезиса: «Конфискация всех помещичьих земель» и «национализация всех земель в стране»; немедленное слияние «всех банков страны в один общенациональный банк и введение контроля над ним со стороны» Совета Рабочих и Солдатских Депутатов; «не «введение» социализма как наша непосредственная задача, а переход тотчас к контролю со стороны С.Р.Д. за общественным производством и распределением продуктов».

Два последних тезиса касались партийных вопросов: «немедленный съезд партии» и принятие новой программы «перемена названия партии» в коммунистическую; «обновление Интернационала».

Уже следующий, 27-й номер «Правды» показывает, что у ленинских тезисов противники есть не только в лагере буржуазии, но и внутри партии. Газета печатает статью члена редакции (по-современному: редколлегии) Каменева «Наши разногласия». Автор заявляет, что «Апрельские тезисы» — это не более чем «личное мнение» одного «ответственного общественного деятеля». Более того, Каменев выдаёт своё отношение к тезисам за общее мнение редакции: «Что касается общей схемы т. Ленина, то она представляется нам неприемлемой, поскольку она исходит из признания буржуазно-демократической революции законченной и рассчитана на немедленное перерождение этой революции в революцию социалистическую. Тактика, вытекающая из подобной оценки, глубоко расходится с той тактикой, которую защищали представители «Правды» на всероссийском съезде как против официальных вождей Совета, так и против тащивших Совет направо меньшевиков».

Каменев явно дезинформировал читателей, выдавая свою позицию за редакционную: ведь в этом же номере была опубликована и статья Ленина «Луиблановщина». Владимир Ильич настаивает: «Надо делать решительные шаги к свержению капитала. Их надо делать умело и постепенно, опираясь только на сознательность и организованность подавляющего большинства рабочих и беднейших крестьян. Но эти шаги надо делать. И Советы рабочих депутатов в ряде мест России уже начали их делать… Вне социализма нет спасения человечеству от войн, от голода, от гибели ещё миллионов и миллионов людей».

В 28-м номере «Правда» печатает ленинскую статью «О двоевластии». Она начинается с фразы, вошедшей во все учебники: «Коренной вопрос всякой революции есть вопрос о власти в государстве». Продолжив начатый в «Письмах из далека» («Правда» в марте опубликовала с сокращениями лишь первое из пяти писем) анализ классовой расстановки сил в России, Ленин делает принципиальные выводы: «Буржуазия за единовластие буржуазии.

Сознательные рабочие за единовластие Советов Рабочих, Батрацких, Крестьянских и Солдатских Депутатов, — за единовластие, подготовленное прояснением пролетарского сознания, освобождением его от влияния буржуазии, а не авантюрами.

Мелкая буржуазия, — «социал-демократы», с.-р. и пр. и пр., — колеблется, мешая этому прояснению, этому освобождению.

Вот фактическое, классовое, соотношение сил, определяющее наши задачи».

Следующий номер, вышедший 11 (24) апреля, показывает, что партия поддерживает не Каменева, а Ленина. Сталин в статье «Две резолюции», сравнив отношение Исполкома Петросовета и рабочих механического отделения Русско-Балтийского вагонного завода к навязываемому Временным правительством «займу свободы», убедительно показывает, что рабочий класс решительно выступает не только против выгодной буржуазии братоубийственной войны, но и против мелкобуржуазной поддержки её Советом Рабочих и Солдатских Депутатов. Зиновьев в статье «Контактная» комиссия или правительство рабочих и солдат» повторяет ленинский тезис: «Правительство Совета Рабочих и Солдатских Депутатов — вот единственное правительство, которое может положить конец нынешней капиталистической войне». В этом же номере газета публикует приветствия Ленину от митинга рабочих московского завода «Проводник» и от якутской организации РСДРП, а также информацию с митинга солдат Измайловского полка, на котором выступали Ленин и Зиновьев. «Солдаты встретили ораторов чрезвычайно горячо».

Вышедшая в 30-м номере статья стоящего на своём Каменева «О тезисах Ленина» в дальнейшем не получила поддержки на страницах «Правды». Газета продолжала публикацию рабочих приветствий Ленину. А Петербургский комитет РСДРП первым вопросом общегородской конференции определил доклад Ленина об «Апрельских тезисах».

ПОДЕЛИТЬСЯ: