По материалам публикаций на сайте газеты ПРАВДА

Горькие размышления по поводу статьи одного партийного работника

Товарищ Веселовский излил на бумаге душу. День у него, видно, выдался тяжёлый, так как статья получилась мрачная. Написанная на целую страницу «Правды», она заканчивалась, однако, призывно, не в унисон всему предшествующему содержанию. Завершая написанное, автор утверждал, что КПРФ предстоит решать «сегодня всего лишь одну, но крайне важную и трудную задачу — найти и привлечь к себе тех людей, которые обладают достаточно развитым сознанием для объективной оценки происходящего, которые готовы действовать в интересах достижения социализма, которые тверды в своих намерениях и не свернут с нашего пути». А заключительная фраза звучит совсем призывно: «Сильная Коммунистическая партия — единственный залог успеха и спасения всего общества современной буржуазной России». Правда, непонятно, что от кого спасать: то ли «современную буржуазную Россию», то ли Россию от современной буржуазии.

Марксизм-ленинизм — это оружие, а не склад категорий

Нет, это не придирка к отдельным словам. Дело в том, что двумя абзацами раньше автор написал: «При серьёзных социально-экономических потрясениях даже эта филистерская серость, точнее, её наиболее сознательная часть, способна на радикальные настроения и революционный порыв. Но здесь мы должны учитывать, что революционность эта непоследовательная, неустойчивая и половинчатая. Что мещанские массы и мелкая буржуазия — крайне ненадёжная публика, которая в любой момент откачнётся от революционного движения даже в том случае, если инспирировано оно будет в её же интересах».

Признаюсь, у меня не было желания начинать чтение присланной в «Правду» статьи с конца, но хотелось посмотреть, кто автор большой, претендующей на солидность статьи. Оказалось, секретарь Тамбовского обкома КПРФ, недавно избранный на эту должность. А процитированные фразы не могли не броситься в глаза.

Первое впечатление раздваивалось. С одной стороны, это здорово, когда партийные работники такого уровня стремятся осмыслить происходящие в стране сложные общественно-политические процессы. Поколение знаменосцев Октябрьской революции — не только вожди, но и вожаки среднего звена — в ту революционную пору, несмотря на чрезвычайную занятость практической организацией масс, писали теоретические статьи часто. Неплохо овладев в тюремных и ссыльных университетах работами К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, Г.В. Плеханова, они стремились применить всё это богатство к анализу текущего дня, его противоречивой политической практики. И это тоже было одной из предпосылок успеха социалистической революции. Люди, малограмотные в теории классовой борьбы, не смогли бы возглавить многомиллионную армию и направить её на борьбу с эксплуататорскими классами. С другой стороны, сразу бросался в глаза дефицит научной строгости автора присланной статьи.

Но стремление её вдумчиво осмыслить тем более возросло, когда выяснилось, что она уже была напечатана в областной партийной газете, а через день-другой появилась на интернет-странице РУСО и у нас в редакции. Видно, автор считал написанное настолько важным, что решил популяризировать его всеми возможными средствами. А отклики товарищей из РУСО на их интернет-странице заинтриговали ещё больше, тем более что они касались очень близкой мне темы. Приведу для примера один из них.

Евгений Белов: «Не соглашусь с выводами автора о разгроме российского пролетариата. Рабочий класс был и остаётся. Да, его численность значительно сократилась по сравнению с советским периодом. По данным Росстата, в современной России численность квалифицированных рабочих промышленности, строительства, транспорта и рабочих родственных занятий составляет почти 19 миллионов человек. Для сравнения: к концу XIX века в Российской империи на фабриках, заводах, в шахтах, на рудниках и железных дорогах работали около 3 миллионов пролетариев. И рабочий класс (а Ленин особо подчёркивал руководящую роль в революции фабрично-заводских рабочих) по-прежнему является тем классом, который сломит шею буржуазии. Поэтому и Компартия должна прирастать прежде всего рабочим классом…»

Но давайте по порядку.

Поводом для написания статьи А. Веселовскому стали результаты недавнего Единого дня голосования. Автор уверен, что цену победы «Единой России» мы все прекрасно знаем: «административный ресурс и мобилизация подконтрольного электората, вбросы и «карусели», подлог итоговых протоколов…». Но это, считает он, на поверхности, а необходимо вскрыть и понять действительные причины существующей «политической вакханалии». И делать это надо, подчёркивает автор статьи, «через призму марксистско-ленинского учения». Действительно, для коммуниста — это единственно правильная установка, когда он берётся за осмысление общественно-политических процессов. Но при этом надо помнить ленинское требование: если мы говорим, что марксизм — это наука, то и относиться к нему надо как к науке, то есть серьёзно его изучать.

А здесь-то и начинаются проблемы. Невозможно применить на деле марксистско-ленинскую методологию, если ты знаком только с несколькими ключевыми категориями, да ещё при этом путаешь их содержание.

У меня есть знакомые, которые, обнаружив сложность этой науки, решили, что они обойдутся и без неё, опираясь на здравый смысл. Горько, что при этом они стремятся своё здравомыслие навязывать другим. Автор статьи не из их десятка. Он пытается пустить известные ему понятия в дело. Читаем: «Давно известно, что основой самого существования общества, его материальной жизни, его бытия является экономика — тот базис, на котором зиждется вся громада человечества. Однако мы прекрасно знаем благодаря Марксу, Энгельсу и Ленину, что экономика, уровень её развития, способ производства, отношения собственности определяют не только условия жизни людей, но и их сознание».

Получилось чрезвычайно учёно. Столько категорий свалено в одну кучу! Но как применить их что к анализу выборов, что к состоянию современного общества? Как заставить их работать при решении партийных задач?

Придётся начать с выяснения, что что определяет. Из вороха понятий «построим» высказывавшееся ещё до Маркса суждение: бытие определяет сознание. Поскольку голосуют люди сознательно, то какие-то стороны бытия определяют, как им поступать: идти ли на выборы, а если идти, то в каких строчках ставить галочки? Но бытие включает в себя всё сущее, поэтому нужна конкретизация. В ленинской работе «Карл Маркс» читаем: «Если материализм вообще объясняет сознание из бытия, а не обратно, то в применении к общественной жизни человечества материализм требовал объяснения общественного сознания из общественного бытия».

При этом уверять, что базисом общества является экономика, — значит отступать от марксизма. К. Маркс и Ф. Энгельс решительно отвергали утверждения, будто они являются проповедниками экономического детерминизма. Базисом общества, утверждали родоначальники научного коммунизма, являются производственные отношения, которые связаны с экономикой прежде всего тем, что их сердцевиной являются отношения собственности. Надо иметь в виду, что собственность — это не вещь, а вид отношений между людьми по поводу владения, распоряжения, управления вещами. Вместе с отношениями собственности в состав производственных отношений входят отношения, порождаемые общественной организацией труда, отношения обмена, распределения, потребления.

В свою очередь производственные отношения (базис общества) определяются характером и уровнем развития производительных сил. А вместе они образуют способ производства — первобытнообщинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический, коммунистический, первой стадией которого является социализм. Производственные отношения, как и производительные силы, носят объективный характер. В этом и состоит величайшее научное открытие марксизма — материалистическое понимание истории. Поэтому нелепо для коммуниста выглядит фраза, будто мы сегодня в России имеем «культивирование (?!) самых отсталых производственных отношений». По сравнению с советским социализмом существующие в РФ капиталистические производственные отношения, конечно, отсталые, но они соответствуют характеру и уровню развития имеющихся производительных сил.

«Как так?» — возмутятся единомышленники А. Веселовского. — Ведь существует открытый родоначальниками научного коммунизма закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил! Значит, не могут производительные силы капитализма и общества, строящего социализм, соответствовать одним и тем же производственным отношениям!»

А вы не забыли ещё об одном важном открытии К. Маркса: между капитализмом и социализмом имеется переходный период. Дальше обычно указывают, что в политике этому периоду соответствует государство диктатуры пролетариата — и это правильно, это чрезвычайно важно. Этот тип государства нужен, чтобы не мешать, а способствовать победе новых отношений собственности. Но государство переходного периода от капитализма к социализму благодаря своей экономической политике способствует ещё и переходу от капиталистических производительных сил к социалистическим, так как доставшиеся от капитализма социализму «переходные» производительные силы могут «обслуживать» оба этих типа производственных отношений. В частности, политика государства переходного периода от капитализма к социализму направлена на переход от господства машинной, индустриальной техники к автоматизации. Это всё — процессы объективные, культивировать их, как, скажем, кукурузу или сою в северных широтах, невозможно.

