16 марта 2021 года Государственной Думой РФ был принят в третьем чтении законопроект № 1057895-7, получивший известность как “Закон о просветительской деятельности”. И, помимо прочих возможных последствий этого события, отныне в России должна существовать единая государственная доктрина истории нашего Отечества, которую всем жителям страны предписывается принимать за истину. В самом деле, новый закон, определяя требования к организации просветительской деятельности, говорит о недопустимости «разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, для агитации, пропагандирующей исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, их отношения к религии, в том числе посредством сообщения недостоверных сведений об исторических, о национальных, религиозных и культурных традициях народов, а также для побуждения к действиям, противоречащим Конституции Российской Федерации». Соответственно правительство РФ, получившее право осуществления надзора за просветительской деятельностью, будет определять какие именно трактовки российской и зарубежной истории разжигают рознь, равно как и являются ли те или иные сведения недостоверными.

Вне всяких сомнений, центральное место в официальной истории России и политике памяти занимает Великая Отечественная война. Ежегодные помпезные празднования и велеречивые славословия в адрес победителей и обвинения зарубежных “партнёров” в ревизионизме оттеняют при этом тот факт, что мы не видим по-настоящему глубокого осмысления событий 1941-1945. Причин триумфа Советского Союза. И выводов, которые должны извлечь для себя из подвига предков последующие поколения. Вместо этого – пустопорожние рассуждения о патриотизме, да с завидной регулярностью выходящие в прокат кинопасквили, марающие память о павших.

Не секрет, что истинное отношение господ, одновременно с выражением благодарности ветеранам вешавших на стену памятную доску в честь Карла Маннергейма, к наследию Великой Отечественной цинично-прагматичное, приватизаторское. Впрочем, естественное для капитала, где всё зиждется на присвоении плодов чужого труда. Отчего же не попробовать и с историей, с памятью, с подвигом? Но, используя так и эдак тот отклик, который вызывает в массовой памяти Победа, существуя, как и все мы, благодаря стойкости и мужеству тех, кто сражался в 1941-1945, правящая камарилья делает всё возможное, чтобы выхолостить, заретушировать, прикрыть, как это делают на практике с Мавзолеем, задвигая его за пошлую фанеру, тот факт, что итоговый успех нашей страны в Великой Отечественной Войне, был бы невозможен без тех социалистических завоеваний и того в высшей степени умелого руководства, которые мы имели в то время.

Близится месяц май, в котором рядом друг с другом стоят два великих праздника 1-е и 9-е число, День международной солидарности трудящихся и День Победы. Понятно, что это – не более чем прихоть истории, во многом случайная, но сколь символичным видится такое соседство! Серп, молот – и меч. Труженик – и солдат. Исход всякой войны в индустриальную эпоху зависит от действий в тылу в той же мере, что и от событий на фронте. Это было верно уже в конце XIX века. Вторая Мировая же была войной тотальной, столкновением не только и не столько армий, сколько народов в целом: производство, логистика, технологии, культура – всё было подчинено нуждам борьбы. Оружием, направленным на врага, могла стать что угодно, даже произведение классической музыки, чему примером Ленинградская симфония Шостаковича. Советский Союз одолел грозного противника потому, что не только его армия, но экономика и общество были сильнее, нежели у неприятеля. Надежнее. Эффективнее. Победа была торжеством социализма.

В ответ на резонные напоминания об этом, властью была изобретена прелестная отмазка: “победили не Сталин и не коммунисты, победил российский народ”. Не поймите меня неправильно, разумеется, победил советский народ, но без предвоенных достижений СССР, а главным образом без индустриализации, Победа, к сожалению, была бы невозможна… И именно об этом пишется данная статья.

Итак, победил народ – бесспорно, но, тот же самый русский народ уже воевал в XX веке и оба раза неудачно.  В Русско-японской войне Россия потерпела поражение. Символом постыдного разгрома осталась в памяти и даже вошла в русский язык Цусима. По итогам Цусимского сражения 27 мая — 28 мая 1905 19 наших кораблей было потоплено, 2 подорвано своим экипажем (6 броненосцев, 3 броненосных крейсера, 1 броненосец береговой обороны, 2 крейсера, 1 вспомогательный крейсер, 5 миноносцев, 3 вспомогательных судна), 5 кораблей сдались, 6 судов интернировалось (3 крейсера, 1 миноносец, 2 вспомогательных судна), 5045 человек убито, 803 ранено, 6016 взято в плен – самое страшное поражение в истории русского флота! У японцев же было потоплено всего 3 миноносца! Отдавая должное гению японского адмирала Того, следует помнить что около 40% русских снарядов в той битве так и не разорвалось.

В Первую Мировую Войну, охваченная снарядным голодом, императорская армия постоянно отступала, притом, что воевали мы в ту войну совместно с реально помогающими союзниками – большая часть войск Германии и половина Австро-Венгрии были скованны боями во Франции, в Северной Италии и на Балканах. Победи Германия Францию, исход борьбы был бы ещё более плачевен…  Значит, “ народ, да не тот”. В чём же отличие, позволившее СССР победить не только Германию, но и мобилизованную ею, практически всю захваченную Европу – а это реально была огромная сила: порядка трети танков для вермахта производили заводы Чехии, один только захват Франции дал Рейху свыше 2,3 миллионов единиц автотранспорта? Ответа два: в области экономики — это индустриализация, о которой речь пойдёт ниже; и в области социальной, общественной — это патриотическое воспитание, это та самая советская пропаганда, о которой так презрительно принято говорить ныне и, во многом, благодаря которой наши с вами деды и прадеды поднимались в атаку там, где это побоялись бы сделать любые другие солдаты любой армии мира!

Сама по себе индустриализация СССР не имеет аналогов в истории развитых стран в XX веке. Темпы экономического роста в период социалистической Сталинской индустриализации не имеют равных: ни “японское чудо” ни американское “просперити” не достигали грандиозной цифры 25-29% в год!

Некоторые цифры, говорящие о масштабе этого великого трудового подвига советского народа и успехе плановой системы хозяйствования:

1.  В ходе Первой пятилетки – т.е. за период с 1 октября 1928 по 1 января 1933 промышленное производство по основным показателям выросло в 2,7 раз. (Даже Англия периода “промышленной революции” XIX века не показывает такого промышленного роста, за какие-то 5 лет!)

2. С 1928 по 1937 год выплавка чугуна увеличилась на 439%, стали на 412%, проката чёрных металлов на 382%, добыча угля на 361%, нефти на 246%, производство металлообрабатывающих станков на 2425%. Страна сенсационно выходит на второе [после США] место в мире по промышленному производству к 1939 году, а по производству военной продукции на безоговорочное первое!

3.  Был перевыполнен план ГОЭЛРО: производство электроэнергии увеличилось на 724%, с 5 миллиардов кВт-ч в год до 36,2 миллиардов кВт-ч в год. (Как электрификация изменила быт и жизнь людей даже не нужно и рассказывать, одна возможность ложиться не с закатом, а вставать не с рассветом для миллионов жителей небольших городов и сёл чего стоит! Про иные, не связанные с освещением, способы применения электроэнергии я уже и не говорю. А городские телеграфы, а кинотеатры, в эти годы росшие по стране, как грибы, а радио… Список можно продолжать.)

4.  Вопреки распространённому ныне заблуждению, многократно выросли и показатели производства гражданской продукции и товаров народного потребления(c 1928 по 1933): бумаги — на 293%, сахарного песка – на 189%, пар обуви – на 316%, автомобилей – на 25000% (ещё раз текстом – тут нет никакой ошибки: двадцать пять тысяч процентов! — с 800 автомобилей в год до 200000 автомобилей в год, а к 1939 это число будет удвоено). Таким образом, у Сталина в 1935 году были все основания говорить, что “Жить стало лучше, жить стало веселей”.

