Со времён украинского майдана (впрочем, началось это ещё раньше) стоит только включить телевизор, как тут же услышишь о страшной угрозе, настоящей чуме, грозящей вот-вот охватить едва не весь мир, а главное – Россию-матушку, о вирусе цветных революций.

В этой страшилке есть свой типовой набор символов, черт, персонажей. Вот – забавные одевшие на головы кастрюли киевляне, а вот – уже совершенно не смешные правые и националисты-бандеровцы в защитной униформе, в масках и со всевозможным импровизированным, но вполне действенным оружием. А вот и Джин Шарп, обретающий в устах телевизионных говорящих голов черты уже не учёного-политолога, а эдакого злого колдуна, который изобрёл некий волшебный и безотказный способ сокрушения эффективных, монолитных и горячо любимых народом правительств. Стоит только начать действовать его зелью – не то распыляемому в воздухе, не то попадающему в тело человека с пищей (вот она – отгадка страшной тайны госдеповских печенек), как он из добропорядочного гражданина превращается в грозного уличного бойца, который в каске на голове и с коктейлем Молотова в руках идёт шатать общественные устои, портить казённое и частное имущество и вообще, выражаясь словами отставного главы Кемеровской области Амана Тулеева бузотёрить.

Именно такой, полубредовый и легко обращаемый в шутку подход предлагает нам государственный официоз. В то же время угроза действительно существует, но вовсе не волшебная, отнюдь не неотразимая. А главное – важно понимать, что лежит в основе её, как, за счёт чего обретает она свою действенность. Вернёмся к расположенному выше абзацу. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять даже и не зная конкретных фактов, что в стране, где власть организованная, собранная, популярная в массах, вероятность успешного государственного переворота достаточно скромная. Разве только прямая иностранная интервенция может запустить процесс, как это было, например, в Ливии. Но оставим чуть в стороне чисто военный вопрос, чтобы более пристально взглянуть на тех, кто в самом деле оказался жертвой цветной революции: на Шеварнадзе в Грузии, на Кучму и Януковича на Украине – список можно продолжить, но уверяю, принципиальных отличий там не сыщется. Что это за люди? Какую систему они выстроили? Какими были их страны в период их пребывания у власти – и как жила в это же время элита? Честный ответ на эти вопросы – и нет уже никакого волшебства. Фокус оказался прост. Кто? Казнокрады! Какую систему выстроили? Грабительскую! Периферийного, дикого, полубандисткого капитализма. Деградирующая экономика, зашкаливающая коррупция, нищие люди – и весьма состоятельный высший класс.

Нет, ни в коем случае автор не желает сказать, что стало лучше – вовсе нет. Потому что вместо подлинной, полноценной революции массам, действительно довольно ловко подсунули суррогат, фальшивку, популистскую обманку, которая, поменяв лица, не изменяла сути. Но вот если не революционная, то близкая к этому ситуация – всецело дело рук Невозможно с одного толчка повалить вековой дуб, если только он не прогнил весь сам изнутри, не превратился в труху. Только те государство и общество, которые внутренне уже предуготовлены к этому, можно сломить теми методами, которые нашли широкое применение в последние годы.

В этой связи особенно важно отметить ту нерешительность, если не сказать трусость, с которой руководители стран, где состоялись успешные цветные революции, применяли силу даже в полностью предусмотренных законов рамках и ключе.  В чём причина? А в том, что у этих людей, у этих режимов совершенно отсутствовала реальная, а не выжимая политтехнологами в ходе выборов поддержка и опора на массы. Власть в них строилась по принципу консенсуса занимающих главенствующее положение, командные высоты в экономике кланов и групп элиты. А та в свою очередь во-первых фатально зависима от внешних организаторов цветной революции – майдана, а во-вторых в ней всегда можно отыскать прослойку, не до конца удовлетворённую своим положением и имеющим обширные политические амбиции и большой аппетит и желание переделить хозяйственный пирог. Сколь угодно мощная потенциально дубина государственного насилия остаётся занесённой, но не опущенной из-за паралича воли, из-за страха, из-за разрушения привычного механизма управления. Нагляднее всего здесь – то, что происходило с подразделениями Беркута в столице Незалежной, но недавние события в Армении дали ещё одну неплохую иллюстрацию.

