Ольга Алимова: Хоть криком кричи — вас не услышат!

Так повелось, что раз в год на центральных каналах транслируют телевизионное шоу «Царь выслушивает чаяния народа». 2017 год не стал исключением. Очередная «прямая линия» ввергла меня в какое-то гнетущее состояние. Попробую изложить всё по порядку.

Поступило свыше двух миллионов вопросов. Да, конечно, среди них были так называемые семейно-бытовые из серии «как вы учились» и «на кого хотели быть похожим». Был даже вопрос, стоит ли делать предложение своё девушке. Но всё-таки абсолютное большинство вопросов касалось внутренних проблем Российской Федерации, а точнее подавляющей была региональная повестка. Это однозначно говорит о том, что как таковой власти на местах нет. Государство заканчивается в черте Садового кольца г. Москвы, а дальше по всей стране слышен только народный крик: «Мы хотим жить, а не выживать!»

Реакция Путина на подобные вопросы была, скажу мягко, несколько странной. Он постоянно удивлялся: «Очень странно, в голове не укладывается…». Либо президент действительно не знает о бедах народа, либо ему никто не рискует приоткрыть занавес на спектакле «Так жить нельзя», либо он так отрепетировал свою роль, что удивление должно казаться искренним. Но судя по увлеченному рассказу об освоении Арктики или по ответам на международные темы, ему это интереснее, чем внутренние проблемы сограждан. И всё-таки, я думаю, что о проблемах регионов он в курсе, немного, но в деталях. А значит, стрелочники выбраны, и это не наш «любимый» кабинет министров и его предводитель, а губернаторы. То есть старый, времён царя Гороха, принцип — «царь хороший, это бояре плохие» — становится вновь востребованным.

Но понравится ли это «боярам», а они разные? Кто-то купается в роскоши и неприкасаем, кого-то держат в железных рукавицах, то сажая их самих, то задерживая их замов. Выдержит ли уже не такая крепкая вертикаль власти такой наезд и не сформируется ли «губернаторская фронда»? Сегодня это, конечно, выглядит фантастикой, но… Мало ли на что способны люди-чиновники в экстремальной ситуации…

С радостью выслушала новость о том, что кризис мы преодолели. Быстро провела опрос друзей, знакомых и сотрудников, и они как-то не разделили радости президента, шампанское пить по этому поводу отказались.

А вот сообщение Путина о том, что «губернаторов меняли там, где чувствовалось, что люди хотят перемен», выслушала с грустью. Выходит, что Саратовская область — какая-то зона онемения. И хоть криком кричи — в Москве не услышат! Хотя и отправила я президенту четыре своих вопроса: о дорогах, о выборах, о проблемах многодетных семей, о расселении ветхого и аварийного жилья и… Ответа, разумеется, пока не получила.

Чем-то новым для этого формата общения с народом были разве что поступающие он-лайн-смс. То ли решили показать, что у нас «демократия и свобода слова», то ли это было проявление хаоса и безответственности, так как в прямой эфир попадали требования — отдать власть коммунистам и вопрос — считает ли Путин казнокрадов и коррупционеров «своими»? Президент, кстати, ответил на него отрицательно.

Многие вещи носили характер рекламной заливки, и это не удивляет: мероприятие должно быть таким. Лично мне показалось, что Путин то ли устал, то ли не очень ему всё это интересно. А может, жанр умирает. Но эксперты-политологи считают, что это был старт избирательной кампании 2018 года с новым имиджем — «я один из вас». Может быть, и так. Но то, что президента явно что-то тяготит, было очень заметно, особенно когда он два раза высказался о смертной казни, а вернее об её отсутствии в России. Видимо, он сильно кого-то не любит, мягко говоря, а казнить нельзя. Интересно, кого?

Первый секретарь Саратовского обкома КПРФ О.Н. Алимова

ПОДЕЛИТЬСЯ: