Всем, кто интересуется политикой, хорошо известно, что протест – по крайней мере в нашей стране – чётко делится на две категории: федеральную и местную. Большие решения, принимаемые на уровне Президента, Правительства и Парламента, вызывают масштабный отклик по всей стране, потому, что они всех в той или иной степени затрагивают. Самый свежий и злободневный пример – пенсионная реформа, против которой всё более активно выступают повсеместно в России от Магадана и до Крыма. А есть темы региональные, местные, которые, конечно, порой могут в современную информационную эпоху «прославиться» так, что вызовут тот или иной отклик у людей, живущих за многие сотни километров от болевой точки, но, всё же, суть вещи иного порядка. По количеству вовлечённых. По реакции властей. По освещению в СМИ. И крайне редко бывает так, что тема, волновавшая, пусть даже и сильно, какой-то один город, район, или даже субъект приобретает новую значимость, переходит на более высокий уровень, становится частью общегосударственной повестки дня.

Но именно это сейчас мы видим на примере проблемы московского и подмосковного мусора, свалок и полигонов, в которую на первый взгляд парадоксальным образом оказываются вовлечены уже местности и, что важнее, граждане, удалённые от столицы на добрую тысячу километров! В Архангельской области с нуля будет строиться новый полигон ТКО, на который будет вывозиться московский подмосковный мусор! Звучит как бред, как некая странная фантазия. В действительности перед нами – вершина айсберга: выпирающая, сверкающая своей беспримесной абсурдностью и потому привлекающая внимание. Но есть ведь и основная толща этой глыбы. Мусор везут в Ярославскую область на полигон Скоково, везут в Тверскую область. Возможно и в другие: власти, предвидя категорическое неприятия подобных своих решений, как правило стараются всеми силами скрывать масштаб происходящих событий.

В Тверской области в апреле этого года народ практически методами полевой разведки вычислял прибытие дурно пахнущего груза – фуры с номерами московского региона идут без каких-либо опознавательных знаков. Водители в разговоре признаются, в перерывах между жалобами на плохие тверские дороги, что едут из Московской области и до конца года будут возить мусор на полигон в районе Славное. Представители самого полигона отметают все подозрения – это навет, поклёп, наглая ложь! Но вот на календаре не апрель, а июль 2018. И вдруг тверские компании, занимающиеся сбором и вывозом мусора, получили письма-уведомления от ООО «Полигон» за подписью гендиректора Ю.С. Матусова, в которых руководство сообщает о закрытии свалки в Славновском поселении с 1 августа в связи с тем, что исчерпан лимит первой очереди полигона. Также в уведомлении говорится, что вновь принимать мусор полигон сможет только после ввода в эксплуатацию второй очереди строительства. Как так получилось? Вот уж, право, загадка…

В Ярославле тоже и, что даже важнее, тогда же – в апреле, в самых решительных выражениях пытались развеять подозрения, относительно зачастивших в регион из Подмосковья большегрузов. Власти заявили — московский мусор из Москвы в Ярославль не вывозят. Ответственность за это даже взял на себя в эфире радио «Эхо Москвы — Ярославль» директор регионального департамента охраны окружающей среды и природопользования Ярославской области Дмитрий Пеньков: «Никаких договорённостей о том, что Ярославская область будет принимать мусор из других регионов, нет», — заявил чиновник. Но тайное стало явным – и достаточно быстро, по сравнению с той же Тверью. Уже 19 апреля заместитель председателя правительства Ярославской области Роман Колесов в эфире всё того же «Эха Москвы — Ярославль» сознался, что мусор уже везут – а будут ещё больше:

— Сейчас на полигон «Скоково» из Москвы ежедневно поступает 12 машин мусора, это до 320 тонн. Это меньше планируемой для ввоза величины, которая достигнет 500 тонн в день.

Надо полагать, что к настоящему моменту плановые показатели достигнуты. А, вполне вероятно, и перевыполнены…

И вот – уже Архангельская область. Первоначально местом размещения новой свалки должен был стать Коношский район, но прознавшие об этом жители оказали слаженный и мощный отпор. Затем место было перенесено – столичными посылками решили осчастливить уже Ленский район, а именно поселение городского типа Урдома. Работы начались тихой сапой без каких-либо общественных слушаний и обсуждений. Просто в один прекрасный день в июле рядом со станцией Шиес начали вырубать лес. О том, что деревья валят именно расчищая место под свалку, местные жители узнали от рабочих — ни глава поселения, ни местные депутаты, по крайней мере по их словам, не были в курсе происходящего. Когда люди забили в колокола, в областном правительстве объявили, что на территории предполагаемого строительства пока идут изыскательные работы, и только после них проект вынесут на общественные слушания. Звучит хорошо. Демократично. Вот только в СМИ попала фотография телеграммы, в которой говорится, что первые 56 вагонов с коммунальными отходами из Люберец в Шиес отправят уже 20 августа. К этой же дате петицию против строительства мусорного комбината и полигона подписало уже свыше 6 000 местных жителей. При этом население Урдома в целом – 4234 человека. 26 августа более 1000 из них вышли на митинг против московского мусора. Власти региона клятвенно пообещали – ни один вагон с отходами в августе в Архангельскую область не прибудет. Но у нас на дворе уже сентябрь. Позади Единый день голосования, в ходе которого, к слову, был избран новый состав областного собрания депутатов Архангельской области, где Единая Россия потеряла 16,16% голосов по сравнению с прошлыми выборами и, по совокупности достижений КПРФ и ЛДПР, лишилась большинства и руководящей роли. Как теперь будет развиваться ситуация со строительством полигона – большой и открытый вопрос.

Автор этих строк полюбопытствовал и посмотрел в интернете расценки одной из транспортных компаний на перевозку груза формата 20 тонн тентованный из Москвы в Архангельск. Вышло 53000 рублей автотранспортом и 4500 рублей ж/д транспортом. При тех объёмах, который потребуются для разгрузки Подмосковья, это будут очень и очень серьёзные деньги. И здесь самое время перейти к корню, источнику беды – ситуации в столице и её окрестностях. История здесь давняя, масштабная, заслуживающая полноценного исследования, полномасштабного журналистского расследования, или книги, а не одной лишь статьи. По необходимости сведём здесь её к минимуму принципиальных положений:

  1. Вся отрасль чрезвычайно криминализована. В настоящее время можно говорить о появлении полноценной мусорной мафии.
  2. По преимуществу в силу материальной заинтересованности в этом вышеупомянутой мафии, а речь идёт об огромных деньгах — только московские власти выделяют на вывоз мусора 145 миллиардов рублей в год, ситуация со свалками приняла характер перманентного кризиса. За последнее время были закрыты 24 мусорных полигона в Московской области, их заполнение превысило все допустимые пределы. Осталось всего 15.
  3. Власти во всех случаях становятся на сторону крупного бизнеса, а порой и совершенно неприкрытых преступников, активно используют силу.
  4. Несмотря на это в последние годы дела в Подмосковье стали так вопиюще плохи, что ни запугиваниями, ни увещеваниями купировать негодование людей уже не удалось.

Точкой, где произошёл взрыв, и выплеснулась копившаяся долгое время ярость стал город Волоколамск, но солидарность с ним почти сразу стали выражать повсеместно в Новой Москве и Подмосковье. 1 марта 2017 года прошёл первый митинг с требованием закрыть полигон Ядрово в Волоколамске. На площадь у здания администрации Волоколамского района Московской области вышло несколько сотен жителей Волоколамского района. 3 марта 2018 года в городе прошел очередной митинг, на который собрались уже около пяти тысяч человек — четверть населения города. 8 марта жители города перекрыли дорогу к свалке. Власть спустила с цепи своих псов — ОМОН задержал около 30 человек, на активистов составили протоколы о нарушении правил проведения митинга и неподчинении полиции. Тем не менее, 10 марта прошел ещё один митинг против свалки — рядом с самим полигоном; митинг собрал четыре тысячи человек. Проблема стала настолько значимой, что превратилась в элемент борьбы на выборах президента. В Ядрово приехала бывшая тогда кандидатом на высший пост страны Ксения Собчак – впрочем, как очень скоро выяснилось, исключительно с целью пиара. 21 марта в Волоколамскую центральную районную больницу обратились 50 детей из разных школ города после сильного выброса сероводорода на свалке «Ядрово». Понимая, что на кону здоровье и, возможно, жизнь их чад, видя бездействие и равнодушие со стороны чиновников, жители Волоколамска стали действовать радикально — в мае 2018 года неизвестный даже обстрелял мусоровоз на полигоне «Ядрово». Важную роль в том, что в Волоколамске людям дали решительно выступить в защиту своих прав, сыграл мэр города, коммунист Пётр Алексеевич Лазарев, который и сам выходил и выступал на митингах. Результат – серия обысков и целый ворох липовых обвинений, которые, хотя и разваливались впоследствии, вытрепали самому политику и его семье много нервов. Параллельно Лазарев получал угрозы и со стороны криминала.

