Олигархов в России больше нет?

Усилиями пропаганды буржуазных средств массовой информации в сознании определённой части народа укоренилось представление о мнимом демонтаже олигархической системы, произошедшей в 2000-ые годы. Впрочем, сами представители власти и крупного капитала периодически выступают с подобными заявлениями.

Так, в апреле 2018 года вся страна услышала из уст пресс-секретаря президента Д.С. Пескова заявление, будто «давно прошло то время, когда в России были олигархи». Ему вторил глава Российского союза промышленников и предпринимателей А.Н. Шохин. По мнению последнего, под олигархами понимались «крупнейшие предприятия, которые влияют на принятие политических решений». Руководитель РСПП добавил, что в настоящее время «таковых нет». Об этом говорили и представители правительственных структур и государственных компаний. Например, в мае 2019 года глава Сбербанка Г.О. Греф заявил, что в начале 2000-х годов «была проведена большая хирургическая работа» по устранению олигархов от власти. А месяц назад президент Российской Федерации В.В. Путин в интервью газете The Financial Times высказал аналогичные суждения. Отвечая на вопрос журналиста, он заявил буквально следующее: «Вы знаете,…,у нас уже нет олигархов. Олигархи — это те, кто использует свою близость к власти, для того чтобы получать сверхдоходы. У нас есть крупные компании, частные, есть с государственным участием. Но я уже не знаю таких крупных компаний, которые так используют какие-то преференции от близости к власти, таких у нас практически нет».

Вот ведь как получается. Выходит, что «личная уния» банков с промышленностью, дополняющаяся, по словам В.И. Ленина, «»личной унией» тех и других обществ с правительством», списана в архив истории. Нам хотят доказать, что особенности капитализма эпохи империализма претерпели кардинальные изменения? А как тогда обстоит дело в реальности?

Речь должна идти о социализме, а не о разновидностях буржуазной системы

В целом, вопрос о том, носит ли капитализм олигархическую окраску или нет, является второстепенным. Сама система, базирующаяся на доминировании частной собственности на средства производства, рыночной конкуренции, эксплуатации человека человеком, представляет собой своеобразный камень на шее страны. Буржуазная модель выработала свой ресурс полностью и окончательно. Это уже пройденный этап. Она не в силах способствовать освоению человечеством новых горизонтов, сформировать общество, представляющее собой ассоциацию свободных индивидов, работающих сообща во имя реализации творческих способностей. Какая разница трудящимся от того, свободный рынок времён Адама Смита либо государственно-монополистический капитализм на дворе, влияют ли капиталисты на процесс принятия государственных решений либо они строятся по команде «сверху»?! Разница между перечисленными моделями буржуазной системы такая же, какая, например, между коброй и чёрной мамбой.

Важно обращать внимание на то, что добиться осуществления мощного экономического рывка, провести реиндустриализацию и выйти на передовые позиции в мире, преодолеть социально-демографический кризис можно лишь за счёт перехода на путь социалистического развития. Национализация «командных высот экономики», разработка и внедрение системы государственного стратегического планирования развития народнохозяйственного комплекса и, что немаловажно, проведение Ресоветизации, — всё это является залогом решения вышеперечисленных задач. Так позвольте, возразят некоторые. Соответствующая модель доказала свою бесперспективность. Да ничего подобного! Тем, кто верит россказням о «неэффективности социалистической экономики», мы напомним, какие страны демонстрировали на протяжении последних лет стабильные темпы поступательного развития даже в условиях мирового финансово-экономического кризиса. В 2015 году, согласно данным агентства Bloomberg, такие социалистические государства как Китай и Вьетнам относились к странам, демонстрирующим наиболее высокие темпы роста ВВП. Соответственно, экономика КНР выросла на 6,9%, а Вьетнама — на 6,1%. Для сравнения: максимальные темпы роста ВВП большей части стран, входящих в топ-10 рейтинга по темпам экономического роста, составляли 1,2%. К ним относились Швейцария, Хорватия, Сербия, Греция, Италия, Казахстан.

Не мешало лишний раз вспомнить о позитивном опыте Белоруссии сохранившей промышленный и сельскохозяйственный потенциал, накопленный в Советский период. Про стабильный экономический рост, сильную социальную политику в этой стране общеизвестно. После 2008 года, в условиях мирового кризиса, в экономике Беларуси, несмотря на все проблемы, продолжают развиваться позитивные тенденции (в частности, рост ВВП, повышение постоянной доли в мировом экономике). Всё это зафиксировано в статье директора консалтинговой компании Sinkevich Technologies, преподавателя британского Института Сертифицированных Финансовых менеджеров ICFM Александра Синкевича «Беларусь и мировой кризис: анализ и перспективы».

