В завершающей части статьи «За власть трудящихся!» мы сделали акцент на фактическом отречении от народовластия тех, кто некогда громче всех трубил на весь мир о «демократии». В годы «перестройки» и позднее представители определённого политического течения в нашей стране и за рубежом внушали народу мысль, будто всё надо положить на алтарь «свободы». Они поливали грязью Советский Союз, нашу тысячелетнюю историю в целом за «тоталитаризм», за «деспотию» и т.д. Послушать их, так создастся впечатление, что всегда, во все времена и при любых условиях должна быть только одна система. А ведь сама прослойка западников критиковала КПСС за якобы догматическую приверженность одной модели. Но сами то какую позицию заняли? Оказывается, даже если страна в критическом положении, если на карту встаёт вопрос независимости и единства государства (как это было в 1930-ые и 1940-ые годы, а также в 1991 году), то никаких жёстких мер всё равно не должно быть! То есть, надо забыть об интересах Отечества что ли? Более того, «прогрессивная общественность» подвергла осмеянию и забвению порядок и дисциплину. Никакой управленческой властной вертикали, немедленно её разрушить (именно к этому некоторые призывали, когда отменяли 6-ую статью Конституции СССР)! Никакого пресечения сепаратистских устремлений республик, организованной преступности! Разрешить всё, что не запрещено законом – вплоть до пропаганды насилия, пошлости, космополитизма! Да и про отделение зёрен от плевел «демократы» тоже не хотели слышать – если многопартийность, то давать ход всем партиям и движениям, даже тем, чьи действия координируются зарубежными государствами, и которые открыто ведут дело к расколу страны (как Межрегиональная депутатская группа и «Демократическая Россия»).

И вот после этого они имеют наглость раздувать психоз, когда люди начинают мечтать о «сильной руке»! Видите ли, идеи «свободы» опорочены. Так носители «демократической» идеологии сами же их скомпрометировали. Сами посудите – после того, как вы проповедуете вседозволенность, грубо игнорируете национальную специфику Родины, объявляете любую попытку поставить заслон иностранным политическим агентам и разрушителям государственного единства «1937 годом», «репрессиями», после того, как вы всё это проповедуете на фоне действительно произошедшей национально-государственной катастрофы, а всё это величайте «демократией», то у любого вменяемого человека моментально возникнет определённая реакция. Или кто-то будет доказывать, что альтернативы всем перечисленным ужасам нет? А как быть с идеализируемыми некоторыми Соединёнными штатами Америки, где со времён Ф.Д. Рузвельта ведётся жёсткая борьба с организованной преступностью (как с бытовой, так и с экономической), где за призывы к территориальным уступкам и за проповедование антигосударственных взглядов полагается ответственность  (участь группы Rage Against The Machine весьма показательна), где пресекается деятельность тех, кто действует при поддержке геополитических соперников (речь идёт о предпринятых в годы маккартизма мерах против Коммунистической партии США, а в дальнейшем – против движения «Чёрные пантеры»)? Или они по вашему тоже должны забыть о государственности, о порядке и дисциплине?

Впрочем, до поры до времени многим казалось, что представители «демократического» движения, отстаивая вышеперечисленные разрушительные идеи, всё же действительно стоят на страже принципов равных и честных выборов, парламентаризма и т.д. Вспомните, как в 1989 – 1991 гг. последователи Б.Н. Ельцина, А.Д. Сахарова, Г.Х. Попова и прочих поднимали на свои знамёна лозунги «Вся власть Советам», «Советы вместо партии». Вспомните о февральском выступлении Бориса Ельцина на телевидении в 1991 году, во время которого он, требуя отставка Михаила Горбачёва, ставил вопрос о недопущении введения президентской республики и о передаче властных полномочий коллективному выборному органу. Вспомните, как возглавляемый им Верховный совет РСФСР внёс 24 мая 1991 года в Конституцию поправки, наделившие данный орган и Съезд народных депутатов широкими контрольно-распорядительными полномочиями. Де-факто они вели дело к парламентской республики, внушая всем, будто это прогрессивно, демократично и т.д. А в дальнейшем соответствующая публика моментально сменила свою позицию, начав призывать то к введению президентской республики, то к использованию чилийского пиночетовского опыта, к ликвидации системы Советов. Именно те, кто буквально вчера требовал передачи реальной власти Верховному совету и съезду народных депутатов, внезапно заявили, будто «Советы и демократия несовместимы». Именно они начали доказывать, будто парламентский контроль над исполнительной властью якобы представляет собой элемент «Советского тоталитаризма», является «всевластием депутатов» (так один шаг до того, чтобы договориться до «всевластия народа»). Хотя если руководствоваться их же принципами, то именно парламентская республика в большей степени близка к народовластию, чем президентская. Народ избирает депутатов, а те формируют правительство и контролируют его деятельность. В случае невыполнения обещаний, ухудшения ситуации, причастности к злоупотреблениям народные избранники имеют право сменить их. Недаром большинство стран Европы (обожаемые «демократической» аудиторией) взяли на вооружение именно эту форму правления. Тем не менее, кое-кто посчитал, что народ и его полномочные представители якобы «ходу не дают» власти и капиталу, не дают своевольничать, растаскивать национальное достояние, подчинять интересы страны зарубежному диктату. И решили избавиться от того, что сами же проповедовали до 1991 года.