А теперь – обратный пример. В течение уже почти пяти лет, прошедших с момента смерти Уго Чавеса, Соединённые Штаты и их союзники всеми силами и разными способами оказывали давление на Венесуэлу. Санкции, гораздо более болезненные для сравнительно небольшого государства с населением 30 миллионов человек, чем для 146 миллионной, имеющей все виды природных ресурсов и всё ещё не полностью уничтоженный базис советской промышленности России, угрозы, вплоть до откровенного бряцания оружием. Так, в своём выступлении перед журналистами 11 августа 2017, президент США Дональд Трамп заявил: «У нас много вариантов для Венесуэлы, и я не исключаю военного решения. Военная операция и военное решение — это именно то, что мы могли бы реализовать».

Что ж, Венесуэла не зря в течение уже довольно значительного времени крепила оборону и закупала оружие, прежде всего, отечественного производства. 92 Т-72 последних модификаций, 123 БМП-3, 48 САУ Мста-С калибра 152 миллиметра – все эти недавние поступления существенно укрепили армию страны. Ещё важнее — 24 Су-30 и целый ряд зенитных систем, начиная от знаменитого комплекса С-300 в числе 2-х дивизионов и продолжая комплексами С-125 (в модернизированном варианте), Тор и Бук. На настоящий момент Венесуэла – единственная страна Южной Америки, обладающая глубоко эшелонированной системой ПВО, отвечающей всем современным стандартам. Рельеф страны чрезвычайно труден для ведения боевых действий. Конечно, общее превосходство США всё равно велико и могло бы сказаться, но, всё равно, попытка покорить родину Уго Чавеса силой могла бы очень дорого стоить «Империи Добра». По зрелом размышлении американские стратеги решили – слишком дорого. И продолжили прежний курс – экономическое и политико-дипломатическое давление.

Но, впрочем, всё это не ново: американский империализм, давление, санкции, хор сателлитов-подпевал. Стоило ли ради того, чтобы еще раз проговорить общеизвестное, отводить столь большой фрагмент в статье? Стоило. Потому что из примера Венесуэлы можно извлечь ещё кое-что. Во всей американской риторике последнего времени в отношении Боливарианской Республики чувствуется плохо скрываемая за агрессивностью досада. И есть от чего. США потратили массу времени и усилий на проект под названием «демократические протесты в Венесуэле». Не пересказывая всей достаточно долгой истории, начало которой лежит ещё в 2014 году, а на самом деле – ещё раньше, когда мировая конъюнктура обрушила цены на нефть, от которых Венесуэла объективно очень серьёзно зависит, несмотря на все усилия покойного Уго Чавеса и его ныне правящего последователя Николаса Мадуро, нужно сказать следующее: речь идёт о вполне классической уже попытке устроить т. н. цветную революцию.

Ведь в ход было пущено буквально всё: уличный протест, вооруженные провокации, «сакральные жертвы», политический шантаж и угрозы – в том числе лично «диктатору» и членам его семьи, мощное внешнее давление, даже попытка военного переворота (явное свидетельство «мощной народной поддержки и приверженности демократии»). И… Ничего не получилось! Безотказное оружие дало осечку! Вирус не привился! Иммунитет оказался сильнее.

20 мая 2018 в Боливарианской республике Венесуэле прошли президентские выборы, завершившиеся победой в первом туре Николаса Мадуро, кандидата от Единой социалистической партии, более чем в 2 раза опередившего со своими 67,8% голосов ближайшего из соперников – Энри Фалькона, набравшего 21%.

Так в чём же дело? Что же спасло Мадуро? Что сделало его победителем?

Во всех случаях и при всех обстоятельствах на стороне власти, на стороне Единой Социалистической Партии Венесуэлы оставались «бедняки», как их порой презрительно именуют отдельные западные обозреватели. Бедняки, имя которым – пролетариат, основная часть трудового народа Боливарианской республики! Они отдали в конечном счёте свои голоса во время выборов президента, они поддержали чавистов в ходе выборов в Конституционную Ассамблею, они до того, не боясь провокаторов, огромными массами выходили на улицы – и всякий не ангажированный наблюдатель легко мог заметить насколько их больше, чем «оранжевых революционеров».

Верхушечная, олигархическая власть, связанная интересами, финансами, множеством нитей с заграницей, в тот момент, когда консенсус верхов рушится, когда другая олигархическая группировка идёт в наступление при внешней поддержке, повисает в воздухе, в пустоте. Социалисты Венесуэлы опираются, как на могучую гранитную опорную плиту, на массы. Пусть спекулянты вздувают до небес курс доллара, пусть преступники, которых крепко прижали Чавес и Мадуро, выступают в качестве жестоких боевых отрядов правых на улицах, но народ помнит. Он помнит, что при Чавесе внутренние цены на бензин в стране составляли с 1998 года 0,03$ за литр, а с 2007 года были повышены… до 0,05$ за литр. Он помнит, что в стране был самый низкий уровень бедности в Латинской Америке и второй индекс, характеризующий социальное расслоение – разрыв между бедными и богатыми, после Канады во всём Западном полушарии. Он помнит образовательную программу Чавеса, которая довела уровень грамотности до 95%. Он помнит знаменитый уже в Южной Америке «десант» кубинских врачей, о котором договорился Чавес – и который дошёл до самых отдалённых уголков страны, куда прежде профессиональные медики вовсе никогда не добирались. Он помнит программу массового строительства доступного муниципального жилья, что почти решило давнишнюю, очень больную для Венесуэлы проблему с обеспечением людей своим кровом, домом, достойным этого названия. Венесуэла – чуть не единственная страна Латинской Америки, где почти нет такого явления, как фавелы. Народ помнит…

В 2013 спекулянты из торговых сетей, частью по экономическим, а частью по политическим мотивам пошли на картельный сговор. Цены стали взлетать до небес. Реакция президента Мадуро, а ведь он тогда только-только вступил в должность, была незамедлительной. В ноябре 2013 года по его распоряжению президента были арестованы владельцы и сотрудники сетей по продаже электробытовых товаров. С помощью армии и полиции товары были распроданы по цене в 10 % от назначенной владельцами стоимости. Да, экономические проблемы Венесуэлы – не совсем миф и плод пропаганды, но массы понимают – именно действующая, социалистическая власть сделает всё возможное, чтобы страна преодолела кризис, слезла с нефтяной иглы с наименьшими для них потерями и в их, а не кучки имущих, интересах. И… этого оказалось достаточно, чтобы все разрекламированные ухищрения Джина Шарпа и других теоретиков переворотов оказались бессильны! Народ отстоял свою власть не улице, не дав запугать ни себя, ни правительство, не отдав контроль над своими площадями, не дав контре нигде закрепиться, нигде разбить лагеря. Народ отстоял свою власть, подтвердив свой выбор, свою лояльность и благодарность, свою веру голосованием сперва на выборах в Конституционную Ассамблею, а затем — на выборах президента.

И пусть беснуются враги, пусть США наложили дополнительные, сверх прежних, санкции на венесуэльцев за то, что они посмели сделать свой выбор, выбор в пользу социализма, и раз за разом подтверждают его, не обращая внимания на провокации и сплачиваясь перед лицом агрессии. 14 стран отозвали своих послов из Боливарианской Республики в знак непризнания итогов выборов, что само по себе – грубейший акт вмешательства в дела суверенного государства. Они думали, что этим напугают избарнного президента. Но Венесуэла, где памятно имя и живо дело храбреца Уго – не из тех, кого можно испугать «изоляцией». Когда наш олигархат трясётся, памятуя о выведенных на Запад и в подконтрольные ему оффшоры миллиардных капиталах, венесуэльские лидеры говорят: пускай! Ни военной силой, ни экономическим давлением, ни политическим шантажом, ни, что самое главное, тем самым страшным и ужасным «вирусом цветных революций» Венесуэлу не взять! И, значит, чуть раньше или чуть позже, им всё равно придётся иметь дело с наследниками ненавистного Чавеса, с социалистическим правительством и с Мадуро. Остальное – бумагомарательство и демагогия!

Вот вывод, которого страшно боятся и архитекторы нового мирового порядка, и наши «суверенные демократы». Вот суть. Лучшая прививка от цветной «революции» – революция настоящая! И все попытки спародировать без вреда для себя её, предпринимаемые имущими классами, олигархатом и откровенными наймитами оказываются просто жалкими, как попытка поющего в душе и то и дело пускающего петуха прыщавого подростка изобразить из себя Шаляпина.

Лучшая прививка от «демократии» вооружённых погромщиков – подлинная демократия и народовластие! Лучшая прививка от империалистического вмешательства – социализм! Это доказывает сейчас Корея! Это доказывает сейчас Венесуэла! Это видит весь мир!

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

 

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.