Безопасное негодование

Этой статье едва ли суждено будет снискать популярность – однако, это не делает её ненужной. Порой человеку, утратившему способность ориентироваться в окружающей обстановке, находящемуся на грани состояния аффекта нужно отвесить пощёчину – чтобы привести его в чувство – для его же пользы. Схожей мне видится ситуация и здесь. Я решил выждать пока спадёт основная волна ажиотажа, или, как это теперь порой называют, хайапа – чтобы статья возымела эффект. А будет она… да, опять про мальчика Колю. Впрочем, на самом деле не совсем…

Итак, сперва факты – коротко, спокойно: жил да был в городе Новом Уренгое мальчик Коля Десятниченко. Учился. Участвовал в проектах международного сотрудничества – в частности в немецкой программе обмена, финансируемой компанией Wintershall, занимающейся газо и нефтедобычей. Финансируемой, стоит напомнить, в течение 10 лет. Точных сведений о том, сколько детей прошло через эту программу, у меня нет – но совершенно очевидно, что это не один только Коля. Даже в стенах Бундестага то в конечном итоге был не он один, а ещё две девочки – но о них почему-то все сразу забыли. В числе прочего программа предполагала участие в том числе в исследовательской и поисковой работе. Коля съездил на место массового захоронения немецких солдат под городом Копейском, взялся за изучение судьбы конкретного бойца —  Георга Йохана Рау. А вот дальше начинается интересное. Во-первых, возникает тема отправки делегации наших школьников в Германию, где они по первоначальному замыслу должны были лишь обменяться мнениями со своими сверстниками-школьниками. Кто организовал не просто поездку, а выступление в Бундестаге, что априори придало делу политический окрас, внятно не сказано до сих пор. Но совершенно очевидно, что это не мальчик, не его семья, не школа – просто ввиду отсутствия у них связей подобного уровня. Это какая-то «светлая» чиновная голова – и она не могла не преследовать здесь некой выгоды – опять же, просто потому, что в противном случае слишком велики издержки. Какую выгоду? Об этом ещё порассуждаем ниже. Во-вторых, текст выступления – он начал писаться ещё летом, т.е. заблаговременно и исходя из времени выступления 10 минут. А затем выясняется, что время выступления будет 2 минуты – и текст начинает кто-то править. Кто? Якобы – сам мальчик Коля. Позвольте, однако, не поверить в то, что речь в парламенте крупной иностранной державы по ключевому вопросу нашей истории, чрезвычайно болезненному, по разным, конечно, причинам и для нашей страны, и для Германии, была полностью отдана на откуп подростку. Здесь вновь торчит всё та же чиновная голова, которая, наверняка, и сокращала текст, оставляя важное исходя из своих представлений. Сокращала коряво – так, что в некоторых местах текст вообще становится не вполне корректным с точки зрения русской грамматики. Вот этот самый текст мальчик Коля в итоге и зачитал – и в нём содержалась та самая фраза про «невинно погибших людей» – имеются в виду солдаты вермахта, которая и взорвала общественное мнение.

Подчеркну сразу – чего точно не будет в этой статье – так это оправданий тому факту, что в стенах Рейхстага, на которых посейчас сохранились подписи солдат-победителей, прошедших с боями от Волги до Берлина, русский парнишка назвал оккупантов невинными жертвами войны. Но давайте будем честны, будем откровенны хотя бы перед самими собой – разве дело только в мальчике Коле? Давайте называть вещи своими именами – речь идёт о том, что существуют силы, как вовне, так и внутри России, которые преследуют цель возложить (причём с вполне конкретными материальными последствиями) частично, или даже полностью, вину за начало Второй Мировой войны на нашу страну, которые желают представить РККА в традициях и прямом продолжении пропаганды Геббельса, как банду насильников, азиатскую орду, пришедшую из восточной деспотии в просвещённую и уютную Европу. Силы, которые сейчас, свыше 70 лет спустя, активно пытаются в последние годы лишить нас нашей Победы. При этом, что тоже стоит напомнить, территориально-политические последствия Победы мы утратили ещё в 1991 году, когда рухнула Ялтинско-Потсдамская система, а ситуация на пространстве бывшего Союза в некоторых аспектах просто потрясающе напоминала положения плана Ост, предполагающего поэтапную деградацию культуры, образования, производства и стравливание по национальному принципу народов, которые в конечном счёте должны в значительной мере своими руками выполнить задачу очистки территории перед приходом новых хозяев. Сейчас речь идёт о моральном наследии Победы, которое, как неоднократно отмечалось, в отсутствии национальной идеи и идеологии, является ключевой и едва ли не единственной вещью, объединяющей и вдохновляющей общество. Если же сказать несколько иначе, то у нас желают отобрать последнее – и самое важное – национальную гордость. Причём гордость не шовинистическую, основанную не на идее превосходства над другими народами, по принципу расы ли, веры, или какому-либо ещё, а на памяти о совершенно реальном массовом подвиге, на памяти о том, как мы спасли Земной шар.

Кто пытается? Уж точно не мальчик Коля! Во-первых, пытаются государства Восточной Европы. Чтобы оттенить собственную, почти всегда крайне неблаговидную роль в Войне. Чтобы добиться вполне осязаемых денежных компенсаций, которые оздоровят их за редчайшим исключением крайне неблагополучную экономику. Чтобы привив России комплекс вины и неполноценности, сделать её безопасной для себя, неспособной на какую-либо экспансию, контролируемой. Т.е. сделать то, что во многом удалось в отношении побеждённой Германии.  Чтобы отбелить собственную национальную мифологию, в настоящее мнение весьма шаткую из-за очевидности связей с нацистами её «героев». Это касается и Прибалтики, и Украины, в известной мере Молдавии, Румынии, особую роль играет исторически противостоящая нам Польша. Данные устремления поддерживаются и координируются США, которым выгодно ослабление и маргинализация России, а так же восточноевропейскими диаспорами в Западной Европе и Америке, которые во многом были сформированы коллаборационистами и членами их семей, бежавшими от заслуженного наказания в 1945. Здесь всё достаточно понятно.

Гораздо интереснее взглянуть – кто принадлежит к подобным силам внутри страны. С одной стороны, конечно, это либералы. Кто регулярно заявляет о тождественности Сталина и Гитлера, коммунизма и нацизма? Либералы. Кто постоянно призывает нас к покаянию – в том числе и во внешней политике? Либералы. Кто наиболее активно работает над переписыванием истории Великой Отечественной? Либералы. Кто ставит под сомнение моральное превосходство советского солдата – защитника своей земли? Либералы. Здесь тоже мало неожиданного. Но ведь только ими, только либеральной оппозицией дело отнюдь не ограничивается! Не Касьянов, Ходорковский и Ксения Собчак открывали с помпой в своё время памятную доску Карлу Густаву Маннергейму в городе-герое Ленинграде. Это сделали господа Мединский, Чуров и Иванов. Не либералы, а депутат Государственной Думы от «Единой России» Виктор Водолацкий подписал 17 января 2008 года документ о создании рабочей группы по реабилитации атамана Петра Краснова, что не удалось сделать только из-за массового возмущения общественности. Не либералы открыли за государственный счёт Ельцин-Центр, замдиректора которого по научной работе Никита Соколов высказался о власовцах, что считает их жертвами сталинских репрессий, нуждающимися в реабилитации. Не либералы регулярно прячут в фанерный короб Мавзолей. Вернее, не те либералы. Всё это – а так же многое другое, например введение в школьную программу Солженицина, двуглавые орлы вместо красных звёзд на технике на параде 7 ноября — параде не в честь юбилея Революции, а «параде в честь парада» – это дело рук властей, властвующей клики. И уж никак не мальчика Коли.

Выше я предлагал задуматься о той выгоде, которую рассчитывали поиметь наши господа-чиновники от выступления Десятниченко в Бундестаге. Что ж, вернёмся к этому вопросу. Новый Уренгой – город тесно вплетённый в ключевую для современной РФ сферу – в нефтегазовую промышленность. Не случайно, что тот же профиль и у немецкой компании Wintershall. Неподалёку от Нового Уренгоя находится Уренгой старый – начальная точка грандиозного магистрального газопровода Уренгой-Помары-Ужгород, которая и сейчас играет ключевую роль в поставках нашего голубого топлива в Старый Свет. Но вот беда – проходит эта труба через Незалежную – нестабильную, вороватую, прямо враждебную сейчас России Украину. Украину, с которой по этой самой причине – из-за трубы и фатальной от неё зависимости бизнеса очень важных людей, ничего невозможно поделать. Они, конечно, тоже от неё зависят – но вдруг всё же перекроют? Вдруг взорвут какие-нибудь правосеки? Нееет – и вот приходится жать руку нашему дорогому партнёру Петру Алексеевичу, который является президентом страны, где не то что кто-то пытается обелить фашиствовавших предков, а прямо сейчас есть фашисты – и они жгут людей, расстреливают, заключают за решётку и пытают там, а ещё периодически предлагают заключить всех русскоговорящих в концлагеря – пока не выучат мову, ну или не подохнут.

Худо-бедно работает труба – и хорошо, да только вот есть нюанс. Как уже было сказано, нынешние правители Неньки не только кровавые – это то как раз наших руководителей не очень смущает, но они ещё и крысятят регулярно газ. А значит нужна новая, альтернативная труба. Одна уже есть – Северный поток, но её мало. Нужен второй – с большей пропускной способностью. Вот только старушка Европа не хочет. Вернее, нет, она, конечно, хочет – так как-то и теплее, и спокойнее, да из-за океана не велят. Собирается комиссия Евросоюза и говорит – нет, не нужен нам никакой Северный поток-2. Ну а в нынешнем ЕС главные, как известно, кто? Немцы. Стало быть к немцам надо подладиться. Все, конечно, большие дяди – и в первую очередь будут за закрытыми дверями торговаться, судить и рядить, ставя во главу угла финансовую выгоду. Но… подольститься то ведь никогда не помешает, верно? И едет из газодобывающего Ямало-Ненецкого округа мальчик Коля в Бундестаг… Не может такого быть? Не верите? Может! Ради другого Потока – Южного мы от трупов наших пилотов в конечном итоге открестились и о них тактично-дипломатично позабыли, хотя столько было риторики громкой в зомбоящике! А здесь – просто паренёк поедет, скажет, что надо – никто же не знал, что всё утечёт в сеть, да ещё и рванёт там, как атомная бомба. А совесть… Какая совесть, когда речь о больших бабках? И ведь не впервой же – есть такое мнение, что табличка с фельдмаршалом Маннергеймом – это тоже для того, чтобы с финнами договориться – труба то ведь пойдёт в том числе и по их дну…

Ну а теперь – главное. После того, как о словах, сказанных Колей, стало известно, в русском сегменте интернета началась настоящая волна цунами. Об этом писали все. Писали, сочиняли стихи, делали картинки, где Коле пожимает руку Гитлер, или вручают орден Предателя 1-й степени, как мальчишу-Плохишу. Все в ярости, всех задело за живое. Что же, вскипает ярость благородная? Только не кажется ли вам, граждане, что поздновато спохватились? Колю предлагали даже отдать под суд. А вот когда другой человек оправдывал в прессе нацистского пособника, да не простого солдата, у которого действительно был выбор небогатый – или воевать, или дезертировать, или стреляться, а генерала и государственного деятеля, который направил свою страну на войну с нами в качестве союзника Рейха, который подписывал приказы об этнических чистках, который, замкнув кольцо блокады с севера, стал соорганизатором одного из самых страшных военных преступлений в истории – Ленинградской блокады – где вы были тогда? Почему не требовали посадки? Не потому ли, что тогда речь шла о министре, а не о безвестном до скандала ученике? Коля – искренне ли, или от испуга – другой вопрос, даже сфотографировался на фоне здания Бундестага/Рейхстага с копией знамени Победы, постоянно повторял, что его не так поняли. Господин Мединский и прочие открыватели доски Маннергейму ничего подобного не сделали. Они не извинились, даже не подумали об этом, тем паче не покинули своих кресел. Владимир Ростиславович сидит в кресле министра культуры посейчас – и в этом качестве оказывает, безусловно, значимое влияние и на политику памяти в нашей стране, и на формирование представлений о Войне у подрастающих поколений. Сидит – и продолжает продвигать идею «примирения». Ни разу не изменилась после всех скандалов и политика Ельцин-Центра.

