Государство, имея 3 трлн. рублей профицитного бюджета, жалеет для пожилых копейки

Стратегическая линия власти на лишение россиян нормального пенсионного обеспечения становится все очевиднее. Везде, где это только возможно, государство пытается сэкономить на стариках. Например, оставили без индексации пенсий тех, кто еще работает. Похоже, что идеал Кремля — самодостаточное население, не мешающее чиновникам своими требованиями.

Главным проводником этой линии остается Минтруд, уже обеспечивший повышение пенсионного возраста. Теперь ведомство занялось продвижением идеи работы до глубокой старости. В России сложилась ситуация, когда многие пенсионеры хотят работать после 75 лет, заявила заместитель министра труда и соцзащиты Светлана Петрова.

О том, что многие работают вынужденно, не имея возможности прожить на нищенскую пенсию, чиновница умолчала.

Куда клонит Минтруда, нетрудно догадаться. Если все будут работать до 75 лет, однажды можно будет поставить вопрос: а зачем им пенсия, если они получают зарплату? А поскольку согласно прогнозам, через 30 лет число россиян старше 65 лет будет составлять четверть населения, экономия получится немалая.

Двигаясь по этому пути, власти могут сначала вновь повысить пенсионный возраст, а затем и вовсе отменить государственное пенсионное обеспечение, переложив ответственность за благополучие стариков на них самих (для этого уже вовсю прорабатываются законы о негосударственных пенсиях) или на их детей и родственников (платить алименты родителям заставят под страхом тюрьмы).

Если так, то становится понятным, почему индексируя пенсии обычным, неработающим пенсионерам, государство отказывает в индексации тем, кто еще трудится. Зачем индексировать выплаты, если скоро их вообще отменят? Так, наверное, думают профильные чиновники.

Неудивительно, что проект приказа Минтруда об отказе работающим пенсионерам в выплате социальных пенсий тут же породил опасения, что пенсии работающим старикам отменят вовсе. Государство так ведет себя по пенсионному вопросу, как будто оно хочет сжить людей со света. Люди отвечают ему взаимностью и опасаются самого худшего.

В любом случае, в кабмине, кажется, считают, что так как зарплата работающего пенсионера растет за счет увеличения заработной платы по стране (цену этим цифрам мы знаем), то индексировать страховую пенсию до момента, пока пожилой человек не прекратит трудиться, необходимости нет. Логика не людей, а бездушных калькуляторов.

В народе подобный подход вызывает недоумение. «Что же это получается? Люди батрачили всю свою жизнь, в итоге получили пенсию, на которую невозможно выжить. Они подрабатывают (заметьте, „в белую“) и платят налоги в казну, но вот в праве индексации им отказано», — резонно вопрошают в Сети.

«Это срам со стороны государства и смачный плевок в сторону тех, кого наоборот нужно всячески поддерживать и, поверьте, у нашего царства есть все ресурсы для этого… Государство принимает позорное решение и усугубляет существование людей, которые, и так, благодаря нашим законам находятся в самом трудном положении и вынуждены в прямом смысле выживать», — пишут люди.

Что это, если не приговор и пенсионной реформе, и всей пенсионной политике правительства?

Причем, похваляющийся своими якобы экономическими талантами кабмин еще и наносит ущерб экономике страны. Отказывая в индексации работающим пенсионерам, он выталкивает их «в тень», вынуждает работать неофициально, без оформления. В результате, государство теряет налоги.

И все это происходит в стране, где профицит федерального бюджета только за 9 месяцев текущего года достиг 3 трлн. рублей, что составляет 3,8% ВВП. Страна просто купается в деньгах, а правительство, как «собака на сене», отказывает работающим пенсионерам в жалких нескольких процентах индексации пенсий. Ну, не крохоборы ли?!

О том, почему имея такой гигантский профицит, правительство отказывает в индексации пенсий работающим пенсионерам «СП» рассказал экономист Владислав Жуковский.

— Нужно понимать, что профицит бюджета взялся не с неба. Почти 3 трлн. рублей превышения доходов над расходами, получены за 9 месяцев текущего года, не от того, что российская экономика демонстрирует какой-то качественный рост, не от того, что идет развитие научно-технического потенциала и человеческого капитала и не от того, что растет налогооблагаемая база.

Напротив, роста налоговых поступлений нет, экономика стагнирует, темпы ее роста «околонуля» — 0,7% в год по данным за первое полугодие. А это в три раза хуже, чем было в прошлом году. И примерно в пять с лишним раз меньше, чем было обещано в майских указах — с точки зрения ускорения темпов роста до темпов выше среднемировых.

