Прошло ровно двадцать пять лет со дня проведение Всероссийского референдума о доверии президенту Б.Н. Ельцину, проводимой им социально-экономической политике, о проведении досрочных выборов президента Российской Федерации и народных депутатов РФ. Референдума, надолго оставшегося в памяти наших соотечественников благодаря активно распространяемому весной 1993 года слогану «Да-да-нет-да». Соответствующая формулировка круглосуточно звучала из уст телеведущих, участников предвыборных роликов. Её же были заполнены полосы центральных газет и журналов.

Практика показывает, что существует множество интерпретаций апрельских событий 1993 года. Нередко они идут вразрез с реальностью. Так, на протяжении последней четверти столетия от определённых политических сил слышны рассуждения о якобы оказанной народом широкой поддержке Б.Н. Ельцину и его политике. Победа ельцинской стороны на референдуме, по мнению т.н. «демократов», свидетельствовала о массовом одобрении либерально-рыночных «реформ». Они полагают, что результаты голосования якобы предоставили президенту моральное право на продолжение политики «шоковой терапии» и на разгон парламента, совершённый им полгода спустя.

На наш взгляд, подобные умозаключения представляют собой скольжение по поверхности. Либо базируются на стремлении обелить обанкротившуюся либерально-западническую идеологию. В реальности картина выглядела иначе.

За что проголосовал народ в реальности

С формальной точки зрения Б.Н. Ельцин получил большинство голосов на референдуме. Избиратели в самом деле проголосовали против переизбрания президента – не набралось требуемого количества голосов. Но в то же время аналогичным образом народ ответил на вопрос о роспуске парламента. Идея проведения досрочных выборов народных депутатов не была поддержана большинством избирателей.

Посудите сами. Согласно окончательным результатам референдума, обнародованным Центральной избирательной комиссией 5 мая 1993 года, за доверие Ельцину проголосовало 58,7% принявших участие в голосование, за одобрение проводимого им и правительством курса экономических «реформ» — 53% пришедших на избирательные участки, за проведение досрочных президентских выборов – 31,7% от списочного состава избирателей, за переизбрание народных депутатов – 43,1% от числа лиц, включённых в избирательные списки.

Где вы тут видите голосование за роспуск парламента? Не было его.

Формально народ высказал доверие Ельцину, сохраняя иллюзии в отношении него. Но в то же время избиратели фактически заявили, что не следует прибегать к радикальным способом решения политического кризиса. Аналогичная мысль была озвучена журналистом Павлом Хлебниковым в его книге: «На том же референдуме ставился вопрос о роспуске парламента, но и это предложение не прошло – не хватило голосов. По сути дела, электорат дал понять: конституционный конфликт между Ельциным и парламентом следует разрешить мирным путём».

Кроме того, говорить о победе Ельцина можно с натяжкой. Большинство процента голосов он получил от числа лиц, принявших участие в голосовании. Всего на референдум пришло 64 миллиона избирателей из 106 миллионов. На вопрос о доверии президенту «да» ответило 37 миллионов. Но в случае, если бы результаты ответов на первые вопросы подсчитывались от числа списочного состава избирателей, то президент получил бы не 58, а 34% голосов.

Политические предпочтения россиян в 1993 году

Вместе с тем, утверждать о полной и безоговорочной поддержке политики «шоковой терапии» и приватизации, проводившейся Б.Н. Ельциным, было бы не вполне корректно. Формально в 1992 и в первой половине 1993 гг. Ельцин по рейтингу опережал остальных политических деятелей. Однако уровень поддержки его политической опоры в лице «демократов» уже к концу 1992 года опустился до низкого уровня.

В качестве подтверждения мы сошлёмся на данные социологического исследования, проведённого в конце 1992 года Службой изучения общественного мнения по заказу «Независимой газеты». Опрос проводился в 18 районах страны. В нём приняло участие 1988 россиян. На вопрос «Кто, по Вашему мнению, из следующих двенадцати российских политиков и государственных деятелей может оказать наиболее сильное влияние на будущее страны?», ответы были следующими: 5% респондентов отказались отвечать, 21% затруднились ответить, 18% полагали, что никто из политических деятелей к таковы не относится, 19% назвали Борис Ельцина, 10% — Александра Руцкого, 4% — Аркадия Вольского, 4% — Михаила Горбачёва, 3% — Егора Гайдара, 3% — Владимира Жириновского, 3% — Альберта Макашова, 3% — Руслана Хасбулатова, 2% — Сергея Бабурина, 2% — Константина Борового, 2% — Геннадия Бурбулиса, 2% — Николая Травкина.

Чисто номинально первое место было у Б.Н. Ельцина – в сравнении с остальными политиками. Так, президенту доверяло 19%, но политически приближённым ему деятелям – по 2-3%, не более. Если Ельцин хоть каким-то авторитетом располагал в конце 1992 года, то его команда утратила его полностью. Если суммировать число сторонников Бурбулиса, Гайдара и Борового, то увидим, что ультралибералов к 1993 году поддерживало лишь 7% населения. Правда, оппозиция на тот момент тоже ещё не располагала огромной поддержкой. Всего Макашову, Бабурину и Жириновскому, воспринимавшегося многими до прохождения ЛДПР в Государственную Думу в качестве оппозиционного политика, отдавало симпатии 8%. Но если сложить число голосов сторонников «центристов» (таковыми себя именовали Руцкой, Вольский, Травкин, Хасбулатов и даже Горбачёв), то они имели 23% уровня поддержки.

К аналогичным результатам пришли эксперты газеты «Московские новости», проведя социологический опрос в апреле 1993 года. Они стремились выяснить, за кого люди проголосуют, если Б.Н. Ельцин сойдёт с дистанции в случае своего поражения на референдуме 25 апреля. 12% респондентов высказались в поддержку вставшего к тому времени в оппозиции не только политике правительству, но и президенту Александра Руцкого, 7% — за Анатолия Собчака, 6% — за Егора Гайдара, 5% — за Григория Явлинского, 5% — за Николая Травкина, 4% — за Владимира Жириновского, 4% — за Михаила Горбачёва, 3% — за Аркадия Вольского, 2% — за Сергея Бабурина.

Складываем число сторонников политических деятелей, придерживающихся социально-патриотической ориентации (А.В. Руцкого и С.Н. Бабурина). В общей сумме получается 14% голосов. В свою очередь, общее число сторонников «центристов» (Н.И. Травкина, М.С. Горбачёва, А.И. Вольского и подчас позиционирующего в тот период себя таковым Г.А. Явлинского) составляло 17%. Общее количество последователей «демократов» (Е.Т. Гайдара и А.А. Собчака) – 13%. И лишь у стремящегося держаться «особняком» В.В. Жириновского – 4% (учитывая, что на протяжении 1993 года лидер ЛДПР выступал с резкими оппозиционными речами, то были основания полагать, что значительная часть его сторонников в решающий момент может оказать поддержку ключевым противникам кремлёвского курса).

Как видим, по данным социологических опросов наибольшее количество голосов набирали отнюдь не «демократические» силы.

Ангажированность средств массовой информации

Как же вышло, что народ, переставший доверять «демократам», проголосовал на апрельском референдуме 1993 года за доверие Б.Н. Ельцину и проводимой им политике? Ответ на данный вопрос поможет найти анализ целого ряда факторов. В первую очередь – действий средств массовой информации перед плебисцитом.

Напомним, что в первой половине 1996 года центральные СМИ, монополизированные Кремлём и «семибанкирщиной», устроили колоссальную «промывку мозгов» людям, внушая, будто Борис Ельцин представляет собой наиболее оптимальный вариант для России, в то время как Геннадий Зюганов, дескать, несёт обществу «большую беду». Большая часть эфира была отдана президентской стороне. Лидер левопатриотических сил, напротив, не получил широкого доступа к СМИ. К сожалению, это способствовало тому, что не большая, но существенная часть населения поверила посулам «демократической» пропаганды.

