По материалам интернет-публикаций.

История уничтожения науки в главном рыбохозяйственном институте страны берёт своё начало в 2009 году. Тогда на должность руководителя ВНИРО Росрыболовством был поставлен человек, главным лозунгом которого в управлении научно-исследовательской организацией стал «Наша главная цель – прибыль».

На этом первом этапе, длившемся почти 4 года, для практической реализации этого лозунга было сделано немало. Создан необходимый задел для возведения глухой стены между основным научным персоналом и административным в виде большой, а впоследствии ставшей колоссальной разницы в заработной плате и в передаче полномочий в управлении научным процессом из рук научного руководства в руки административного. Запущен механизм перекачки денежных средств из затрат, необходимых для осуществления научного процесса (командировки, научное оборудование, материалы, публикационная деятельность и т.п.) в фонд оплаты труда. Обозначены тенденции к изменению основной функции института – вместо проведения прикладных научных исследований в ключевых для рыбохозяйственного комплекса страны областях, обобщения передового опыта и передачи его региональным НИИ и другим заинтересованным организациям, выполнение административной работы. Т.е. фактически осуществление делопроизводства – работы, которую при нормальном функционировании отрасли выполняет орган исполнительной власти. В этот период была озвучена та концепция дальнейшего «развития» ВНИРО, которая на заключительном этапе трагедии, со всей очевидностью воплощается. А именно – ВНИРО должен стать неким экспертным бюро и численность необходимого для такой деятельности научного персонала должна составлять около 50 человек.

Второй этап уничтожения науки во ВНИРО был запущен со сменой руководства института в 2013 году. Несмотря на некоторое облегчение и ряд «косметических» реформ, проведённых в первые месяцы, очень скоро стало понятно, что прежний разрушительный курс продолжен и усилен. Главную роль в вопросе планирования бюджетов научных продолжает играть не научное руководство, а юрист и бухгалтер.

Для этого периода характерны беззастенчивые хищения бюджетных средств (видимо, с этой целью был сменён главный бухгалтер ВНИРО). Например, по итогам закрытой проверки, проведённой Росрыболовством во ВНИРО в 2016 году (Акт плановой проверки ФГБНУ «ВНИРО» Росрыболовством от 18.03.2016 г.), выяснились следующие факты. Выплаты стимулирующего характера только 16 сотрудникам АУП за 2015 год составили около 41 млн. руб. или около 12% всего фонда заработной платы института! Разовые премии работникам АУП измерялись семизначными цифрами при средней месячной заработной плате научных работников (20-70 тыс. руб.).

При постоянном урезании и экономии командировочных расходов научного персонала, работники АУП в таких расходах себя не стесняли. Как примеры: аренда автомобиля с водителем на сумму более 60 тыс. руб. в командировке в Севастополь, оплата ж/д билета Москва-Санкт-Петербург-Москва на сумму около 50 тыс. руб., авиабилеты Москва-Краснодар-Москва и проживание в гостинице двух работников АУП в двухдневной служебной командировке в декабре 2015 года на сумму около 65 тыс. руб. и т.п.

Среди работников АУП во ВНИРО сложилась практика 100% совмещения вакантных должностей без положенного для таких случаев оформления дополнительного соглашения к трудовым договорам. Она утвердилась с самого верхнего уровня. По сути, речь шла не о выполнении дополнительной работы, а о занятии работниками АУП на протяжении значительного периода времени вакантных ставок, по которым работа по подбору персонала не производилась вовсе. Так, директор ВНИРО в 2015 году совмещал должность «координатор научной деятельности» с доплатой около 80 тыс. руб./мес.

