Есть в истории Великой Отечественной войны непубличные личности.

О них имеется некоторая информация, но в силу определённых причин она не мультиплицируется или же воспроизводится только отдельными ресурсами.

Скажем, по поводу отмечавшейся в октябре 2017 года 120-летней годовщины со дня рождения генерал-майора артиллерии, уроженца Вятской земли Ивана Алексеевича Суслопарова, который в ночь с 6 на 7 мая 1945 года от имени Советского Союза поставил подпись под Реймсским актом о капитуляции Германии, была публикация “Полпред при втором фронте” в одном из осенних номеров за 2017 год в еженедельнике “Военно-промышленный курьер”.

Как-то давно в “Независимом военном обозрении”/ “Независимая газета” была публикация о нём с достаточно интригующим заголовком “Генерал, вошедший в историю”.

В преддверии 70-летия Победы на специальном ресурсе сайта Министерства обороны РФ “Ход войны” также публиковалась информация о генерале-дипломате и генерале-разведчике И.А. Суслопарове, поскольку перед войной он был военным атташе Посольства СССР в Париже и одновременно, по некоторым данным, курировал сеть наших разведчиков в нескольких европейских странах, работавших на Советский Союз. “Маро” — под таким псевдонимом/ником подписывались оперативные сообщения советского генерала с предупреждениями о сроках нападения фашистской Германии на нашу страну в первой половине 1941 года, которые среди прочих ложились на стол в Кремле высшему руководству.

Примечательно, что 21.06.1941 “Маро” сообщил в Центр о том, что “по достоверным данным, нападение Германии на СССР назначено на 22 июня 1941 года”. Это донесение резидента военной разведки во Франции было незамедлительно доложено руководству СССР. На бланке донесения сохранилась резолюция И.В. Сталина: “Эта информация является английской провокацией. Разузнайте, кто автор этой провокации, и накажите его”. Наказывать резидента военной разведки не пришлось – 22.06.1941, как он и сообщал, Германия напала на Советский Союз…

Справедливости ради следует сказать, что Н.А. Суслопаров не был тем, кого называют “паркетным генералом”. В годы войны он был на передовой в действующей армии, командовал артиллерией 10-й армии Западного фронта, был награждён именно как представитель высшего командного состава Красной армии орденом Суворова II степени, другими орденами.

В 1944 года генерал-майор артиллерии Суслопаров назначается представителем Красной армии при ставке Эйзенхауэра — командующего англо-американскими войсками в Европе и одновременно представителем Советского Союза при правительстве де Голля.

Ставка главкома второго фронта располагалась в историческом городке Реймсе в 125 км к северо-востоку от Парижа и занимала часть здания технического колледжа. Это учебное заведение существует и поныне, а внутрь мемориального музея, главной частью которого является тогдашняя “святая святых” — т.н. “Оперативная комната”, где на развешанных по стенам и на разложенных на столах картах отражались в режиме реального времени боевые операции наших западных союзников и где проходила церемония Реймсской капитуляции, можно теперь войти уже через отдельный вход прямо с улицы.

Особенно впечатляют установленные у входа в музей древки с флагами четырёх стран антигитлеровской коалиции: США, Великобритании, Франции и красное знамя СССР с серпом и молотом.

Именно сюда в полночь с 6 на 7 мая был вызван к Эйзенхауэру для предварительного ознакомления и последующего подписания акта о капитуляции Германии полпред Красной армии генерал Иван Суслопаров. Его сопровождали подчинённые по советской военной миссии полковник Иван Зенкович и переводчик Иван Черняев. Вот так угодно было распорядиться судьбе, что от имени СССР три советских воина с одинаковым именем Иван принимали Реймсскую капитуляцию поверженной Германии.

Победные подписи союзников были поставлены примерно в полтретьего ночи с 6 на 7 мая 1945 года. До наступления мира в Европе (прекращение огня должно было наступить 08.05.1945 в 23:00 по местному времени) оставалось чуть более 44 часов — именно за это время приказ сложить оружие перед союзными войсками должен был быть доведён с самого верха до последнего рядового вермахта.

Подчеркнём ещё раз, что проект документа, который предстояло подписать всем сторонам, был передан советскому генералу примерно в полночь, а сама церемония была назначена ко времени прибытия представителей вермахта — примерно на 02:30.

Можно допустить, что за столь короткое время обратная директива из Кремля по поводу Реймсского подписания могла и не успеть поступить. Так оно и произошло. Советский генерал подписал акт о капитуляции Германии в Реймсе, не получив команду из Москвы. А приказ от И.В. Сталина был доставлен уже после подписания, и он гласил: “НЕ ПОДПИСЫВАТЬ”.

Видимо, у Ивана Алексеевича Суслопарова были свои резоны согласиться с тем, что предложил западный главком Эйзенхауэр. Наш полпред понимал, что отказ с советской стороны от подписания фактически означал бы сепаратное соглашение Германии с нашими западными союзниками во Второй мировой войне: США и Великобританией. А ведь именно против этого, как все помнят по фильму “Семнадцать мгновений весны” вёл борьбу советский разведчик Максим Максимович Исаев — Штирлиц.

Но самым главным для боевого генерала Суслопарова было понимание того, что любой лишний день и даже час войны может означать новые убитые и раненые, новые похоронки и страдания. Поэтому подписывать акт о капитуляции нужно было, пусть и на территории Франции, а не в поверженном логове врага — Берлине. Уж так сложилось.

Да, у Суслопарова не было приказа товарища Сталина, но, у него, скажем так, был приказ Советского народа — принять капитуляцию у врага вместе с союзниками как можно раньше.

Но при этом Иван Алексеевич как уроженец Вятской глубинки помнил присказку из родных мест, где говорили: “Вятские — хватские”. И потому по его настоянию в текст документа было включено положение о том, что по предложению одной из стран-победительниц может быть проведена повторная церемония подписания капитуляции.

Что и случилось через почти двое суток — уже в ночь с 8 на 9 мая 1945 в пригороде Берлина – Карлсхорсте. Произошло это за 18 минут до обозначенного времени прекращения огня на европейском театре военных действий во Второй мировой войне — в 23 часа 8 мая 1945 по местному времени, когда была поставлена заключительная подпись участников подписания. От имени Советского Союза её поставил маршал Жуков. Генерал Суслопаров присутствовал на этой повторной церемонии, при этом Реймсский и Карлсхорстовский тексты капитуляции практически идентичны. Главное, что в обоих документах зафиксировано одинаковое время прекращения боевых действий в Европе: 23 часа 8 мая по Берлинскому времени или час ночи 9 мая по московскому времени.

Нельзя не согласиться, что провести приказ в войска сверху вниз — сложить оружие — побеждённая сторона никак не смогла бы за 18 минут. Но за 44 часа с лишним это было сделано.

Уже после отзыва после войны в Москву Иван Алексеевич Суслопаров почти десять лет преподавал в Военно-дипломатической академии, делясь с её слушателями секретами своей довоенной профессии — военного разведчика.

По рассказам земляков после выхода в отставку в 1955 году и до ухода из жизни в 1974 году Иван Алексеевич не раз приезжал в родные края, где за ним за отсутствием свободных автомобилей выделялись на время пребывания лошадь, телега и возница. Простые люди называли его запросто: “Наш генерал”.

Похоронен генерал Суслопаров на 29-м участке Введенского кладбища в Москве.

Именно маршрутам жизни и боевого пути Ивана Алексеевича Суслопарова был посвящён реализованный в привязке к 120-й годовщине его рождения (отмечалась 19.10.2017) волонтёрский просветительский проект “Суслопаровский Марш-Бросок-2” (немного о нём можно почерпнуть из путевого дневника о первых днях проекта по ссылке:

Через два с небольшим года (19.10.2022) грядёт уже 125-летний юбилей со дня рождения этого нерядового генерала, который в силу понятных обстоятельств незаслуженно оказался вычеркнут из отечественной военной историографии, Увы, но на Реймсскую процедуру подписания капитуляции, которую, к слову сказать, западные историки считают юридически значимой, а церемонию в Карлсхорсте рассматривают повторной и потому не имеющей юридической нагрузки, был по сути наложен запрет.

На родине “ихнего генерала” — в райцентре Кумёны — уже начали готовиться к предстоящему 125-летнего юбилею своего именитого земляка. Правда, не получилось в силу некоторых обстоятельств договориться об установке мемориальной доски на здании школы, где когда-то учился будущий генерал. Но есть намерение провести реконструкцию Воинского мемориала в Кумёнах и увековечить на отдельных плитах имена Героев Советского Союза — уроженцев Кумёнского района и генерала-майора артиллерии Н.А. Суслопарова.

А на имя Игоря Олеговича Костюкова, нынешнего руководителя военной разведки или по-старому Главного разведывательного управления/ ГРУ, по чьему ведомству числился генерал-дипломат и генерал-разведчик, на днях было направлено обращение с предложением изучить вопрос о возможности присвоения генерал-майору артиллерии Ивану Алексеевичу Суслопарову звания Героя Российской Федерации, как это недавно произошло с другим генерал-майором, уроженцем Башкирии Шаимуратовым Мингалеем Миназовичем. 

Думается, что Российская Федерация, как правопреемница Советского Союза по чести могла бы отдать дань уважения одному из знатных сынов нашего Отечества и присвоить звание Героя Российской Федерации Ивану Алексеевичу Суслопарову.

Да и про других двух сопричастных к Реймсской капитуляции Иванов — Зенковича и Черняева -тоже бы не забыть.

Может, прежнее ГРУ снимет с них рано или поздно гриф “совершенно секретно”!

Вечная Слава!

В. Михайлов

18.04.2020

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.