Акты современного экономического вредительства

Тема рейдерского захвата хозяйствующих субъектов (в том числе производственных предприятий) давно находится в центре внимания всего общества. Регулярно россияне узнают новость о целенаправленном уничтожении того или иного субъекта экономики, его «отжима» в пользу приближённых к власти коммерческих структур. Разумеется, в условиях капитализма «сильные мира сего» постоянно пожирают мелких игроков, ну и, соответственно, становятся более хищными и агрессивными по отношению друг к другу в борьбе за средства производства и за контроль над финансовыми потоками. Однако ради достижения подобных целей они могут использовать различные методы. Так, в годы «перестройки» и в «лихие 90-ые» влиятельные мафиозные группировки отбирали имущество у конкурентов/ у нелояльных к власти/у более слабых в социальном, в экономическом и в правовом отношениях с использованием откровенно криминальных методов, нанимая «братков» и киллеров. Однако в настоящее время аналогичные деяния совершаются, как правило, путём попыток придания им маскировки законности, путём использования контрольно-надзорных ведомств, правоохранительных органов и судебной системы. В этом можно убедиться, проанализировав события, разворачивающиеся в последние два года вокруг мебельной фабрики «Айвори-интерьеры», «Совхоза имени В.И. Ленина» П.Н. Грудинина и т.д.

За последние годы на тему рейдерства, использования квазизаконных процедур для удушения приглянувшихся олигархической власти хозяйствующих субъектов написано множество статей, сказано немало слов. Но дело не ограничивается нарушением принципов права, равенства условий хозяйствующей деятельности. Речь идёт о фактическом воспрепятствовании развитию российских производительных сил, блокированию попыток элементарной стабилизации социально-экономической обстановки в России (не говоря уже об устойчивом развитии). Важно обратить внимание на то, на каком фоне подобные явления происходят. За время «рыночных реформ» закрытию подверглось свыше 35 тысяч крупных и средних предприятий. Одновременно наша страна потеряла более 40 тысяч крупных сельскохозяйственных производственных комплексов. Пережив деиндустриализацию, наша страна по сути оказалась уязвимой, со всеми вытекающими последствиями. В условиях усиления геополитического давления на Россию отсутствие полноценного экономического роста способно принести государству кучу незавидных сюрпризов. И при таком положении вещей не только не развивают основные отрасли производства, но и ставят препоны субъектам, стремящимся хотя бы поставить на ноги реальный сектор экономики.

Дело не ограничивается вышеприведёнными примерами давлений на «Совхоз имени В.И. Ленина» и на фабрику «Айвори-интерьеры». Рейдерские захваты едва ли не по всей стране получили широкое распространение. В одной только Москве за последние годы «под раздачу» попал целый ряд эффективно работающих предприятий и торговых точек. В их число входят ОАО «Металлист», ЦКБ «Связь», ЗАО «Инфико», МАКЦ на Дмитровском шоссе, здание «Гипрохима» и т.д. Не стоит забывать и о предпринимаемых в прошлые годы попытках отъёма в пользу приближённых к «элите» деятелям иных значимых предприятий, — таких как СПК «Звениговский», Нефтемаш – САПКОН и т.д. Между прочим, всё это не обходится даром всей России. Согласно различным экспертным оценкам, рейдерство в экономике ежегодно наносит нашему государству ущерб в размере от 20 до 50 млрд. долларов. Доколе страна будет терпеть подобный беспредел?

Отделяйте зёрна от плевел

Подчас ситуация приобретает столь огромные масштабы, что даже высокопоставленные государственные деятели не могут обходить стороной соответствующую проблему. Например, в декабре 2015 года Владимир Путин в своём послании Федеральному собранию констатировал, что в 2014 году только 85% возбуждённых по экономическим составам уголовных дел даже не дошли до суда и не закончились вынесением приговора. По словам главы государства, «около 80% или даже 83% предпринимателей полностью или частично потеряли бизнес». То есть, «их попрессовали, обобрали и отпустили». Впрочем, представители т.н. «либерального сообщества» тоже нередко затрагивают соответствующую тему. Однако они, как правило, пытаются паразитировать на наболевшем, используя это во вполне конкретных целях…

Во-первых, представители определённого течения подчас пытаются поставить на одну доску и необоснованно подвергнутых санкциям со стороны надзорных и контрольных ведомств хозяйственных руководителей, и тех из них, кто реально замешан в экономических преступлениях. Одно дело – попытка развалить хозяйствующие субъекты, цепляясь за мелочи, которые могут быть устранены мягким способом, а также прямая фальсификация обвинений (именно такие меры используют против «Совхоза имени В.И. Ленина»). Совершенно иное дело – действительная борьба против структур и объединений, реально нанёсших урон государству, гражданам, другим компаниям и т.д. Важно чётко проводить грань в данном вопросе.

Прежде всего, важно отметить немалое количество смертей жителей России от фальсифицированных и недоброкачественных продуктов. По данным различных экспертов, ежегодно от пищевых отравлений умирает порядка 50 тысяч россиян, а в общей сумме страдают 40 млн. человек. Вполне понятно, что ни в коем случае не следует допускать выпуска продовольствия и лекарств, качество которого создаёт угрозу жизни и здоровье народу нашей страны. Помимо всего прочего это вносит лепту в окончательное разрушение социальной среды обитания человека и, как следствие, пагубным образом отражается на без того непростой демографической обстановке в России. Аналогичным образом обстоят дела и с вопросом уклонения компаниями от уплаты налогов в бюджет. Создание фирм-однодневок, ведение чёрной бухгалтерии, несомненно, оборачивается негативными последствиями для государства и общества. Далеко за примерами ходить не надо – вспомните содержание документа, подготовленного в 2009 году Рабочей группой Государственной Думой РФ по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти, адресованного на имя президента. Его авторы, используя множество полученных в государственных структурах материалов, подчёркивали, что значительная часть экспорта нефти, алмазов, апатитов, драгоценных металлов, угля не регистрируется во время экспорта. То есть, факт контрабандного вывоза части энергоносителей налицо. В результате в 1992 – 2009 гг. Россия потерпела ущерб на сумму 10 трлн. долларов (это минимальное количество). Конечно, в условиях высоких мировых цен на сырьё и бурного притока нефтедолларов подобные махинации компрадоров как бы не замечались. Точнее, в период благоприятной конъюнктуры на международных рынках данное явление не оказывало заметного влияния на состояние российского бюджета. Но потом, как только разразился кризис, острота соответствующей проблемы вновь дала о себе знать. Из-за алчности олигархии Россия столкнулась с нехваткой средств и, как следствие, с усугублением социально-демографических разрушительных тенденций, с потерей нашей страной перспектив.

Мы уже молчим о деятельности различных пирамид, наживающихся на предоставлении пенсионерам липовых «услуг» и т.д. Не говоря уже о «распиливающем» государственную собственность под флагом «приватизации» и государственных финансовые ресурсы дуумвирате крупного олигархического капитала и высшего чиновничества. Что бы не говорили про деятелей, подобных березовским, ходорковским, кохам, волошиным и прочим, содержание докладов Счётной палаты РФ о ходе приватизации, обнародованные в 1996 и в 2004 гг., материалы дела Bank of New York 1998 – 2001 гг., во время которых было вскрыто множество фактов отмывания в США денег нашей «элитой», полученных в результате коррупционных взаимоотношений власти и капитала, в результате налоговых махинаций, в результате полученных денег за выкуп похищенных людей, а также итоги этого дела, говорят отнюдь не в пользу данной группировки.

Более того, даже часть руководителей финансово-хозяйственных структур неоднократно заявляли о своей заинтересованности в очищении рынка от недобросовестных его участников. Они рассматривают соответствующий шаг в качестве одной из предпосылок успешного развития. Так, несколько лет назад во время конференции подмосковного отделения «Деловой России» выступил т.н. «бизнес-омбудсмен» Б.Ю. Титов привёл примеры того, как раннее обращавшиеся к ним за поддержкой предприниматели сами оказывались рейдерами, к которым были обоснованы претензии других участников рынка. Последние стремились защитить собственный бизнес от недобросовестных предпринимателей, пытавшихся сомнительным путём «поглотить» и разорить их компании. Недаром в ноябре 2017 года к депутату Государственной Думы, к первому секретарю МГК КПРФ В.Ф. Рашкину обращались многие представители малого и среднего бизнеса, пострадавших от действий мошеннических компаний, нанёсших ущерб их деятельности. Об искусственном и преднамеренном банкротстве, об обмане фирм со стороны недобросовестных игроков подробно рассказывал генеральный директор ООО «МСК-ФОРЕСТ» Алексей Красиков. Того же мнения добросовестные инвесторы придерживаются при рассмотрении иных тем.  Например, в 2014 году президент Союзлегпрома Андрей Разбродин назвал контрабанду и контрафакт одними из самых наболевших тем российской лёгкой промышленности. По его словам, когда объём ввезённой в России в неучтённом порядке продукции может превышать 40 процентов, «отрасль нормально работать не может». Фактически о том же самом в 2016 году в интервью порталу «Свободная пресса» свидетельствовал костромской предприниматель Владимир Михайлов. Затрагивая вопрос «теневиков», он заявил, что предприятия, не платящие налоги, использующие серые схемы оплаты труда, «подрывают конкурентоспособность других участников рынка, создавая неконкурентные условия». Требуются ли после этого комментарии?

Безусловно, с подобными аферами важно бороться. Однако это отнюдь не означает, что страдать при этом должны добросовестные хозяйственные руководители. Но так получается, что последние чаще всего попадают под жернова как раз те, кто по идее должен рассматривать в качестве образцового руководителя производственных объектов. Между прочим, действительно нечистых на руку физических и юридических лиц привлекают к ответственности далеко не всегда. Впрочем, мы обратим внимание на факторы, порождающие рейдерство, субъективизм при принятии контролирующими инстанциями вопроса об участи любого предприятия. На обстоятельства, о которых очень редко говорят представители и «официального», и либерального течений (если вообще их упоминают). Это второй нюанс.

Фактор законодательной ловушки

В целом, при буржуазной системе описываемые нами явления происходят непрерывно. Общеизвестно про поглощение крупным капиталом мелкого – как экономическими методами, так и юридическими. Например, создание непростых хозяйственных и юридических условий для второго рано или поздно ведёт к соответствующему исходу. Следует вспомнить о зафиксированной В.И. Лениным в его работе «Империализм как высшая стадия капитализма» тезиса о личной унии банкиров и промышленников, дополняющейся личной унией тех и других с правительством. Он, проанализировав разворачивавшиеся в мировой экономике процессы, констатировал факт удушения в эпоху империализма тех игроков, которые не подчиняются диктату монополистов. Подобное может происходить с использованием мер как финансового, так и правового воздействия. Вполне понятно, что это мы наблюдаем сегодня. Между прочим, олигархическая власть намеренно создаёт обстановку, чтобы можно было в любое время использовать хотя бы малейшую зацепу для захвата приглянувшихся ей предприятий. Ровно это имел в виду директор «Совхоза имени В.И. Ленина» П.Н. Грудинин в 2017 году говорил о наличии кучи «законов, противоречащих друг другу». Далее он привёл вполне конкретный пример двусмысленности требований конкретных кодексов, противоречивых инструкций от различных проверяющих ведомств: «Приходит к нам, например, пожарный, говорит: «Так, вы решетки снимите с окон первых этажей. Потому что люди, если начнет гореть что-то, должны выпрыгнуть суметь». Мы снимаем решетки, приходит милиция и говорит: «Вы решетки поставьте, пожалуйста. Потому что, если придут бандиты, они не должны к вам попасть».  В результате давлению может подвергнуться любой хозяйствующий субъект.

Казалось бы, вполне очевидная вещью. Но на данную сторону дела не особо обращают внимания. Ведь олигархии и власти необходима не только социальная опора, но и своеобразное прикармливание «служителей закона» с целью побудить их с радостью выполнять любые распоряжения правящего класса по подавлению народных протестов. Именно это констатировал в 2015 году В.Ф. Рашкин, выступая на сентябрьском пленуме МГК КПРФ, заявив, что силовики являются опорой нынешней буржуазной власти – за это «на кормление» им отданы мелкие и средние хозяйствующие субъекты. А «сильных мира сего» они не могут трогать – за исключением случаев, когда поступает команда сверху, но не более того.

Роль неолиберально-монетаристских экспериментов

Кроме того, ни «охранители», ни либералы никогда не говорили и не говорят о фактическом влиянии монетаристского курса, политики «вашингтонского консенсуса» на распространение рейдерства. Известно, что линия гайдаровцев, кудринцев (да и доктрины МВФ, Всемирного банка в целом) состояла в первоочередном стремлении к финансовой стабилизации, достичь которой предполагалось с помощью фактического изъятия денег из обращения, недопущения вливания средств в национальную экономику, с помощью концентрации в максимальных масштабах финансовых средств ради ликвидации дефицита бюджета. В этой связи кабинет министров не только не решается направлять государственные инвестиции в ключевые отрасли производства, но даже использовать финансовые средства на удешевление кредитов для реального сектора экономики. Одновременно для промышленности, сельского хозяйства, малого предпринимательства они установили огромный уровень налогообложения (при этом предоставляют преференции сырьевикам и банкирам).

Во что вылилось всё это? Сперва напомним, что 4 декабря 1992 года на прошедшем в помещении парламентского центра России Форуме малого предпринимательства затрагивалась соответствующая тема. В нём участвовало более 300 представителей мелкого бизнеса. В своих выступлениях они констатировали, что вопреки декларациям о содействии данному сектору экономики наблюдается его удушение. И причину соответствующей тенденции они видели именно в проводившемся правительством курсе. Так, участники форума констатировали, что «установленные налоги съедают до 80% прибыли, невозможно получить кредит по раздутой процентной ставке». В результате «предприятия сидят без оборотных средств, капиталы не инвестируются в развитие производства» (см. опубликованную 5 декабря 1992 года в «Независимой газете» статью «Мелкий бизнес тоже критиковал правительство»).  Не особо изменилась картина и в настоящее время. Например, в 2013 году научный редактор журнала «Эксперт» А.Н. Привалов в одной из своих статей приводил результаты проведённого посольством Японии в РФ опроса зарубежных компаний, стремящихся вложить средства в российский производственный комплекс. Ставился вопрос о существенных препонах, служащих препятствием капиталовложениям. Большинство респондентов говорили о высокой процентной ставке по кредитам, об отсутствии государственной финансовой политики, стимулирующей рост инвестиций, о громоздкой налоговой системе, о постоянно растущих ценах и тарифах на энергоносители. Всё это, несомненно, выкачивает из российского реального сектора экономики средства, со всеми вытекающими последствиями.