Аналогичная картина наблюдалась в канун проведения референдума 25 апреля 1993 года. Деятельность основных средств массовой информации координировалась Федеральным информационным центром М.Н. Полторанина. В распределении эфирного времени преимущество оказалась у ельцинской стороны. С экранов телевизора и со страниц газет лились потоки дезинформации в отношении Верховного совета и в отношении оппозиции.

Весьма точно это было отмечено в направленном осенью 1993 года в Верховный совет РФ коллективном письме членов английского парламента, осудивших решение британского правительства оказать поддержку ельцинскому указу № 1400 «О поэтапной конституционной реформе». Они писали следующее: «В Британии радио – и телеэфир регулируется с целью обеспечить политически сбалансированную информацию… В России этого нет. Во время апрельского референдума в этом году телевизионное время поделили в соотношении: 83 процента – президентской стороне против 17 процентов для оппозиции».

Примечательно, что даже практически все корреспонденты западных изданий во время проведения «круглого стола», прошедшего в сентябре 1993 года в Российско-американском пресс-центре, затрагивали тему некорректных действий средств массовой информации перед проведением Всероссийского референдума.

Таким образом, превалирование в информационном пространстве одной точки зрения, использования грязных методов дискредитации противоположной стороны, — всё это повлияло на результаты голосования.

О роли «мартовско-апрельских» указов Ельцина

Следует принять к сведению и такой факт, как раздача Борисом Ельциным многочисленных обещаний народу перед проведением апрельского референдума 1993 года. Так, он непрерывно обещал изменить экономическую политику, накренить проводимые им «преобразования» в социальную сторону.

Например, ещё за месяц до голосования – во время своего выступления на IX (внеочередном) съезде народных депутатов РФ, начавшем свою работу 26 марта 1993 года, президент заявил о «новом курсе», направленном на «сильное социальное наполнение экономических преобразований». В дальнейшем он издал целый ряд указов, якобы направленных на смягчение социальных последствий рыночных «реформ». К ним относятся: указ «О неотложных мерах по стабилизации уровня жизни населения России в 1993 году» (27 марта 1993 года), распоряжение президента «О создании Национального фонда содействия инвалидам Российской Федерации» (27 марта 1993 года), указ «О защите сбережений граждан Российской Федерации», предусматривающий, в частности, компенсационные выплаты малоимущим категориям населения потерь от обесценивания их вкладов (28 марта 1993 года). Также нужно упомянуть про такие документы как указ «О денежном довольствии военнослужащих, а также лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел» (19 апреля 1993 года), указ «О размерах социальных пособий и компенсационных выплат семьям с детьми и другим категориям граждан» (20 апреля 1993 года).

Вышеперечисленные «мартовско-апрельские указы» президента смогли привлечь на сторону Кремля определённую часть народа. По крайней мере, ряд людей воспринял на веру следующее ельцинское заявление на заседании Совета безопасности 29 апреля 1993 года: «поддержка политики реформ ни в коей мере не должна статья поводом для самообольщения». Он добавил, что власть не имеет права «закрывать глаза на ошибки» в её работе. Так, президент призвал «принять самые решительные меры для достижения цели наших экономических преобразований – формирования социально-ориентированного рыночного хозяйства».

Обман народа

Таким образом, люди, в большинстве своём проголосовавшие на референдуме в пользу Ельцина, исходили из того, что он сменит курс «реформ». Однако в реальности всё осталось на уровне деклараций. Усиливался рефрен в пользу сохранения политики «вашингтонского консенсуса», облегчающей условия колонизации России международным капиталом.

Со временем общество, заметив подобное, окончательно утратило веру в Ельцина. Так, в августе 1993 года ВЦИОМ обнародовал данные ведущих политиков России, согласно которым президент имел 13% голосов, пропустив вперёд вице-президента А.В. Руцкого. Ну а поражение прокремлёвской партии («Выбор России» — прим. авт) на выборах в Государственную Думу, прошедших 12 декабря 1993 года, де-факто свидетельствовало о существенном нарастании оппозиционных настроения в обществе.

Михаил Чистый

 

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.