Публикуем материал, размещённый на Центральном сайте КПРФ.

27 сентября депутат Госдумы фракции КПРФ О.Н. Смолин выступил на правительственном часе в Госдуме по докладу министра образования РФ О.Ю. Васильевой.

— Уважаемые коллеги, уважаемый Иван Иванович, уважаемая Ольга Юрьевна!

Прежде всего, я присоединяюсь к поздравлениям в адрес воспитателей наших детских садов, тех, кому мы доверяем самое дорогое — наших детей.

Кстати, несколько лет назад я провёл день рождения моего внука в обществе нескольких его сверстников и понял, почему в некоторых странах больше всего платят тем, кто работает с самыми маленькими детьми.

А теперь к делу. В августе прошлого года мы вместе с большинством образовательного сообщества поддержали назначение нового министра образования и науки. Я не оговорился, именно с большинством, потому что от многих педагогов я постоянно слышу: на 90 процентов я согласен (или согласна) с тем, что говорит новый министр образования и науки.

Ольга Юрьевна, с тех пор мы свои позиции не меняли. При этом мы прекрасно понимаем, что, увы, министр образования — это не министр финансов, и вопросы, связанные с деньгами мы задаём правительству в целом и парламенту, а сегодня внесём несколько предложений, которые можно реализовать относительно независимо от финансирования.

Первое, идеология. Мы двумя руками поддерживаем предложение: изгнать из образования теорию, так называемых, образовательных услуг. Кстати, это вовсе не значит наказывать, это, скорее означает право любить. Однако, в действующем законе, как мы знаем, услуги наличествуют. Мы подготовили законопроект о том, чтобы они оттуда исчезли, по крайне мере, в пределах реализации образовательных программ. Надеюсь, что министерство этот законопроект поддержит, и коллеги из разных фракций тоже.

Второе, содержание образования. С 2000 года из федеральных государственных образовательных стандартов содержание образования исчезло. Короче, главный вопрос: чему учить наших детей, законодательством никак не регулируется, а ведь это главный вопрос.

Мы приветствуем заявление Ольги Юрьевны о том, что для нового министерства этот вопрос ключевой. Мы поддерживаем обсуждение проекта новых школьных стандартов, который был подготовлен министерством, но, во-первых, у специалистов много вопросов к данному тексту, как и следовало ожидать.

Во-вторых, и главное. Пока вопрос не коснулся старшей школы и, по- прежнему, у нас в старшей школе действует стандарт, который позволяет ребенку, старшекласснику, закончить школу, получить аттестат зрелости, не заучив ни физики, ни химии, ни биологии, ни литературы, ни истории, как отдельных предметов, заменив их другими предметами.

Коллеги, мы предлагаем, первое, провести совместный «круглый стол» нескольких экспертных советов при комитете Государственной Думы по образованию с целью обсуждения улучшения стандартов.

Второе. Принять проект закона об изменениях в Федеральный закон «Об образовании», которые бы возвращали содержание в образовательные стандарты.

И третье, может быть главное, срочно изменить концепцию стандарта для старшей школы, предусмотрев, чтобы все основные предметы были обязательными, но можно было их изучать с разной глубиной, по крайней мере, тем детям, которые определились с будущей профессией.

Третье. Обязательные экзамены.

Мы не меняли своей позиции по поводу ЕГЭ. Мы считаем, что он должен быть переведён в добровольный режим. При этом мы признаём прогрессивные изменения в проведении ЕГЭ в последние годы, хотим, чтобы они происходили быстрее.

Ольга Юрьевна, мы разделяем ваши сомнения насчёт обязательного экзамена по иностранному языку. Конечно, изучение иностранных языков крайне полезно, мы это знаем, однако напомню, по данным опроса, скажем, «Левада-центра» 45 процентов российских студентов заявили, что хотели бы жить и работать не в России, а в другой стране. А по данным кудринского Центра стратегических разработок после 1990 года из страны уехали до 18 миллионов человек, в три-пять раз больше, чем после Гражданской войны 1918-1920 годов.

Надо, коллеги, считать системные эффекты. Разговоры о патриотическом воспитании и фактическое поощрение эмиграции из России — это, на мой взгляд, две вещи не совместные, как гений и злодейство.

Я бы предложил, по крайней мере, пока отказаться от обязательного ЕГЭ по иностранному языку.

Четвёртое. Сельская школа.

За послесоветский период в стране закрыто 25,5 тысяч школ, в большинстве сельских, примерно столько же, сколько мы открыли в 30-е годы.

Мы предлагали, и вновь предлагаем законопроект, согласно которому ликвидация или реорганизация сельских школ возможна только с согласия схода граждан.

Кстати, на уровне идеи, Ольга Юрьевна, мы поддержали позицию об усилении государственного влияния на школу, считаем, что законопроект, о котором мы говорим, позволил бы снять некоторые риски, связанные с реализацией этой идеи.

Пятое. Массовая реорганизация и ликвидация вузов.

Мы приветствуем волевое решение Ольги Юрьевны о приостановлении этих процессов. Но хотел бы напомнить, что по-прежнему в федеральной целевой программе «Развитие образования» сохранились показатели, так сказать, развития, согласно которым к 2020 году количество вузов должно быть сокращено на 40 процентов, количество филиалов на 80 процентов.

Насколько я могу понять, это единственная в мире программа, где сокращение системы называется ее развитием.

Мало того, программа исполняется досрочно. По данным Рособрнадзора, с лета 2014-го по весну 2016 года количество вузов и филиалов сократилось на 1100.

Мы настаивали и настаиваем на исключении этого положения из федеральной целевой программы, на наш взгляд, эта проблема имеет не только образовательный, но и политический характер.

Молодежь, которая может оказаться и без работы, без возможности получения образования — это горючий материал. В период сложной международной обстановки такими вещами не шутят.

Шестое. Дебюрократизация.

Ольга Юрьевна заявила о поддержке этого курса и мы, естественно, эту позицию полностью разделяем.

Напомню, по данным нашего думского комитета каждое учебное заведение в среднем каждый год заполняет примерно 300 отчетов примерно по 12 тысячам показателей, причем сплошь и рядом по тем программам, которые уже считаются завершенными.

Согласно сравнительным международным исследованиям российский учитель мировой рекордсмен по затратам времени на бумаги, отчеты и разного рода бюрократические процедуры.

Знакомый московский ректор утверждает, что кроме Рособрнадзора его проверяют еще 18 контролирующих организаций.

Другой ректор питерский, один из лидеров Российского общества «Знание» говорит, что при проверке филиалов он направлял в Рособрнадзор по 18 килограммов документов на каждый филиал.

Коллеги, кто это читает и кому это нужно?

Мы понимаем, что на 80 процентов отчетность, проверки и прочая бюрократия не связаны с работой органов управления образованием. Ну и 20 процентов, честно говоря, немало.

Ольга Юрьевна, в период работы прошлой Госдумы комитет выработал по этому поводу рекомендации, на мой взгляд, весьма неплохие. Кое-что из них мы включили в проект закона «Образование для всех».

Просьба к министерству еще раз внимательно посмотреть на эти рекомендации. Если часть их будет реализована, педагоги и родители скажут нам спасибо даже при современном уровне финансирования.

Седьмое. Электронное обучение. Это вопрос национальной безопасности, коллеги. Я посмотрел доклад Кудрина на Гайдаровском форуме, на 10 тысяч населения в Южной Корее ежегодно вводится 477 роботов, а Китае — 36, у нас — 2.

Почему? Потому что Южная Корея — мировой лидер по электронному обучению. Кроме того, мы прекрасно понимаем, что именно через электронное обучение, через иностранные порталы происходит колоссальная утечка человеческого капитала из нашей страны. Я идеологически придерживаюсь других взглядов, чем Герман Греф, но согласен с ним — потери от утечки человеческого капитала превышают потери обычного капитала, а они в послесоветский период порядка 2 триллионов долларов.

Мы приветствуем, естественно, проект «Современная цифровая образовательная среда», но хотел бы обратить внимание — в любой современной развитой стране, про Южную Корею не говорю, Индия, Китай и другие, несколько десятков электронных университетов. Наше законодательство пока этого не позволяет. Создана специальная рабочая группа, мы надеемся на активное сотрудничество с Министерством образования и науки.

Восьмое. Дети и студенты с инвалидностью. В этом году мы приняли, президент подписал один закон, облегчающий поступление студентов с инвалидностью в высшие учебные заведения, на очереди второй закон. По обоим мы получили поддержку Министерства образования и науки, большое спасибо. Для многих ребят это важная позиция, уважаемые коллеги.

Мы приветствуем заявление Ольги Юрьевны о том, что коррекционные школы нужно не закрывать, а превращать в ресурсные центры. Кстати, скоро правительство внесёт в Государственную Думу проект очередных изменений в закон, связанных с образованием ребят с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья. Мы вновь будем предлагать к нему поправку, согласно которой ликвидировать или реорганизовывать такие школы можно только с согласия общего собрания родителей. Убедили родителей, что всё хорошо — пожалуйста, не убедили — продолжайте работу.

Кстати, Ольга Юрьевна, ещё одна тема, с которой… Да, хотим мы к вам обратиться. Это тема, связанная с тем, что довольно часто сейчас ребят с инвалидностью принудительно переводят на надомное обучение, что снижает качество их образования. Это обращение таких ребят. Мы просим министерство дать инструктивное письмо в регионы, чтобы это не делали.

Ну, и ещё одна. Мы высоко ценим работу министерства по обеспечению детей с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья учебниками в соответствии с новыми федеральными гособразовательными стандартами. Но они переходят в следующий класс, и мы надеемся, что эта работа будет продолжена.

Уважаемые коллеги, последнее, о чём я хочу сказать, но это уже не к Ольге Юрьевне, это уже к нам.

Коллеги, все вы знаете, что по данным Общероссийского народного фронта, средняя нагрузка учителя 28 часов в неделю, то есть это далеко за 60 часов, если говорить о полной рабочей неделе. Все вы знаете, что по данным того же Общероссийского народного фронта в 75 регионах из 85 указ президента в части учительской заработной платы не соблюдается.

Недавно я был в сельском районе Омской области. Директор школы, наверняка член «ЕДИНОЙ РОССИИ», задает мне прямой вопрос: «Неужели правительство и Дума не понимают, что если ситуация не изменится радикально, через 10 лет в сельской школе работать будет некому? Происходит колоссальное старение преподавательских кадров».

Давайте, уважаемые коллеги, поможем Министерству образования и науки в работе с федеральным бюджетом, иначе действительно мы можем остаться без педагогов, наши дети и внуки могут остаться без педагогов.

Хочу ещё раз повторить: Ольга Юрьевна, мы будем поддерживать министерство и министра во всем, что соответствует формуле «лучшие отечественные образовательные традиции плюс самые современные технологии». Благодарю за внимание.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.