По материалам публикаций на сайте газеты «Правда»

Автор статьи — Виктор Трушков

Сегодня невозможно серьёзно анализировать противоречия бегущего дня, не обращаясь к Владимиру Ильичу Ленину. Просто нет другой методологии, другого научного инструмента, способного проникать в сущность социальных процессов, кроме ленинского классового подхода. Об этом приходится настойчиво повторять совсем не потому, что на дворе ленинский юбилей. Строго говоря, сегодня ленинский инструментарий осмысления общества требует даже отказаться от «юбилейности», если под ней понимать сусальность и патоку, нередко господствующие на юбилейных торжествах. Ситуация и в России, и на планете такова, что даже некоторые привычно повторяемые ленинские фразы-положения необходимо освобождать от их заштампованности.

НЕ РАЗ И НЕ ДВА Ленин с удовлетворением повторял: «Наше учение – говорил Энгельс про себя и про своего знаменитого друга – не догма, а руководство к действию». Какая точная формула, которую с полным основанием можно и нужно относить и к той неотъемлемой части классической науки коммунизма, которую И.В. Сталин назвал ленинизмом в своей знаменитой работе «Об основах ленинизма». Формула Энгельса – Ленина насыщена требованием творчества.

Стоп-стоп! Написал «творчества» и… испугался: вдруг модернизированный читатель его трансформирует в «креативность»? Что в этом страшного? А то, что типовые любители креативности истолкуют великую формулу упрощённо до примитивности. Действовать-де в условиях империалистического глобализма по Марксу – Ленину нет возможности, а поскольку их учение к тому же не догма, то нет греха в том, чтобы отказаться от него совсем.

Остановитесь, креативщики-примитивщики! Откройте ленинскую работу «О некоторых особенностях исторического развития марксизма», которая начинается как раз фразой о полярности марксизма и догмы. Вдумайтесь в слова, следующие за этой фразой:

«В этом классическом положении с замечательной силой и выразительностью подчеркнута та сторона марксизма, которая сплошь да ря­дом упускается из виду. А упуская её из виду, мы делаем марксизм односторонним, уродливым, мертвым, мы вынимаем из него его душу живу, мы подрываем его корен­ные теоретические основания — диалектику, учение о всестороннем и полном проти­воречий историческом развитии; мы подрываем его связь с определенными практиче­скими задачами эпохи, которые могут меняться при каждом новом повороте истории».

Утверждение «марксизм – не догма» совсем не равнозначно праву поступать с ним по собственному произволу, в том числе невежественно отказываться от него и ренегатски изменять ему, а требование подходить к его положениям диалектически. Когда мы отказываемся от марксистско-ленинской материалистической диалектики, то тем самым и подрываем революционный характер марксизма-ленинизма (нынешними скалозубами от образования диалектика из-за своей революционности уже исключена – даже в гегелевской интерпретации! – не только из вузовской программы, но и из программы кандидатского минимума), и подрываем связь марксизма-ленинизма с конкретными практическими задачами эпохи, которые могут меняться при каждом новом повороте истории.

Кстати, Ленин о подвижности задач нашей партии писал тоже диалектически: «Всякому ясно, что в последние годы Россия пережила такие крутые перело­мы, которые с необычайной быстротой и необычайно резко меняли обстановку, соци­ально-политическую обстановку, определяющую ближайшим и непосредственным об­разом условия действия, а следовательно, и задачи действия. Я говорю, конечно, не об общих и основных задачах, которые не меняются при поворотах истории, раз не меня­ется основное соотношение между классами (выделено мной. – В.Т.). Совершенно очевидно, что это общее на­правление экономической (и не только экономической) эволюции России, равно как и основное соотношение между различными классами русского об­щества, не изменилось… Но задачи ближайшего и непосредственного действия изменялись за это время очень резко».

Сегодня мы безусловно находимся на новом повороте истории, на её крутом переломе, при которых изменяется очень многое, кроме основной задачи – преодоления реставрации капитализма и возвращения к социалистическому строительству. Признаки крутого перелома – куда ни кинь взгляд.

Кризис мировой капиталистической системы, которым закончился «мирный» этап функционирования империализма, ведёт к переделу мира, фактически уже начал его.

Кризис перепроизводства товара специфического – денег, которые сконцентрированы в руках совсем мизерной горстки толстосумов, которые, в конечном счёте, контролируют бюджеты государств. Денег столько, что значительная их часть не находит производительного применения, они расходуются на мега-яхты, на роскошь, они хранятся как сокровища в подвалах банков, их складируют в фондах без права использования на текущие нужды… Но при этом даже грошей не находится на повышение покупательной способности трудящейся части населения. Этот кризис перепроизводства перетекает в финансовый кризис, затем – в тотальный экономический, который того и гляди закончится глобальной военной катастрофой.

Кризис буржуазной демократии, в котором на одном фланге Трамп, а на другом – либертарианцы, а между ними всякие Макроны и Путины, Меркель и Мэй, чьё имя даже вспомнилось-то с трудом. Всё меньше остаётся государств, в которых сохраняются честные выборы государственной власти. В США дело дошло до того, что верят в абсолютную зависимость итогов выборов от вмешательства иностранных то ли разведок, то ли монстров. В РФ господствует административный ресурс, начинающийся с изменения перед самыми выборами избирательного законодательства и завершающийся переписыванием итоговых протоколов голосования. А в скольких государствах стало нормой оспаривать результаты выборов ещё до того, как они состоялись. Там же, где избирательная процедура проходит бесконфликтно, такое случается потому, что избиратель не рискует оспаривать всевластие денег на каждом этапе избирательной кампании.

А в межвыборный период властвует кризис государственных суверенитетов и в целом государственности, когда национальное право становится равнозначным бесправию.

Кризис международных организаций, в одних из которых, как в акционерных компаниях, голосуют деньги, а в других из-за неуплаты взносов в конце тоннеля маячит финансовое банкротство.

К глобальным кризисам приплюсовываются национальные. Например, в РФ налицо кризис не только экономики, власти, но и культуры. В СССР культурная революция поднимала человека, вела его к высотам духа, что и стало одним из самых существенных факторов Победы в Великой Отечественной войне. А сегодня «верхи» целенаправленно навязывают культурную деградацию общества. Становится нормой отказ от серьёзного чтения. Повсеместно жалобы на клиповое сознание. На памяти нашего поколения народ изумлённо смеялся, когда президент США путал Австрию с Австралией, а сегодня впору плакать, когда российские студенты не в состоянии показать эти страны на карте, когда Гегеля от Гоголя ещё вроде бы отличают, а Баха от Фейербаха и Бебеля от Бабеля: «ну зачем перегружать детей подобными знаниями»…

Кризис, кризис, кризис…

Оракулы капитала с учёным видом успокаивают: кризис – это форма выздоровления

НО ТУТ обрушился новый кризис, который этих хорошо оплачиваемых оракулов заставляет замалкнуть – пандемия коронавируса. А она всё зримее из медицинской проблемы превращается в остро социальную. Коронавирус становится в разных странах главным диктатором. И даже не потому, что рядом с ним известная по детским сказкам Старуха с косой, что в его основе противоречие между жизнью и смертью. Главным он становится потому, что разворачивает все остальные кризисы социального характера, обостряет их до такой степени, что исключает традиционные капиталистические способы их разрешения.

Озабоченный высокой смертностью от нового вируса генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш назвал вакцину от коронавируса всемирным общественным достоянием и отметил, что она должна стать доступной «повсюду и для всех», когда будет создана. Какое замечательное высказывание! Но оно вступает в противоречие с нормами капитализма. с его священной частной собственностью, в том числе на интеллектуальные ценности. Это же элементарное покушение на доходы её будущих создателей. Коронавирус довёл генсека ООН до того, что он… пропагандирует социалистические принципы! Это в советскую пору давно бы собрали всех специалистов страны по биологии, фармакологии, фармакогнозии, органической химии, биохимии для мозговой атаки и позитивный результат наверняка уже был бы. А теперь они все работают изолированно, а значит, результат, как решение неотложных проблем затянется… Правда, на этом фоне вместо деловой, «черновой» работы 20 апреля (!) была проведена телепостановка встречи президента РФ с учёными-медиками. Кстати, из неё стало ясно, что накануне прошла некая «телефонная репетиция».

А как расценивать предложения придворного профбосса из ФНПР или министра из ФРГ о национализации ключевых отраслей ради того, чтобы вывести экономику хотя бы на тот уровень, который она имела до пандемии (кстати, предкризисный уровень)? Но ни одно капиталистическое правительство в этом отношении на практике не делает и полшага: нормы капиталистического строя этого не позволяют. Вот отдельные предприятия, даже отрасли ради спасения их владельцев – это можно, это делалось не раз во многих капиталистических государствах. Но чтобы национализировать весь хозяйственный комплекс – как можно, это же настоящий социализм! Но капитализм-то адекватных вариантов не предлагает. Не в состоянии предложить. Даже его выдающиеся либеральные критики, включая всех Стиглицев и Пикетти, стоят верными стражами рынка, всевластия частной собственности, капитализма.

У стражей буржуазного строя самых разных мастей положительных рекомендаций нет: они невозможны.

К этому надо добавить явный кризис российских «верхов» (об иноземных мы сегодня не говорим). Они мечутся, вынужденные выдумывать симулякры о сохранении рабочих мест, о пенсионерах, о безработных. Опыт Кремля и «Белого дома» на Краснопресненской набережной явно демонстрирует неэффективность, половинчатость их шагов, а то и откровенную показуху. Они не понимают, что предлагают, если считают решением вопроса сохранение зарплаты на уровне установленного ими МРОТ – 12 с маленьким хвостиком тысяч рублей. Что касается крупного и среднего капитала, то он, сам не привыкший заботиться о работниках наёмного труда, давит на власть, требуя, чтобы она не забывала, кто её нанял и интересам какого класса она обязана служить. Он сам требует от государства триллионных бюджетных вложений, чтобы не сокращались его сверхприбыли.

Своими действиями и бездействием во время пандемии власть вкупе с капиталом неплохо осуществляет политическое воспитание трудящихся масс. А когда пройдёт коронакризис, «низы наверняка увидят, что терпеть по-старому они просто не в состоянии. Ибо невозможно вытерпеть букет из инфляции, роста цен, снижения уровня оплаты труда, многомиллионной безработицы и прочих прелестей кризисного капиталистического жизнеустройства.

НУЖЕН ЛЕНИН. Ленин. умеющий смело призвать превратить войну империалистическую в войну гражданству – против правительств, начавших и продолжавших братоубийственную войну. Ленин, предлагающий Апрельские тезисы, нацеленные на замену буржуазных хищнических порядков социалистическим строем с товарищеским способом производства. Ленин с программой преодоления грозящей катастрофы мерами, неизбежно ведущими к социализму, так как только они являются эффективными.

Но Ленина-то давно нет.

Как нет? А многотомье его трудов! А его методология, его подходы к исследованию действительности! Его всепобеждающая революционность!

Ленин – жив! И будет жить

Но тут надо иметь в виду: Ленин – строгий политический мыслитель, не терпящий шапкозакидательства, пустозвонства, лакировки действительности. Вот какую «социологическую» характеристику он давал российскому обществу времён реакции: оно ограничивается «такой медленной эволюцией, которая почти равняется застою. Никаких, сколько-нибудь заметных, изме­нений в государственном строе. Никаких или почти никаких открытых и разносторон­них выступлений классов на большинстве тех «арен», на которых развертывались эти выступления в предыдущий период».