В целом, у индустриализации было ещё множество положительных моментов, каждый из которых достоин отдельного рассказа или даже книги, настолько велико было это событие.  Здесь, к сожалению, нет возможности сказать обо всём. Посему перейдём к главному – беспрецедентному количественному и качественному росту Красной Армии, невозможному без индустриализации. Итак, до 1930 года страна вовсе не производит танков, используются лишь трофейные Рено FT-17, поставлявшиеся Антантой белогвардейцам. В условиях нараставшей международной напряжённости Советское государство, равно ненавистное всему капиталистическому миру и особенно крайне правым (т. е. фашистам), государство, уже испытавшее интервенцию, не имело права на подобную слабость. В авиации ситуация была не на много лучше – самолётов было крайне мало и уступали они иностранным по всем показателям. Артиллерия была представлена слегка модернизированными образцами времён Первой Мировой, зачастую ещё в ходе неё устаревшими…

И вот, за какие-то 9 лет ситуация меняется кардинально – Красная Армия 1939 года – сильнейшая в мире по всем показателям, в ней насчитывается свыше  24000 танков – больше, чем во всех странах мира вместе взятых. И каких танков – лучших на свете! Маневренные, лёгкие в производстве и обслуживании (это потом станет отличительным признаком советских машин) Т-26, вооружённые мощной 45 миллиметровой пушкой, танковой версией знаменитой “сорокапятки”- первый полноценный отечественный танк, выпускавшийся с 1931 года огромными партиями – общий выпуск свыше 11000 штук.  Для сравнения, на германском первенце, Pz-1, был установлен лишь пулемёт, а на Pz-2 – одном из основных танков Германии в боях 1939-1940 — 22 миллиметровая пушка. Знаменитая серия БТ-2, БТ-5, БТ-7 – этих великолепных скоростных машин, специально строившихся для глубоких быстрых прорывов, для “блицкригов” (Эх жаль не довелось!), где самый совершенный в серии – БТ-7, выпускавшийся с 1935 года мог развивать по шоссе скорость до 72 км/ч! Его вооружение в версии БТ-7А достигало рекордных для средних танков того периода 76 миллиметров. Для сопровождения пехоты были выпущены “монстры” Т-28 и Т-35, которые, несмотря на выявленную Блицкригом несостоятельность многобашенной концепции, были немалым техническим достижением. Понимая это, в СССР перед войной разработали в кратчайшие сроки новую концепцию тяжёлого танка и создали КВ-1 – лучший тяжёлый танк 1940-1942 годов, практически непробиваемый для снарядов немецких танковых пушек, при умелом применении, наносивший грандиозный урон противнику. Так советский танкист Зиновий Колобанов воевал именно на КВ-1 и именно танки КВ стали героями боя 18 августа 1941, где бригада КВ остановила наступление всей 6-й танковой дивизии немцев, подбив 43 танка противника без потерь (Колобанов – 22 танка.) Ну и разумеется блистательный Т-34, открывший новую эру в танкостроении. Маневренный, быстрый и технологичный, как лёгкий танк, бронированный и вооружённый как тяжёлый, Т-34 вызвал панику у противника, который хотел даже начать производство точной его копии…

Особенно важным представляется то, что всю войну советская промышленность превосходила германскую (и любую другую) по объёмам выпуска военной продукции: среднегодовой выпуск танков за военные годы – 21500 машин, самолётов – 34000 машин, артиллерии – свыше 90000 стволов, для сравнения: у Германии (а, следовательно, у всей Европы)  9300 танков и 33000 самолётов в год. Вот когда понадобились те грандиозные количества выплавляемого металла, выпускаемых станков, та мощнейшая промышленная база, наработанная за какие-то 10 лет и сумевшая, несмотря на эвакуацию, выпускать продукции больше всей Европы и даже США. Конечно, был беспримерный трудовой героизм, однако, сам по себе он не смог бы заменить современных станков и заводов. Советская техника была лучшей: уникальная “Катюша” и знаменитый Т-34 со своим младшим братом Т-34/85, превосходивший по характеристикам все немецкие танки 1944 года, кроме Пантеры и Тигра, но многократно обгонявший их в объёмах производства, ИС-2, который со своими 122 миллиметровым орудием и 180 миллиметровой лобовой бронёй был непо зубам и Пантере! (наряду с “Королевским тигром”, выпущенным в несравненно меньших количествах, ИС-2 – мощнейший танк Второй Мировой Войны). Так было во всём: и в артиллерии, и в стрелковом оружии, и в авиации (правда, там имелись свои печальные нюансы) – брала советская промышленность и числом и умением. Без социалистической сталинской индустриализации всего этого бы не было…

Советский Союз одержал победу именно и прежде всего по той причине, что был социалистической державой – а социализм доказал свою эффективность, рациональность и истинность, подтвердил своё преимущество перед капитализмом в ходе самого грозного из всех возможных испытаний.

При этом стоит помнить, что индустриализация, которая вывела нашу страну в мировые лидеры, коренным образом изменила жизнь граждан, спасла от поражения в самой страшной войне в истории, состоялась меньше, чем через десятилетие после потрясений и крови Гражданской. Невзирая на враждебное окружение, блокаду, санкции и ограничения со стороны империалистических держав. 1945 от 1917 отделяет срок меньший, чем 1991 от наших дней. Сравнивать достижения, результаты 30 лет у власти большевиков и нынешней правящей клики разом смешно и до слёз обидно. Слишком уж явными пигмеями начинают выглядеть нынешние деятели на фоне титанов времён Индустриализации и Войны. Слишком наглядными становятся их организационная немощь и лживость щедро расточаемых обещаний.

Между тем нужно обратить внимание ещё на один момент. Лидеры СССР уже в 1920-е в своих планах на будущее исходили из высокого риска новой мировой войны. После Великой депрессии и глобального кризиса 1929-1933 годов её уверенно признавали неизбежной. И готовились: деятельно, мощно, по всем направлениям. Сейчас мы живём в эпоху, когда противоречия глобальной капиталистической системы вновь обостряются. Линий разлома всё больше, растёт напряжённость в международных отношениях, вспыхивают кострами войны. Нам не нужно далеко ходить за примерами – они совсем рядом, под боком: Донбасс, Карабах. Стремительно ужесточается риторика мировых лидеров. Президент США Джозеф Байден в интервью дал утвердительный ответ на вопрос, считает ли он Владимира Путина убийцей. Мы можем как угодно относиться к личности президента РФ, но это – оскорбление, а главное – угроза. Агрессивная риторика. И нельзя предугадать, что именно за ней последует, как далеко зайдут элиты Соединённых Штатов в своём стремлении указать России на её место в выстроенном Вашингтоном миропорядке. В ещё большей степени, нежели мы, в него не вписывается Китай. Гонка морских вооружений между КНР и США идёт уже открыто, обостряется Тайваньский вопрос.

Мы живём в опасную эпоху. И как никогда верна древняя латинская максима Si vis pacem, para bellum – хочешь мира — готовься к войне. Нам может казаться, что наши вооружения и наши размеры дают гарантию безопасности. Что до нас война никогда не дойдёт. Телевизор успокаивает зрителей кадрами с испытаниями “Калибров “ и “Ониксов”. Вот только означает ли это подлинную готовность? Наша экономика, наше общество, наша власть – достаточно ли они надёжны? Верим ли мы их прочности? И, если нет, то не настало ли время для перемен. Солдаты Великой Отечественной протягивают нам из прошлого овеянное победами красное знамя…

Мизеров Иван

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.