Выборы президента Российской Федерации практически на носу. Про особенность нынешней избирательной кампании, про информационную войну, равно как и про реальные рейтинги претендентов на высший пост страны известно всем и каждому. Однако мы обратим внимание на то, что представляют собой все кандидаты в президенты России. Речь пойдёт не об их биографии и т.д. И даже не о простом перечислении позиций соответствующих лиц. Но мы попытаемся найти ответ на такой вопрос – чья программа в наибольшей степени соответствует задачам, стоящим в настоящий момент перед нашей страной?

Сперва напомним, что за последние годы капиталистическая система окончательно продемонстрировала свою нежизнеспособность и реакционный характер. Развязывание западным империализмом новой всемирной бойни (будь то на Украине, будь то на Ближнем Востоке), экономический кризис, полуколониальный сырьевой характер экономики, обострение социальных и демографических проблем, заражённость управленческих кругов казнокрадством, коррупцией и т.д. – таковы суровые реальности, знакомые каждому из нас не понаслышке. Абсолютно все представители разных политических сил – что власть, что оппозиция, ставит идентичный диагноз происходящему.

Однако повседневная особенность требует принятия весьма конкретных и последовательных мер. В чём они заключаются? Сперва скажем об особенностях современной обстановки. Прежде всего, «мировое сообщество» в ответ на готовность российского руководства следовать его установкам инициировало против России масштабную провокацию. Взращивание антироссийских националистических сил на Украине, поддержка организованного ими переворота в 2014 году, а также развязывания ими войны против Русского мира, плюс содействие ИГИЛовским головорезам, а также прямые ущемления нашей страны в области спорта являются тому подтверждением. А на пусть единичные, но действия, направленные на защиту национально-государственных интересов, России был преподнесён «сюрприз» в виде затягивания санкционной удавки на её шее. В то же время стремление правящих кругов усидеть на двух стульях одновременно, расчёт на «смену гнева на милость» зарубежными «партнёрами» в случае уступок им не оправдал себя. Расширение количества санкций, рост числа провокаций со стороны марионеточной киевской хунты, плюс её открытые угрозы осуществить «зачистку» Донбасса, а также эскалация «спортивной войны» говорят сами за себя.

Непременным условием выживания нашей страны при создавшихся обстоятельствах может быть лишь ускоренное развитие экономики, уход от сырьевой иглы и проведение новой индустриализации и модернизации экономики. Не черепашьи темпы роста, а уверенные, быстрые и поступательные – сохранение отсталости чревато непредсказуемыми последствиями. Не ставка на ведущую роль иностранных инвестиций, а опора на отечественного товаропроизводителя – во-первых, в современных условиях (при расширяющихся санкциях)  расчёт на приток зарубежных инвесторов утопичен, во-вторых, они всерьёз не станут уделять внимания модернизации экономики, поскольку никто конкурента не будет взращивать себе своими руками (не будем забывать, во что вылилась соответствующая практика, используемая в царской России в начале XX столетия).

Стоящие на повестке дня задачи носят затратный характер. Всё это диктует необходимость активного государственного участия в развитии народнохозяйственного комплекса. А если принять во внимание, что речь идёт не просто о создании благоприятных условий для уцелевших предприятиях, но и о воссоздании промышленного потенциала, о ее переводе на современные рельсы, то нужно говорить не просто о традиционных инструментах промышленной политики, а о системе стратегического планирования, которая охватывала бы широкий спектр вопросов, расширяла бы горизонты проектирования.

Однако планирование при господстве частной собственности на средства производства не даст результатов. Ведь олигархи, стремящиеся к краткосрочной выгоде, не будут полностью следовать государственным программам. Разве пример деятельности фонда «Сколково» не говорит ни о чем? А необходимость обеспечения объектов социальной сферы, народного хозяйства сырьем (в нашей северной стране), регулирования тарифов на энергоресурсы? А борьба за возвращение в российскую юрисдикцию компаний, сосредоточенных в ключевых отраслях экономики? Недаром встает вопрос о национализации.