Или нам будут доказывать, что дело в поведении Руслана Хасбулатова, который, оказывается, манипулировал депутатским корпусом, превратил парламент в резиденцию, подконтрольную ему и поставил парламентариев в неловкое положение? Конечно, трудно всё это отрицать. Но подобное наблюдалось и в 1990 – 1991 гг., когда и Р.И. Хасбулатов, и Б.Н. Ельцин вели заседания, нарушая регламент. Между прочим, об этом шла речь в знаменитом «Письме шести», обнародованном в феврале 1991 года большей частью заместителей парламентского спикера. И тогда «демократы» обвинили и С.П. Горячеву, и В.Б. Исакова, и Р.Г. Абдулатипова и прочих во всех смертных грехах. Более того, либералы даже не скрывают, что в то время Р.И. Хасбулатов был для них едва ли не одной из политических икон (см. книгу О.П. Мороза «Так кто же развалил Союз?»). На его методы руководства они закрывали глаза. Но как только он осознал, к чему ведут прозападные «реформаторские» эксперименты, когда он приложил руку к выработке альтернативной стратегии развития России, так моментально его превратили в «реакционера», в «красно-коричневого», в «сталиниста» и т.д. Ну а что дальше произошло, вы прекрасно знаете.

Тем не менее, «оранжевые» до сих пор утверждают о победе в октябре 1993 года «демократии» над «пережитками тоталитаризма». Каково? Основу реального народовластия в виде наделённого контролем над правительственными структурами и избранного от трудовых коллективов и регионов страны парламента они объявляют «диктатурой», а разгон законодательной власти за попытку подвергнуть сомнению проводившийся курс и за учёт настроений общества при выработке конкретных шагов, последовавшую вслед за этим массовую силовую зачистку защитников Конституции и случайных людей, запрет защищавших Основной закон партий и движений, переход к сверхпрезидентской республики, наделившей одного человека полнотой власти, приведшей к закрытости от общества управленческих верхов, сделавших их никому не подотчётными и позволивших узкой прослойке фактически приватизировать власть, — всё это именуют «свободой». При таком мышлении легко объявить «тоталитаризмом» функционирующую систему в Германии в период Веймарской республики, а «свободой» и «демократией» — террористическую диктатуру, установленную гитлеровцами.

Несостоятельность подобных аргументов очевидна любому мало-мальски думающему человеку. «Демократы» любят ссылаться на опыт «цивилизованных стран». В этой связи достаточно вспомнить, как в 1974 году после Уотергейтского скандала Ричард Никсон был смещён Сенатом со своего поста. Однако на этом основании не стали распускать данный орган, отключать его от коммуникаций, окружать войсками, осуществлять танковый обстрел и т.д. Поэтому если мы не осудим то, что свершилось в 1993 году, если после ухода путинской команды сохраним созданную в результате ельцинского переворота модель президентского самодержавия, если впредь будем расправляться с депутатским корпусом за попытки поставить под сомнение действия правительства, то рано или поздно обязательно придём к тому, что мы имеем сегодня.