Столь же строго оценивал Ленин и идеологическую картину России после поражения Первой русской революции: «Столкновение различных тенденций буржуазного развития Рос­сии не стояло на очереди дня, ибо обе эти тенденции были придавлены «зубром», ото­двинуты назад, загнаны внутрь, заглушены на некоторое время. Средневековые зубры не только заполнили авансцену, но и наполнили сердца самых широких слоев буржуаз­ного общества настроением веховским, духом уныния, отреченства. … Дух «смирения» и «покаяния», увлечение антиобщественными учениями, мода на мистицизм и т. п., — вот что оказалось на поверхности».

Разве сегодня не та же картина? Только «зубры» пасутся не возле Зимнего дворца, а подле Кремля.

Но В.И. Ленин не был бы великим теоретиком и гениальным пролетарским вождём, если бы он ограничивал осмысление общества констатацией фактов и событий, лежащих на поверхности, доступных взгляду каждого заурядного политика. Крайне существенно, что он обращает внимание на глубинные процессы, без чего невозможно достичь прорыва, выхода на новую стадию борьбы с капиталом, невозможно вывести общество из экономического и политического кризиса. Между тем над ним всё ещё не рассеялись тучи реакции.

«Именно потому, что марксизм не мертвая догма, не какое-либо законченное, гото­вое, неизменное учение, – пишет Владимир Ильич, – а живое руководство к действию, именно поэтому он не мог не отразить на себе поразительно-резкой смены условий общественной жизни. Отражени­ем смены явился глубокий распад, разброд, всякого рода шатания, одним словом, — серьезнейший внутренний кризис марксизма. Решительный отпор этому распаду, ре­шительная и упорная борьба за основы марксизма встала опять на очередь дня… Влияние буржуазной философии в её разнооб­разных идеалистических оттенках сказалось в махистском поветрии среди марксистов. Повторение заученных, но непонятых, непродуманных «лозунгов» повело к широкому распространению пустой фразы, на деле сводившейся к совершенно немарксистским, мелкобуржуазным течениям».

В УСЛОВИЯХ начавшегося открытого проявления недовольства «низов» своим абсолютным обнищанием, неспособностью «верхов» управлять при господстве нескольких кризисов, образовавших нераспутываемый клубок антагонистических противоречий, В.И. Ленин ориентирует партию на концентрацию всех своих усилий на двух направлениях.

Первое направление связано с укреплением партийного влияния в рабочей среде. Он подчёркивает, что наёмные рабочие наиболее сознательно относятся к происходящим серьёзным социально-экономическим и политическим изменениям. За полмесяца до статьи «О некоторых особенностях исторического развития марксизма» в № 1 «Рабочей газеты» Ленин в статье «Уроки революции» отмечает: «Самые условия жизни рабочих делают их способными к борьбе и толкают на борьбу. Капитал собирает рабочих большими массами в крупных городах, сплачивает их, обучает совместным действиям. На каждом шагу рабочие сталкиваются лицом к лицу со своим главным врагом — с классом капиталистов. Борясь с этим врагом, рабо­чий становится социалистом, приходит к сознанию необходимости полного переуст­ройства всего общества, полного уничтожения всякой нищеты и всякого угнетения. Становясь социалистами, рабочие с беззаветной отвагой борются против всего, что стоит им поперек пути».

Спустя 110 лет ситуация повторяется. 20 апреля 2020 года, несмотря на установленный господствующим политическим режимом «медицинский» режим самоизоляции, в столице Северной Осетии–Алании состоялся митинг с участием 1,5–2 тысяч человек. Как сообщили новостные агентства, они требовали отменить режим самоизоляции, так как у многих владикавказцев закончились деньги, а обещанные президентом РФ средства на зарплату поступят только в середине мая. Это первый в РФ уличный митинг протеста с начала пандемии. С медицинской точки зрения требования митингующих весьма сомнительны. Но в социальных сетях ответом на подобные упрёки звучит контраргумент: «Какая разница, от чего умирать, – от коронавируса или от голода?»