Но и сама национализация без системы планирования экономического развития будет непоследовательной мерой. Любой собственник всегда планирует развития своего предприятия – в противном случае банкротство ему обеспечено. И государство, будучи собственником ряда отраслей, по идее должно заниматься планированием их развития, ставить конкретные цели, задачи, сроки их реализации и контролировать все это. В противном случае государственные компании превращаются в полуфеодальные вотчины, действующие по собственному усмотрению, уклоняющиеся от реализации государственных программ.

Всё это, несомненно, будет способствовать решению социальных и демографических проблем, решению задачи проведения индустриализации и модернизации.  В то же время надо иметь в виду, что без противодействия коррупции и экономическим преступлениям попытки государственного регулирования экономики, воплощения в жизнь государственных программ обречены на провал. Там, где процветает коррупция, о проведении какой-либо политики речи быть не может. Однако нужно комплексно рассматривать соответствующий вопрос. Безусловно, наведение элементарного порядка и укрепление дисциплины, утверждение принципов равенства всех перед законом и неотвратимости наказания за совершённые преступления, — всё это нужно. Однако следует уделять внимание и народному контролю над управленческим аппаратом, что, несомненно, повысит ответственность руководителей всех уровней перед обществом. Поэтому вопрос должен стоят не просто о парламентском контроле, а о воссоздании системы Советского народовластия, при которой народ мог бы не просто контролировать деятельность чиновников, но и отзывать депутатов, не оправдавших доверия.

Таким образом, последовательная независимая внешняя политика, проведение новой индустриализации, ставка на отечественного производителя, социальная справедливость, национализация командных высот экономики, система стратегического планирования, воссоздание Советского народовластия,  — вот комплекс мер, реализация которых позволит России выйти из тупика.

Насколько программы кандидатов в президенты Российской Федерации созвучны данным принципам? Проведём их краткий анализ.

Начнём с ультралибералов. В целом, программные установки Григория Явлинского и Ксении Собчак во многом идентичны. Их призывы вернуться к «демократической» внешней политике, «помириться» с Западом таят подвох. Каким образом? Отказаться от Крыма, полностью сдать Донбасс, свернуть программы укрепления обороноспособности (под флагом «демилитаризации»)? Это очередной удар по безопасности России, который наша страна не выдержит. А «ведущие мировые державы» оценят подобные действия как проявление слабости, со всеми вытекающими последствиями.

Далее, из их уст звучит призывы вернуться к идеалам «демократии». Во-первых, как они представляют себе возможным развивать народовластие при диктате «денежных мешков»? Последние, ощущая уход почвы из-под ног, рост народного недовольства, всегда прибегали к «закручиванию гаек» (как было в Германии при Гитлере и в Чили при Пиночете). Поэтому в условиях капитализма требование «свободы» и «демократии» фактически означают расширение возможностей произвола «верхних десяти тысяч», их полную свободу навязывать свою линию обществу. Во-вторых, практика показывает, что они руководствуются специфическими представлениями о «демократии» и о «диктатуре». Вспомним, как Ф.Д. Рузвельта называли «коммунистическим диктатором» за попытку утверждения всевластия закона, противодействие преступности и за стремление «поставить в рамки» олигархический капитал. Во многом аналогичным образом реагируют определённые силы и в нашей стране на определённые попытки наведения элементарного порядка, на пресечение стремлений олигархов «приватизировать» государство, на стремление поставить региональных лидеров под контроль Центра и на пресечение сепаратизма.

Ну а призывы вернуться к идеалам свободного рынка и приватизации ничего кроме ухмылки не вызывают. Только простаки могут поверить в то, что соответствующая модель обеспечит небывалый прогресс в экономике и рост благосостояния народа.  Как будто за нашей спиной нет опыта последних тридцати лет! Как будто мы не знаем, к чему пришли страны Латинской Америки и Восточной Европы, руководствуясь подобной идеологией!

