К 100 летию Великого Октября. Часть двадцатая

В предыдущей статье мы, анализируя экономическую программу РСДРП (б), показали её конструктивный характер. Нами было доказано, что ничего в предложениях большевиков «утопичного» либо «экстремистского», как пытаются внушить обществу со времён «перестройки», не  было. Также напомним, что дальнейший ход мировой истории подтвердил данный тезис. По крайней мере, даже целый ряд капиталистических стран (особенно с середины XX столетия) реализовали такую меру как установление государственного контроля над экономикой. И ни к каким «потрясениям» это не привело.

Таким образом, Владимир Ильич Ленин и его соратники имели чёткий план проведения революционных преобразований, вывода России из состояния разрухи и хаоса, причём на новой основе – на принципах  равенства и справедливости.

Однако на протяжении последних тридцати лет на слуху утверждения, будто для России было бы «подарком» установление военной диктатуры генералом Л.Г. Корниловым, либо дальнейшее нахождение у власти «прогрессивного» Временного правительства А.Ф. Керенского. Далее следуют рассуждения о том, что, дескать, в случае подобного разворота событий наша страна была бы «спасена» и от гражданской войны, и от террора, и от распада и т.д. Разумеется, среди противников Советской власти есть немало тех, кто вздыхает о «потерянных плодах победы в Первой мировой войне». Послушать соответствующих господ, так сразу может сформироваться впечатление, что остались бы политические представители буржуазно-помещичьего блока у власти, так Россия была бы «сильнейшей страной», а народ, мол, жил бы «хорошо».

Однако надо уметь отделять подлинные факты от пропагандистского мусора. Сперва пусть те, кто с придыханием говорит про Корнилова и Керенского, должны задать себе вопрос: «На каком основании можно утверждать, будто бы победа соответствующих элементов была бы для России благом?». Вы хоть в курсе, что соответствующая группировка предлагала предпринять для выхода из кризиса? Сперва обратим внимание на разговоры по поводу мифического стремления Лавра Корнилова «спасти Россию». В качестве подтверждения данной версии некоторые ссылаются на текст его «Воззвания…» от 28 августа 1917 года, в котором он выступает против того, чтобы «сделать русский народ рабами немцев«.  Разумеется, там много пафосных слов про «сохранение Великой России» и т.д. Несомненно, наша страна в тот период переживала тяжелейшие времена. Но одними красивыми лозунгами и абстрактными патриотическими декларациями невозможно исправить ситуацию.

Известно, что одной из ключевых причин развала экономики, шаткого положения единства и независимости нашей страны был эгоизм правящего класса. Мы уже приводили примеры того, как буржуазно-помещичье сословие наживалось на бедах мировой войны и внутреннего кризиса. Саботаж правительственных решений, стремление олигархии уйти от государственного контроля, присвоение ими львиной доли государственных ресурсов, предумышленное закрытие фабрик и заводов, — всё это влекло за собой нарастание таких явлений как падения и без того низкого уровня жизни народа, обвал производства, сокращение государственных доходов, развал и подрыв обороноспособности, поражения России на фронтах (в частности, потеря результатов Брусиловского прорыва 1916 года). Вполне понятно, что без решительного государственного вмешательства в экономику (причем в прямой форме), без жёсткого противодействия махинациям олигархических группировок невозможно было преодолеть кризис. Далее, в условиях, когда государственный аппарат был изъеден коррупцией и казнокрадством, борьба с беззаконием со стороны правящего класса была нереалистичной. Поэтому и стоял на повестке дня вопрос о передаче всей полноты власти трудовому народу.

Но никаких намёков на готовность осуществления соответствующих мер в корниловской программе не было и не могло быть по определению. Впрочем, с огромной натяжкой можно утверждать о наличии у данного деятеля «программы». По крайней мере, в августе 1917 года – в дни «корниловского мятежа», никакого конкретного плана вывода страны из кризиса представлено не было. Лишь в дальнейшем, после ареста Корнилова и его соратников, в быховской тюрьме родился некий «программный документ». Примечательно, что А.И. Деникин, будучи одним из соавторов данной программы, признавал, что её составили в целях исправления «пробела прошлого».