Анализ бухгалтерской документации за 2016 год показал, что ситуация с махинациями в сфере «справедливого дележа» бюджетных средств нисколько не изменилась, несмотря на упомянутую закрытую проверку Росрыболовства. Так, различные виды стимулирующих выплат составляли по итогам 2016 года 121 777 490,53 рублей или 34,7% от фонда оплаты труда ВНИРО. При этом 41% (53947967 рублей)этих выплат приходилось на долю АУП! Общий объём начисленной заработной платы 10 работникам АУП, занимавших в 2016 году высокие должности достиг 41 млн. рублей, т.е. около 12% от объёма всей начисленной заработной платы ВНИРО (Все люди, занимавшие эти должности в 2016 году, продолжают трудиться во ВНИРО, несмотря на то, что на профсоюзной Конференции в сентябре 2016 года коллектив института выразил многим из них недоверие, о чём письменно было проинформировано и Росрыболовство.). Общий размер лишь одной разовой стимулирующей выплаты составлял более 30 млн. рублей или 8,6% всего объёма начисленной заработной платы. При этом 83% этих средств приходилось на долю работников АУП, в т.ч. более 17 млн. руб. (57,5%) – на долю руководящего состава АУП. Средний размер годового объема премий среди работников АУП (включая рядовых сотрудников аппарата) составил около 1,0 млн. руб. на 1 человека. А среди заведующих лабораториями и научных сотрудников этот показатель составил около 176 тыс. руб. и 55 тыс. руб., соответственно.

Именно на этом этапе, благодаря попустительству Минсельхоза РФ и Росрыболовства во ВНИРО в среде руководства и администрации создаётся устойчивый взгляд о вседозволенности.

Все эти и другие «игры» с бюджетными деньгами, привели к тому, что в 2016 году руководство института решило покрыть возникшие финансовые бреши за счёт массовых увольнений научных работников. Опыт в этом деле в виде уничтожения Краснодарского филиала, созданного трудами прежних прогрессивных руководителей ВНИРО, уже к этому времени имелся. Поначалу научных работников стали цинично загонять в вынужденные 3-месячные отпуска без содержания, а потом – сокращать. Сокращать не единично, а десятками. При этом заодно расправлялись и с неугодными сотрудниками, подводя их под сокращение под различными надуманными предлогами. Результатом этого стали первые за многие годы обращения работников за защитой своих прав в надзорные органы власти и судебные инстанции. Ни Минсельхоз РФ, ни Росрыболовство на катастрофу (иначе уж и не назовёшь) никак не реагировали, хотя и получили подробные письменные сообщения на этот счёт от профсоюзной организации ВНИРО (письмо б/н от 10.06.2016 г.). Результатом этого «недопонимания» стала масштабная публичная акция научных сотрудников у стен Росрыболовства, широко освещённая в СМИ (Трудовой конфликт во ВНИРО опять разгорается). Под давлением таких событий, чиновники вынуждены были отменить очередной приказ о сокращении нескольких десятков работников института. Такой прецедент был создан впервые в новой истории России в системе рыбохозяйственных институтов страны.

Вынуждены были чиновники произвести и некоторые «косметические» перестановки в руководстве института. Именно с этой «косметической» кадровой перестановки в руководстве институтом и был начаттретий заключительный этап процесса под названием «уничтожение науки во ВНИРО». Принципиально ситуация не только не изменилась, но и ухудшилась, хотя в первые месяцы, как и на предыдущих этапах, новое руководство делало вид, что готово к конструктивным переговорам с научным коллективом и необходимым прогрессивным преобразованиям.

Сейчас, спустя практически 2 года создается впечатление, что обновлённое руководство ВНИРО поставило перед собой цель полностью уничтожить науку – изгнать из научных сотрудников всякую мысль о научной ответственности и научной этике. Неугодных выживают из стен института, а оставшихся лишают всякой возможности заниматься научной деятельностью – работой в экспедициях и на конференциях, экспериментальной работой в Москве, подготовкой и защитой диссертаций и т.п. Всеми способами насаждается обстановка безусловного подчинения воле администрации, когда реальные научные факты и обоснования подменяются псевдонаучным словоблудием. Теперь главная задача научных сотрудников ВНИРО – это своевременная реакция на письмо сверху. При этом содержательная часть вопросов не имеет никакого значения – главное успеть с ответом в срок. И желательно написать так, чтобы снять с ВНИРО всякую ответственность за что-либо.

В том комплексе проблем, обозначившихся и разросшихся на двух предыдущих этапах, которые нынешнее руководство усугубило до крайности, следует выделить следующие три: провальная кадровая политика, наплевательское отношение к научному процессу и научному персоналу, подмена основных целей научно-исследовательской организации.

В области кадровой политики новое руководство института практически с самого начала проводило и проводит курс на развёртывание в коллективах научных подразделений острых социальных конфликтов.

В отношении ряда ключевых лабораторий института (нормативного и технологического развития аквакультуры, эколого-токсикологических исследований, гидрохимии, технологий переработки водных биоресурсов и др.) была развёрнута целая сеть т.н. «служебных расследований». Заслуженных, остепенённых работников самого разного возраста и занимающих должности от научных сотрудников до заведующих структурными подразделениями открыто обвиняли в кражах, коррупции, экономических преступлениях и т.п. «Судьями» в такого рода делах выступали и продолжают выступать люди, не обременённые ни знаниями, ни опытом работы в отрасли, ни даже хотя бы авторитетом в коллективе ВНИРО. Не стесняясь в методах, при проведении этих провокаций, задействовали нанятого в штат бывшего работника правоохранительных органов, обещавшего людям «место на нарах». Завершались и продолжают завершаться подобные «расследования» ничем – однако, безусловно, они не только отнимают рабочее время, но и крайне отрицательно сказываются на социально-психологическом климате не только в коллективах отдельных научных подразделений, а и во всём научном коллективе ВНИРО.

Примером провальной кадровой политики и наплевательского отношения к научному процессу и научным сотрудникам является история с Центром международного сотрудничества, научные сотрудники которого втайне от них самих были переведены из категории основного научного персонала в категорию персонала вспомогательного. Т.е. остепенённых научных сотрудников приравняли к слесарям, сантехникам и т.п.

Следует особенно отметить, что нынешнее руководство все решения по организации научного процесса от изменения структуры научных подразделений и формирования бюджета научных исследований и до перемещения коллективов лабораторий в другие комнаты проводит втайне от научных работников, решая все эти вопросы на уровне бухгалтера и юриста.

Руководство всеми четырьмя измерительными лабораториями института поручено не только не остепенённому человеку, но и вообще не имеющему опыта руководства научными коллективами. Результат весьма плачевен.

Так, лабораторию эколого-токсикологических исследований, существующую в институте с начала 90-х годов, покинули 10 из 22 сотрудников – это почти половина её прежней численности. Эти специалисты (в т.ч. молодые кандидаты наук) отвечали за такие крайне перспективные направления научных исследований, имеющие колоссально растущий практический интерес, как: разработка федеральных и региональных нормативов ПДК для водных объектов рыбохозяйственного значения, разработка и совершенствование методов биотестирования компонентов водной экосистемы, оценка воздействия на водные биоресурсы и среду их обитания и разработка мер по его снижению. Теперь, подразделение лишилось возможности квалифицированно выполнять такие работы. Как лишилось оно и многочисленных хозяйственных договоров – по этому направлению долгие годы лаборатория являлась признанным лидером во ВНИРО. Она была одной из самых успешных, и опыт её работы ежегодно приезжали перенимать со всех регионов страны. Сейчас же, усилиями невежд, эта лаборатория лишена даже государственной аккредитации, в связи с чем она не имеет возможности выдавать протоколы испытаний, и как само собой разумеющееся – проводить данные испытания. В настоящее время она расформирована и реорганизована. Её руководство осуществляется теперь людьми, не имеющими ни научной степени, ни специальных знаний и опыта по основному профилю деятельности лаборатории. Новый штат формируется путём набора на сайте HeadHunter людей, не имеющих к науке никакого отношения.

В начале 2018 г. благодаря депутату Мосгордумы Н.Г. Зубрилину ситуация с фактическим разгромом этой лаборатории была доведена на самый «верх» – до министра сельского хозяйства Д.Н. Патрушева. Однако, никакого продолжения она не получила – аппарат министра остался безучастен и рекомендовал руководству лаборатории в данной ситуации «дружить» с новым руководством ВНИРО.

Близкая судьба постигла и одну из наиболее крупных лабораторий института – лабораторию гидрохимии. После фактического разгрома двух данных структурных подразделений, руководство института не нашло ничего разумнее, как объединить их.

Не лучшие времена переживает и знаменитая лаборатория молекулярно-генетических исследований, по уровню технического оснащения и квалификации коллектива не имеющая аналогов в отечественной рыбохозяйственной науке. Заведующему этой лабораторией, человеку крайне известному и авторитетному в научных кругах не только в России, но и далеко за рубежом, руководство института зачем-то подыскивает замену. И где?! На сайте поиска работы HeadHunter! Для отечественной рыбохозяйственной науки сейчас не лучшие времена и имена крупных специалистов известны наперечёт. Однако, руководство ВНИРО, видимо по привычке, ищет генетиков там же где юристов и бухгалтеров – на сайте поиска работы HeadHunter. Очевидно, что при таком подходе к подбору научных кадров ключевую роль играет не квалификация специалиста, а только лишь наличие у него формальных документов для занятия должности.

Уничтожена единственная в своём роде лаборатория Арктики и Антарктики, созданная трудами ряда ведущих учёных института ещё в 1969 году. Сначала она была низведена до сектора Арктики и Антарктики, потом из её названия исчезло ключевое слово «Антарктика», а в текущем году она окончательно прекратила своё существование.

Воинствующий непрофессионализм и открытое невежество, равнодушие к институту и полная безответственность – вот визитные карточки руководства некогда прославленного рыбохозяйственного института страны. Следствием этого является то, что в состав Учёного Совета института вводятся люди, не только не обременённые никакими научными степенями, но и не имеющие профильного образования – например, секретарь из приёмной. Показательным в этом отношении является совсем недавнее решение директора, который на две недели (!) оставил руководить рыбохозяйственной наукой страны главного бухгалтера, передав ему свои полномочия на период временного отсутствия.

Существование диссертационных советов ВНИРО, впервые за всё время их деятельности поставлено под угрозу – в ноябре текущего года их работа приостановлена и вряд ли будет в дальнейшем возможна в связи с ужесточившимися требованиями ВАК РФ. Это прямое следствие проводимой во ВНИРО кадровой политики – докторам и кандидатам наук некогда заниматься научной работой и повышать свою публикационную активность; их главной задачей стало: делопроизводство, участие в ежедневных бессмысленных совещаниях, оперативках, рабочих группах и т.п., своевременные формальные ответы на многотысячные запросы Росрыболовства.

Не смолкают скандалы и в аспирантуре ВНИРО. Сначала руководство института и Росрыболовство препятствовало получению аспирантами в положенный срок стипендий. Задержки с выплатами составляли8 месяцев. И это беззаконие допускалось в отношении молодых людей только начинающих свой путь в науке! Захотят ли они оставаться в ней при таком отношении?! Благодаря вмешательству профсоюзной организации и депутата Мосгордумы Н.Г. Зубрилина в 2018 году этот вопрос удалось решить. Однако вскоре возник новый – руководство ВНИРО препятствует подготовке диссертационных работ соискателями, прикреплёнными к аспирантуре. Под надуманными предлогами одного из соискателей, после увольнения из ВНИРО не пускают в здание института. В результате сорван проводившийся эксперимент и стало невозможным продолжение незавершённых в рамках выполняемой работы научных исследований. Руководство института начало оказывать давление на аспирантуру с целью принудить её к исключению соискателя. Вся административная машина навалилась на одного молодого человека. Зачем? Разве за это государство платит деньги руководству ВНИРО?

Становится всё более очевидным то, что, при осуществлении кадровой политики главным в институте становится фактор личной и безусловной преданности, а не профессионализм. А главными людьми – не научные работники, а юристы и бухгалтеры. Это показательно и по соотношению заработных плат. Например, оклад ведущего научного сотрудника сейчас составляет в институте 43 тыс. руб. И к этой должности выдвигаются немалые требования – наличие докторской или кандидатской степени, научный стаж по специальности не менее 3 лет, публикационная активность и т.п. Если же взглянуть на объявления о приёме на работу, регулярно публикуемые сейчас руководством ВНИРО на сайте HeadHunter, то сразу видно, в ком действительно руководство института нуждается. Оклады юристов и бухгалтеров составляют от 42 до 100 и более тысяч рублей. В ходе памятной встречи после митинга на Рождественском бульваре летом 2016 года, руководство Росрыболовства на справедливое замечание профсоюзной организации ВНИРО о недопустимости такого отношения к учёным, заметило, что юристы и бухгалтеры за меньшие деньги работать не будут.

Показателен в плане отношения к научному процессу и научным работникам и скандал с премиальными выплатами в первом квартале текущего года. Тогда руководство института, грубо нарушив трудовое законодательство, незаслуженно лишило премиальных выплат всех инженеров и специалистов научных подразделений ВНИРО, а также работников Центра международного сотрудничества. При этом премиальные выплаты работникам, занимавшим должности научных сотрудников в тех же самых подразделениях были осуществлены, в достаточно большом размере. Как и следовало ожидать, это привело к многочисленным конфликтам и распрям между научными сотрудниками и инженерами. Конфликт до сих пор не разрешён, несмотря на проведённые Рострудом и прокуратурой Москвы по инициативе профсоюзной организации внеплановые проверки и выявленные в ходе их нарушения трудового законодательства.

Чтобы убедиться в истинном отношении руководства института к научному процессу и научным работникам достаточно провести простой эксперимент – пройти по кабинетам администрации (белая и черная кожа, массивные столы, золоченые приборы, персональные санузлы, аквариумы премиум-класса и т.п. бросающаяся в глаза роскошь) и по кабинетам научных сотрудников (убогая старая мебель, кое-где нет даже кондиционеров, отсутствие нормального ремонта, скученность и т.п.).

В сфере хозяйственно-договорных работ администрация ВНИРО проводит политику жёсткой монополизации и навязывания услуг по многократно завышенным ценам. Многие контрагенты отказались от услуг института. Ситуация в этой области будет только усугубляться после того, как в текущем году руководством отрасли было принято решение о присоединении к ВНИРО ранее самостоятельных региональных НИИ. Теперь никакой конкуренции на этом рынке не будет возможно в принципе, и многие контрагенты этих НИИ попадут в безвыходную ситуацию зависимости от коммерческих аппетитов администрации ВНИРО. При этом, несмотря на то, что стоимость договорных работ многократно возросла, выплаты непосредственным их исполнителям максимальным минимизированы (до уровня 5-10% от стоимости договора), а в целом ряде случаев научных сотрудников попросту с этими выплатами обманывают.

Как пример, дело А.И. Николаева – соратника одного из основоположников отечественного товарного осетроводства И.А. Бурцева. Удостоенный двух почётных наград Росрыболовства («Почётный работник рыбного хозяйства» и «За заслуги в развитии рыбного хозяйства» II степени), автор 10 патентов и огромного числа публикаций и монографий, этот учёный вынужден был в конце своей карьеры обратиться в суд – руководство ВНИРО отказывалось выплатить ему задолженность по заработной плате в размере (минуту!) – около 200 тыс. рублей. При этом в суде, юристы ФГБНУ «ВНИРО» цинично отрицали известный многим во ВНИРО факт – Александр Иванович являлся до последнего своего дня перед увольнением заместителем международного Научного органа СИТЕС в отношении осетровых видов рыб (международная Конвенция по торговле редкими и исчезающими видами). Этот человек отдал ВНИРО 43 года своей жизни. Он пользуется заслуженным уважением специалистов-осетроводов не только в России, но и за рубежом. И при завершении своей профессиональной деятельности в родном ему институте он вынужден был столкнуться с таким ставшим обычным для аппарата управления ВНИРО хамством и цинизмом.

До сих пор не выплачены средства сотрудникам лаборатории молекулярно-генетических исследований за ряд выполненных ещё в прошлом году договорных работ.

Подобных примеров немало во ВНИРО и росту числа контрагентов, а также улучшению материального обеспечения научных работников они явно не способствуют.

Созданный специально для организации договорных работ коммерческий отдел неоднократно проваливал их в силу низкой квалификации и неспособности правильно и в срок оформить конкурсную документацию. Однако в этих очевидных провалах руководство института винит заведующих научными структурными подразделениями. Эффективность их деятельности оценивают как низкую именно на основе данного критерия, хотя поиск контрагентов и заключение договоров в должностные обязанности заведующих никак не входит.

«Новации» руководства ВНИРО в сфере хозяйственно-договорной деятельности в итоге привели к тому, что основной целью этого вида работ стало не увеличение присутствия ВНИРО в регионах, рост имиджа института, материальное стимулирование и привлечение квалифицированного научного персонала, а банальное торгашество. Со всей очевидностью это проявилосьв нашумевшей и вылившейся в открытый запрос Росрыболовству истории с одной крупной транснациональной компанией. Этой компании администрация ВНИРО вместо передачи копии отчёта в рамках уже выполненного и оплаченного договора пыталось навязать новый договор. Т.е. пыталось повторно продать ранее уже выполненную и оплаченную этим же заказчиком работу.

Во многом такая ситуация связана и с тем, что финансово-экономический блок, который работал в составе предыдущей администрации, замешанный в мягко выражаясь сомнительных финансовых операциях с бюджетными средствами, сохранил и даже усилил свои позиции в управлении ВНИРО. И это, несмотря на то, профсоюзная конференция от имени всего трудового коллектива в сентябре 2016 года публично объявила о недоверии этому блоку, о чём было проинформировано и руководство Росрыболовства (письмо №122-2016 от 27.09.2016).

Свой полный непрофессионализм, равнодушие к интересам института и безответственность администрация ярко проявила в «борьбе» за здание ВНИРО, которое попросту сдали РПЦ. Юридическая служба Московской патриархии – это не забитые научные сотрудники, ее административным нахрапом и раздутыми щеками не возьмешь. Несколько раз прилюдно побитая, дирекция боится РПЦ и при этом ни во что не ставит своих сотрудников. Как иллюстрирующий это отношение пример, следует привести ставшую знаменитой историю с травлей тараканов в здании института в конце сентября текущего года. Руководство института издало приказ, которым обязало всех сотрудников в рабочий день посидеть дома в связи с необходимостью проведения дезинсекционных работ. Позднее же выяснилось, что в этот день в здании ВНИРО под видом травли тараканов проводилось торжественное богослужение, на котором руководство института произносило хвалебные речи. Это событие нашло отражение в СМИ (Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня. Праздник в обители). Такой мелкий обман научных сотрудников наглядно показывает уровень современного руководства ВНИРО и истинную цену слова директора института.

Итак, можно констатировать, что за 7 лет деятельности прошлой администрации и 2 года «работы» нынешней, ВНИРО почти убит. Точнее, институт превратился из научной организации в большую контору, которая за государственные деньги шлет отписки и под прикрытием научной работы кормит целую ораву чиновников разного калибра. И вот теперь этот «опыт» решили распространить на всю Россию. По решению руководства Росрыболовства к ВНИРО присоединили все рыбохозяйственные НИИ страны.

Официальная версия этого мероприятия озвучивается так – усиление вертикали управления. Однако на деле происходит следующее. В спешности и горячке нанимается более сотни бухгалтеров, юристов, канцеляристов и т.п. управленческого персонала, которых к слову даже и посадить некуда в здании института (ещё одно лишнее подтверждение явной непродуманности этого решения). Торопясь успеть до конца года (ибо такой срок спущен сверху) людей берут, что называется с улицы. Знали ли они до настоящего времени о существовании в составе России Камчатки и Чукотки, Красноярского края и Сахалина? А теперь они будут решать – как там работать. Под предводительством «старших товарищей», которые за несколько предыдущих лет доказали свою неспособность управлять значительно более компактным институтом.

Под видом оптимизации структуры, ВНИРО насыщают явно избыточным аппаратом управления. Его дополнительное содержание, по самым скромным подсчётам выльется в сумму около 150 млн. руб.

Возможно, что в региональных институтах сократят часть административного персонала. Но тогда возникает вопрос, а сможет ли такой аппарат, находящийся за несколько тысяч километров от научных сотрудников, адекватно реагировать на их нужды? Вопрос тем более стоит остро, что вряд ли кто-то из вновь набранной армии администраторов хоть в малейшей степени представляет себе специфику деятельности институтов, разбросанных по самым удаленным регионам России. Опыт же «работы» тех деятелей, которые теперь руководят всем аппаратом, показывает, что они не способны организовать работу даже в небольшом институте, в котором сотрудники могут лично общаться между собой.

Реформа коснулась и основного научного состава всех рыбохозяйственных НИИ. Значительную часть научных сотрудников по каким-то своим, непонятным коллективу основаниям, руководство ВНИРО перевело в категорию «специалист». В соответствии с действующей нормативно-правовой базой научным сотрудником может быть как остепенённый работник, так и тот, кто имеет определённый научный стаж. Однако администрация ВНИРО решила, что статуса научный сотрудник достойны теперь только остепенённые работники. Зачем это было сделано, коллективу не объяснили. Однако научный потенциал рыбохозяйственной науки и без того не слишком высокий ещё более упал.

В связи с исполнением задуманной «реформы», возникает закономерный вопрос: каковы же её реальные цели, по мнению авторов? Поскольку указанные действия никак нельзя назвать, способствующими укреплению вертикали управления и уж тем более прогрессу научных исследований, такой вопрос вполне актуален.

К сожалению, прогноз для всей рыбохозяйственной науки видится плохим – она будет раздавлена под тяжестью непомерных амбиций и финансовых аппетитов бюрократии. Эта бюрократия высосет все соки из науки, все деньги из государства, и потом переберется на «заслуженный» отдых в теплые края. А здесь, в России, на месте ВНИРО и региональных институтов останется пепелище.

Подводя эти неутешительные итоги, хочется задать такой вопрос руководству рыбохозяйственной отрасли:

Г-н Шестаков, Вы знаете о том, что происходит в рыбохозяйственной науке?..

От редакции об авторе:                       

Ефимов Александр Борисович. Ведущий научный сотрудник ФГБНУ «ВНИРО», председатель профсоюзной организации ВНИРО, кандидат биологических наук.

Общий трудовой стаж в рыбохозяйственной отрасли – 24 года.

В 1999 году закончил Московскую сельскохозяйственную академию им. К.А. Тимирязева по специальности: зоотехния

В 2016 году получил степень бакалавра по направлению: юриспруденция в МГЮА им. О.Е. Кутафина.

В 2018 году получил степень магистра по программе: судебная защита прав граждан и организаций в МГЮА им. О.Е. Кутафина.

Зарегистрирован в федеральном реестре экспертов научно-технической сферы ФГБНУ «НИИ РИНКЦЭ» Минобрнауки.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.

Поделиться в социальных сетях: