Практика «двойных стандартов» всегда была присуща буржуазии и её политическим представителям в целом, поборникам неолиберализма в частности. События последних тридцати лет заставили в этом убедиться всех и каждого. Наглядным подтверждением этого является двойственность позиции антикоммунистов по вопросу о собственности.

Стремление народа России к социализму

В течение последнего времени в обществе возрастает запрос на проведение Ресоветизации. Многочисленные социологические опросы и онлайн-голосования свидетельствуют о предпочтении народом социалистической модели развития. Так, в марте 2016 года были представлены данные, согласно которым 68% граждан России выступают за переход к социализму и за воссоздание СССР.В свою очередь, итоги опроса, проведённого в августе прошлого года, продемонстрировали наличие аналогичных настроений народа. 29% респондентов охарактеризовали Советскую власть как близкую интересам людей труда, 25% — как олицетворение сильного и устойчивого государства, 22% — как справедливую. Одновременно 41% россиян полагают, что действующая власть является коррумпированной и криминальной, 31% — далёкой от народа и чуждой его интересам, 24% — бюрократической.

Растёт понимание, что переход к социализму является залогом и преодоления полуколониального характера нашей экономики, и выхода производительных сил на стезю устойчивого и динамичного развития, и преодоления социально-демографического кризиса, и укрепления независимости России, её геополитической мощи. Именно поэтому находит отклик со стороны народа требование проведения национализации командных высот экономики. Так, по данным опроса населения, проведённого ВЦИОМом в октябре 2017 года,  56% респондентов выступают за передачу ключевых производственных сфер государству. В самом деле это представляет собой своеобразный ключ к решению стратегически важных задач.

Вопрос выживания, развития и укрепления государственной независимости

Посудите сами. Можно ли всерьёз помышлять о модернизации экономики, о новой индустриализации в условиях, когда базовые отрасли производства и банковская система выведены за пределы российской юрисдикции, когда ключевые сферы народнохозяйственного комплекса медленно, но верно переходят в собственность иностранного капитала (история с одним только «РУСАЛом» представляется показательной)? Только в 2009 году, по данным Росстата, доля зарубежного капитала в добыче полезных ископаемых составляла 59%, в производстве нефтепродуктов и кокса – 50%, в пищевой промышленности – 60%, в оптовой и розничное торговле – 67%. А что же мы наблюдаем в настоящее время? Согласно различным оценкам, от 70 до 90% основных отраслей экономики принадлежит зарубежным компаниям.  Между прочим, аналогичная ситуация наблюдалась в нашей стране в дореволюционный период. Разве это способствовало проведению ускоренной модернизации экономики Российской империи, её индустриализации? Разве это покончило с её уязвимым характером? Разве это не загнало Россию в паутину внешних финансовых заимствований? Разве всё это не отразилось болезненно на положении фронта, тыла, системообразующих отраслей в 1914 – 1917 гг.? Если кто посчитает, что всё это было плодом воображения «Советской пропаганды», то рекомендуем не полениться перечитать хотя бы мемуары А.И. Деникина. Вполне понятно, что его невозможно заподозрить в интерпретации событий в пользу большевиков. Тем не менее, в ряде случаев он вынужден был называть вещи своими именами.

Можно ли обеспечить рациональное использование финансовых ресурсов, мобилизовать доходы с целью решения социальных проблем, укрепления обороноспособности, финансирования ключевых экономических программ при утечке капиталов за пределы России? А ведь согласно подсчётам, проведённым весной 2019 года экспертами агентства Bloomberg Economics, с момента начала проведения «рыночных реформ» Россия потеряла активы на общую сумму в 750 миллиардов долларов. Речь идёт о половине годового ВВП нашей страны. Вот вам ответ на утверждения о том, что финансовых ресурсов якобы нет, в связи с чем следует, по мнению некоторых, «затягивать пояса», сокращать уровень потребления и отказываться от финансирования стратегически важных оборонных программ и экономических проектов. И что в итоге? Одно только обострение социального кризиса, образовавшееся в результате мнимого «отсутствия денег», обостряется демографическая обстановка. По данным Росстата, только в 2018 году население России сократилось на 86 688 человек. Вы вдумайтесь, каких перспектив лишается Россия. И готовы ли мы положить интересы нашей страны и народа на алтарь узкого круга капиталистов и их «старших партнёров» из Вашингтона и Брюсселя? Готовы ли мы повторить эксперимент, однажды приведший Византийскую империю к краху? Однозначно нет.

Можно ли всерьёз рассчитывать на осуществление экономического рывка при фактическом удушении отечественного товаропроизводителя тарифной политикой топливно-сырьевых и энергетических компаний? В результате происходит увеличение издержек, что, несомненно, снижает конкурентоспособность экономики России. Например, в мае 2013 года представители «Деловой России» во время встречи с президентом прямо поднимали данный вопрос. Научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов, освещая данное событие, в одном из выпусков печатного издания за месяц того же года констатировал, что только в 2008 – 2013 гг.. ускоренными темпами росли «ключевые издержки предприятий». Например, «цены на газ выросли примерно вдвое, на электроэнергию – на 70%». В результате «условия международной конкуренции для отечественных производителей ухудшились вдвое». Только за июль 2013 – октябрь 2016 гг.. цена на электроэнергию увеличилась с 203, 57151 рублей за киловатт до 705, 73 рубля – практически в четыре раза. 