Кому принадлежат следующие слова? «Глобальный кризис конца первого десятилетия XXI века наглядно продемонстрировал, что государства, имеющие мощные рычаги воздействия на экономику,  оказались, по сути, единственным действенным барьером на пути развертывания финансово-экономического коллапса». Мы привели выдержку из документов КПРФ? Может быть, это фрагмент интервью деятелей, подобных Юрию Болдыреву, Сергею Глазьеву, Михаилу Делягину? Как бы не так. Нами процитирован отрывок «Стратегии — 2020», авторы которой стояли на неолиберальных позициях. Однако они вынуждены признавать подлинное положение вещей.

Таким образом, передовой характер социалистической модели налицо. Однако перехода к ней не произошло и не произойдёт в нынешних условиях. Ожидать от правительства Путина — Медведева реализации программ «Десять тезисов Геннадия Зюганова» и «Двадцать шагов Павла Грудинина», это всё равно, что рассчитывать на потепление в Арктике и в Антарктиде. Как пчёлы не станут выступать против мёда, так и буржуазия не будет отказываться от системы, способствующей укреплению её позиции за счёт эксплуатации рабочего класса.

Следовательно, узкая кучка капиталистов по прежнему эксплуатирует богатейшие природные ресурсы страны и массы трудящихся. Поэтому нет никаких оснований вздыхать с облегчением.

Отвергают даже косметический ремонт капитализма

Впрочем, если правящие либералы упорно не хотят слышать ни о социализме, ни о Ресоветизации, но в то же время стремятся не допустить нарастания протестных настроений и падения их власти, то они могли хотя бы начать проведение политики, направленной на достижение баланса между различными социальными группами населения. А это потребовало бы реальное пресечение диктата олигархического капитала, принятие определённых мер, направленных на сдерживание его аппетитов и на распространение принципов законности в отношении действий крупных финансово-промышленных империй.

В связи с этим следовало бы вспомнить основные направления политики Ф.Д. Рузвельта, выводящего Соединённые штаты Америки из «Великой депрессии». Прежде всего, следует напомнить о мерах, направленных на установление государственного контроля над банковской системой. Они нашли своё отражение в проведении тотальной ревизии финансовых структур и в «отчистке» банковского рынка от «проблемных» игроков, в принятии «Закона Гласса-Стигалла», запретившего, помимо всего прочего, коммерческим банкам работать с ценными бумагами, установившего регламентацию размеров биржевого кредитов, а также в принятии «Закона Флетчера-Стигалла», поставившего частные банки под жёсткий контроль со стороны федерально-резервной системы, а также саму ФРС (вкупе с банками) под контроль федерального правительства.

Также следует вспомнить и про принятие в 1935 году Акта о жёстком государственном регулировании держательских компаний в сфере отраслей общественного пользования. Добывающие отрасли действительно фактически оказались под управлением со стороны властей (компании, сосредоточенные в данных сферах, согласовывали свои действия с органами исполнительной и законодательной власти — и в области тарифов, и в вопросах добычи, транспортировки сырья, и по части освоения нефтяных запасов).

Ровно то же самое относится и к ужесточению ответственности за экономические преступления. Разве об этом не свидетельствует такая мера как выписывание штрафов в многомиллиардных размерах (либо возбуждение уголовных дел) в отношении нефтяных компаний, замешанных в ценовом сговоре? А привлечение к ответственности при Рузвельте таких махинаторов как Лучано, Сол Зингер, Гарриман?

Разве в нашей стране реализованы аналогичные меры, направленные на пресечение олигархического диктата? Если вы скажете «да», то в таком случае ответьте на следующие вопросы, носящие риторический характер. Правительство и Центробанк не отказывались от введения элементарного валютного контроля? Кабинет министров озаботился выработкой мер, направленных на сдерживание роста тарифов сырьевых и естественных монополий? Природная рента теперь оседает не в карманах олигархов, а направляется в бюджет на цели развития? Государство начало регулировать экспорт энергоносителей, ограничивая вывоз нефти и стимулируя её переработку? В России введена прогрессивная шкала подоходного налога? Правоохранительные и контрольно-надзорные органы хоть раз за последние годы применили санкции в отношении тех, кто входит в список журнала «Форбс» за нарушения законодательства? А то, что ряд их действий противоречит законодательным нормам, свидетельствуют материалы обнародованного в 2004 году доклада Счётной палаты РФ об итогах приватизации за 1993-2003 гг., записки рабочей группы Государственной Думы РФ по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти, направленной президенту РФ 20 апреля 2009 года. Однако никакой реакции со стороны власти.

И после этого трудно представить, как некоторые люди могут воспринимать на веру заявления власти, будто олигархи больше не чувствуют себя как рыбы в воде. Предпринимались попытки поставить данную группировку в рамки правительством Примакова — Маслюкова в 1998 — 1999 гг., первым руководством Новороссии в 2014 году. Но не в путинский период.

Олигархи «равноудалены»?

В целом, «приватизаторы» заслуживали того, чтобы их «построить». Так, 26 августа 1998 года один политический деятель, выступая на радиостанции «Эхо-Москвы», заявил буквально следующее: «Я считаю, что в стране за 5-7 лет построен достаточно уродливый рыночный механизм, или олигархический капитализм, как его называют журналисты. Это крайне неэффективная модель рынка, в которой большая часть капитала сосредоточена в небольшом количестве компаний. Как правило, хозяева этих компаний ведут себя как бабочки-однодневки, лишь бы сконцентрировать как можно быстрее прибыль с предприятий, вывезти её. В результате на многих предприятиях не выплачивается заработная плата, компании не платят налоги. А дальше уже как следствие начинается дефицит бюджета, в результате которого возникают финансовые пирамиды типа ГКО и то, что мы сейчас имеем». Кому принадлежат эти слова? Геннадию Зюганову? Евгению Примакову? Руслану Хасбулатову? Нет, соответствующую фразу страна услышала из уст Бориса Немцова. Правда, он умолчал о существенном вкладе его политического патрона Бориса Ельцина и его соратника Анатолия Чубайса в построении данной системы. Однако критическая оценка некоторыми либералами модели олигархического капитализма, звучавшая из их уст после знаменитых августовских событий 1998 года, говорит о многом. Только из одного этого ясно, что невозможно было мириться с диктатом подобных группировок.

В конце концов, не только трудящиеся, но многие руководители предприятий реального сектора экономики выражают своё возмущение засильем сырьевых капиталистов. Они сожалеют, что олигархии сходят с рук действия, влекущие тяжкие последствия для народного хозяйства. Подобная оценка была дана современной структуре экономики информационным рупором среднего национального капитала — журналом «Эксперт» в феврале 2014 года. В одной из статей, подготовленных редакторским коллективом, всё это рассматривалось на примере положения дел в ЖКХ. Ими приводились следующие суждения: «Сегодня в ЖКХ доминируют игроки, которые, в сущности не заинтересованы в модернизации, их устраивает нынешнее положение дел, они лоббируют дальнейший рост тарифов, что обеспечит им неиссякаемый поток прибыли. Это и ресурсные компании, и компании-операторы, управляющие коммунальными системами. Причём форма собственности не имеет значения: что частные компании, нередко очень крупные, что МУПы или ГУПы — и те и другие, в тесных доверительных отношениях с бюрократией, будут снимать доход с дряхлеющих инженерных систем, пока эти системы не развалятся окончательно. Где-то с краю пристраиваются компании, умеющие модернизировать коммунальные системы и желающие на этом заработать — во благо себе и населению. Но пробиться на этот рынок очень трудно. Старые игроки их не пускают и не пустят до тех пор, пока кроме пряника «привлекательного инвестиционного климата» не будет пущен в ход кнут — жесткие технологические и правовые критерии управления коммунальными системами. Тот, кто этим критериям не сможет соответствовать, должен будет уйти с рынка». Аналогичным образом обстоят дела в экономике в целом, в топливно-энергетическом комплексе в частности. Всё это имеет отношение и к сырьевым магнатам.

Что было реализовано на протяжении «тучных нулевых»? Многие поверили словам В.В. Путина о намерении положить конец всевластию олигархов. Но как всё реализовывалось на практике? Разумеется, в начале 2000-х годов формально был предпринят ряд мер, направленных на построение олигархии. В отношении тех «героев приватизации», которые активно диктовали правительству и Государственной Думе свою линию поведения, были применены «показательные порки». Речь идёт о Березовском, о Гусинском, о Ходорковском. Конечно, у части избирателей это вселяло надежду на то, что власть будет учитывать интересы всех социальных слоёв населения, всех отраслей экономики, а не только узкого круга сырьевых монополистов. Но дальнейший ход событий показал, что соответствующие иллюзии были напрасны. Во-первых, в настоящее время — на протяжении последних пяти лет, участилось возбуждение уголовных дел в отношении представителей федеральных и региональных руководящих работников управленческого аппарата по обвинению в коррупции и в казнокрадстве. Но разве есть основание утверждать, будто правящие круги всерьёз противодействуют воровству чиновников? Конечно нет, поскольку борьба с коррупцией ведётся в режиме «свой — чужой». Также обстояло дело в вопросах «равноудаления олигархии» в первой половине 2000-х годов.

Действующий советник президента России С.Ю. Глазьев в 2007 году, комментируя рассматриваемые нами действия Кремля, писал следующее: «…всех обитателей и претендентов на место под солнцем разделили на «своих» и «чужих». «Своим» выписали индульгенцию, «чужих» на всякий случай «зачистили». «Свои» делают то же, что и раньше, — приватизируют государственную собственность, злоупотребляют монопольным положением, присваивают природную ренту и наслаждаются другими источниками получения сверхприбыли за счёт завладения чужим. Но при этом строго соблюдают субординацию, знают с кем, как и когда надо делиться и не балуются политикой». В самом деле, имитация борьбы с олигархией имела место исключительно в ограниченный период. Потом всё вернулось «на круги своя». Так, в 2005 году, несмотря на содержание доклада Счётной палаты РФ об итогах приватизации, Кремль объявил её результаты «неприкосновенными». Основная часть «победителей» «залоговых аукционов» укрепила свои позиции. Разве Алекперов, Абрамович, Дерипаска, Фридман, Потанин, Прохоров и прочие сошли со сцены? Разве многие из них не были в числе тех, кто сумел отхватить «лакомые» куски РАО ЕЭС во время «реформирования» электроэнергетики в 2000-ые годы? Разве в дальнейшем государство не выкупило у них энергетические активы по завышенной стоимости? Разве правительство не направляло финансовых ресурсов на покрытие убытков, причинённых авариями на Саяно-Шушенской ГЭС и на шахте «Распадская», среди собственников которых были данные лица? Это во-первых. Во-вторых, за время путинского периода количество долларовых миллиардеров стремительно возросло. Разве история с Ковальчуком, с Роттенбергами, с Тимченко является вымыслом? Разве они не получают от власти доступа к участию в реализации государственных программ — причём на привилегированной основе? Разве непрофильные активы «Газпрома» не были выведены из собственности государства под их контроль? Разве органы власти не спускали на тормозах призывы расследовать их деятельность?

Сырьевые магнаты продолжают пользоваться преференциями

До 2008 года ещё можно было утверждать, что олигархия якобы ликвидирована. Однако во время первой волны мирового финансово-экономического кризиса стало ясно, что исполнительная власть стоит на страже интересов олигархического капитала. Известно, что в упомянутый период правительства «развитых капиталистических стран» в целях минимизации последствий кризиса приняли меры, направленные на усиление регулирующей роли государства в экономике. Даже была проведена национализация банков и отдельных компаний, сосредоточенных в стратегически важных секторах производства. Но в нашей стране в 2008-2009 гг. призывы предпринять аналогичные шаги были проигнорированы. Вместо этого государство фактически спасло олигархические империи от банкротства. Именно тогда средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния  были выделены крупнейшим бизнес – империям на беззалоговой основе. Так, компании «Русал» и «Норильский никель» получили 4,5 млрд. долларов кредита от Внешэкономбанка из Фонда национального благосостояния; «Евраз» — 1,8 млрд. долларов; «Мечел» — 1,5 млрд. долларов; Роснефть – 4,5 млрд. долларов. Подобная практика продолжается вплоть до настоящего времени. Например, принятие в 2014 году «закона Роттенберга», предусматривающего выплату компенсаций за счёт бюджета физическим и юридическим лицам, оказавшимся под международными санкциями, свидетельствует о многом.

Кроме того, топливно-энергетические компании, в отличие от остальных отраслей экономики, имеют налоговые преференции. Например, в 2009 году правительство снижало налоговую нагрузку на нефтяные компании. Данная практика продолжается в настоящее время. Так, в мае 2013 года Министерство финансов РФ приняло решение об увеличении налога на добычу полезных ископаемых, но одновременно — о снижении экспортной пошлины на нефть. Поскольку НДПИ уплачивается потребителем, о чем писал советник президента РФ С.Ю. Глазьев в своей статье «Непростительные иллюзии», опубликованной в журнале «Эксперт» в выпуск № 50 (880) от 16 декабря 2013 года, следовательно, налоговую нагрузку переложили с олигархических компаний  на плечи народа.

Олигархи до сих пор располагают связями с высокопоставленным чиновничеством. 25 мая 2010 года данный факт признал первый заместитель главы администрации президента В.Ю. Сурков. По его словам, олигархи «владеют миллиардами, получили предприятия задаром, имеют гигантские прибыли, ходят напрямую в Кремль, разговаривают с министрами на дачах».

Тактический манёвр

Прочитав вышеизложенный материал, некоторые могут спросить: «если всё это так, то почему же тогда в первой половине 2000-х годов Кремль приструнил некоторых капиталистов, а в течение последних пяти лет с его ведома участились аресты замешанных в коррупции и казнокрадстве руководящих работников управленческого аппарата в центре и на местах?». Надо учесть, что олигархия составляет меньшую часть населения. А власти нужно находить общий язык с большинством народа. Как никак, в противном случае подлинный характер политики правительства станет очевидным всем и каждому. Всё это непременно отразиться на результатах выборах. И правящим кругам не обойтись без демонстрации лозунга «мы с вами одной крови». А чтобы в это поверили, словам о наведении порядка, о пресечении эгоизма правящего класса должны соответствовать хоть какие-то дела. Вот поэтому мы и являемся свидетелями осуществления показательных порок (в начале 2000-х годов некоторых представителей «семибанкирщины», а в настоящее время — ряда министров, губернаторов, руководителей некоторых правительственных ведомств и топ-менеджеров корпораций), направленных на повышение авторитета действующей власти народа.

Впрочем, это далеко не первый случай за последние тридцать лет, когда Кремль, стремясь поддержать уровень своей популярности либо вернуть утраченное доверие избирателей, шёл на подобные меры. Например, в начале 1996 года, когда Б.Н. Ельцин стремился восстановить утерянный рейтинг в преддверии президентских выборов, наблюдались аналогичные точечные порки в отношении некоторых представителей банкиров и чиновничества. Например, были возбуждены уголовные дела в отношении председателя Российского комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням Евгения Бычкова, исполняющего обязанности Генерального прокурора Алексея Ильюшенко, Центробанк РФ начал расследовать деятельность «Инкомбанка», отозвав в конечном итоге у него лицензию. Но при этом Березовский, Ходорковский, Чубайс и Кох оставались «неприкасаемыми». Примерно то же самое наблюдается в настоящее время.

В целом, как бы правящие круги не пытались «приструнить» отдельных представителей крупной буржуазии и высшего чиновничества, они никогда не осуществят замену капитализма социализмом.

Особенность внутренней и внешней политики России на современном этапе

Собственно говоря, анализ мер, предпринятых правительством на протяжении последних лет, позволяет убедиться в том, кто является «заказчиком музыки»:

  • ставка на продолжение приватизации государственной собственности (продажа Ванинского морского торгового порта, части акций «Роснефти» катарскому фонду и швейцарской компании и т.д.)
  • вступление России в ВТО и сохранение ориентации на её установки даже в условиях международных санкций (выгоду получили только сырьевые отрасли)
  • коммерциализация образования и здравоохранения, повышение возраста выхода на пенсию
  • кардинальная смена действий в отношении Донбасса после попыток американских финансовых властей заморозить активы ведущих российских компаний
  • непрерывный допуск к реализации государственных проектов одних и тех же физических и юридических лиц
  • игнорирование органами государственной власти призывов депутатов фракции КПРФ в Государственной Думе провести расследование передачи «Русала» западным странам, налоговую проверку компаний Олега Дерипаски

Вот вам «отсутствие олигархии» в России. Если бы её приструнили и власть не исходила бы из интересов олигархического капитала, то не было бы ни выделения государственных финансовых средств на спасение крупнейших бизнес-империй, ни принятия «закона Роттенберга», ни новой волны приватизации, ни следования установкам ВТО на фоне расширения количества экономических санкций, ни урезания социальных гарантий, ни отказа от последовательного отстаивания геополитических интересов России и резкого поворота политики в отношении ДНР и ЛНР в мае 2014 года. Разумеется, в таком случае правящие круги в той или иной степени откликнулись бы на призывы левопатриотических сил расследовать деятельность того или иного представителя правящего класса (как в случае с «Русалом», например). Факты — вещь упрямая.

Новоявленная прослойка олигархии

Одновременно заметим, что наряду с увеличением количества классических капиталистов возникла и укрепилась ещё одна прослойка. О ком конкретно идёт речь? Ещё в 2011 году бывший руководитель российского бюро Интерпола, генерал-майор МВД В.С. Овчинский, говоря об особенностях современной мафии, заявил, что «никогда — ни в 1980-х, ни в 1990-х — не было такого масштабного присутствия в ОПГ представителей официальных госструктур». Он же добавил, что «у нас в стране нет ни одной «незапятнанной» госструктуры — будь то правительство, министерства, аппарат губернаторов или мэрия».

Вот и возникает вопрос, кто на сегодняшний день является главным олигархом. Официально данные лица не числятся предпринимателями. Внешне они занимают руководящие должности в органах государственного управления. Но при этом они являются скрытыми совладельцами в крупных компаниях. Номинально они оформлены на иных лиц, но основную выгоду получают представители управленческого аппарата. Те средства, которые они получают чёрным налом, проходят мимо российского бюджета, уводятся в офшоры. То есть, данные лица не платят налоги, ибо их платят только с легальной официально зарегистрированной экономической деятельности.

Далеко за примерами ходить не надо. У федеральных и региональных чиновников, арестованных за последние годы по обвинению в совершении преступлений коррупционной направленности, чудодейственным способом находят скрытые доли акций в компаниях, оформленных на их родственников либо друзей. Конкретные примеры можно приводить до скончания века.

Впрочем, «официальные» капиталисты тоже стали таковыми за счёт своих связей с правительственными деятелями – это касается и олигархов 1990-х годов, и современных.

Таким образом, налицо сращивание государственной и предпринимательской деятельности. А это и есть стопроцентная олигархия.  Поэтому рано утверждать, будто удалось умерить амбиции данной группировки.

Как лечить болезнь?

Не исключено, что некоторые, прочитав изложенный материал, моментально начнут приписывать коммунистам мифическое стремление «развязать гражданскую войну», «провести тотальную экспроприацию», намерение «всё отнять и поделить» и т.д. Что мы можем сказать? История показывает, что «верхние десять тысяч» всегда встречают в штыки любые действия, направленные на ограничение их всевластия. Если даже Ф.Д. Рузвельту они пытались приклеить ярлык ультралевого радикала, то что говорить об остальных? Поэтому мы призываем судить о конкретных предложениях Компартии не по материалам «жёлтой прессы», а по первоисточникам.

Содержание таких программных документов КПРФ как «Десять тезисов Геннадия Зюганова» и «20 шагов Павла Грудинина» даёт прямой ответ на вопрос о том, какие действия следует предпринять для освобождения России от компрадорского криминально-олигархического капитализма. Речь идёт о национализации стратегически важных и системообразующих отраслей экономики, о внедрении системы государственного планирования экономического развития, о реальном пресечении коррупции.

Подробно соответствующие действия расписаны в программе действий будущего правительства народного доверия, одобренной в 2017 году на совещаниях коммунистических и патриотических сил. Речь идёт о следующих шагах:

  • государственное регулирование деятельности естественных монополий (электричество, газ, ЖКХ)
  • «снижение налогов на производство, прежде всего, с высокой добавленной стоимостью, за счёт более полного изъятия природной ренты и налогообложения финансовых операций» (главным образом — за счёт «планомерного повышения экспортной пошлины»)
  • установление государственного контроля «за стратегическими активами», включая приобретение государством контрольного пакета акций «нефте- и газосервисных компаний»
  • расторжение в судебно-следственном порядке «притворных сделок, включая кредитно-залоговые аукционы»
  • переход к прямому «управлению госсобственностью правительством» (взамен действующей системы «паразитических «управляющих» прокладок,… позволяющих не доводить в бюджет прибыль от госсобственности»
  • «приравнивание к государственным должностным лицам, со всеми ограничениями и государственной зарплатой в пределах министра» управляющих государственной собственностью и предприятиями с контрольным пакетом акций у государства»
  • введение стратегического планирования экономического развития

Некоторые скажут, что все эти предложения якобы носят утопичный характер. Однако у нас на сегодняшний день имеется позитивный опыт их воплощения в жизнь. Основы программы левопатриотических сил в той или иной степени реализовывались правительством Примакова — Маслюкова в 1998 — 1999 гг. Подробно мы об этом писали в статье «Успешный опыт реализации антикризисной программы КПРФ». Известно, что в упомянутый период левый поворот благотворно отразился на социально-экономическом положении России. Пришло время снова воплотить его в жизнь.

Михаил Чистый

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.