А теперь ещё раз. Мальчик Коля не влияет на нашу государственную политику, на нашу дипломатию, на образование и культуру – а вот эти люди влияют. Но мальчика Колю ненавидеть безопасно – это не требует усилий. Мальчика Колю победить легко – это не требует борьбы. А как насчёт того, чтобы обратить свой пыл на тех, кто в действительности ответственен за политику ползучего оправдания фашизма? Как на счёт того, чтобы так, как на Колю – единым духом, всей страной обрушиться на творцов памятной доски Маннергейму, на создателей Ельцин-Центра, на тех, кто принял решение об установке в Москве памятника Солженицыну – а ведь в своих книгах нобелевский лауреат и «совесть нации» выражался много определённее Коли в отношении выражения сочувствия фашистам и их пособникам. А? Страшно. Потому что они – при власти. В чинах. Им есть чем ответить – аппарат подавления в их руках. Потому что тут одной лишь картинкой в соцсети не обойдёшься – нужно выходить на улицу, требовать отставок, посадок. А на улице сыро и холодно. А на улице как-то неуютно. Неохота.

А надо. Надо! Потому что память, патриотизм, уважение к предкам – это не всегда так удобно и безопасно. ТВ затёрло слова «патриотизм» и «патриот» до дыр – но мы не имеем права забывать, как на самом деле они звучат и чего от нас требуют. Если завтра мальчик Коля исчезнет, а господин Мединский останется, то поезд декоммунизации поедет дальше по той же колее и без остановок – потому что дело не в мальчике, а в системе. А вот если завтра исчезнет с политического небосклона господин Мединский, если будут приняты меры, чтобы там больше не могли окопаться люди ему подобные, то Коли переведутся. Потому что другие и с другими целями и ценностями станут воспитывать новые поколения. Это не такая лёгкая задача – но решать её необходимо. Сейчас. Всем миром, всем сердцем, всей душой. Иначе мы будем таки платить и каяться – нас заставят. Не мальчик из Уренгоя, а господа из Москвы.

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

ПОДЕЛИТЬСЯ:  
  • Dmitrii Valentinovich

    Все правильно !
    Мальчик то с честными наивными глазами — в этом возрасте это нормально. Конечно его использовали-подставили. Но какая политическая мышиная возня ! Как все мелко-подловато на фоне общего равнодушия….

  • Дмитрий Л. Ерофеев

    Хорошая статья .Отвечать на это нужно,многие люди ждут содержательного ответа именно от КПРФ.Комментарий сделать здесь сложно ,почему то требуется регистрация на Discus.

  • Андрей

    Статья хорошоая, а дальше что? Надо поднимать волну, чтоб Мединского с позором выгнали , основателей Ельцин центра тоже как-то наказали. создать петиции, организовать митинги по всей России, собрать подписи и дать команду по всем регионам, чтоб народ знал истинных врагов. А так только воздух трясем!

  • Андрей

    Использовать информацию о том, что Вова с Димой посещают ельцинцентр в президентской компании. Кто такой боря все помнят, кто не помнит тем освежить память ну и крутить что наши божки к нему ходят на поклон- значит они такие же!