Тем не менее, следует кратко ознакомиться с написанной задним числом корниловской программы, чтобы иметь представление о том, к чему данные элементы стремились в реальности. Так, в ней было сказано много слов про «твёрдую дисциплину«, про «боеспособную армию» и про «организованный тыл«, про «установление правительственной власти,… независимой от всяких безответственных организаций«.  Однако мы знаем, что любая власть представляет собой не некую абстракцию, а диктатуру определённого класса. Соответственно, её укрепление означает усиление господства класса-гегемона, подавление антагонистических классов. Весь вопрос в том, какой класс является правящим. В августе – октябре 1917 года таковым был класс помещиков и капиталистов. Тех самых, которые сказочно обогащались за счёт общества – на фоне гибели страны, её военных поражений, территориального распада и окончательного обнищания народа. Следовательно, сохранение (не говоря уже про усиление) власти земельной и финансово-промышленной олигархии обрекло бы Россию на окончательное истощение и обнищание, на её полное превращение в колонию западных империалистических государств. В перспективе наша страна стала бы конгломератом враждующих между собой колоний западного капитала.

Собственно говоря, в «корниловской программе» не только не предлагалось проведение борьбы против произвола со стороны правящего класса, но и не было уделено детального внимания разработке программы преодоления экономического кризиса. Так, «жизнедеятельность страны и армии» предполагалось обеспечить путём «упорядочения транспорта и восстановления продуктивности работы фабрик и заводов«. Надо было бы, но как? Какую форму собственности предполагалось использовать: государственно-монополистическую либо частнокапиталистическую? Если и делать ставку на распространение государственных монополий в ключевых отраслях экономики, то как планировалось наводить финансовый порядок в их деятельности, как предусматривалось противодействовать саботажу экономических кругов правительственно контроля? Об этом вообще ни полслова!

Правда, было вскользь упомянуто предложенная мера, направленная на «упорядочение продовольственного дела». Соответствующую задачу планировалось решить путём «привлечения к нему кооперативов и торгового аппарата, регулируемых правительством«. Но как можно было сделать это, не поборов коррупцию в самом чиновничьем аппарате? Или они исходили из того, что одни представители олигархии станут контролировать иных представителей того же класса? Играли в эти игры на протяжении всего 1917 года. Но результат был нулевым. Причём махинации в отраслях экономики и в управленческих структурах достигли такого размаха, что никаким новообразованным инстанциям было не по силам пресечь воровство.

А призыв к продолжению «войны в полном единении с союзниками до заключения скорейшего мира, обеспечивающего достояние и жизненные интересы России» вообще выдаёт с головой корниловцев. Во-первых, победа в империалистической бойне не сулила бы нашей стране ровным счётом ничего. Напротив, западные «демократии» только и мечтали получить всё «готовое» за счёт России, фактически обделив её в дальнейшем. И в чём был смысл продолжения участия в захватнической войне, сжирающей неимоверное количество российских ресурсов, уносящих на тот свет миллионы соотечественников, обрекающей народ на дополнительные и, самое главное, напрасные лишения? Во-вторых, к осени 1917 года положение России не позволяло продолжать участвовать в войне. Полный развал экономики, истощение финансовых ресурсов, фактический развал армии и последовавшие за этим потеря военных побед 1916 года, утрата Риги и угроза Петрограду – всё это ставило вопрос о том, что нужно, как минимум, сделать «передышку». В этой связи обратим внимание на заявление военного министра Временного правительства А.И. Верховского от 20 октября (2 ноября) 1917 года, озвученное им во время совместного заседания комиссий по обороне и иностранным делам Временного совета Российской республики (Предпарламента). Он подчеркнул, что «дальше мы воевать не можем«. По словам военного министра, выход России из войны и заключение мира с Германией «даст… возможность спасти государство от полной катастрофы«.

А как предусматривалось решить аграрный, рабочий и национальные вопросы – те самые острые социальные противоречия, которые потрясали основы страны, раздирали её изнутри? Их рассмотрение предусматривалось отложить до созыва Учредительного собрания. То есть, они предлагали народу продолжать терпеть унижение и бесправие, пока не начнёт работу подконтрольный буржуазии орган. Да измученный в окопах мировой войны мужик не имел сил ждать и наблюдать очередную пустую говорильню, разворачивающуюся в Учредительном собрании. Об этом мы писали в предыдущих статьях, а здесь обратим внимание на иную сторону подвоха данной позиции. Предположим, «учредиловка» была бы созвана. Но вряд ли у кого-то есть сомнения в том, что при господстве капитала весомую долю представительства в любых представительных органах получат представители реакционных сил. Собственно говоря, далеко за примерами ходить не надо. Достаточно посмотреть на особенности формирования известного эсеро-меньшевистского детища в лице Всероссийского демократического совещания. Про уменьшение доли рабочих и крестьян среди его участников, равно как и про то, что сформированный на базе «Демократического совещания» предпарламент был расширен до 555 человек путём введения в его состав представителей объединений буржуазии и помещиков общеизвестно. И они стали бы голосовать за проведение широкой аграрной реформы в интересах широких масс крестьянства, за реформу рабочего законодательства?! Положительный ответ мог дать только наивный и весьма далёкий от политики человек.