Уж если Советская система была «тоталитарной» даже в 1987 – 1993 гг., то когда же у нас «демократия» была? Некоторые пытаются  доказать, будто она была у нас на протяжении 1990-х годов, да и сейчас процветает на Украине. Хотя в реальности в обоих случаях правила и правит бал олигархия, что к подлинному народовластию не имеет ни малейшего отношения. Прежде всего, можно ли говорить о торжестве «демократии», когда интересы страны и народа приносятся в жертву узкого круга лиц? Данная прослойка подчиняет находящихся во главе правительства деятелей, заставляет их работать на определённые финансово-промышленные структуры. В итоге всё внимание сосредоточено на заботе об укрепление доминирующего положения банков и компаний, занятых в конкретных отраслях. А интересы остальных секторов экономики, социальной сферы, проблемы народа, задачи укрепления обороноспособности и национальной безопасности по сути отодвигаются на задний план.

Так, согласно данным Института демографии и социальных исследований имени М.В. Птухи Национальной Академии наук Украины, осенью 2016 года за чертой фактического прожиточного минимума находилось 58,3% населения (в 2015 году соответствующий показатель составлял 28,6%). При этом кучка спекулянтов и казнокрадов обогащается за счёт разворовывания национальных ресурсов. Так, в июле 2017 года премьер-министр Украины Владимир Гройсман констатировал, что «воровство является главной проблемой на Украине». В этой связи он поставил задачу «искоренения хищения ресурсов». Данный деятель добавил следующее: «Ключевое условие всех изменений на Украине – от строительства дорог и до фундаментальных преобразований в различных сферах жизнедеятельности общества очевидна: надо перестать воровать ресурсы и поставить наконец человека в центр всех государственных процессов». А автор немецкого Deutsche Welle Бернд Йохан, затрагивая соответствующую тему, отметил следующее: «Деньги олигархов до сих пор утекают из страны. Порошенко мало сделал, чтобы это прекратить – может быть, потому, что он и сам принадлежит к кругу олигархов».

Ну а про царящую в России обстановку в последнее десятилетие XX века и говорить нечего. Напомним лишь, что по данным Всемирного банка наша страна по объёму ВВП

 переместилась за упомянутый период с 4-ого на 18-ое место в мире. По данным ООН, по индексу развития человеческого потенциала мы опустились с 26-ого на 60-ое место в мире. При этом процветали известные лица. Казалось бы, их никто официально не выбирал президентами. Однако в верхах всё в кулуарном порядке решалось. В итоге установки правительству диктовали те, за которых народ не голосовал. Те, кто не нёс ни перед кем никакой ответственности. Те, кого устраивала система, несущая Отечеству развал и кризис, поскольку та обстановка способствовала укреплению их доминирующего положения. А нация несла убытки и потери.

Между прочим, именно подобное положение вещей рано или поздно приводит к установлению антинародной диктатуры в том или ином виде, со всеми вытекающими последствиями. То, что тогда якобы наблюдался политический плюрализм в СМИ, что на парламентских и на региональных выборах побеждала оппозиция, что Конституционный суд мог опротестовать решения власти, — это было временным явлением. Узкая прослойка буржуев, ощущая уход почвы из-под ног, не может мириться с происходящим. И, не желая отдавать инициативу политическим представителям народа, в конечном итоге свёртывают даже формальные демократические свободы, приводя к власти приверженцев жёсткой линии в отношении трудящихся. Так, именно немецкий капитал привёл к власти гитлеровцев. Именно в его интересах главари Третьего рейха проводили политику – как объяснить включение в состав отвечавших за разработку планов эксплуатации оккупированных территорий структур руководителей германских банков и компаний. Не будем забывать, что приход Пиночета к власти в Чили тоже был обусловлен стремлением американского империализма подавить деятельность местных антикомпрадорских и антикапиталистических сил. Не стоит сбрасывать со счетов, что представители «семьи», двигая Владимира Путина в преемники, как раз рассчитывали на воспроизведение чилийского опыта, на появление руководителя, который подавит левых, не допустит активизации тех, кто ставит под сомнение итоги приватизации, политики «вашингтонского консенсуса» в целом. По крайней мере, в «демократической» среде в 1990-ые годы подобных разговоров было много.

