По материалам публикаций на сайте портала «Свободная пресса»

Экономический кризис и эпидемия коронавируса — вот две, пожалуй, главные темы, которые волнуют сейчас всех. Видимо, поэтому свою оценку происходящим в России и мире событиям в интервью РБК поспешил высказать глава Счетной палаты (СП) Алексей Кудрин. Жаль только, что о своей основной на данный момент обязанности — бороться с коррупцией, с нецелевым расходованием средств, он фактически забыл.

По словам Кудрина, Россию ждет экономическая стагнация. Так, ВВП за год упадет и очень сильно — на 5%. Его предыдущая во времени оценка была чуть оптимистичнее: 3−5% падения. Еще раньше он говорил о «нулевом росте», но о тех временах уже забыли.

Еще один животрепещущий вопрос, затронутый Кудриным, — безработица. В результате кризиса число неприкаянных рабочих рук вырастет с 2,5 до 8 млн. человек, считает глава Счетной палаты. Серьезная цифра. Особенно с учетом незбывшегося обещания его друга по петербургской мэрии, а ныне президента РФ создать в стране 25 млн. высококвалифицированных рабочих мест.

Рассуждая о безработице, Кудрин был не похож на себя. «Конечно, в период кризиса хочется помочь всем, самым слабым, чтобы люди не попали на улицу и не стали бедными. Это всегда трагедия». Верится с трудом. До этого он не отличался человеколюбием, будучи приверженцем жесткой либеральной экономической линии. Испугался, что оголодавшие россияне поднимут на вилы?

Гораздо более естественно выглядела забота Кудрина о банках: проблема со спросом большинства компаний через 3−6 месяцев затронет и финансовую систему. Спору нет, деньги — кровь экономики. Но раз так, то для спасения банковской системы следует поддержать платежеспособный спрос населения. Да хоть прямыми выплатами, как в США! Пока же все меры правительства, имеющего «кубышку» в 18 трлн. рублей, оцениваются примерно в 1,2 трлн. рублей. Ну, не скупердяйство?

При этом Кудрин напомнил, что для борьбы с кризом можно использовать 30 трлн. рублей, которые лежат в российских банках на счетах и вкладах физических лиц. Государство могло бы привлечь их в рамках заимствований на внутреннем рынке. Вот только забыл главный бухгалтер страны, что после аферы с пенсионной реформой россияне свои деньги государству вряд ли доверят. Быть «средним классом» с зарплатой в 17 тысяч рублей им не улыбается.

Высказывая экономические сентенции, Кудрин мог бы вспомнить, что его основной обязанностью как главы СП является забота о законном расходовании госказны. Ведь еще в январе 2020 года он оценивал объем коррупции в России в «триллионы рублей». С тех пор ситуация изменилась? Вряд ли. Но если у тебя есть аппарат, есть информация по регионам, известно кто и сколько там таскает, то почему фамилии не называются?

Кстати, Татьяна Голикова когда была главой СП, тоже умалчивала о персоналиях. Зато суммы нецелевого использования средств называла исправно. Но коррупция — это не только про «сколько денег украли», но и про «кто персонально». Для чего тогда эта структура? Чтобы Путину сообщать, и он держал под контролем вертикаль власти? Но тогда это не Счетная палата, а «кистень». Персональный, а не общества.

По мнению бывшего заместителя председателя Счетной палаты, экономиста и публициста Юрия Болдырева, этот надзорный орган в последние 15−20 лет сильно зависит от президента.

— Я был в свое время руководителем и внутреннего контроля — Контрольного управления администрации президента (АП), и внешнего контроля — Счетной палаты. Кстати, нынешний руководитель СП (Кудрин) тоже.

«СП»: — Значит, он должен понимать всю важность для страны открытой информации…

— Информация — это товар. Информация о злоупотреблениях, нарушениях — это очень дорогой товар. Когда я работал в Контрольном управлении АП, я мог предавать огласки те или иные данные только с согласия президента.

Когда мы писали закон о Счетной палате в 1994 году, мы специально вписали фразу, что деятельность Счетной палаты является публичной. То есть одна из главных работ в Счетной палате заключалась не в проверках — проверки провести не сложно, а в борьбе с сокрытием информации.

Соответственно, и в регламент Счетной палаты, которым я непосредственно занимался, мы закладывали нормы, которые бы не позволяли ни инспекторам, ни аудиторам становиться хозяевами товара, который дорого продается.

Поэтому в регламенте прямо было записано, что с момента принятия решения о результатах проверки, никто не имеет права ограничивать доступ к информации. Все отчеты направляются в Госдуму и Совет Федерации. То есть это не секретный материал, хотя и бывают исключения.

Но, например, в 1990-е годы в ряде законов прямо было прописано, что информация о нарушениях расходования бюджетных средств в принципе засекречиваться не может. Что бы там ни было. Хотя попытки ограничения доступа к информации по итогам проверок были.

«СП»: — С чьей стороны?

— Например, со стороны главы Центробанка Геращенко, который, получив от нас акты проверки, тут же поставил на них гриф «секретно». Мы даже вынуждены были подавать в суд, выигрывать суды и рассекречивать то, что он незаконно засекретил.

«СП»: — Золотые времена. Как же мы все это упустили?

— До 2003 года Счетная палата формировалась независимо от президента. С 2003 года по антиконституционному закону она стала формироваться только по предложению президента. То есть вопреки президенту уже никто назначен быть не мог. А сейчас они это в поправки в Конституцию включили. Никто не может быть назначен в Счетную палату без воли главного подконтрольного.

Так что уже давно, как минимум начиная с 2000-го, со Степашина, Счетная палата формируется из тех, кто, скорее, готов входить в положение власти, нежели общества. А хитрых ходов, как не передать обществу ту или иную информацию, можно придумать миллион. С тех пор никакая информация не может быть передана обществу вопреки воле президента.

Гендиректор Института региональных проблем, бывший сотрудник администрации президента Дмитрий Журавлев:

— Тут есть несколько аспектов. Доклады Счетной палаты являются публичными, но адресатом этих докладов является государственная власть более высокого уровня. Счетная палата находится под контролем парламента. В этом смысле ее глава формально равен главе правительства. То есть публикация результатов проверок, даже если они осуществляются, не является целью. Целью является доклад руководству. Мол, батюшка, а у нас воруют.

То, что это все не выплескивается в общество — может, и правильно. Хотя это сложный вопрос. Ведь если конечным бенефициаром не является общество, то система власти спекается в единый не разбиваемый ком. Но понять доклад Счетной палаты, не употребляя при этом слова на чисто русском языке (очевидно мат — авт.) невозможно. Профессиональная проверка — это очень скучно. Люди в этом потоке цифр просто утонут.

И наконец, последний аспект — это лично Алексей Леонидович. Все-таки он бывший министр финансов. Куда Кудрина не переставляй, они им и остается. У нас были другие министры финансов — блестящие бухгалтеры. Они отлично считали деньги, всегда могли и могут сказать где, сколько и как сделать так, чтоб их было больше. Хотя не всегда хорошо во имя финансовой стабильности гробить реальную экономику, как у нас. Так вот, Кудрин министр финансов очень идеологизированный.

«СП»: — Что это означает?

— Насколько могу судить, у него есть некое представление об идеале, которым является западный мир. И вся его экономическая деятельность — это попытка экономически превратить Россию в маленькую Америку. Вот за что он борется. Как у Егора Гайдара. Хотя они не являлись ни соратниками, ни союзниками, и один другого не породил — Кудрин пришел уже в другую эпоху.

Поэтому Кудрин и выдвигает, будучи на посту главы Счетной палаты, всевозможные экономико-политические идеи. Этой же цели служат и его научные и информационные структуры. Открываешь их доклады, а там везде Алексей Леонидович. Для Кудрина это главное, потому что, как мне кажется, он верит, что это его миссия. А человеку с миссией все равно какую должность занимать.

Комментарий редакции: Суть предложений председателя Счётной палаты фактически сводиться к принятию фрагментарных мер, не затрагивающих основ неолиберально-монетаристской системы. В частности, Алексей Кудрин ставит вопрос о государственной поддержке банковской системе. Спору нет, от их работы многое зависит. Но нельзя при этом игнорировать потребности народа и реального сектора экономики. И где гарантии того, что банкиры не присвоят себе выделенные правительством средства и не уведут в офшоры (именно так они поступили в 2008 — 2009 гг)? Поэтому надо задуматься о кардинальной смене системы. Но разве либералы станут наступать на горло собственной песне? То же самое касается предложения привлечения вкладов населения для спасения экономики. То есть, хотят решать проблемы страны за счёт простых людей. При этом ни слова о необходимости хотя бы в минимальной степени потрошить карманы олигархов. В итоге «верхние десять тысяч» будут дальше наживаться на кризисе, а остальные продолжат корчиться в муках катастрофы. Такой подход контрпродуктивен, ведёт к дальнейшей деградации экономики, к обнищанию народа и к подрыву основ национальной безопасности России. Альтернатива может быть одна — борьба за социализм и за Ресоветизацию. Иных способов выхода на траекторию устойчивого развития человечество не знает.



Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.