Что же касается программы Бориса Титова, то мы видим её двойственный характер. Отрадно, что там формально присутствуют тезисы о независимой внешней политике и т.д. Но ведь без наличия сильной экономики, без развитого промышленного, сельскохозяйственного и социально-демографического потенциала попытка проведения активного внешнеполитического курса представляет собой построение дома без фундамента. Способствует ли программа «Столыпинского клуба» (в разработке которой принимал участие Б.Ю. Титов) решению перечисленных задач? Несомненно, смягчение бюджетной и денежно-кредитной политики будет способствовать определённой стабилизации. Но ставка на ведущую роль частного капитала в целом не будет способствовать прорыву российской экономики на лидирующие позиции. Далеко за примерами ходить не надо. Достаточно посмотреть на Китай и Белоруссию, с одной стороны, на страны бывшего Социалистического содружества, с другой стороны, чтобы понять, какая модель развития в наибольшей степени продемонстрировала свою жизнеспособность.

Во многом это относится и к программным установкам Владимира Путина. При их анализе мы будем опираться на послание президента Федеральному собранию, озвученное им 1 марта нынешнего года. Но сперва отметим, что кадровая политика также является важной стороной дела. Как можно рассчитывать на решение формально провозглашённых задач борьбы с бедностью, проведения импортозамещения, промышленной политики, имея под рукой монетаристов, не помышляющих ни о чем подобном? А ведь глава государства неоднократно выражал свою солидарность с правительством в целом, с его финансово-экономическим блоком в частности (подобные оценки прозвучали из его уст на расширенном заседании кабинета министров, прошедшем в конце декабря прошлого года).

Кроме того, В.В. Путин в своём последнем послании Федеральному собранию не скрывал своего намерения добиться снижения доли государства в экономике, продолжить приватизацию государственной собственности. Как будто мы забыли, чем обернулось раздробление и передача в частные руки единой энергетической системы. Да истории неизвестны примеры, когда страна, делающая ставку на приватизацию экономических активов, смогла совершить промышленный рывок, выйти на траекторию устойчивого развития и войти в число лидеров.

Не удастся решить задачи модернизации и индустриализации при сохранения всевластия олигархического капитала. Последний заинтересован в сохранении нынешней структуры экономики, обеспечивающий ему доминирующее положение. Поэтому они не станут уделять последовательное внимание модернизации. На отдельные уступки могут пойти, но не более того. И потом, о какой независимости России будет идти речь, когда «офшорная аристократия», отмывающая наворованные капиталы в западных банках, находится «на крючке» у иностранных государств, манипулирующих ими? Как здесь не вспомнить слова известного идеолога американской империалистической политики, который призвал нас определиться элитой какой страны – России или США, является наш правящий класс.

Тоже самое относится и к вопросу членства России в ВТО. То, что вступление в ее ряды носило преждевременный характер, предупреждали и производственники, и учёные. Они справедливо полагали, что в условиях слаборазвитости национальной экономики, огромной степени импортозависимости подобный шаг приведёт к окончательному свёртыванию производственной базы России. Собственно говоря, мы наблюдали это в 2012-2014 гг. А введением экономических санкций западный капитал де-факто изолировал Россию. Неизвестно, чем могло бы дело кончится, если бы не было контрсанкций с нашей стороны. То, что при создавшихся обстоятельствах не нужно ориентироваться на установки ВТО, говорят и коммунисты, и представители национальной буржуазии. Однако мы ни слова не услышали об этом в послании президента Федеральному собранию.

Во многом подобное касается и программы Владимира Жириновского. Ознакомление с её положениями вселяет тревожные опасения. Во-первых, тезис лидера ЛДПР о декоммунизации России и о борьбе с большевистским наследием фактически представляет собой объявление очередного крестного хода против российской истории. Целый исторический период стремятся объявить безвременьем, эпохой «катастроф и преступлений». Сегодня предадут проклятию Советский период. А где гарантии того, что в дальнейшем не возьмутся за всю историю России?

Во-вторых, отсутствие тезиса о национализации ресурсободывающих отраслей показывает  половинчатый характер программы. То есть, топливно-сырьевые олигархи, занимающие доминирующее положение и заинтересованные в консервации нынешней структуры экономики, оказывается, займутся модернизацией! Те, кто обескровливает Россию, выводя из неё капиталы, душит национальную экономику тарифным диктатом, оказывается – является «надеждой и порой» нашей страны! Да слов нет. Более того, в программе Жириновского присутствует тезис об амнистии крупного олигархического капитала! Была подобная «амнистия» в 2005 году, когда объявили о «неприкосновенности» итогов приватизации. И после этого «элита» изменилась в лучшую сторону? Всё с точностью, да наоборот. Почуяв атмосферу вседозволенности, «верхи» окончательно утратили чувство меры. И вот тут появились сердюковы, васильевы, улюкаевы, захарченки, игнатенки, гайзеры, хорошавины, роттенберги, ковальчуки, вексельберги, усмановы и т.д.