Подобным образом обстояло дело с ценами на металлы. В декабре 2014 года металлургические монополии собирались увеличить внутренние цены на прокат на 15 – 30%. Тогда отечественные производители мгновенно отреагировали на данный шаг. Например, 16 декабря 2014 года в газете «Коммерсант» была опубликована статья «Металлурги раскатывают машиностроителей», в которой было подчёркнуто следующее: «Вагоностроители считают, что металлурги повышают цены «до экспортных», хотя «очевидных причин» для роста нет: сырьевые составляющие по итогам года «снизились на 30%», а транспортные издержки не выросли. В результате вагоностроительной отрасли, которая и так в кризисе (производство упало на 22,5%, цены – на 26%), грозит «остановка»». Директор по снабжению специализирующейся на производстве подвижного состава компании «РМ Рейл» Андрей Покатилов добавил, что монополии «используют тяжёлую ситуацию только ради увеличения собственной маржинальности». На этом основании он полагал, что «правительство должно вмешаться» в деятельность металлургических компаний. А руководитель партнёрства «Объединение вагонопроизводителей» Василий Варенов сообщил о намерении объединения обратиться в Федеральную антимонопольную службу РФ на действия олигархов.

Одновременно не следует упускать из вида огромный масштаб накопленных в течение тридцати лет проблем в базовых отраслях народного хозяйства, сложность стоящих перед ним задач. Именно поэтому даже часть представителей предпринимательского сообщества и их информационные рупоры заявляют, что в условиях необходимости обеспечения долгосрочного развития в интересах общества только государство может играть роль основного интегратора процесса модернизации и развития, адекватно решить широкий круг вопросов. Например, в далёком 2006 году главный редактор журнала «Эксперт» (информационного рупора среднего национального капитала) Валерий Фадеев во время своего выступления на конференции «Россия – энергетическая сверхдержава» вынужден был назвать вещи своими именами. Он утверждал о бесперспективности надежды на возможность частного капитала вывести топливно-энергетический комплекс из тупикового состояния, способствовать его модернизации. Выступающий подчеркнул, что данное обстоятельство обусловлено долгосрочностью, капиталоёмкостью, рискованностью проектов в данной отрасли. Фактически несколько лет спустя ему вторил генеральный директор группы «Полипластик», председатель совета директоров группы «Полимертепло» Мирон Гориловский в опубликованной им статье «Страна для жизни». Он утверждал, что масштаб накопленных проблем в коммунальной отрасли вкупе со стоящими на повестке дня огромными задачами, требующими масштабных капиталовложений, реализации долгосрочных программ, максимального учёта потребностей и интересов жителей, возрастает актуальность возвращения государства в ЖКХ. Поэтому Гориловский предложил создать государственную корпорацию, которая  осуществила бы масштабную модернизацию технологического парка малых и средних ТСО.

Запугивают народ и вводят его в заблуждение

Казалось бы, воплощение в жизнь обозначенных мер покончит с уязвимым положением России, с социально-демографическим кризисом. Однако либералы постоянно осуществляют нападки на всех, кто поднимает вопрос о проведении национализации. Как правило, они не особо делают акцент на «неэффективности» общественной собственности на средства производства и на «прогрессивной роли» частной. Вся страна видит, чем обернулась реставрация капитализма. Поэтому они в течение последних тридцати лет, как правило,  внушают мысль о «неприкосновенности» частной собственности. Поборники доктрины «вашингтонского консенсуса» пытаются доказать, будто национализацию ни в коем случае нельзя проводить, поскольку это якобы обернётся восстановлением «обанкротившейся» плановой экономики, а также масштабными потрясениями, вплоть до гражданской войны и распада страны. И на этом основании они заявляют следующее: «Пора забыть о революциях. Довольно. Не нужно раскачивать лодку. Поэтому вместо национализации ключевых средств производства надо с олигархами находить общий язык, договариваться относительно поиска компромиссных условий».

Соответствующие утверждения представляют собой стопроцентную демагогию. Прежде всего, они искажают не только представления об экономике, но и здравый смысл. Сколько раз даже в капиталистических странах проводилась национализация. И разве она всегда приносила разруху и гражданскую войну? И все, кто осуществлял её, были «экстремистами», «поджигателями гражданской войны» и «шариковыми»? Наверное, Россия была ввергнута во внутреннюю междоусобицу и в экономический хаос после 1885 года, когда императором Александром III был утверждён «Общий устав Российских железных дорог», наделивший правительство правовыми основаниями для выкупа у частных компаний железных дорог (только в 1887 – 1892 гг.. было выкуплено десять частных железных дорог)? Может быть, США были ввергнуты в смуту после принятия при Ф.Д. Рузвельте законов, поставивших банковскую систему под контроль государства, равно как и акта о регулировании держательских компаний в сфере предприятий общественного пользования (в результате  сосредоточенные в отраслях газоснабжения и электроэнергетики компании оказались под государственным контролем)? Кто-то будет доказывать, что национализация в 2008 году концерна «Дженерал моторз», страховщика AIG, ипотечных компаний Freddie Mae и Fannie Mac окунала США в кровавую баню?! Найдутся те, кто будут заявлять, что проведённая в странах Европы в послевоенный период национализация банков и основных отраслей промышленности обернулась упадком и братоубийственной войной? С тех пор во Франции государство владеет акциями автомобильной компании Renault. С принятием в 1946 году закона о национализации газовой отрасли и электроэнергетики упомянутые сферы начали функционировать в концессионном режиме. И вы хотите сказать, что с тех пор там наблюдается «тотальный дефицит» и «масштабная деградация»?!

Вот вам и цена запугиваний мнимыми ужасами «масштабных потрясений» в случае проведения национализации базовых отраслей экономики.

Предположим, некоторые упорно не желают реализовывать отстаиваемую нами меру, менять модель развития. Однако даже в её рамках можно было бы хотя бы навести элементарный порядок. Достаточно начать борьбу против коррупции и экономических преступлений, и это уже хотя бы принесёт пусть и небольшую, но определённую сумму дополнительных доходов в бюджет. И их можно было бы использовать для выполнения социальных обязательств государства, для укрепления обороноспособности, для финансирования стратегически важных инвестиционных программ, не допустить нанесения ущерба народу.

Допустим, «рыночники» упорно против даже буржуазной национализации (не говоря уже о передаче средств производств трудовому народу). Но в то же время хотя бы в целях недопущения социального взрыва и окончательной дискредитации отстаиваемого ими строя могли хотя бы заставить правящий класс жить по закону и по принципу ответственности перед обществом. Здесь есть, над чем поработать. Известно, что нередко приватизация совершается в обход закона, с использованием коррупционной составляющей. Ознакомьтесь с подготовленными в 1996 и 2004 гг. докладами Счётной палаты РФ о ходе и об итогах «залоговых аукционов» (особенно с таким документом как «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993 – 2003 годы) и многие вопросы исчезнут. При этом те, кто получил собственность по заниженной стоимости, получают от государства в момент её перепродажи компенсацию, превышающую реальную рыночную стоимость. Им это мы видели в 2005 году, когда государство выкупило у Романа Абрамовича приобретённую им за 100,3 млн. рублей компанию «Сибнефть» за 13,1 млрд. долларов. То же самое происходит вокруг «Стройгазмонтажа» — государство готово выкупить компанию  у Аркадия Ротенберга  за 75 млрд. рублей, хотя он приобрёл её у «Газпрома» за 8,3 млрд. рублей. Сами понимаете, как следует квалифицировать подобные действия. Не желаете возвращать в государственную собственность, так хотя бы положите конец данному явлению. Начните хотя бы судебно-следственные действия в отношении тех, кто «распиливает» общенародное достояние. Тем более что положения Уголовного кодекса РФ предоставляют все юридические основания.

То же самое касается противодействию налоговых махинаций коммерческих структур, особенно сырьевых монополистов. В этой связи мы напомним о содержании документа, подготовленного рабочей группой Государственной Думой по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. Он был передан президенту Российской Федерации 20 апреля 2009 года. В нём был представлен материал о нелегальном вывозе за границу сырьевых ресурсов, о контрабандном экспорте нефти, алмазов, драгоценных металлов, угля, апатитов и т.д., о незарегистрированности его основной части. В записке констатировалось, что только в 1992 – 2009 гг. Россия потерпела убытки от подобной практики в размере 10 триллионов долларов. Не хотите национализировать природные ресурсы, так начните хотя бы борьбу с уголовщиной, заставьте сырьевые компании нормальным образом платить налоги, примените санкции в отношении нарушителей законодательства. Тем более что в Уголовном кодексе предусмотрена ответственность за подобные деяния.

Аналогичным образом дело обстоит с ценовым сговором сырьевых монополий, приводящим к увеличению цен и тарифов на энергоносители. Между прочим, в США за подобные действия виновные платят колоссальный штраф и становятся фигурантами уголовных дел. Пагубные последствия агрессивной тарифной политики сырьевиков мы осветили выше. Одновременно заметим, что даже часть руководителей хозяйствующих субъектов не скрывает своего стремления сбросить данную удавку с шее экономики. Они подчёркивают, что без противодействия данному явлению Россия не сможет встать с колен, выйти на стадию устойчивого развития. Например, директор «Петербургского тракторного завода» Сергей Серебряков, рассуждая о проведении новой индустриализации, подчеркнул, что олигархические монополии вместе с правительством несут ответственность за ухудшение кризисной ситуации в России. Вот его мысли: «У нас же очень многие бизнесмены только и ждут момента и повода, чтобы поднять цену. Посмотрите, что было в 2015-м году с ценами на металл. Они росли от 30 до 70%, и этот рост не был обоснован экономическими законами, связанными с издержками металлургии. Нет, это было проявление человеческой жадности, проявление дефектного мышления, ориентированного только на деньги. Такое мышление не имеет элементарного стратегического видения. А государство оказалось бессильным, и никакие меры антимонопольного законодательства не сработали. Также не было громких расследований в ценовом сговоре, не было оценок последствий для сотен и сотен предприятий автомобильной, машиностроительной, строительной и целого ряда других отраслей экономики. В результате выиграла одна отрасль, а проиграли все ее потребители, все остальные отрасли. И, самое главное — в конечном итоге проиграло все общество…». Добавить к сказанному нечего.