Ещё раз повторим, что проблема касается далеко не только одного полигона и города, но носит системный характер – и таким же был и протест. Митинги и одиночные пикеты против свалок прошли в Коломне, Тарусе, Тучково, Наро-Фоминске и подмосковных районах Клинском и Воскресенском. В Клину на митинг с требованием закрыть свалку «Алексинский карьер» пришло 4 тысяч человек. Массово писались обращения и собирались подписи. Именно мощь протеста, который весной этого года был, без сомнений, самым громким, решительным и слаженным в России, заставила властьпридержащих  изыскивать альтернативные способы захоронения отходов – вплоть до Архангельской области (хорошо ещё пока не Дальнего Востока). И они боялись не зря. Выборы губернатора Подмосковья 9-го сентября, хотя и не привели ко второму туру, или избранию оппозиционного кандидата, что, как мне представляется, следует считать серьёзной недоработкой партии, тем не менее продемонстрировала весьма примечательную корреляцию:  во всех районах, где проходили «мусорные» протесты, результат действующего губернатора Андрея Воробьева снизился по сравнению с выборами 2013 года. Сильнее всего — в Волоколамске, где проходили акции за закрытие мусорного полигона «Ядрово». Здесь уместно будет говорить даже не о снижении, а об обвале, настоящей революции в общественном мнении. Воробьев получил в Волоколамске на 57% меньше, чем в 2013 году! Если на прошлых выборах за него проголосовали 77% избирателей, то сейчас только 20%. Не менее важно и то, что люди в центре борьбы с мусорной мафией поддержали кандидата от КПРФ Константина Черемисова, который в Волоколамске одержал победу. В целом совершенно явно просматривается зависимость между наличием крупного мусорного полигона и снижением процента голосов за кандидата от партии власти. Казалось бы, самое время для вновь избранного господина Воробьёва призадуматься, принять меры…

В реальности, помимо расползания московского мусора по городам и весям нашего Отечества, основа официальной политики – масштабное строительство мусоросжигательных заводов. Иными словами, тот путь, который повсеместно признан в развитых странах устаревшим и несостоятельным. Непроизводительные затраты, экологические риски. В России каждый год образуется более чем 60 млн тонн твердых бытовых отходов. Это примерно 400 кг на каждого жителя страны. При этом лишь 7–8% из них перерабатывается. 90% мусора отправляется на свалки. У нас регулярно любят, особенно перед очередными наступлениями на права трудящихся и ударами по остаткам советских социальных гарантий кивать на зарубежный опыт. Вот он:

Швеция — утилизируется 99% бытовых отходов. Пластмасса, бумага, пищевые отходы идут на переработку или производство биогаза. Перерабатывается вторично — 50,6%, сжигается для производства энергии — 48,6%, причём эту долю стараются неуклонно уменьшать. Отправляет на полигоны менее процента — 0,8% мусора.

Германия — в полезный оборот в ФРГ возвращается 66% отходов.

В целом в числе лидеров по переработке мусора в Европе также Австрия, Бельгия и Нидерланды: в этих странах доля возврата отходов составляет более 50%.

