По материалам публикаций на сайте газеты ПРАВДА

В.И. Ленин на страницах «Правды»

8 мая 1912 года (по новому стилю) в 13-м номере «Правды» вышла статья «Трудовики и рабочая демократия». Псевдоним «П.П.» был одним из тех, которым в ту пору не раз пользовался Владимир Ильич Ленин. В новой рабочей газете (а «Правда» создавалась и выходила именно в таком качестве) это была первая ленинская публикация. А выбор псевдонима в немалой степени объяснялся тем, что статья в «Правде» была продолжением темы, которая была поднята вождём большевиков месяцем раньше в работе «Либерализм и демократия», напечатанной в газете «Звезда». Она была тоже подписана псевдонимом «П.П.». В «Правде» в самом начале статьи автор ссылался на публикацию в «Звезде». Таким образом подчеркивалась преемственность известной читателю большевистской «Звезды» и только что появившейся «Правды». Напомним: когда российские пролетарии посылали свои трудовые копейки, для того, чтобы начала выходить газета рабочих и для рабочих, они в сопроводительных письмах указывали, что она обязательно должна продолжать линию «Звезды», ту линию, которую позже Ленин назвал «правдизмом».

ТЕМА ПЕРВОЙ правдинской публикации выбиралась Лениным тщательно. Он хотел, чтобы она была по-газетному актуальной, на животрепещущую тему, но при этом не оказалась однодневкой, а имела стратегическое значение. Не имея возможности открыто писать о революцииреволюционностиреволюционном движении, он заменял эти понятия словами демократия, демократический. В общем, В.И. Ленин дал очередной урок политграмоты и своим сторонникам, и всему рабочему классу. Вот первые фразы этой статьи: «Избирательная кампания по выборам в IV Думу внесла небольшое оживление и повысила интерес к политическим вопросам. Широкое движение, вызванное ленскими событиями (расстрелом рабочих на Ленских приисках в апреле 1912 года. – В.Т.), сделало это оживление серьёзным, этот интерес особенно насущным». Мы сегодня хорошо знаем, какое необъятное место занимает тема избирательных кампаний на газетных страницах, в выступлениях руководителей политических партий.

Но уже в следующем абзаце обнаруживается, что для Ленина избирательная кампания – это не столько погоня за мандатами, сколько способ максимально использовать возможность для внесения в сознание прежде всего рабочего класса идей революционного марксизма, большевистской стратегии и тактики. Ленин ставит коренной вопрос – об отношении к другим классам общества и их партиям – да не на одну избирательную кампанию, а в расчёте на каждодневную классовую борьбу. Согласимся, что эта проблема актуальна для КПРФ и сегодня.

Важнейший методологический принцип, заложенный Лениным в этой работе заключается в том, что отношение марксистско-ленинской партии к любой политической организации определяется в зависимости от того, насколько рабочему классу близки интересы того класса, слоя, социальной группы, которые представляет данная организация. У этой проблемы Владимир Ильич выделяет две стороны. Во-первых, признаёт ли та политическая организация, с которой определяют свои отношения марксисты, классовый характер политических объединений. Ленин не сомневается, что серьёзной можно считать только ту партию, то политическое движение, которые положительно отвечают на этот коренной вопрос. Именно с такой постановки дела и начинается аналитическая часть статьи. Обратим внимание на методологический аспект ленинского анализа. Он начинает с того, что наиболее значимо для партии: с характеристики ключевой позиции рабочего класса, так как нисколько не сомневается, что марксистская, говоря современным языком, коммунистическая партия может быть только партией рабочего класса, объединяющей людей, стоящих, независимо от своих занятий и своего происхождения, на позициях защиты рабочего класса. Читаем:

«Рабочая демократия стоит на точке зрения классовой борьбы. Наёмные рабочие составляют определённый класс в современном обществе. Положение этого класса коренным образом отличается от положения класса мелких хозяйчиков… У рабочих цель – уничтожение наёмного рабства путём устранения господства буржуазии». (выделено мной. – В.Т.).