Гораздо сложнее  обстоят дела с кандидатами-спойлерами. Общим для Сергея Бабурина и для Максима Сурайкина является их упорное нежелание консолидировать усилия с коалицией коммунистов и патриотов. Они, действуя самостоятельно, фактически ведут дело к расколу левопатриотического движения, оттягивая голоса у кандидата, способного одержать победу. Да они даже не представляют, какую услугу оказывают буржуазии. Если говорить конкретно, то их программы характеризуются непоследовательностью. Что может предложить обществу Сергей Бабурин? В его программе сказано много слов про смену курса, про контроль общества над властью и т.д. А кто конкретно будет контролировать? Вспомним, что В.И. Ленин справедливо указывал, что государство является организацией господствующего класса. Очень важно, какой класс выступает в роли контролёра. При переходе к власти трудящихся в лице Советов возможен последовательный контроль над чиновничеством и над государственными монополиями. А если сохраняется старая буржуазная политическая система? Получается, что олигархия будет контролировать саму себя? Ничего из этого не выйдет. В лучшем случае будет имитация народного контроля над управленческой прослойкой (либо соответствующие механизмы будут использоваться для борьбы с конкурентами), но не более того.

Что же касается Максима Сурайкина, то в отношении него вполне применимы слова, сказанные В.И. Лениным о Троцком: «позиционирует как левый, но помогает правым». Используя коммунистическую риторику и обвиняющий КПРФ в мифическом «оппортунизме», он сам фактически выступает за сохранение капиталистического уклада, предлагая лишь его усовершенствовать. Так, в программе, носящей пафосное название, отсутствует тезис о стратегическом планировании экономического развития. То есть, государство будет дальше отпускать в свободное плавание даже подконтрольные ему предприятия. Таким образом, мы получим не государственные компании, а квазигосударственные феодальные вотчины, работающие только на свой карман, не более того. Далее, где тезис о выходе России из ВТО? То есть, они предлагают строить социализм при сохранении нашей страны под игом мирового капитала. Да любые попытки смены курса будут зарублены «глобализмом» на  корню при подобной политике. А отсутствие пункта о возвращении государственных финансовых ресурсов из зарубежных банков в Россию и об использовании их в интересах социально-экономического развития? Разве это ни о чём не говорит?

И лишь один кандидат в президенты Российской Федерации – Павел Николаевич Грудинин, чётко и ясно заявляет и о последовательном отстаивании геополитических интересов России, и о переходе на новую модель развития, и о национализации стратегических отраслей экономики, и о планировании развития народнохозяйственного комплекса, и о выходе из ВТО. Он же не скрывает, что именно система Советов является наиболее оптимальной моделью государственно-политического устройства. Он прямо выступает за формирование правительства народного доверия на данном этапе.

Программа «20 шагов Павла Грудинина» выдержала испытание временем. Она частично была реализована правительством Примакова-Маслюкова-Геращенко в 1998-1999 гг. Их действия благотворно сказались на положении России. Многие её положения использованы президентом Белоруссии А.Г. Лукашенко. Ему удалось не просто добиться стабилизации обстановки, но и вывести страну на путь устойчивого развития. Александр  Лукашенко, бывший директор совхоза и крепкий хозяйственник, став президентом, сумел навести порядок и вывести Белоруссию из кризиса. Аналогичным образом получиться и у Павла Николаевича Грудинина. Тем более он показал себя в качестве эффективного хозяйственного руководителя, защитника социальных интересов трудящихся. Всё это заметно на примере возглавляемого им Народного предприятия «Совхоз имени Ленина».

Обещают все, а делает только Павел Грудинин.

Михаил Чистый