Поэтому если либералы не хотят проводить национализацию сырьевых отраслей, то могли хотя бы подключить правоохранительные органы к расследованию монопольных сговоров. Они же постоянно ставят США в пример, призывают брать опыт этой страны на вооружение. Там за подобные деяния моментально приняли бы меры реагирования. А наши «западники» в штыки в один миг встречают подобные предложения.

В целом, в ответ на призывы к наведению порядка и установления законности (даже в рамках нынешней модели развития) «рыночники» начинают шантажировать общество. Произнося мантры об «инвестиционном климате», об «институциональных преобразованиях», о «чрезмерной строгости» силовиков и прокуратуры, они заявляют о недопустимости «вмешательства» в дела коммерческих структур. Выходит, нам надо возвращаться в XIX век, когда капиталисты могли свободно драть три шкуры с общества и с людей труда? Нам, оказывается, надо брать на вооружение практику, когда в результате масштабного использования серых схем экспорта углеводородов государство несло убытки, что сказывалось на положении в стране? Яхты, недвижимость и поездки в Куршевель некоторых либералам важнее чем благосостояние народа, развитие страны, укрепление её мощи? Ради чего в результате нанесения финансового ущерба казне народ должен страдать и вымирать? Ради чего Россия должна лишаться перспектив, теряя шансы совершить индустриализацию, укрепить оборону, безопасность, науку, здравоохранение, образование и культуру? Что же, помимо всего прочего неолибералы сами рубят сук на котором сидят. И после этого удивляются, почему народ отворачивается от них и отдаёт предпочтение «левому повороту»!

Однако помимо использования вышеупомянутых демагогических приёмов поборники компрадорского капитализма заявляют, будто пресечение коррупции и экономических преступлений блокирует развитие страны, отпугивает потенциальных инвесторов и ведёт дело к «гражданской войне». Подобным образом они реагировали на попытку правительства Евгения Примакова и Юрия Маслюкова призвать к ответу за разворовывание национальных ресурсов представителей ельцинской «семьи» и «семибанкирщины». Тогда из уст либералов раздавались стенания об «экспроприации экспроприаторов», о «рецидиве Сталинизма», о «новом 1937-ом годе». А взять реакция апологетов «свободного рынка» (особенно «партии власти») на попытку экс-губернатора Иркутской области С.Г. Левченко поставить под контроль государства лесную отрасль, начало борьбы с махинациями чёрных лесорубов, на стремление обязать компании Олега Дерипаски и «Роснефть» платить налоги в казну упомянутого региона, пресечь завышение ими тарифов на энергоносители. «Прогрессивная общественность» моментально начала раздувать истерию об «административном вмешательстве», о «превышении полномочий» и т.д. А вспомните реакцию определённой группировки на предпринятые в начале 2000-х годов скромные попытки «построить» представителей олигархии 1990-х годов. Пытались сформировать мнение, будто березовские и ходорковские не являются олицетворением криминально-коррупционного капитализма, что они якобы чисты как стёклышко. Хотя достаточно вспомнить о ходе и об итогах прошедшего в США судебного процесса над специалистами Гарвардского университета, а также дела Bank of New York и все вопросы исчезнут.

Нам хотят сказать, что нельзя не только проводить национализацию, но даже прививать основы хотя бы «цивилизованного капитализма», пугая ужасами «хаоса» и «гражданской войны». Выходит, что страны обожаемого либералами Запада охвачены огнём? После того, как Ф.Д. Рузвельт  бросил перчатку организованной преступности, после того, как в 1937 году министр внутренних дел Гарольдом Икесом антимонополистической кампании Соединённые штаты Америки оказались в тупике и окунулись в кровавый хаос? После обвинения в 2001 году властями США руководства американской компании Enron, после ареста сотрудниками ФБР в 2009 году основателя финансовой пирамиды Аллена Стенфорда  в этой стране разразилась бойня? После  того, как в мае 2003 года Служба ЕС по борьбе с экономическими преступлениями (ОЛАФ) начала проводить расследование сомнительного импорта сахара в Евросоюз страны Европы ввергнуты в состояние разрухи и гражданского противостояния? После успешного проведения операции «Чистые руки» Италию постигла катастрофа? После подписания в июне 2013 года руководителями стран G8 соглашения о координации усилий по борьбе с отмыванием денег и с уклонением от уплаты налогов частными лицами и компаниями «развитые страны» обуглились в пожаре гражданских войн?

Всё это в очередной раз доказывает абсурдность «аргументов» компрадоров. Тем более, что потребность в установлении всевластия закона, в противостоянии криминалу во всех сферах испытывала и испытывает по сей день вся страна – и простой народ, и добросовестные участники рынка. Например, в 2007 году председатель организации «Деловая Россия» Б. Титов на встрече с президентом В.В. Путиным поднимал тему как коррумпированности налоговых органов, так и деятельность фирм-однодневок. По словам Титова, последние «создают неравные условия конкуренции». Он подчеркнул, что в результате «нормальный бизнес, честный бизнес становится сразу в неконкурентную ситуацию» с ними. В свою очередь, в интервью «Независимой газете» от 25 июля 2014 года президент Союзлегпрома (объединения отечественных деловых кругов, сосредоточенных в легкой промышленности) Андрей Разбродин прямо заявил о «заполнении российского рынка контрафактными и контрабандными товарами», что, по его мнению, вытесняет национального товаропроизводителя. Президент Союзлегпрома подчеркнул, что основными конкурентами отечественных производителей являются «даже не официальные импортеры, а представители нелегального бизнеса, которые производят и ввозят потребительские товары с нарушением таможенного и налогового законодательства».

Лицемерие везде и повсюду

Впрочем, следует обратить внимание на иную сторону дела. Те, кто трубит на весь мир о «священности и неприкосновенности» частной собственности, о «недопустимости пересмотра итогов приватизации» и противодействия махинациям олигархических бизнес-империй и чиновничьей коррупции, сами же с большим рвением отжимают всё у простого народа, у тех, кто не принадлежит к либеральным и к «семейным» группировкам. Мы помним, как в 1996 году в канун президентских выборов СМИ по указке Кремля и олигархии поливали грязью Г.А. Зюганова. Всем внушали мысль, будто в случае его победы, национализации стратегически важных отраслей и борьбы за утверждение всевластия закона у всех якобы отберут квартиры, дачи и т.д. Тогда верх взяли защитники криминального капитализма, те, кто рассматривает владельцев сырьевых активов в качестве некой «священной коровы». И что в итоге?

В реальности риск отъёма собственности у любого простого человека, не связанного с влиятельными группировками, ежегодно возрастает. В течение последних лет было зафиксировано немало случаев рейдерства, вопиющего беспредела и попыток растоптать достоинство любого, на кого положат глаз власть либо крупный капитал. Особенно жесток и беспощаден произвол тогда, когда речь идёт от рядовых россиянах. Их некому защитить. За них ни одна влиятельная сила не может возвысить голос. Они далеко не всегда располагают возможностями нанять квалифицированных адвокатов в целях своей защиты. Именно они составляют немалую часть заполненного контингента, пребывающего наказание в исправительных учреждениях.

Однако всё это исходит не от коммунистов, не от левопатриотических сил, а от апологетов криминально-компрадорского капитализма. После того, как узкая кучка лиц разрушила социалистическую систему, присвоила общенародную собственность сформировался симбиоз высшего коррумпированного чиновничества и теневого крупного капитала, контролирующего финансовые потоки и сырьевые ресурсы нашей страны. Сформировался криминальный правящий класс, который стал давать метастазы во все бюрократические инстанции. Многие, посмотрев на действия «верхов», на их вседозволенность, осознали, что они тоже могут превращать свои структуры в своеобразные обособленные вотчины, в пользу которых можно в противоправном порядке присваивать себе всё подряд. Крупный капитал с помощью своих представителей в управленческом аппарате начал поглощать мелкий, а крупные игроки начали становиться более агрессивными по отношению друг к другу. Борьба за передел то «Тверуниверсалбанка», то Инкомабнка, то «Транснефти», то Юкоса, то «Башнефти», то «Интеко», то Банка Москвы прямо свидетельствует об этом.

Находящиеся у власти неолибералы и компрадорская буржуазия, руководствуясь монетаристскими догмами, отдали предпочтение решению финансовых проблем с фактическим игнорированием необходимости развития производственного комплекса. В этой связи они вознамерились любой ценой добиться и снижения инфляции, и ликвидации дефицита государственного бюджета. На этом основании поборники монетаризма при урезании финансовой поддержки экономики одновременно взяли курс на ужесточение налоговой дисциплины. «Демократическая» власть де-факто прибегала к попыткам полного выкачивания у предприятий немногих оставшихся финансовых ресурсов, не оказывая при этом им никакого содействия. Чтобы в этом убедиться, достаточно ознакомиться с текстом указа №1212 «О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения», подписанного Б.Н. Ельциным 18 августа 1996 года. В целом, упомянутым документом было предусмотрено введение дополнительных мер ответственности в отношении юридических лиц, имеющих задолженность по налоговым платежам. Так, президентский указ вводил новые меры административной и иной ответственности за просрочку выплат задолженности, систему пеней, штрафов и т.д. налагаемых на должников.

Определённое время спустя Б.Н. Ельцин своим указом № 1428 от 11 октября 1996 года сформировал Временную чрезвычайную комиссию при Президенте Российской Федерации по укреплению налоговой и бюджетной дисциплины. Согласно упомянутому документу, перед новоявленной комиссией был поставлен целый спектр задач. В их число входило осуществление контроля «за своевременностью и полнотой уплаты налогов, таможенных и других обязательных платежей», разработка мер «по обеспечению взимания налогов и других обязательных платежей в полном объёме», обеспечение «законности и эффективной деятельности налоговых и таможенных органов, а также органов налоговой полиции», осуществление контроля «за своевременным и целевым использованием средств федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов». Правительство и его сторонники мотивировали своё решение ужесточить налоговую политику наличием «политически влиятельных групп интересов, экономическое благосостояние которых связано с уклонением от налогов». Налоговые махинации ряда хозяйствующих субъектов действительно наносили финансовый ущерб государству. Тем не менее, практика показывала, что требование государства полной уплаты налогов носило избирательный характер. С «привилегированных» магнатов, к которым относились сырьевые компании, не предъявлялось никаких требований. Неслучайно правительство не помышляло о пересмотре своего решения об отмене экспортных пошлин на энергоресурсы. Поэтому налоговая нагрузка ложилась на плечи объединений, сосредоточенных в обрабатывающей промышленности, в сельском хозяйстве, в мелком предпринимательстве. На практике ужесточение налоговой дисциплины распространялось именно на них. Между прочим, попытки изъятия оборотных средств у едва балансирующих на грани выживания предприятий при одновременно нежелании снижать налоги для реального сектора экономики (при одновременном предоставлении преференций банковскому и топливно-энергетическому комплексу) лишь  снижало возможности дополнительного поступления финансовых средств в государственную казну, поскольку соответствующие меры усиливали развал производительных сил, препятствовали возможности их выхода на стадию подъёма.

В 1998 году незадолго до августовской катастрофы, либералы приняли решения, поставившие малое и среднее предпринимательство под удар со стороны проверяющих инстанций. Достаточно упомянуть указ президента Б.Н. Ельцина № 604 «О мерах по обеспечению безусловного исполнения решений о взыскании задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам» от 29 мая 1998 года. Данный документ предоставлял Федеральной службе налоговой полиции (ФСНП) право в течение трёхдневного срока «со дня вынесения решения о взыскании задолженности по платежам в бюджет осуществлять обращение взыскания на имущество организаций-должников, то есть арестовывать его. Проведение ареста предусматривалось независимо от того, имелась ли у должника банковская справка о состоянии его расчётного (текущего) счёта или нет.

Бесспорно, налоговая дисциплина чрезвычайно важна. Однако до августа 1998 года государство перекладывало налоговую нагрузку, как правило, на малое и среднее предпринимательство. А олигархи располагали не только налоговыми преференциями, не только получали финансовую поддержку за счёт бюджета, но и фактически не несли ответственности за незаконные деяния. Вполне понятно, что вышеупомянутый ельцинский указ был направлен против малого и среднего бизнеса. В условиях усугубления экономического кризиса, падения доходов населения, предприятий, непрерывного роста налогов у данных хозяйствующих субъектов долги неизбежно накапливались. И предоставление налоговой полиции права действовать по собственному усмотрению фактически означала отъём собственности у мелких предпринимателей, разорение многих представителей т.н. «среднего класса», потерю рабочих мест простыми тружениками. Многие компании (например, ЗАО «ТВ-Информ») разорились, не выдержав давления.

На самом деле надо было сперва создать условия для развития предприятий всех форм собственности, мелкого предпринимательства посредством снижения налогового бремени, оказания финансово-кредитной поддержки. И только после этого спрашивать с них. В противном случае это походило на добивание на ладан дышащей экономики. Но правящему классу всё это было словно невдомёк. Аналогичным образом обстояли дела в 2008 – 2009 гг. В тот период высокопоставленные государственные деятели многократно трубили на вес мир о «благоприятном инвестиционном климате». Но в реальности преференции предоставляли крупнейшим бизнес-империям, сосредоточенным в добывающих отраслях экономики. В отношении остальных не только не предоставляли ни финансовой поддержки, ни налоговых послаблений, но и требовали полного выполнения всех обязательств при любых обстоятельствах, даже в условиях банкротства. Именно тогда имело место добивание множества объектов мелкого и среднего предпринимательства. Правительство заявляло о неожиданном огромном масштабе кризиса в России. Но в реальности именно его действия вносили лепту в рост безработицы, в сокращение занятости, в уменьшение налоговых поступлений в бюджет, со всеми вытекающими последствиями. Ну а любая попытка малейшего невыполнения хотя бы одного обязательства в тяжёлых условиях была чревата применением санкций. Именно от олигархической власти (а вовсе не от коммунистов). Более того, многие представители проверяющих инстанций фактически начали ловить рыбу в мутной воде, делая своеобразный бизнес в момент эскалации кризисных явлений.

Всё это наблюдалось и в момент второй волны финансово-экономического кризиса в 2014 – 2016 гг.. Вышеописанные контрпродуктивные явления достигли столь ощутимых масштабов, что даже Владимир Путин в своём ежегодном послании Федеральному собранию в 2015 году констатировал факт возбуждения 200 тысяч уголовных дел против предпринимателей, вынесением судебных приговоров из которых закончилось лишь в 15% случаев. Он добавил, что «абсолютное большинство предпринимателей, на которых были заведены дела, потеряли бизнес». Их «попрессовали, обобрали и отпустили». Происходит это не при воссоздании социализма, а при сохранении «неприкосновенности» владельцев приватизированных сырьевых активов. Только вот произнесённые с высоких трибун слова не повлияли на изменение обстановки. Узкая кучка экспортёров энергоносителей (что олигархи 90-х годов, что олигархи из кооператива «Озеро») до сих пор получают от властей преференции в финансовой и налоговой политике, остаются «священной коровой». А в отношении народных предприятий, мелкого бизнеса, объединений реального сектора экономики в целом проводится иная политика. Им не только не предоставляют ни дешевых кредитов, ни дотаций, ни налоговых льгот, но и требуют точного и своевременного исполнения всех обязательств даже при катастрофической ситуации. Ну и, разумеется, цепляясь к каждой мелочи, подвергают давлению со стороны проверяющих инстанций. По словам Павла Грудинина, в течение последних пяти лет бизнес-климат ухудшился существенным образом. Он подчёркивал, что «экономика стала ещё более… «заадминистрированной», налогов стало ещё больше, сборов стало больше, предприниматель как не имел никаких шансов противостоять давлению какого-нибудь следователя, если тот захочет, так и не имеет». П.Н. Грудинин добавил, что решения Верховного суда игнорируются следователями и районными судьями, поскольку «есть задача посадить предпринимателя». И как это связано, господа либералы, с провозглашаемыми вами мантрами о «недопустимости передела частной собственности»? Чего же вы тогда в реальности боялись, когда в 1996 году постоянно нападали на Геннадия Зюганова, а в 1998 – 1999 гг. – на Евгения Примакова?

Против захвата «Совхоза имени В.И. Ленина»

В настоящее время мы являемся свидетелями попытки развалить передовое сельскохозяйственное предприятие Московской области – легендарный «Совхоз имени В.И. Ленина», директором которого является выдающийся хозяйственник, народный кандидат на пост президента Российской Федерации на выборах 2018 года Павел Николаевич Грудинин. Казалось бы, в условиях, когда на повестку дня поставлена задача развития собственного производства, укрепления продовольственной безопасности, следовало бы оказать содействие эффективно работающему хозяйству. Его социально-экономические успехи по хорошему должны быть распространены на всю страну.  Выпуск качественных и экологически чистых фруктов, ягод, продовольственных товаров, непрерывная технико-технологическая модернизация предприятия, гарантирование труженикам высокой заработной платы, их соучастие во владении акциями предприятия, развитие социальной инфраструктуры в совхозе, — разве это не то, к чему должна стремиться вся Россия. Вместо этого рейдеры с помощью подконтрольных им правоохранителей и судов фактически совершают экономическую диверсию, пытаясь захватить и разрушить уникальный производственный комплекс. А совсем недавно столичные власти вообще пытались запретить «Совхозу имени В.И. Ленина» продавать клубнику в столице. И это – в условиях постоянного расширения международных экономических санкций против России, в условиях стагнации экономики нашей страны! Конечно, они вынуждены были пойти на уступки под давлением народного возмущения и после содействия народному предприятию депутатами-коммунистами. Однако борьба ещё не окончена.

Какие только липовые дела не пытаются сфабриковать в отношении талантливого руководителя «Совхоза имени В.И. Ленина»!  Но мы знаем, что всё это было шито белыми нитками. Ведь даже в разгар президентской избирательной кампании Видновский городской суд прекратил дело «липовых пайщиков» к народному предприятию. Решение было принято до дня голосования. Поэтому все последующие попытки возбуждения дела представляются наглой попыткой буржуазии свести счёты с П.Н. Грудининым, задавить «островки социализма» в целом. То же самое касается вздорных обвинений Павла Грудинина в мнимом «выселении» семей из квартир.

Что же получается? «Чемпионов» приватизации, по мнению либералов, ни в коем случае нельзя трогать. Они считают нечто экстремистским даже попытку заставить нефтяников и газовиков платить налоги нормальным образом, пресекать их тарифный диктат. Дескать, это «нарушение прав предпринимателей», «необоснованное вмешательство в деятельность хозяйствующих субъектов», что чревато «гражданской войной» и «экономической катастрофой». А сами тогда что они делают с «Совхозом имени В.И. Ленина»? Практика «двойных стандартов» налицо.

Положили глаз на имущество простых россиян

Следует подчеркнуть, что капитал отжимал и отжимает имущество не только у конкурентов, не только у мелких хозяйствующих субъектов. Те, кто запугивал в 1996 году население России потерями личного имущества и ужасами «кровавой бани» (что якобы нас ожидает в случае попытки Г.А. Зюганова пересмотреть результаты приватизации), сами же запустили соответствующий процесс. Поскольку алчность эксплуататоров не знает границ, то они не остановятся ни перед чем в попытке подмять все ресурсы, все средства производства, всё имущество в свою пользу. Одна только история со сносом в феврале 2016 года в столице мелких торговых объектов, известная как «ночь длинных ковшей», наглядно демонстрирует лицемерную сущность олигархических правящих кругов. Волюнтаристским путём администрация в один миг лишила многих имущества. Очевидцы рассказывали, что представители власти в момент сноса торговых точек не предъявляли никаких документов. То есть, по велению влиятельных лиц уничтожили объекты мелкого бизнеса. Вот и возникает вопрос – так кто же всё таки лишил их собственности? Сделали это не коммунисты, а защитники результатов чубайсовской приватизации и системы периферийного капитализма.

Однако дело не исчерпывалось упомянутым инцидентом. Можно вспомнить о намерении «Газпрома» и его структур получения права сноса частных дачных домов. Ну а «реновация по собянински», во время которой по усмотрению властей могут любой жилой дом признать «аварийным» (даже если он находится в нормальном техническом состоянии) и выселит жильцов, вообще выдает с головой буржуазию и её политических представителей. Теперь все знают, что всё, что приписывали в 1996 году левопатриотическим силам во главе с КПРФ, в реальности было скрытым намерением ельцинских «реформаторов» и «семибанкирщины». Но при этом они, возомнив себя едва не неприкасаемой кастой, готовы были полить грязью любого, кто намеревался поставить вопрос о распространении принципа законности на них (не говоря уже о национализации).

За новую модель развития

Всё вышеизложенное доказывает демагогический характер аргументов апологетов буржуазной системы, стремящихся доказать, будто национализация основных отраслей экономики или наведение элементарного порядка в деятельности финансово-промышленных групп и высшего чиновничества якобы чреваты масштабными бедствиями и массовой конфискацией собственности у простых людей. К последнему ведёт как раз ставка на «неприкосновенность» олигархов, присвоивших национальное достояние в процессе приватизации. Консервация соответствующей системы ведёт и к усилению уязвимого положения России, и к нарастанию социально-демографического кризиса, и к расширению почвы для произвола правящего класса, грозящего попранием всех прав народа, включая право на трудовую и личную собственность.

Призывы «договариваться» с олигархами (вместо национализации) равносильны советам воздействовать с помощью разума на тигра либо на льва. Тем более что события последнего времени подтвердили это. Напомним, что в 2005 году Кремль фактически объявил об амнистии приватизационных сделок 1990-х годов. У власти был расчёт на то, что после этого капиталисты, получив гарантию неприкосновенности своего дела, начнут возвращать капиталы в Россию, инвестировать в отечественную экономику, добросовестно платить налоги. Однако они восприняли действия путинского режима как закрепление за ними права ставить себя выше закона, выше народа. Поэтому олигархи, ощутив атмосферу вседозволенности, продолжили с удвоенной энергией разворовывать национальные богатства.  Действия лиц, подобных Дерипаске, Тимченко, Ковальчуку, Роттенбергу, Вексельбергу, прямо свидетельствует об этом. Не отставали от них чиновники. На примере Сердюкова, Васильевой, Чубайса, Улюкаева, Абызова, Захарченко, Черкалина  и прочих мы знаем, как они неофициально получали дополнительные «доходы». В результате Россия несла потери. Конечно, в 2000-ые годы, во время высоких цен на энергоносители на мировом рынке, они не слишком ощущались. Однако в дальнейшем страна получила фактический серьёзный удар под дых кризисной палкой. Но «элита» то осознаёт, что её капиталы приумножены, в основном, за счёт «распила» государственных финансовых ресурсов, либо за счёт использования коррупционной составляющей в момент приватизации, либо за счёт монопольного сговора, приводящего к росту тарифов на энергоносители, либо за счёт налоговых махинаций, либо за счёт получения взяток. Стремясь обезопасить всё это, избежать возможности быть привлечёнными к ответственности за содеянное, олигархи и чиновники отмывают наворованные капиталы за пределами нашей страны, ставя тем самым её в уязвимое положением. Словом, после попыток «договориться» с клептократией мы пришли к тому, от чего стремились уйти.

Что же мы предлагаем в качестве альтернативы? Только переход России к социализму, воссоздание основ Советского народовластия положит конец грабежу и беспределу, деградации и отсталости нашей страны, бедственному положению народа. Поэтому речь должна идти о воплощении в жизнь мер, связанных, прежде всего, с национализацией стратегически важных отраслей экономики и природных ресурсов. В целом, это желательно сделать с помощью выкупа государством акций сосредоточенных в данных сферах компаний. А в отношении тех, кто использовал противозаконные действия вроде искусственного банкротства предприятий и т.д., следует, конечно же, применять меры судебно-следственного характера. Разумеется, закон должен быть един для всех. Вопрос стоит о воссоздании системы стратегического планирования экономического развития, о выходе из ВТО, о параллельной поддержке народных предприятий, малого предпринимательства. Только тогда удастся возродить наше Отечество, снять удавку с шеи народа.

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.