На самом деле все вышеупомянутые корниловские лозунги представляли собой словесную шелуху и служили прикрытием намерения правящего класса отдать Россию на растерзание западным империалистам. Видя неспособность Александра Керенского поставить ситуацию под контроль, олигархические группировки стремились отстранить его и поставить деятеля, который «железной рукой» мог бы подавить народные протесты и создать благоприятные условия для всевластия «верхних десяти тысяч». Причём в качестве своих базовых «союзников» они рассматривали иностранцев. Так, американские разведчики Майкл Сайерс и Альберт Кан в своей книге «Тайная война против Советской России» писали, что «русские миллионеры прямо угрожали, что откроют двери немцам, если Англия и Франция не предпримут мер для борьбы с революцией«. Ими приводился фрагмент интервью капиталиста С.Г. Лианозова американскому корреспонденту Джону Риду, в котором он высказал такие рассуждения: «Революция  — это болезнь. Рано или поздно иностранные державы должны будут вмешаться, как всякий вмешался бы, чтобы вылечить больного ребёнка и научить его ходить«.

Как видим, речь шла о намерении правящего класса совершить национальное предательство, отдать Россию на заклание иностранцам во имя сохранения доминирующего положения!

В то же время мы знаем о принадлежности западному капиталу большой доли в российских банках и компаниях. Соответственно, падение власти буржуазии непременно бы потеснило позиции западного империализма, лишило бы его возможности высасывать из России все ресурсы. Именно для окончательного превращения нашей страны в колонию они оказывали поддержку тем, кто намеревался установить диктаторский режим и подавить революционное и рабочее движение. Так, в те дни начальник британской дипломатической разведки в России Сэмюэль Хор заявил, что установление военной диктатуры представляет собой наилучший способ решения «русской проблемы» (читай – полного и окончательного превращения раздробленной Россию в зону влияния западных стран). Он полагал, что на роль военных диктаторов в наибольшей степени подходят А.В. Колчак и Л.Г. Корнилов. Но, как писали Сайерс и Кан, «английское и французское правительства решили сделать ставку на Корнилова«. Они видели в нём человека, «который не даст России выйти из войны, покончит с революцией и будет отстаивать англо-французские финансовые интересы в России«.

Таким образом, мы видим, что за Л.Г. Корниловым стояли те же силы, которые поддерживали политику Временного правительства. Англичане и французы полагали, что власть в России захватит тот, который будет подстраивать всю политику под них. Однако для нашей страны это означало бы дополнительные лишения, новые убытки и окончательный развал государства. Но всё это обсуждалось «в кулуарах». В рассматриваемое нами время от народа России тщательно скрывался факт поддержки западными империалистическими странами корниловщины. И нашей стране хотели подкинуть своеобразного «кота в мешке». Просто проводники интересов западного капитала стремились достичь это тонким способом, облачившись в «патриотическую» одежку, прикрываясь пафосными словами о «патриотизме», о «великой России», об «учёте интересов всех социальных слоёв страны», не придавая им в сущности абсолютно никакого должного значения. Всё это вполне сопоставимо с современной тактикой «единороссов». Напомним, что они, тоже выдавая себя за «государственников», «патриотов», «сторонников национального возрождения России», «социальной справедливости», продолжали социально-экономическую политику «Вашингтонского консенсуса», окончательно поставили нашу страну на службу интересам западного капитала, втянув в ВТО, ну и дали в своё время согласие на дополнительное приближение НАТО к границам Российской Федерации.

Всё вышеизложенное даёт представление о том, какая незавидная участь ожидала бы нашу страну в случае успеха «корниловщины». К катастрофе вела Россию и политика марионеточного Временного правительства. Но об этом будет упомянуто в следующей статье.

Михаил Чистый

ПОДЕЛИТЬСЯ: