В списке лауреатов Нобелевской премии по литературе от нашей страны есть несколько представителей. Формально к нашим литературным Нобелиатам можно отнести даже известного польского автора Генрика Сенкевича, который на момент получения премии в 1905 году “за выдающиеся заслуги в области эпоса” был подданным Российской империи, ибо Царство Польское входило тогда в её состав.

“Литературной глыбой” в отечественной литературе XX-го столетия по праву считается Михаил Александрович Шолохов, которому в 1965 году была также присуждена Нобелевская премия по литературе — уже “за художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время”.

Небезынтересно, что с интервалом в 60 лет в формулировках общим является слово “эпос”.

Формулировка награждения другого русскоязычного автора, которому 24 мая с.г. исполнилось бы 80 лет, несколько иная. Родившийся в предвоенном Ленинграде в 1940 году и проживший в нашей стране полных 32 года поэт, эссеист и переводчик Иосиф Александрович Бродский стал литературным Нобелиатом в возрасте 47 лет за “за всеобъемлющее творчество, пропитанное ясностью мысли и страстностью поэзии”.

Сегодня поделюсь не о поэте Бродском (я не литературный критик), но о некоторых эпизодах из его жизни, основываясь на личных впечатлениях.

В рамках нескольких волонтёрских проектов мне довелось неоднократно бывать в г. Череповце и Череповецком районе Вологодской области. Именно туда из Ленинграда на несколько лет увезла мама Мария Моисеевна маленького Иоську, как называли будущего литератора в семье, после первой блокадной зимы.

Впоследствии И. Бродский был чуточку детским поэтом. Так, его первым опубликованным стихотворением стала “Баллада о маленьком буксире”, напечатанная в сокращённом виде в ноябрьском номере за 1962 год детского журнала “Костёр”, по которой на Ленинградском ТВ даже собирались снимать документальный фильм.

Есть у него и другие написанные или переведённые для детей произведения, например, иллюстрированная талантливым художником “Рабочая азбука”, в которой начинающий поэт описывает разные профессии согласно буквам алфавита, например, на “А”:

Тётя занята овсом,

И пшеницею, и льном. 

Тётя помнит обо всём.

Эта тётя — АГРОНОМ.

Несколько лет назад мне довелось побывать в тех местах моей родной Архангельской области, где будущему Нобелиату в порядке трудового перевоспитания по приговору суда пришлось провести полтора года: с марта 1964 г. по сентябрь 1965 г.

Если кому-то из читателей доведётся однажды поехать по железной дороге с Ярославского вокзала Москвы на север, то знайте, что после Вологды будет узловая станция Коноша, где дорога раздваивается: при повороте направо можно уехать до Воркуты, а если и дальше ехать прямо на север, то — в Архангельск и Северодвинск на Белом море.

В своё время на здании железнодорожной станции Коноша висела табличка, говорившая о том, что сюда весной 1964 года прибыл в ссылку И. Бродский. Ему шёл тогда 24-й год. При ремонте здания табличку сняли, а назад, возможно, не повесили.

У осуждённого был строгий режим пребывания: ночевать ему разрешалось только по месту постоянной дислокации: в деревне Норинской, километрах в 20 к востоку от райцентра. Один раз на выходной день поэт, изголодавшись по литературным новинкам, на свой страх и риск рванул из Коноши в Архангельск, в областную библиотеку им. Н.А. Добролюбова: в ночь с субботы на воскресенье на поезде — туда, всё воскресенье — в Добролюбовке за новыми журналами и книгами, в ночь с воскресенья на понедельник — обратно, сразу в Норинскую на попутке, чтобы успеть на утренний наряд в совхоз, к которому он был прикомандирован.

Но такое сошло с рук поднадзорному только один раз. Больше подобные марш-броски ссыльный не совершал под угрозой увеличения срока ссылки.

А работа была разная. Но физически трудиться Иосиф Александрович умел, во всяком случае, физического труда не чурался, если нужно было. Когда, не достигнув 16 лет, он ушёл из 8-го классе, началась трудовая деятельность юноши, которая не всегда отражалась отдельными записями в трудовой книжке. Просто перечислю некоторые из специальностей будущего поэта: ученик фрезеровщика, помощник прозектора в морге, истопник в котельной, матрос на маяке, рабочий в геологических экспедициях от Белого моря до Якутии. Белоручкой явно не был.

Пару лет назад, когда я ездил в гости в однокурснице в глубинный Верхнетоемский район Архангельской области, в прежнем лесопункте — посёлке ЛАмбас (ударение на первый слог) мне выдали совершенно фантастическую версию про трудовую деятельность Бродского.

Якобы около 1960-го года среди завербованных на один сезон рабочих на лесопункте был молодой парень, которого все остальные звали Иоськой. Для северной глубинки звучало не привычно. Лет через 15 здание разрушающегося барака, в котором жили сезонные рабочие, стали разбирать на дрова, и на чердаке деревенские мальчишки нашли тетрадки с рукописными стихами. Опять запомнилось местным жителям.

Ещё лет через 15 — после присуждения в 1987 году родившемуся в СССР гражданину США И.А. Бродскому Нобелелевской премии по литературе — в посёлке стали строить догадки, что речь, возможно, идёт об одном и том же человеке. И только лет 10 назад ученик местной основной школы под руководством своей учительницы провёл опрос-исследование среди жителей старшего возраста, которых уже мало осталось в Ламбасе. Про Иоську и про рукописные стихи подтвердил только один ещё крепкий дедушка. Подготовленная краеведческая работа была представлена на районной конференции, но не была засчитана как не подтверждённая. Получается, что зря ученик старался. А вдруг?

Что касается трудового фронта начинающего поэта на Коношской земле, то в совхозе Иосифу Бродскому прищлось работать и на мелиорации, и на заготовке кормов, и на свинарнике. Кстати, в музейной экспозиции в районной библиотеке представлены несколько коллективных фотографий тружеников хозяйства в обеденный перерыв. Улыбаются в объектив все, даже Бродский. Значит, также дружно должны были и работать. Сам поэт позднее утверждал, что ссылка оказалась одним “из лучших периодов моей жизни. Бывали и не хуже, но лучше — пожалуй, не было”.

Следует отметить, что уже летом 1965 года, когда пошёл второй год трудового перевоспитания, И. Бродскому удалось устроиться фотографом в местный комбинат бытового обслуживания/ КБО. На присланном из дома велосипеде он колесил по всему району, фотографировал людей на документы и на память, но возвращаться на ночёвку всегда был обязан в Норинскую. Ныне дом передан прежним хозяином под музей, где всё сохранилось так, как это было 55 лет назад.

А вот среди предметов созданной в музейной экспозиции библиотеки райцентра инсталляции бросается в глаза пачка сигарет марки Мальборо — их курильщику присылали из Ленинграда друзья, которые приобретали этот дефицит в магазинах “Берёзка”. Для глубинки — просто чудо.

Ещё перенесусь на мгновение из северной деревни в столицу ныне независимой Литвы — Вильнюс и просто поведаю, что однажды во время одного из наших волонтёрских проектов я случайно обнаружил почти в центре города мемориальную доску на литовском языке, повествующую о том, что в данном доме (во времена СССР) в качестве гостя находился поэт Иосиф Бродский.

В заключение опять немного арифметики: из неполных 56 лет жизни Нобелевский лауреат Иосиф Александрович Бродский — 32 года (4/7) прожил в родной стране, а 24 года (3/7) — уже за границей. Но, по его собственным словам, для него лучшего периода жизни, чем в Норинской, пожалуй, не было. Получается: от Норинской — к Нобелевской…

Сегодня юбиляру исполнилось бы только 80 лет. Но поэт Бродский ушёл из жизни и перестал быть пишущим поэтом всего через восемь с небольшим лет после того, как прочитал свою Нобелевскую мемориальную лекцию при получении премии, правда, всё же на русском языке.

В. Михайлов

май 2020

P.S.

Ждём новых Нобелевских лауреатов — наших соотечественников из России.

Комментарий редакции: В годы «перестройки» антисоветчиками были подняты на щит многие деятели культуры, науки и т.д. Причём их подчас возводили в ранг едва ли не национальных героев, якобы представляющих собой образец во всем. Более того, либералы делали всё это с целью оправдания своих разрушительных антироссийских и антисоветских действий. Опираясь на мнения якобы выдающихся мыслящих и творческих деятелей, они доказывали, что всё связанно с Советским социализмом якобы заведомо тупиково, антинародно и тоталитарно. Что же, налицо было стремление выдать желаемое за действительное и даже исказить реальность. Действительно, Иосиф Бродский, мягко говоря, не был идеальным деятелем. Личные неудачи и проблемы в отношениях с представителями власти не могут быть поводом обиды на передовой строй, в центре внимания которого стоят интересы человека труда. К примеру, Сергею Павловичу Королёву в его жизни пришлось пережить не самый лучший период. Но он до конца своих дней оставался верен Советским идеалам. Это во-первых. Во-вторых, вопреки мнению либералов, не только критики социализма принесли культурную славу нашей Родине. Ведь Нобелевскую премию получал М.А. Шолохов. Неужели о нём некоторые предлагают забыть? В-третьих, как бы контрреволюционеры не усердствовали в своём стремлении вылить грязь на Советскую власть и на СССР, возводимый ими в абсолют И.А. Бродский всё же был не из тех, кто готов был не замечать всего позитивного, что было в нашей стране. В статье приведен пример того как он заявлял, что его пребывание в Норинском представляло собой лучшее время его жизни. Постигнув настоящий труд, пройдя перевоспитание, поработав на пользу Отечеству, любой нормальный человек обязательного расценит это как выполнение своего долга перед страной. Поэтому любые попытки представить всё односторонне лишь вводят общество в заблуждение.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.