Нет ни экономического прорыва, ни технологического, ни модернизации, ни инноваций и смены технологического уклада. Так что причины профицита бюджета в другом. Всего их три. Первая — это в чистом виде результат затягивания гаек в экономике — повышение налогов на несырьевой сектор экономики, то есть на промышленность и население.

То есть по третьему кругу обложили налогами одну и ту же дойную корову, которая уже при смерти.

«СП»: — Какие еще причины?

— Вторая причина профицита — продолжающееся сокращение, секвестр, расходов федерального бюджета. Если считать в долях от ВВП и с учетом инфляции, то за последние пять лет у нас сократились расходы практически на все, кроме содержания госаппарата, силовиков, обслуживания госдолга и зарплат чиновников. Остальные статьи либо остались прежними, либо урезаны.

И, наконец, третья причина — поддержание заниженного курса рубля к доллару при стабильных ценах на нефть. Нам обещали, что для баланса бюджета достаточно цены на нефть в 3,1 тысячи рублей за баррель. Но за последние 1,5−2 года власти стабильно держат этот показатель на среднем уровне 4,2−4,3 тысячи рублей за баррель. Слабый рубль плюс высокие цены на сырье — вот и приток нефтедолларов.

Никакого целеполагания у этой экономической политики кроме как отжать досуха то, что еще можно отжать, нет. Власти руководствуются единственным принципом: каждая копейка в кармане населения или неконтролируемого ей бизнеса — это личное оскорбление и угроза, с которой нужно бороться. Деньги надо забрать, так как они — власти, якобы распорядятся ими умнее.

«СП»: — Складывается впечатление, что наверху в принципе считают все богатства страны своей собственностью…

— Майские указы президента с 2018 по 2024 год через повышение пенсионного возраста, заморозку пенсионных накоплений, повышение акцизов и проч., дополнительно изымут из наших карманов 12,5 трлн. рублей. Это около 90−95 тысяч рублей с каждого россиянина. В Минфине считают, что это стимулирующая политика, так как они вложат средства в разные нацпроекты.

Но кончится все тем, что правительство отдаст госзаказы крупнейшим российским бизнесменам, чьи фамилии мы все хорошо знаем — они все друзья высшего босса страны. И будут ждать экономического роста. Но его не будет.

Не будет и никакого повышения, индексации пенсий работающим пенсионерам. Как не будет и других нужных людям вещей.

По словам депутата Госдумы от КПРФ, члена комитета по налогам и бюджету Веры Ганзи, направлять деньги на пенсионные нужды людей мешает также выстроенная в государстве система формирования бюджета.

— На профицит бюджета россиянам рассчитывать не стоит, поскольку большая его часть формируется за счет разницы между ценой отсечения, установленной бюджетным правилом, и фактической ценой на нефть. По нашим законам эти деньги пойдут в резервы. А резервы у нас находятся за рубежом в иностранных активах. Мы сами придумали губительное правило, которое изымает из экономики огромный объем средств, которые мы не можем инвестировать.

Для увеличения же бюджетных расходов мы можем использовать только средства, получаемые не от нефтегазовых доходов. Например, от повышения налогов. Но таких средств в структуре профицита немного. Например, в прошлых годах это было 200−300 млрд. рублей. Только они нам и доступны. А все остальное, суммы порядка 1,9−2 трлн. рублей, шли от нефтегазовых доходов.

«СП»: — Но ведь бюджет существует для людей. Если бюджетное правило мешает поддерживать самых бедных, его надо отменить или изменить…

— В данный момент на комитете мы как раз обсуждаем этот вопрос. Есть две позиции. Первая — поднять планку цены отсечения на нефть. Она сейчас 42 доллара за баррель. И вторая — начать тратить деньги из Фонда национального благосостояния. На мой взгляд, последнее менее прозрачно. Как бы средства не исчезли в очередной раз. Лучше поставить цену отсечения до 45 долларов и направить деньги на расходы бюджета.

«СП»: — Но, кажется, даже если сделают по-вашему, правительство вряд ли направит дополнительные средства на пенсионные дела…

— На пенсионные дела — нет. Хотя, частично мы закрываем проблемы пенсионных денег (бюджетные транферты в ПФР — авт.), это очень небольшой процент.

Сергей Аксенов

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.