Можно выйти за пределы Старого Света – близкие показатели мы обнаружим и в развитых странах Азии, например, Японии. Даже форма олимпийской сборной Страны восходящего солнца на последних играх была изготовлена из переработанного пластикового мусора. В общество небогатой на ресурсы, расположенной на архипелаге страны прочно внедрена мысль о том, что любой потенциально полезный продукт должен использоваться. Даже пепел с мусоросжигательных предприятий идёт в дело — из него насыпают острова, где возводят престижные жилые районы. Да, безусловно, Россия – не Япония. Но даже наших просторов и богатств может не хватить, если пользование ими будет нерациональным, если они будут находиться в руках не заботящихся о будущем мотов. Более того, как и во многих других случаях, в заграничном настоящем мы можем увидеть отблески собственного прошлого. Те же японцы честно признаются, что в существенной мере позаимствовали свой подход к проблеме мусора из опыта СССР. Многим памятны массовые кампании по сбору металлолома, макулатуры, тары. Причём работа велась системно. Работала агитационная машина – всякий школьник знал, что  всего 54 кг газетной бумаги, сданной в переработку, сохраняли одно дерево. Для приема макулатуры и прочего вторсырья были созданы специализированные магазины под названием «Стимул». А для большего удобства по жилым кварталам советских городов периодически колесили спецфургоны с крупной надписью «Вторсырье» на кузове. Активно применялось и материальное стимулирование. Наиболее известный пример – стеклянные бутылки, которые можно было сдавать за деньги некоторое время даже и в постсоветские годы. В период же существования СССР в некоторых гастрономах можно было даже вместо денег сдать стеклотару и таким образом расплатиться за покупки. Особенно в специализированных молочных магазинах. Тара была стандартизирована и удобна для повторного использования.

Ну а далее началась деградация. Можно сказать много слов о том, как общий упадок нашей страны, переживаемый ей в 90-е, сказался и в этой сфере. Но лучше будет просто привести цифры. В качестве примера возьмём металлолом: в 1990 году на территории РСФСР собиралось 60 000 000 т. металлолома, на 2016 год в РФ – только 30 000 000. Это при том, что именно металл – едва ли не единственное оставшееся массово сдаваемое вторсырьё. По всем остальным позициям ситуация будет ещё хуже. Почему? Эксперты сходятся в одном – привить массам культуру обращения с мусором и его раздельного сбора вполне возможно при правильной политике. Особенно – при полноценном стимулировании. А главный вопрос такой — кто должен платить за организацию помянутого выше раздельного сбора и транспортировку, ведь, разумеется, для этого потребуется принципиально иное оснащение мусоросборников? Очевидно, что единственно верный вариант – это должен делать тот, кто будет получать прибыль, то есть переработчик. Но тузы мусорного бизнеса Москвы и Подмосковья об этом даже и не помышляют. Свалки и полигоны – куда проще и выгоднее.

Всякие попытки борьбы с мусорной мафией наталкиваются на бешенное сопротивление. Здесь стоит рассказать о совершенно вопиющем случае, который послужил одним из главных поводов для написания этой статьи. 11 числа неизвестные разбили и изуродовали автомобиль красного муниципального депутата района Печатники Виталия Третьюхина. Колеса машины были проткнуты, заднее стекло выбито, но это ещё не всё. В  салон – очевидно, как угрозу, подбросили отрубленную голову свиньи! За время политработы в Москве автор этих строк слышал о разном и с разным сталкивался, но до такой степени тёмной и наглой дикости я не видал никогда! Кто стоит за преступлением? У потерпевшего нет никаких сомнений — инцидент связан с его деятельностью как муниципального депутата района Печатники. А именно – с его пристальным интересом к работе Курьяновской свалки. «Было объявлено об ее рекультивации, но когда я занялся этой темой, то обнаружил, что процесс идет с нарушением экологических норм. Я начал стучаться во все инстанции, и мог перейти кому-то дорогу. Одновременно с этим я занимался некоторыми адресами, на которых располагались несанкционированные свалки», — пояснил депутат.

Вот лицо мусорной мафии! Окровавленная и жирная свиная харя. Они готовы изгадить, как боровы, то место, за счёт которого и кормятся. Им наплевать на то, как далеко поедут фуры и вагоны – чем дальше – тем лучше, больше заплатят. И грязна, вонючая помойка расползается, товарищи. Мусор расползается – переходя всякие границы: морали, закона, здравого разума. Поневоле встаёт вопрос, который всё громче будет звучать везде, где люди, в отчаянии, столкнуться с этой волной: не пора ли провести генеральную уборку? Но, прежде чем вымести и вычистить землю многочисленных распространяющих отраву полигонов, похоже, неизбежно придётся сперва пройтись метлой по чиновным кабинетам и приёмным!

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.