Марксизм-ленинизм нам нужен как революционный метод

Человек, серьёзно освоивший основы марксизма-ленинизма, скажет, что ничего нового к его знаниям я не добавил. Но такой задачи и не ставилось. Однако коммунистам надо твёрдо осознать, что знание категорий марксизма-ленинизма нужно не для того, чтобы щеголять своей учёностью, а чтобы использовать их как надёжный метод осмысления и применения в практике революционной борьбы за социализм. Эта борьба может быть мирной или немирной, но она, безусловно, будет революционной, коренным образом меняющей всю систему отношений между людьми. Надо понимать, что те, кто приспособился к нынешним буржуазным отношениям, не будут стимулировать переход от капитализма к социализму, а поэтому революционный марксизм-ленинизм всерьёз им не нужен.

Когда мы берёмся устанавливать, какой в России сегодня общественный строй, то надо прежде всего исследовать производственные отношения, в частности, отношения собственности. Едва ли кто будет отрицать повсеместное господство капиталистических отношений в нынешней РФ. Особенно важно понимать, что после августа 1991 года товаром стала рабочая сила: работник её продаёт, а владелец средств производства покупает. Для понимания общественного строя это особенно важно потому, что рабочая сила создаёт прибавочную стоимость, обеспечивает капиталистическую прибыль работодателю, так как он является частным собственником средств производства.

В Россию вернулась капиталистическая эксплуатация человека человеком. Существование рабочей силы как товара — это главный признак капитализма. К. Маркс писал: «Капитал возникает лишь там, где владелец средств производства и жизненных средств находит на рынке свободного рабочего в качестве продавца своей рабочей силы, и уже одно это историческое условие заключает в себе целую мировую историю. Поэтому капитал с самого своего возникновения возвещает наступление особой эпохи общественного процесса производства».

Внешним признаком превращения рабочей силы в товар является безработица. Все эти признаки капитализма в современной России налицо.

Но вместо ясного указания на бесспорные капиталистические реалии нашего общества А. Веселовский уверяет читателя, будто «мы не можем не признать, что имеем дело с экстенсивно-ресурсной экономической системой колониального типа, характер которой можно определить как монопольно-капиталистический, включающий в себя серьёзные элементы феодализма».

Здесь наш автор снова свалил в кучу ворох категорий, которые ему запомнились, когда он слушал, должно быть, вполуха курс лекций по марксизму-ленинизму. Нам снова приходится разбирать эту свалку. Ключевым понятием здесь, конечно, является капитализм. Автор верно заметил, что ныне в РФ существует не простой капитализм, а монополистический. Впрочем, через несколько страниц мы читаем в статье Веселовского прямо противоположное: «…образовавшиеся гигантские монополии в силу целого ряда причин не генерируют в современной России монополистического капитализма в его чистом виде».

Но мы, опираясь на ленинскую методологию, уточним: в нынешней РФ государственно-монополистический капитализм. Поскольку мы относимся к марксизму-ленинизму как к науке, то надо выполнять усвоенное ещё античными мыслителями требование: наука ничего не принимает на веру, а требует доказательств. Так вот, МВФ уверяет, что треть российской экономики находится в собственности государства, а известное международное агентство «Мудис» говорит о 40—50% государственной собственности в РФ. Она по преимуществу сконцентрирована в крупных компаниях и корпорациях. Ясно, что ни феодального, ни социалистического уклада при такой структуре собственности быть не может. Очень советую: читайте работу В.И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма».

А теперь обратимся к утверждению Веселовского о России-колонии. Я тоже встречал не раз умников, которые уверяют, будто сегодняшняя Российская Федерация — колония, так как немалая часть её экономики принадлежит иностранному капиталу. Но разве кто-то считает колониями Францию или, скажем, ФРГ на том основании, что в этих странах немало иностранных фирм? А разве российского капитала нет в других странах? Но ни одну из них колониями РФ всерьёз никто не считает. Это скорее одна из особенностей современной глобализации. И ещё: не надо путать хлёсткую пропагандистскую фразу с точным научным анализом. Кстати, известно, что в царской России в начале ХХ века целые отрасли принадлежали французским, бельгийским, английским, немецким компаниям. Но при этом В.И. Ленин никогда не называл Россию колонией. А вот империалистическим государством, исходя из экономических признаков, называл многократно.

К тому же утверждение, будто Россия является колонией, совсем не безобидно с точки зрения классовой борьбы за социализм, ибо служит оправданием призывов к братанию наёмного труда с капиталом, эксплуатируемых с эксплуататорами. В самом деле, если мы — колония, то надо всем сплачиваться для борьбы с поработителями, а возглавлять эту борьбу должен тот, у кого есть средства. Кремль подразумевает как раз эту идею, когда зовёт к единству всего общества.

Без рабочих, без народа мы — пустышки

Вернёмся к ленинскому пониманию способа производства. Маркс доказал, что главной производительной силой является рабочая сила. Да и средства производства — это не что иное, как её овеществлённый труд. Основным субъектом капиталистических производственных отношений тоже являются работники наёмного, эксплуатируемого труда. По данным госстатистики, сегодня около 80% занятого населения составляют пролетарии физического и умственного труда. Следовательно, трудовой народ является главным субъектом реального исторического процесса.

Поэтому Ленин и писал: «Мы полагаем, что об исторических событиях надо судить по движениям масс и классов в целом, а не по настроениям отдельных лиц и группок».

Веселовский движения масс и классов просто не видит. А настроения каких групп находятся в поле его зрения, сказать тоже трудно. Его умозаключения о трудящихся массах, и о рабочем классе в частности, не опираются ни на статистику, ни на социологические исследования. Не приводит он и из своей практики конкретных фактов, которые могли бы хотя бы частично подтвердить широковещательные и весьма произвольные толкования-характеристики российского рабочего класса и в целом трудящихся масс в сегодняшней России.

Вот образцы этого, извините, барского высокомерия к рабочим: «Уничтожить ядро рабочего класса — именно ту силу, которая ещё могла бы уничтожить власть буржуазии, удалось уже к концу 1990-х. Оставшиеся, во многом маргинальные, занятые поиском возможности выжить, люмпенизированные и окрестьянившиеся, … разрозненные как физически, так и прежде всего организационно группы рабочих реальной угрозы для буржуазно-криминальной верхушки уже не представляли». Чуть раньше автор статьи называет граждан СССР без разбору «вдруг падкими на халяву».

И уж совсем далеки от истины такие умозаключения о современном российском обществе в целом: «Именно современное общество с его мировоззрением филистера — главная причина и главная загвоздка существования той уродливой политической системы современной России, о которой мы ставили вопрос в самом начале данной статьи. Российское общество, отравленное миазмами (!) сегодняшнего бытия (??), в подавляющем своём большинстве не готово ни на какие действия. Оно в основной своей массе готово лишь пассивно гундеть… Кухонный протест — не более чем недовольство мелочного хапуги, упустившего ту или иную выгоду… ни о каком последовательном протесте не может быть и речи, а уж тем более о борьбе за благо всего общества…»

Довольно! Это не анализ реальной действительности, а пустозвонство. В качестве халявы Веселовский приводит приватизацию жилья. Но вот официальные данные Росстата. В первый год его приватизации «клюнули на халяву» совсем немногие: в 1992 году было приватизировано лишь 8% жилых помещений. Затем вплоть до 2000 года оформляли жильё в личную собственность лишь по 5% владельцев квартир в год. К концу 2005 года было приватизировано всего (да-да, не «целых», а «всего») 60% жилья, в том числе, кстати, комнат в общежитиях.

Да и ваучеры большинство соотечественников продали по дешёвке, потому что захватившие власть узурпаторы оставили предприятия без оборотных средств, а у трудящихся обнулили вклады в Сбербанке и перестали им своевременно выдавать зарплату. Как язык поворачивается называть людей, переживших те беды, «халявщиками»? Как можно обвинять их в том, что они заботились об элементарном выживании своём и своих семей?

Автор рассматриваемой статьи заявляет, что рабочие к концу 1990-х перестали сопротивляться эксплуатации, но при этом даже не заглянул в «святцы» статистики. Между тем за период с 2000 по 2005 год в 7775 организациях проходили забастовки. В них участвовали около 650 тысяч человек. А сколько конфликтов официальная статистика просто «не заметила». Конечно, указанные цифры могли быть больше. Но, положа руку на сердце, может ли товарищ Веселовский утверждать, что его партийное отделение развернуло активную работу на этом направлении? Думаю, что нет. Именно такую оценку о партии в целом дали два октябрьских (с перерывом в пять лет) пленума ЦК.

И ещё один больной вопрос, на котором вы, товарищ Веселовский, в своей неудачной статье назойливо спекулируете. Именно спекулируете, не подтверждая ни одной цифрой и ни одним фактом. Я имею в виду ваши печати обвинения в адрес советских партаппаратчиков. Нет, это не протест лично обиженного: я ни дня не работал ни в одном партаппарате. Не собираюсь и чохом его защищать. Но решительно протестую и против обвинений его чохом. Билетоносителей и безыдейных карьеристов в нём были тысячи — не спорю с этим. Но другие тысячи продолжали поддерживать трудную жизнь парторганизаций, даже когда Ельцин запретил деятельность Коммунистической партии на территории РСФСР.

Конституционный суд РФ разрешил восстановить КПРФ на базе первичных парторганизаций в ноябре 1992 года. А уже 13 февраля 1993 года, всего через три месяца, были официально (формально и реально) восстановлены первичные организации, проведены районные и региональные конференции, избраны делегаты на партийный съезд. В абсолютном большинстве это был результат напряжённой деятельности партийных работников времён КПСС.

Кстати, ни на день не покидали своих постов первые секретари обкомов КПСС (КП РСФСР) Б.Ф. Зубков (Пенза), В.Д. Кадочников (Свердловск), В.С. Романов (Самара), Н.И. Сапожников (Удмуртия), В.А. Сафронов (Алтайский край), В.С. Чертищев (Тюмень), В.С. Шурчанов (Чувашия). Да и остальные региональные комитеты КПРФ возглавляли тоже «партаппаратчики», и в новом ЦК были, как правило, люди с серьёзным опытом партийной работы. А вы с лёгкостью в мыслях необыкновенной и о них, об этих надёжных товарищах: «бывшие партбилетчики с душонками уличных торговок самого низкого пошиба, думавшие и стремившиеся не к тому, чтобы спасти Советскую Родину, используя свои должности и авторитет, а как бы хапнуть акции и активы предприятий, превратиться под шумок в их хозяев, обеспечить себя рентой и дивидендами в полном соответствии с самой пошлой мечтой самых пошлых мещан-обывателей».

Лихо закрутили. А ведь надо извиниться перед теми, кого незаслуженно обидели. Говоря о недопустимости обвинять партийных работников советской поры чохом, без разбора, я совсем не считаю, что надо молчать о перевёртышах и коммуномутантах, о карьеристах и приспособленцах в рядах КПСС. Говорить о них надо во весь голос. Но без крикливости. Говорить о них не для того, чтобы в очередной раз мазнуть чёрной краской историю своей партии. Этим постоянно занимаются наши классовые враги. Зачем же помогать им в деле антикоммунизма?

Говорить о тех, кто предал вчера, кто дезертировал с политического поля боя, перешёл в стан врага, следует принципиально и громко ради того, чтобы с нашей нынешней партией не случилась та же трагедия. Чтобы можно было извлечь из горького прошлого уроки, это прошлое надо анализировать предметно. Надо конкретно изучить путь и суть перевёртышей-карьеристов. Начать целесообразно с простого: всмотреться в социальный состав коммуномутантов. Кем они были, когда вступали в КПСС, как «росли», получив партбилеты? В какой партийной работе участвовали, а какой боялись как чёрт ладана? И таких вопросов много. Ответы на них нужны, чтобы сделать КПРФ боевитой, бороться с малейшими проявлениями карьеризма в наших рядах. А для этого, в частности, ориентироваться при пополнении партии целесообразно не на ближайшую избирательную кампанию, а на грядущие политические битвы.

Но нынешние ограничения нельзя определять по принципу «пол—палец—потолок». Устанавливать их можно только на основе серьёзного анализа и поздней КПСС, и почти 30-летней истории КПРФ. А хулить без разбора и чохом КПСС и её профессиональные кадры не только вредно, но и несправедливо. Давайте честно признаем, что в сегодняшнем авторитете Коммунистической партии Российской Федерации присутствует немалая доля исторического уважения к большевикам, к коммунистам фронтовых и послевоенных лет, к тем, кто восстанавливал в начале 1990-х нашу партию.

И ещё, может быть, самый главный вопрос: после того, как автор статьи обгадил рабочих и весь «простой народ», на кого этот партийный работник призывает опираться в дальнейшей политической — организационной и идеологической — работе партийные отделения? Нельзя ради красного словца так позорить и мать, и отца. Слово — это мощное оружие, требующее серьёзных знаний и грамотного обращения.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.