Появляются новые формы пролетарского протеста. Жители Ростова-на-Дону организовали виртуальный митинг в знак протеста против местных властей из-за режима самоизоляции. В приложении «Яндекс. Навигатор» у здания правительства области появились десятки комментариев с требованием ввести чрезвычайное положение или выплатить пособия. Люди наёмного труда выражают недовольство тем, что из-за рекомендательного характера режима самоизоляции пострадавшие от пандемии коронавируса и утратившие работу люди не получают необходимую социальную помощь. Позже к ростовчанам присоединились жители других городов. Виртуальные митинги прошли также в Красноярске, Москве, Нижнем Новгороде…

Ряд аналитиков предсказывает рост подобных протестов и вероятность их распространения по всей стране. У этих предсказаний весьма реальная база: по данным социологических опросов у 63–65% соотечественников нет никаких денежных запасов. Это пролетарское большинство не может быть довольным действиями «верхов», которым фактически безразличны народные беды, а озабочены они лишь приращением банковских счетов толстосумов.

Первые акции носили в целом стихийный характер и не имели чёткой политической направленности.

В.И. Ленин перед большевистской партией ставил задачу сплотить разрозненных рабочих в «железные батальоны пролетариата». В статье «О некоторых особенностях исторического развития марксизма» он выразил убеждение в том, что рабочий класс должен сознательно участвовать в революционной борьбе с капиталом, а значит, сознательно относиться к выбору форм этой борьбы: «Нет ничего ошибочнее того мнения, будто споры и расхождения из-за этих вопросов были «интеллигентскими» спорами, были «борьбой за влияние на незрелый пролетариат», выражали «приспособление интеллигенции к пролетариату», как думают всяких родов веховцы. Напротив, именно потому, что данный класс достиг зрелости, он не мог остаться равнодушным к столкновению… различных тенденций всего буржуазного развития России».

Второе направление большевистской партии Ленин связывал с расширением её идеологического влияния на рабочий класс, на тех, кто не эксплуатирует чужого труда. Прежде всего он требовал последовательной приверженности марксизму, в том числе, нет – прежде всего – в революционном осмыслении клубка нынешних кризисов. «От вопросов, поднятых этим кризисом, нельзя отмахнуться. Нет ничего вреднее, беспринципнее, как попытки отделаться от них посредством фразы. Нет ничего важнее, как сплочение всех марксистов, сознавших глубину кризиса и необходимость борьбы с ним, для отстаивания теоретических основ марксизма и коренных положений его, искажаемых с самых противоположных сторон путём распространения буржуазного влияния на разных «попутчиков» марксизма».

Чтобы успешно противостоять буржуазному влиянию, требуется быть непримиримым ко всем разновидностям оппортунизма, представителей которого Ленин обоснованно считал «агентами буржуазии». Он настойчиво призывал товарищей по партии к политической бдительности, так как «дух веховщины, дух отреченства, охвативший самые широкие слои буржуазии, проник в то движение, которое стремится уложить марксистскую теорию и практику в русло «умеренности и аккуратности». Марксистской здесь осталась уже одна только фразеология, облекающая насквозь пронизанные либеральным духом рассуждения о «иерархии» и «гегемонии» и т. п.».

Удивительно получается: текст, написанный 110 лет назад, задевает за живое сегодня, звучит злободневно, ленинские предостережения прямо-таки не в бровь, а в глаз. А одновременно всё определённее строй ленинцев, из которых вырастут (не могут не вырасти!) «железные батальоны пролетариата». Но чтобы они выстраивались быстрее и надёжнее, надо серьёзно учиться у Ленина, у Маркса: ведь «борьба за основы марксизма встала опять на очередь дня». Это говорит Ленин.

Ленин – жив! Он по-прежнему правофланговый на классовых баррикадах современности.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.