Строго говоря, и для политика, и для рядового партийца, придерживающихся коммунистической идеологии, позиция, излагаемая Лениным, единственно возможная. Ведь даже в кошмарном сне невозможно представить социализм, в котором командные высоты занимает буржуазия. Немыслимо также представить капитализм, в котором эксплуататорский класс позволил бы процветать социалистическому укладу.

В «Манифесте Коммунистической партии» К. Маркс и Ф. Энгельс блестяще обосновали, что в капиталистическом обществе пролетариату (рабочему классу) противостоит буржуазия. Переход от капитализма к социализму предполагает отстранение буржуазии от политической и экономической власти с последующей ликвидацией её как класса.

Но классовая борьба побуждает учитывать, что основные классы капиталистического общества не представляют собой монолитного единства, что особенно важно иметь в виду при анализе буржуазии. В статье, опубликованной в апреле 1912 года в «Звезде», на которую Ленин ссылался в работе «Трудовики и рабочая демократия», содержится очень важное положение, которое остаётся чрезвычайно значимым до сих пор:

«Есть две буржуазии. Одна, это – очень узкий слой зрелых и перезрелых капиталистов, которые в лице октябриста и кадета заняты на деле тем, что делят между собой и Пуришкевичами теперешнюю политическую власть, теперешние политические привилегии». Это – ядро буржуазии, политически это её костяк, имеющий свои партии. Интересы той части буржуазного ядра, которая в начале ХХ века нашла общий язык с властью помещиков, вписалась в систему царского самодержавия, подправленного слегка наличием Государственной думы, представляла (вплоть до победы Октябрьской революции) партия октябристов (названа так в честь царского манифеста о «свободах», изданного в октябре 1905 года). Другая часть буржуазного ядра, настаивавшая на ликвидации феодальный пережитков, включая царскую монархию, в политике была представлена партией конституционных демократов (кадетов).

В современной РФ этот слой эксплуататоров включает в себя крупный и средний капитал, об узости этого слоя говорит уже то, что в занятом населении РФ он составляет, по данным Росстата, 1,3%, то есть около 1 миллиона человек. Его политические интересы представляет прежде всего «Единая Россия», нередко позиционирующая себя идейной наследницей кадетов.

Ленин продолжает:

«Другая буржуазия, это – очень широкий слой совсем не зрелых, но энергично стремящихся созреть мелких и частью средних хозяев, преимущественно крестьян, которым на деле приходится решать вопрос вовсе не о привилегиях в теперешнюю эпоху исторической жизни России, а о том, чтобы не умереть с голоду». (Там же).

Этот слой, как и 110 лет назад, находится в неустойчивом положении, вопрос о каких-либо привилегиях, как и в царские времена, перед ним не стоит. Более того, в условиях нынешней пандемии коронавируса, ему приходится решать вопрос «о том, чтобы не умереть с голоду». Но сегодня количественно этот слой значительно сузился. При этом и по численности, и по социальной активности сейчас, в отличие от 1912 года, на первое место выдвинулась городская мелкая буржуазия. По данным Росстата, в городах проживает более 2,6 миллиона человек, занятых мелким предпринимательством. В деревне же, по данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года, в сумме владельцев организаций, относящихся к малому бизнесу, фермеров и индивидуальных предпринимателей, использующих труд постоянных и/или временных наёмных работников, менее 0,25 миллиона человек. Представители городской и сельской буржуазии значительно различаются и по числу эксплуатируемых наёмных работников. Городских наёмных рабочих, занятых в структурах мелкого бизнеса, более 11 миллионов, а сельских полупролетариев, работающих по найму у владельцев мелких организаций, у фермеров и индивидуальных предпринимателей, чуть больше 700 тысяч человек.

Но эти изменения никак не влияют на методологию социально-политического осмысления мелкой буржуазии. Между тем, анализируя позицию трудовиков, Ленин рассматривает их именно как мелкобуржуазную партию, колеблющуюся между партиями пролетариата и крупного капитала. Если рабочая, то есть большевистская, партия стоит «на позициях классовой борьбы, то «трудовики… хотят быть «надклассовой» партией. Одна партия, по их убеждению, ”вполне могла бы обслуживать интересы трёх общественных классов: крестьянства, рабочего класса и ”трудовой интеллигенции”.

…Я посмеялся над истинно кадетской претензией “обнять” разные классы и напомнил, что кадеты называют гг. Маклаковых (В.А. Маклаков – правый кадет, помещик, по профессии адвокат. – В.Т.) “трудовой интеллигенцией”».

Настаивая на своей позиции, трудовики подчёркивали, что “крестьянство… составляет один отряд в великой армии труда, как другой отряд составляют рабочие”. Ленин отвечает, что этот общий признак не может быть основанием, чтобы не видеть классовые различия между рабочим классом и мелкой буржуазией, так как «посредством фразы об интересах труда здесь затемняется коренная разница в положении хозяйчика и наёмного рабочего». Он поясняет: «Рабочий не имеет никаких средств производства и продаёт самого себя, свои руки, свою рабочую силу. Крестьянин (как и вся мелкая буржуазия. – В.Т.) имеет средства производства – орудия, скот, землю…, – и продаёт продукты своего хозяйства, будучи мелким хозяйчиком, мелким предпринимателем, мелким буржуа». В подтверждение своей правоты Ленин указывает, что «крестьяне нанимают для своих хозяйств не менее 2-х миллионов сельскохозяйственных наёмных рабочих». Сегодня в силу пролетаризации деревни эта цифра сократилась до 700 тысяч наёмных работников, но многократно уменьшилась и численность крестьянства.

В своей первой статье в «Правде» Ленин настойчиво подчёркивает, что классы всегда отличаются между собой отношением собственности на средства производства. Поэтому «земледельческий наёмный рабочий принадлежит к одному классу с фабричным и торговым наёмным рабочим», а «земледелец-хозяйчик принадлежит к одному классу с фабрикантом или ремесленником-хозяйчиком, с торговцем-хозяйчиком».

НЕТ ЛИ ПРОТИВОРЕЧИЯ в столь критическом отношении В.И. Ленина к мелкой буржуазии его же лозунгом союза рабочего класса и крестьянства? Давайте проанализируем ситуацию, прежде чем давать ответ. Для начала заметим, что вопрос союзнических отношений между классами определяется характером решаемых задач. Не совпадающие классовые интересы рабочих и крестьян            требуют тщательного анализа противоречий, разрешение которых стоит в повестке дня. Ленин требовал вдумчивого диалектического подхода к разграничению противоречий демократических и тех, которые связаны со сменой социального строя. В период выхода страны из полосы социально-политической реакции это разграничение имело (и имеет сегодня) огромное, иногда решающее политическое значение. Установив в статье «Трудовики и рабочая демократия» принципиальные различия в классовых интересах пролетариата и мелкой буржуазии, Ленин указывает:

«Общие у тех и других (рабочего класса и крестьянства. – В.Т.) задачи сближают в России в данную эпоху демократию крестьянскую и рабочую, которые не могут идти иначе, как врозь, но могут – и должны в интересах успеха – совместно действовать против всего, противоречащего демократизму».               

Отсюда он делает принципиальный теоретический и практический вывод:

«Общая цель, которая стоит теперь перед крестьянами и рабочими, не имеет в себе ровнёхонько ничего социалистического, вопреки мнению невежественных черносотенцев, а иногда и либералов (сегодня нередко они существуют в одних и тех же лицах. – В.Т.). Цель эта – исключительно демократическая. Достижение этой цели было бы достижением свободы для России, но вовсе ещё не уничтожением наёмного рабства.

Для серьёзной постановки совместных действий разных классов, для прочного и настоящего успеха таких действий, нужно ясное сознание того, в чём интересы этих классов сходятся и в чём они расходятся. Всякие заблуждения, «недоразумения» на этот счёт, всякое затемнение дела фразами не может не иметь самого гибельного значения, не может не подрывать успеха». (Выделено мной. – В.Т.).

Важнейшей революционно-демократической задачей, одинаково значимой как для рабочего класса, так и для всего крестьянства и городских мелких дельцов, была ликвидация самодержавия. И в феврале 1917 года мелкая буржуазия была чрезвычайно активна в осуществлении буржуазно-демократической революции. Но дальше воплотилось в жизнь ленинское предвидение, сформулированное в его первой публикации в «Правде». А он писал, обращаясь к рабочему читателю:

«Широкие массы населения, тяготея к демократии, недостаточно сознательны, не отличают либерализма от демократизма, подчиняются руководству либералов. Пока это не изменится и поскольку это не изменяется, ни о каком демократическом преобразовании России нечего и толковать. Пустые это толки.

Что возражает г. Водолазов (один из лидеров трудовиков. – В.Т.) против этих посылок…? “Трудовики, – пишет он, – при настоящих условиях считают крайне нетактичным (!!) слишком много говорить о контрреволюционности кадетов…“

Вот тебе раз! При чём тут тактичность? При чём тут “слишком много”? Если правда, что кадеты – контрреволюционные либералы, то правду говорить обязательно. Много ли, мало ли надо говорить о контрреволюционных правых и о контрреволюционных либералах, – это вопрос, совсем не серьёзный: всякий раз, когда публицист говорит о правых, всякий раз, когда он говорит о либералах, он должен говорить правду».

В 1917 году наследники трудовиков эсеры и их союзники по мелкобуржуазной политике меньшевики тоже считали нетактичным «говорить о контрреволюционности кадетов». И тогда большевики видели союзников тоже в солдатах-крестьянах, перешедших на позиции большевиков, и в полупролетарских слоях деревни. Ситуация изменилась после победы Советской власти над белой армией и иностранной интервенцией – и В.И. Ленин выдвинул лозунг союза с крестьянином-середняком, то есть с трудовым большинством мелкой буржуазии.

Но в статье «Трудовики и рабочая демократия» Лениным поставлена ещё одна проблема, которая для сегодняшней КПРФ не просто актуальна, а прямо-таки злободневна. Она касается более высокого уровня отношений – Коммунистической партии к мелкой буржуазии. В 1912 году Ленин в подходе к этой проблеме исключительно категоричен:

«Всякие попытки созидания «надклассовой» партии, попытки объединить крестьян и рабочих в одну партию, попытки выставить какую-то несуществующую «трудовую интеллигенцию» особым классом – крайне вредны, губительны для русской свободы, потому что ничего, кроме разочарований, потери сил, затемнения сознания не может получиться от таких попыток».

Конечно, на такой непримиримости лежала печать времени. Во-первых, в стране господствовал откровенно антинародный, реакционный режим самодержавиям. Во-вторых, продолжалась ожесточённая борьба большевиков с ликвидаторами, покушавшимися на существование партии, фундамент которой был заложен II съездом РСДРП. В-третьих, наступивший подъём рабочего движения только начал принимать организационные формы, пригодные для активной борьбы с капиталом.

Можно, конечно, утверждать, что позже Ленин отказался от такого подхода к… А вот здесь давайте задумаемся, к чему. В статье нет покушения на союз рабочего класса и трудового крестьянства, не участвующего в эксплуатации чужого труда. Вопрос стоит о характере Коммунистической партии. В 1912 году Владимир Ильич формулировал его так: «Спор идёт исключительно о том, возможна ли у нас “надклассовая” партия». И отрицательный ответ Ленина на этот вопрос никогда никем не оспаривался. Даже в решениях XXII съезда КПСС, утверждавшего, что диктатура пролетариата себя исчерпала, а Коммунистическая партия в нашей стране стала общенародной, тем не менее в принятой съездом партийной Программе было записано: «Поскольку рабочий класс – самая передовая, организованная сила советского общества, он осуществляет свою руководящую роль и в период развёрнутого коммунистического строительства. Выполнение своей роли руководителя общества рабочий класс завершит с построением коммунизма, когда исчезнут классы».

Впрочем, вопрос об общенародном характере Коммунистической партии, который и в 1961-то году ставился необоснованно, совсем не актуален для КПРФ, которая работает в условиях не завершающего периода строительства социализма, а всевластия олигархического, компрадорского, паразитического, регрессивного, империалистического капитала. Как и в 1912 году, в нынешнем российском обществе властвует антинародный режим (и это уже мало у кого вызывает сомнения в пору пандемии коронавируса), проявления ликвидаторства также трудно отрицать (см: «Ленина ликвидаторам не сдадим» // Интернет-выпуск газеты «Правда» за 21 апреля с. г.), а неизбежный подъём рабочего движения в России проявит себя только после завершения пандемии.

Что касается социальной структуры общества, то в стране, как и в 1912 году, налицо буржуазия, состоящая из крупного и среднего капитала, мелкая буржуазия и пролетариат. Коммунистическая партия, как неустанно повторял В.И. Ленин, а затем вторил ему И.В. Сталин, является партией рабочего класса, стоящей на позициях пролетарской, марксистской идеологии и защищающей его интересы. Если в условиях строительства социализма они в основном совпадали с интересами всех трудящихся страны, то общество реставрации капитализма расколото на полярные классы, между которыми находится колеблющаяся мелкая буржуазия. В последние годы её политически неустойчивое, промежуточное положение проявилось весьма наглядно. В 2018 году во время массовых протестов против хищнической кремлёвской пенсионной «реформы» мелкая буржуазия была вместе с классом наёмных, эксплуатируемых работников физического и умственного труда, во-первых, потому, что её интересы совпадали с интересами пролетариата, во-вторых, потому, что тогда рабочий класс выступал под руководством КПРФ весьма организованно и сплочённо. В 2019 году, когда протестные акции в столице и других городах были направлены против ущемления оппозиции властью в избирательной кампании, мелкая буржуазия предпочитала участвовать в митингах, организуемых не КПРФ, а либералами, так как в условиях всевластия частной собственности она экономически зависит от крупного и среднего капитала, которому либералы служат столь же верно, как и кремлёвская власть.

Следовательно, КПРФ, как и указывал Ленин, не может рассматривать себя партией одновременно и рабочего класса, и мелкого предпринимательства, так как у этих классов явно несовпадающие интересы. Это не значит, что она должна сегодня вычищать свои ряды от представителей малого бизнеса, но к ним партия вправе предъявлять требование, чтобы они безоговорочно занимали позиции рабочего класса и доказывали это своей повседневной деятельностью.

Нельзя закрывать глаза и на проблемы, которые объективно возникают у партии в отношении некоторых отрядов пролетариев умственного труда (например, так называемого офисного планктона), которые в массе своей являются пока носителями мелкобуржуазного сознания. И такая их позиция, надо признать, не случайна: в массовом сознании этих работников наёмного труда безусловно отражаются объективные особенности их общественного положения. Для рабочего класса, как убедительно подтверждают исследователи Института социологии Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, капиталистический строй полностью уничтожил социальные лифты для перехода в состав эксплуататоров. Что касается наёмных эксплуатируемых работников умственного труда, которые сегодня объективно относятся, конечно же, к пролетариату, лифты для крайне выборочного «подъёма» в ряды среднего капитала правящий режим пока что сохраняет. Это подталкивает определённую часть этого отряда пролетариата (например, офисный планктон) ориентироваться в повседневности на буржуазный образ жизни. В итоге социальное и политическое поведение части сегодняшних пролетариев умственного труда характеризуется типичной мелкобуржуазностью.

Следовательно, КПРФ целесообразно к ним относиться так же, как к мелкой буржуазии. С одной стороны, вносить и в эти ряды социалистическое сознание, с другой – принимать в партию, как и учил Ленин, только тогда, когда нет сомнений, что человек перешёл на позиции рабочего класса и доказал это своей повседневной политической деятельностью.

Примечательно, что заканчивал Владимир Ильич свою первую статью в «Правде» тем же мотивом, с которого начинал, – классовым отношением к выборам: «Теперь в России нарастают повсюду, в самых различных слоях населения, новые демократические элементы. Это факт. Нарастая, эти демократические элементы должны быть воспитываемы в последовательном демократизме».

Не забудем: в только что начавшем выходить легальном рабочем издании слово демократический всегда означало революционный.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.