По материалам публикаций на сайте газеты «Правда».

Автор статьи — Алексей Иванов

24 сентября 2019 года исполнился ровно месяц с того дня, как были уволены «по сокращению штатов» с завода «Форд» во Всеволожске последние активисты первичной профсоюзной организации (ППО «Форд»), которые не подписали соглашение о добровольном увольнении, так как считали условия, предложенные руководством компании, несправедливыми. Три месяца назад были уволены по соглашению сторон активисты ППО «Форд», которые вынуждены были подчиниться суровой действительности и подписали соглашение, хотя тоже считали условия, предложенные руководством компании, далёкими от справедливости. Тем самым свершилось то, о чём все годы существования завода мечтали руководители компании, что снилось им в самых сладких снах. Реализована возможность избавиться от всех ненавистных активистов профсоюза и при этом сохранить лицо, сохранить маску порядочных людей.

ВЕДЬ ИМЕННО активистов профсоюза хозяева и топ-менеджеры завода считают виновными в том, что дела на предприятии год от года шли всё хуже и хуже, и это в конечном итоге привело к его закрытию. По их мнению, не будь активистов профсоюза, рабочие на производстве так бы и получали свои 25—30 тысяч рублей в месяц, менеджеры получали бы свои 100, 200 и даже 500 тысяч рублей в месяц и их, менеджеров, благоденствие продолжалось бы до самой пенсии. А быть может, и до гробовой доски, ибо сэкономленные на зарплате рабочих деньги компенсировали бы все финансовые потери, вызванные неумелым и низкоквалифицированным руководством.

Но возбуждаемые активистами профсоюза рабочие стали говорить, что они тоже должны получать достойную зарплату, тоже иметь свою часть пирога, иметь возможность покупать машины, которые производят. Да не только говорить, но и предпринимать конкретные действия: проводить митинги, пикеты и даже забастовки. Пришлось руководству пойти на уступки и подписать первый коллективный договор. Дальше — больше. Аппетиты и требования рабочих росли. Дошло до того, что рабочие стали покупать не только «Форд-Фокус», но и «Форд-Мондео» и даже «Форд-Куга». А дальше стало происходить то, что вообще ни в какие российско-капиталистические рамки не лезет. Рабочие стали брать ипотеку для того, чтобы обзавестись собственным жильём, а не скитаться по съёмным квартирам. Какое же капиталистическое предприятие может выдержать такую запредельную финансовую нагрузку?! И вот итог.

А ведь что только не предпринимало руководство, чтобы спасти завод. Оно неоднократно производило сокращения производственного персонала, принудительно перекладывая работу сокращённых работников на оставшихся и при этом не повышая им зарплату. С завидной периодичностью отправляло работников производственных подразделений в многочисленные простои. Под надуманным предлогом вдруг стало платить всем работникам 12-часовой дежурной смены лишь за 11 часов. При этом принудительно взваливало на них обслуживание дополнительного оборудования, которое до этого обслуживали работники, попавшие под сокращение. Это привело к значительному сокращению реальной заработной платы работников дежурной смены.

Борясь с таким нездоровым явлением, как «несуны», администрация огородила завод забором из колючей проволоки выше, чем в концентрационных лагерях. Она установила камер для наблюдения за работниками больше, чем звёзд на небе, в том числе и в мужском гардеробе, где работники могут находиться в исподнем или голыми. Ухудшала обеспечение работников средствами индивидуальной защиты, продлевая срок их использования. Много лет руководство компании не увеличивало расходы на питание тружеников, несмотря на постоянный рост цен на продукты. Тем самым ухудшалось качество питания. Сокращались расходы на тепловую энергию, включая вентиляционные установки в зимний период на рециркуляцию, в результате чего рабочие на производстве дышали не свежим воздухом, а тем, что выделяло работающее оборудование, и тем, что они сами выдыхали.

Для того чтобы не платить штрафы, регулярно руководство завода фальсифицировало анализы сточных вод для водяных технических систем (ВТС), разбавляя сточные воды чистой водой, которую без оплаты брало у ВТС через незарегистрированный ввод, не оборудованный узлом учёта. Продавало заводчанам бывшие в употреблении служебные автомобили по коммерческим ценам, тем самым дополнительно зарабатывая на работниках. При этом данная опция позиционировалась в компании как льгота сотрудникам. Когда выдавались на руки работающим заключения о проведённых медосмотрах, то в них указывались дорогостоящие исследования, которые на самом деле не проводились. Так соответствующим инстанциям пускалась пыль в глаза, к тому же, возможно, это тоже позволяло получать экономический выигрыш.

Администрация завода не повышала активистам профсоюза их тарификационные разряды и, следовательно, оплату труда, связанную с этим показателем. И это несмотря на реальный рост квалификации, знаний, умений и объёмов выполняемой работы. Одно упоминание непосредственного руководителя (а среди них, безусловно, встречались порядочные и благородные люди) начальнику отдела о том, что профсоюзному активисту пора повысить разряд, вызывало у последнего что-то вроде нервного припадка. Только что пена изо рта не шла.

Понятно, что всем несправедливым и незаконным действиям руководства предприятия по спасению завода «мешали» профсоюзные активисты. Они были у управленцев, переименованных в менеджеры, как кость в горле.

Стоит ещё упомянуть, что значительное число сотрудников, подписавших соглашение, оставлено на заводе для проведения мероприятий по консервации до 31 декабря этого года, что рассматривается руководством как дополнительный бонус. Так вот у оставленных сотрудников, по сравнению с уволенными 24 июня, нет никаких преимуществ по квалификационным и деловым качествам. Зато у них есть главное с точки зрения руководства преимущество: все они не являются активистами профсоюза. А большинство — и вообще членами профсоюза.

А ЧТО ЖЕ руководство всё-таки не делало для спасения завода? Оно не сокращало себя и своих приближённых и не взваливало на себя работу сокращённых менеджеров и начальников цехов. Напротив, создавались новые вакансии и должности менеджеров, директоров, вице-президентов, президентов. Наверное, если бы завод не закрылся, то появились бы принцы, вице-короли, короли… Не отправляло в простой себя и своих приближённых. Не сокращало заработную плату себе и своим приближённым. Напротив, несмотря на многолетние стомиллионные убытки завода, заработная плата начальствующих персон исправно росла. Не экономило оно и на служебном транспорте, пересев с «Фокусов» на «Мондео», а потом, под конец, к самому закрытию завода, на «Куги» и «Эксплореры». Не экономило энергию и финансы на комфорте в офисах. Мебель регулярно обновлялась, кабинеты строились, зимой было тепло, летом прохладно благодаря кондиционерам. Это вам не производство.

В офисах работают «особо ценные» сотрудники. Даже при увольнении им всем приготовили дополнительные бонусы. Мало того, что их 12 окладов — это не 12 окладов работника с производства, так ещё им дали возможность выкупить свои служебные автомобили по остаточной стоимости. Какая она будет, можно не сомневаться. Кроме того, перед самым 24 июня, — а это, напомню, последний день работы профсоюзных активистов, подписавших соглашение, — на розыгрыш были выставлены эксклюзивные «Мондео» по удивительно низкой для таких автомобилей цене. И розыгрыш состоялся, но уже после 24 числа. Понятно, что эти автомобили тоже достались менеджерам. Они вне конкуренции, так как все эти годы ездили на служебном транспорте и в розыгрышах, скорее всего, не участвовали.

Однако ни то, что они делали для нас, нелюбимых, ни то, что они делали для себя, любимых, спасти завод не смогло. И лицо своё они не сохранили. Так и хочется задать им вопрос, используя слова Тараса Бульбы, обращённые к сыну Андрию: «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?»

«Ну что помогли вам ваши несправедливость и подлость?» Нет, не помогли! Ни одно хорошее дело не может быть построено на подлости. Настоящий успех приходит только тогда, когда он основан на справедливости, благородстве и человеколюбии. И те раскол и нелюбовь, которые нагнетаются правящим классом в нашей стране, начинаются не где-нибудь, а на конкретном предприятии или в учреждении. Пока есть деление общества на антагонистические классы, на работяг и «белую кость», рабовладельцев и рабов, прогресса быть не может. В XXI веке социальный прогресс возможен только в обществе социальной справедливости. Но за неё надо активно и решительно бороться.

Комментарий редакции: Несправедливость везде и повсюду. Впрочем, наивно ожидать её при буржуазной системе. Это всё равно, что надеяться на то, что хищные звери перестанут нападать на кого-либо в поисках пищи. То же самое мы имеем сегодня. Так, в статье упомянуто об увольнениях работников филиала «Форд» в России. И самое ужасное, что именно простых тружеников работодатели считают… виновными в трудностях предприятия. Что же, способ не новый — объявить социальные расходы источником всех зол. Дескать, сильная социальная политика является тормозом развития, поскольку влечёт за собой увеличение издержек у производителей. Но это не так. Во-первых, игнорируется факт повышения покупательной способности населения и укрепление внутреннего рынка. Во-вторых, разговоры о «высоких издержках» в данном случае неприменимы. Те, кто под этим предлогом стремится урезать социальные программы, пускай лучше начнут ломать себе голову над вопросом о сокращении затрат на содержание членов правлений топ-менеджментов компаний. Но ведь об этом молчат. То есть, проявление «двойных стандартов» налицо. А такой подход приведёт Россию к непредсказуемым последствиям.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.