Поэтому если мы будем верить, что данное явление тождественно «демократии», если не дай бог после ухода путинской команды снова сделаем ставку на возврат к прямому диктату олигархии, то обречём Россию и народ на дополнительные потери. Это раз. В перспективе при возврате к этой заразе в условиях неизбежного нарастания народного недовольства правящий класс вторично сделает ставку на «закручивание гаек». Это два. Под флагом борьбы с «реваншем коммунистов и красно-коричневых», «защиты общества от популистов» снова начнут применять меры устрашения к обществу, что выразиться в зачистке СМИ, партий, в цементировании политического пространства в целом, в отрезании оппозиции от финансовых источников. Не потому что этого кое-кто желает. Может из данной прослойки некоторые не хотят подобного. Соответствующих действий объективно потребует стремление олигархического капитала не допустить своего ухода со сцены, победы тех, кто стремится избавить Россию от периферийного бандитского капитализма.

Да и положили ли при Владимире Путине конец олигархическому капитализму? В начале 2000-х годов приняли меры по укрощению самых нахрапистых плутократов. Однако остальные до сих пор занимают ведущие позиции. Более того, появились новые олигархи, приближённые к действующей власти. И потанины, и дерипаски, и роттенберги, и ковальчуки, и прочие пользуются предоставляемыми правительством финансовыми и

 налоговыми, а также правовыми преференциями. Даже в период кризиса количество долларовых миллиардеров растёт, их совокупное состояние увеличивается. Они по прежнему приватизируют на льготной основе государственную собственность, присваивают природную ренту, злоупотребляют монопольным положением на рынке. При этом строго соблюдают политическую субординацию, знают, с кем можно делиться, а с кем, напротив, нельзя. Но самое главное – итоги приватизации объявлены президентом не подлежащими пересмотру (несмотря ни на потребности страны, ни на материалы доклада Счётной палаты РФ). Принадлежащие всей нации природные ресурсы остались в собственности узкого круга лиц. Они могут сколько угодно между собой драться за передел влияния и контроля над ними. Но даже на буржуазную национализацию правящий режим не пойдёт. Вполне понятно, что данная прослойка и защищающие их ключевые государственно-политические деятели не желают победы тех, кто мог бы положить конец подобному положению вещей.

Сейчас все выборы проводятся по отработанному сценарию. Произвольное снятие ярких оппозиционных кандидатов, их травля, провокации против политических противников режима, открытый курс на сохранение доминирующей роли проправительственной партии в парламенте, монополизация СМИ, — всё это явно цементирует политическое пространство, исключает возможность оказания народом влияния на формирование органов власти. Добавить к этому голосования на пеньках и с помощью электронных систем, и тогда станет ясно, что выборы окончательно превращены в фарс. Одновременно важно обратить внимание на особенность избирательных кампаний, прошедших в 1996 и в 1999 гг.. – когда, казалось бы, дело не дошло до политического монополизма определённой структуры. Если народ стремится избрать коммунистов либо левоцентристов, то, руководствуясь отстаиваемыми же «демократами» принципами, надо дать возможность обществу осуществить это. А то как получается? Путём установления контроля над СМИ (заявление представителей Конгресса США в апреле 1996 года о неравном доступе кандидатов в президенты к телеэфиру, а также Бориса Березовского о неверие в свободу прессы, включение руководителей телекомпаний в президентский предвыборный штаб, равно как и учреждение в 1999 году правительственной структуры, ответственной за координацию информационной политики, начавшееся в тот же год давление на телеканалы ТВЦ и на НТВ, закрытие на канале ТВ-6 информационной служб ТСН, отсутствие в обоих случаях на центральных телеканалах хотя нейтральной информации о Геннадии Зюганове и о блоке ОВР), развёртывания информационной войны против оппозиции (в 1996 году против КПРФ, а в 1999 году – против блока Евгения Примакова  и Юрия Лужкова), задействования административного ресурса те, кто несколько месяцев назад имели низкий рейтинг, внезапно выходят в лидеры. А изначально потенциальные победители оказываются в проигрыше. Конечно, тогда не наблюдалось политического монополизма «партии власти» и т.д. Но и фактическое воспрепятствование свободному волеизъявлению народа тоже нельзя оправдать.

Казалось бы, очевидная вещь. Но некоторые это всё равно продолжают характеризовать «демократизмом» и «торжеством народовластия». Тем самым они как бы дают понять, что их не устраивает только то, что они не у кормушки сейчас. А, призывая отойти от нынешней практики политического монополизма «партии власти», всё же не планируют отказываться от манипулирования СМИ и выборами. То есть, налицо желание самим управлять народом, не давать ему возможности сделать «неправильный» выбор.

Между прочим, этого не скрывают даже некоторые представители правящего класса того времени. Так, отнюдь не находящийся в стороне от упомянутых процессов Михаил Ходорковский в своей статье «Кризис либерализма в России», написанной в марте 2004 года, рассуждая об ошибках «либералов» и «демократов», приведших к утрате их авторитета, делал акцент на игнорировании ими национально-государственных интересов России, интересов большинства народа и на используемой ими практике «двойных стандартов». Так, он констатировал, что «реформаторы» отделили себя от народа «пропастью, в которую информационно-бюрократическим насосом закачали розовые либеральные представления и действительности и манипулятивные технологии». Бывший олигарх вспомнил, что избирательная кампания 1995 — 1996 гг. продемонстрировала, что «российский народ отверг либеральных правителей». Так, во время президентских выборов 1996 года «поистине чудовищные усилия потребовались, чтобы заставить российский народ «выбрать сердцем»». Экс-глава ЮКОСа добавил, что «даже по отношению к декларируемым ценностям либерализма его адепты были честны и последовательны далеко не всегда. Например, либералы говорили про свободу слова — но при этом делали всё возможное для установления финансового и административного контроля рад медиапространством для использования этого магического пространства в собственных целях. Чаще всего подобные действия оправдывались «угрозой коммунизма», ради нейтрализации которой позволено было все». Вполне понятно, что «западники», «рыночники» боялись как огня свободных и равных выборов. По утверждению Михаила Ходорковского, они считали, что «»в этой стране» все решает элита, а о простом люде и думать не надо», что «любую чушь, любую наглость, любую ложь он, этот народ, пример из рук как манну небесную».

Таким образом, если мы будем считать вышеперечисленное нормальным явлением, то, во-первых, снова вернёмся к тому, что сейчас имеем. Во-вторых, тогда какой смысл удивляться отсутствию честных и свободных выборов? Какая народу России разница, как давят на него – прямо, не регистрируя кандидатов, не разрешая оппозиции выступить в эфире, протаскивая «партию власти» на ведущие позиции в парламенте, либо косвенно, подчас давая возможность выпустить пар, бороться за голоса избирателей, обозначать позицию, но при этом все равно ограничивая её возможности пользоваться эфиром, лишая СМИ возможности быть неангажированными, манипулируя голосованием? Мы ставим вопрос о том, что российский народ должен сам избирать власть, что за него не должны это делать ни в каком виде ни высокопоставленные государственные деятели, ни крупный капитал.

Не менее смехотворны рассуждения о «сменяемости власти» на Украине. Так, выбор между Петром Порошенко и Владимиром Зеленским фактически сводился к борьбе различных фракций одного «евроинтеграторского» течения. При этом противники данного курса вытеснены на политическую обочину, либо подвергаются преследованиям. Это касается Коммунистической партии Украины, всех защитников «Русского мира» в целом. Вполне понятно, что подобная конфигурация не похожа даже на практику тех стран, где левоцентристы и правоцентристы подчас сменяют друг друга. В данном случае речь идёт о сохранении единой модели развития, единого курса при различии методов, используемых как Порошенко, так и Зеленским. Конечно, это не монополизм одной партии. Тем не менее, налицо диктат определённого течения. Какой смысл поддерживать систему, при которой не дают ходу силам, ставящим вопрос об альтернативной стратегии развития, отстаивающим права трудящихся, представляющим альтернативу буржуазным силам?

А почему все это именуется «демократией»? Всё дело в том, что определённые деятели вкладывают в соответствующее понятие конкретный смысл. Отставные американские государственные деятели и разведчики не скрывают, что для США и для поборников «глобализма» в целом основной ценностью является не политическая свобода, а свободный рынок, господство частной собственности. Они об этом заявляли в интервью авторам документального фильма «Империя добра». Данные лица констатировали, что страны, правительства которых пытается отобрать сырьевые ресурсы у мировых корпораций либо у местных компрадоров и поставить их на службу нации, не желают передавать их мировым финансовым хищникам, следовать их установкам, моментально объявляются «тоталитарными» и т.д. Именно поэтому «мировое сообщество» наклеивало и наклеивает ярлыки то на Китай, то на Белоруссию, то на Венесуэлу. Нет никакого сомнения в том, что и «глобалисты», и внутренние политические представители компрадоров будут подобным же образом осыпать аналогичными «комплиментами» левопатриотические силы в случае их победы. Впрочем, без международного империализма полно тех, кто с радостью готов опутать народ демагогией. Например, в 1930-ые годы в ответ на «построение» Ф.Д. Рузвельтом олигархии, на борьбу против совершения магнатами экономических преступлений, на сдерживание их аппетитов и на введение системного государственного регулирования некоторые возмущались происходящим, расценивая «Новый курс» как «ползучую социалистическую революцию», как «коммунистическую диктатуру» и т.д. Вполне понятно, что некоторые полностью утратили чувство меры и не желают нести элементарной ответственности перед государством и обществом. И «демократию» они понимают как господство «избранных» над «голодранцами», свободу их грабежа и диктата над ними. Но к интересам нации это не имеет никакого отношения.

Безусловно, мы настаиваем на недопустимости диктата со стороны власти и олигархического капитала. Надо активно выступать против манипуляции выборным процессом, против неравного доступа политических партий к СМИ, против ангажированности информационных кругов. Конечно же, на повестке дня стоит вопрос об отмене электронного и многодневного голосования, поскольку это предоставляет возможность правящему классу проворачивать неблаговидные дела, добиваясь желанного результата. Обязательно надо выступать за независимость как судебной, так и правоохранительной системы. Ни мафиозные структуры, ни власть не должны как скупать служителей закона, так и оказывать давление на них, побуждая то к подавлению народных выступлений, то к воспрепятствовании деятельности политических противников режима.

Если народу в любой форме (даже в самой мягкой) не предоставить возможность оказать влияние на изменение власти путём выборов, если под абсолютно любым предлогом не допускать деятельности сил, отстаивающих интересы большинства населения, то в перспективе дело может обернуться эскалацией хаоса и смуты, масштабными внутриполитическими потрясениями. Давление прожорливого меньшинства на большинство будет воспринято народом не просто как нежелание решать ключевые проблемы страны, но и как вызов обществу, стремление загнать его в социально-политическую резервацию. Чем больше «закручивания гаек» в этих условиях, тем больше протесты будут радикализироваться. И ответственность за возможные негативные последствия ляжет на плечи тех, кто грабил и душил народ, а вовсе не тех, кто возвысил голос против несправедливости и произвола.

Совершенно очевидно, что народ не сможет оказывать влияния на власть, не может появиться почва для свободных, равных и честных выборах при огромном социальном расслоении, при обнищании и вымирании большинства страны на фоне диктата разворовывающей государство, национальное богатство узкой группы лиц, при прямом или косвенном внешнем управлении страной, при периферийном капитализме. В таком случае зарубежные и доморощенные «жирные коты» обязательно будут делать всё, чтобы не допустить развития событий, ведущих к утрате их власти. А это обязательно произойдёт при проведении реальных выборов. Неспроста упомянутый нами Михаил Ходорковский писал, что «гражданское общество чаще мешает бизнесу, чем помогает», поскольку «отстаивает права наемных работников, защищает от бесцеремонного вмешательства окружающую среду, открытость экономических проектов, ограничивает коррупцию». А это «уменьшает прибыль». По словам данного деятеля, предпринимателю «гораздо легче договорится с горсткой в меру жадных чиновников, чем согласовывать свои действия с разветвленной и дееспособной сетью общественных институтов». Вот поэтому бизнес «не одержим манией свободы», хочет, чтобы «режим защитил его — от гражданского общества и наемных работников». Словом, пока сохраняются перечисленные деструктивные явления, будет оставаться почва для новоявленной пиночетовщины, либо подобия фашистской диктатуры, либо автократического режима личной власти того или иного деятеля, либо утраты национального суверенитета. В то же время не следует питать иллюзий по поводу выборов – ведь вероятность того, что в случае победы левых сил на них итоги голосования не будут признаны, высока. Поэтому важно быть готовыми в массовом и в солидарном порядке до конца отстаивать подлинные результаты народного волеизъявления. Действуя сплочённо, мы добьёмся успеха. Но также не думайте, что народная власть в будущем будет позволять политическим представителям иностранного и внутреннего капитала подорвать её основы, вернуть людей труда в стойло. Ошибки Сальвадора Альенде мы повторять не будем – интересы трудящегося большинства будут строго охраняться. А те, кто попытается поднять руку на народный выбор, получат жёсткий отпор.

Вместе – победим!

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.