Психов в Москве становится все больше

Публикуем материал, размещённый на сайте портала «Свободная пресса».

Героями новостей все чаще становятся вышедшие из-под контроля душевнобольные люди или люди с психическими проблемами. О произошедших в Москве кровавых трагедиях нам сообщают чуть ли не каждую неделю. Достаточно вспомнить нападение на Татьяну Фельгенгауэр. Никто не обратил внимания и на то, что творилось в голове у студента, зарезавшего своего преподавателя…

Кстати, на днях на конференции, посвященной психическому здоровью населения главный внештатный психиатр Департамента здравоохранения г. Москвы Георгий Костюк заявил, что число психических расстройств у граждан увеличивается и к 2030 году может вырасти на 20%.

Почему это происходит? У нас так плохо развита психиатрическая помощь? Или нынешняя жизнь все сильнее давит на психику? Стрессы, сумасшедший темп, нехватка денег, озлобленность…

— Действительно, число психических расстройств растет, — говорит Алла Милехина, старший научный сотрудник ФМИЦПН имени Сербского. — В первую очередь это связано с тем, что обращающихся за помощью к психиатрам теперь стало значительно меньше. Система надзора за этими пациентами практически упразднена. Поэтому пациент может запросто отказаться и от лечения, и от наблюдения. Это очень распространенный случай. У скорой психиатрической помощи теперь тоже очень ограниченные условия вызова — не факт, что они приедут. К тому же уменьшилось количество психиатров — и детских, и взрослых. Поэтому мы имеем то, что имеем.

— Есть данные исследований из разных стран, которые говорят о том, что 65% населения (и в Америке, и в Германии, и во Франции) на определенных этапах своей жизни нуждаются в психиатрической помощи, — продолжает тему Михаил Виноградов, психиатр-криминалист. — Люди попадают в стрессовые ситуации — у кого-то ушли жена или муж, у кого-то погибли родные, им тяжело справиться самостоятельно. В нашей стране сюда прибавляются еще и материальные проблемы. Большинство населения живет на грани нищеты, люди становятся конфликтными, раздражительными, многие заливают беды алкоголем.

По мнению эксперта, еще одной огромной проблемой в нашем обществе стала жестокость, особенно детская:

— В среде подростков стало модно истязать сверстников, записывать это и выкладывать в интернет. Полиция вроде следит за этим, закрывает какие-то сайты, но их сил не хватает. А эти случаи с истязанием бездомных животных? В Америке есть подразделение полиции, которое занимается бездомными животными. Там даже устраиваются конкурсы, кто возьмет в семью искалеченную собаку, которая попала под машину. То есть культивируется доброта. И она несет оттенок государственности. У нас все по-другому. У нас полная безнаказанность.

Может, помните, был случай: мальчик и девочка убили отчима, он выпивал. Мальчику 9 лет, девочке 6. После этого они как ни в чем не бывало ходили по городу и угрожали соседям: «И вас зарежем, и нам ничего не будет!» У нас ответственность начинается с 13 лет…

«СП»: — А жизнь в большом городе, таком как Москва, влияет на психическое здоровье?

— Конечно, она напряженная. Чтобы доехать до работы требуется два часа — это сказывается на внутрисемейных отношениях, на контроле за детским поведением. Привлекателен большой город и для мошенников, преступников, террористов. Стресс может спровоцировать серьезные невротические расстройства. Скученность, толпа, боязнь потерять работу, борьба за место под солнцем — все это провоцирующие факторы.

«СП»: — Почему людям у нас даже в самых тяжелых жизненных ситуациях не приходит в голову обратиться к психиатру? Это предрассудок с советских времен — когда была карательная психиатрия?

— Часто люди сами осознают, что у них проблемы, что они не могут ужиться в социуме, но не знают, куда пойти. Да и психиатров на всех не хватает. Терапевтов много, урологов, а вот с психиатрами большая проблема.

Сейчас даже вызвать скорую психиатрическую службу не так-то легко: изменилось законодательство, и все вызовы идут через полицию. Вот придете вы в полицию и скажете: «У меня сосед болен», они отправят участкового, а ему не надо связываться с психически больным. Конечно, участковый с ним побеседует, — но наши больные умеют вести беседу, они зачастую более образованные люди, чем та же полиция, — и напишет: «Основания для вызова психиатров нет». Таких случаев очень много.

«СП»: — Я прочитала, что ставку психиатра в районных поликлиниках сократили?

— Да, раньше психиатры были не только в диспансерах, но и в районных поликлиниках, и это значительно улучшило психиатрическую помощь. Приходил человек к своему терапевту, а тот говорил: «Зайдите еще в 10 кабинет, вам дополнительно выпишут лекарство». У нас примерно 9% процентов пациентов поликлиник нуждаются в психиатрической помощи, не будучи психически больными. У людей может быть гипертония, язва, колит, проблемы с гинекологией, которые дают изменения характера, раздражительность, озлобленность, плаксивость, даже мысли о самоубийстве появляются. Если отправлять этих людей в диспансер — они никогда не пойдут. А в поликлинике в соседний кабинет зайти не было бы проблемой. И лекарства психиатрические вообще-то положены бесплатно.

Комментарий редакции: Вообще то надо говорить о целом комплексе причин, породивших такое явление как всплеск количества психических заболеваний населения. Однако мы обратим внимание на иную сторону дела — на т.н. «оптимизацию» здравоохранения. Известно, что в ходе данного реформаторского «эксперимента» закрывается множество медицинских учреждений — в том числе и психиатрические лечебницы. Следовательно, на улицу выкидывают не только медработников, но и пациентов психбольниц. А последние, оказавшись на свободе, непременно наносят вред обществу, представляют для него угрозу. Всё это весьма тревожный сигнал, своеобразный упрёк политикам, гнущих «оптимизационную» линию. И «реформаторская» политика уже начала приносить реальные плоды — плоды гнилые и чёрствые. Она начала дестабилизировать общество, против чего постоянно любят рвать глотки сторонники нынешнего правительства.

ПОДЕЛИТЬСЯ: