"Амнистия капиталов"

Перевернув сначала одну, а потом и другую офшорную страницу нашей экономики, власти России обнаружили, что эту книгу листать не перелистать. И вот по поручению президента правительство подготовило новый пакет законопроектов, запускающих очередной этап «амнистии капиталов». 18 апреля Госдума одобрила эти законодательные предложения в первом чтении. Против выступила только фракция КПРФ.

ПЕРВАЯ ВОЛНА «амнистии капиталов» охватила период с 1 июля 2015 года по 1 июня 2016-го, вторая — с 1 марта 2018-го по 28 февраля 2019-го. Этот процесс предполагал добровольную декларацию гражданами имущества и зарубежных счетов, контролируемых иностранными компаниями. В свою очередь государство гарантировало декларантам освобождение от уголовной, административной и налоговой ответственности за нарушение валютного и налогового законодательства.

Новый этап «амнистии капиталов» начнётся 1 июня этого года и закончится 1 марта 2020-го. Однако теперь нужно будет не только задекларировать имущество компании и счета, но и перерегистрировать компанию в России (то есть осуществить её редомициляцию), а в случае со счетами — перевести их в российские банки (репатриация капитала). Пожелавшие «переехать» в Россию компании примут к себе созданные в Калининградской области и Приморском крае специальные административные районы (САРы). По сути, это офшоры — территории, в которых действует особый льготный экономический режим. Но правительству такая трактовка не по душе. «Там, собственно говоря, и нет никаких особых освобождений от налогов, а есть пониженные налоговые ставки на некоторые виды доходов и иные условия налогообложения льготной ставки по дивидендам», — поясняют чиновники из минфина. Но, как говорится, уголь сажи не белей. И САР офшора не чище.

Что даст перерегистрация в Калининграде компании «Русал»? — попытался на конкретном примере, сославшись на анализ в СМИ, объяснить степень налоговой свободы в специальных административных районах Валентин Шурчанов. Экономия на налогах позволит алюминиевой компании, которая фактически передана иностранным владельцам, оставить себе 80—100 миллионов долларов. При этом по условиям функционирования САРа компания должна будет инвестировать в Россию 50 миллионов рублей. При такой вольнице олигарх Олег Дерипаска может и дальше судиться с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым, пытавшимся привлечь внимание первых лиц государства к сделке, стоившей России потери контроля над всей алюминиевой промышленностью, заметил депутат.

Не санкции пугают российских олигархов, полагает Валентин Шурчанов, а то, что на Западе начали разбираться с происхождением этих денег, которые в большинстве своём получены преступным путём в ходе приватизации. И хотя заместитель министра финансов Илья Трунин утверждает, что «амнистия капиталов» не освобождает от ответственности их владельца в случае, если капиталы эти получены незаконным путём, однако, как показывает жизнь, российские правоохранительные органы не часто озадачиваются вопросом «откуда деньжата?».

Есть у истории с «амнистиями капиталов» и другая подоплёка. Сегодня в рамках соглашения об автоматическом обмене финансовой информацией между более чем 100 странами, к которому присоединилась и Россия, налоговые органы получили доступ к данным о финансовых счетах россиян за рубежом. Так что при желании недобросовестных предпринимателей можно было бы попросту взять за шкирку. Санкции за нарушение валютного законодательства могут составлять до 100 процентов средств, полученных от незаконных операций. Поэтому в ряде случаев речь фактически идёт о закрытии компаний. Вместо того чтобы применить к бизнесменам жёсткие меры, правительство дало им возможность прийти с повинной и оказаться ещё и с крупным барышом.

Помнится, когда объявлялась вторая «амнистия капиталов», правительство и думские «единороссы» горячо доказывали, что доверие бизнеса к власти прошло проверку временем и надо дать опоздавшим последний шанс легализоваться. Оказывается, последний шанс может быть не один раз. Этак амнистия станет процессом перманентным, выразили опасение депутаты-коммунисты. По мнению Юрия Синельщикова, законопроект об «амнистии капиталов» нарушает принцип равенства граждан перед уголовным законодательством, порождая определённую прослойку предпринимателей, которые, убедившись, что прощение рано или поздно всё равно наступит, могут не исполнять закон.

По мнению Николая Коломейцева, увеличившийся в прошлом году по сравнению с позапрошлым отток капитала также свидетельствует не в пользу прощения грехов. Здесь, по его словам, требуется ужесточение валютного регулирования, а не амнистия.

Делается всё для того, чтобы деньги продолжали уходить из страны, конкретизировала проблему, поднятую коллегой, Вера Ганзя. За прошлый год из России было выведено 67,5 миллиарда рублей. По прогнозам Центрального банка, утечка капитала в 2019 году должна составить 20 миллиардов долларов. Но по итогам двух месяцев уже уплыли за кордон 18,5 миллиарда долларов, или более 1 триллиона рублей. Для наглядности стоит сопоставить эту цифру с суммой затрат на нацпроекты, запланированной на 2019 год, заметила депутат. Последняя составляет 1,7 триллиона рублей.

Целесообразность проведения «амнистии» сами инициаторы не могут толком объяснить. Единственный их аргумент — это рост количества поданных деклараций. Так, в ходе первой «амнистии» в налоговые органы было представлено 7188 деклараций, а по итогам второй — 11714. Однако цифры эти ни о чём не говорят. Тайной за семью печатями остаются сведения о том, сколько в результате деофшоризации дополнительно поступило в казну налогов. А это самое главное. И когда официальный представитель правительства И. Трунин, докладывавший законопроект, заявил, что невозможно сказать, какое количество денежных средств вернулось в Россию, поскольку не было ни такой задачи, ни такой отчётности, это прозвучало странно.

По мнению же экспертов, заметила Вера Ганзя, было задекларировано менее одного процента средств, хранящихся за рубежом, если брать за основу данные по российским зарубежным активам американского Национального бюро экономических исследований, которое оценивает их в один триллион долларов. По оценкам же российских исследователей, размер корпоративного, частного капитала, хранящегося за рубежом, составляет 300—500 миллиардов долларов. В таком случае задекларировано в ходе двух «амнистий капиталов» лишь три процента этих активов, что тоже мизер.

Неспособность правительства аргументированно объяснить смысл всей этой многоходовки с «амнистией капиталов» понятна. Как тут объяснишь, когда экономическая ситуация ухудшается, реальные доходы населения падают, а тем людям, кто в годы приватизации вывел из страны баснословные средства, раздаются индульгенции направо и налево?! — подвела черту Вера Ганзя.

Автор: Татьяна ОФИЦЕРОВА

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.