Более того, в этих условиях власть не просто консервирует подобное положение вещей, но и всеми правдами и неправдами пытается выбить у дышащих на ладан производительных сил последние средства. Подписанные президентом РФ указ номер 1212 от 18 августа 1996 года «О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения», указ от 29 мая 1998 года «О мерах по обеспечению безусловного исполнения решений о взыскании задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам», фактически поставившие хозяйствующие субъекты «под колпак» налоговой инспекции и налоговой полиции, конечно же, открыли ящик Пандоры. В условиях масштабного кризиса, отсутствия стимулирующей развитие экономики финансовой, денежно-кредитной, налоговой и тарифной политики у любого приглянувшегося олигархии и власти предприятия можно найти проблемы и, как следствие, сделать потом из мухи слона. То же самое имели место во время кризиса 2008 – 2009 гг., в период введения режима самоизоляции в 2020 году, когда субъектам экономики прямо или косвенно отказали в финансовой поддержке, в предоставлении налоговых и тарифных послаблений, одновременно требуя продолжения выполнения всех обязательств. При этом оказывали огромное содействие крупным бизнес-империям, то выделяя им государственные финансовые ресурсы, то предоставляя налоговые льготы, то закрывая глаза на нарушения в их деятельности. Сравните «Совхоз имени В.И. Ленина» и Черёмушкинский комбинат, к которым пытались предъявить претензии на основании либо уже погашенных к тому времени копеечных долгов, либо без всяких оснований, с одной стороны, и объекты компаний, подконтрольных Роману Абрамовичу и Владимиру Потанину, с другой стороны. Перед взрывом на шахте Распадская и перед разливом в Норильске топлива выявлены были нарушения, которые рано или поздно обернулись бы трагедией. Но мер к данным лицам не было принято ни тогда, ни после инцидента. Разве что «стрелочников» сделали виновными, но не первым лицам в данных структурах.

Впрочем, даже в «тучные нулевые» правительство не просто не желало использовать благоприятную экономическую конъюнктуру для модернизации народного хозяйства, но и держало национальную экономику в чёрном теле. Линия Министерства финансов и Центробанка РФ, протаскиваемая подчас даже вопреки установкам руководителей исполнительной власти, озвученными в середине 2000-х годов, сделала своё черное дело. Правительственные монетаристы не только не желали использовать колоссальные доходы от экспорта сырья для проведения активной инвестиционной, денежно-кредитной политики, но и стремились в максимальной степени выжать как можно больше налогов с экономики, не считаясь ни с чем. Также они действовали по принципу: «У вас есть лишние средства? Тогда мы идём к вам». Какой смысл после этого удивляться процессам, о которых идёт речь? Бесполезно бороться со следствием явления, отказываясь устранять причину.

О факторе компрадорского олигархического капитализма

Выше мы намекнули на стремление олигархического правящего класса зачистить экономическое пространство от всех, кто способен хотя бы частично потеснить его доминирующее положение. Одновременно обратим внимание на следующую сторону дела – ранее упомянутые решения высокопоставленных государственных деятелей по ужесточению налоговой дисциплины по отношению к национальной экономике, предпринятые в условиях отсутствия содействия её субъектам, общего кризиса, начали выходить в свет в 1996 году. Произошло это как раз после проведения масштабной и форсированной приватизации государственной собственности, в результате которой львиная доля средств производства перешла либо зарубежным компаниям, либо располагающим тесными связями с Кремлём и правительством банкирам. Было это тогда, когда на дворе были времена «семибанкирщины». Разве присвоившие несметные сырьевые богатства благодаря неформальным связям с чиновничеством способны тягаться с теми хозяйственными руководителями, которые действовали иными методами? Однозначно нет. Поэтому данная прослойка, в интересах которой всё это осуществлялось, решала одновременно следующие задачи: выдавливание посредством экономических и финансовых методов экономических субъектов, не связанных с олигархией; появление социальной опоры компрадорского режима в лице возросшего числа проверяющих инстанций, постоянно трясущих как липку производственные комплексы.

Всё это не могло не принести конкретные результаты. Если до 1994 года количество малых предприятий увеличивалось, то в дальнейшем по мере укрепления позиций поднимавшегося во время приватизации крупного капитала картина начала меняться в противоположном направлении. Между прочим, это вынуждена признать даже часть неолибералов. Например, ведущие сотрудники ВШЭ в книге «Малое предпринимательство в России: прошлое, настоящее и будущее» писали о тенденции «к началу новой концентрации и централизации капиталов, а также хозяйственной деятельности». Авторы пишут, что в середине 1990-х годов «пошло широкомасштабное поглощение предприятий». В результате регулярно «наиболее рентабельные малые предприятия оказывались первой жертвой таких поглощений». Так, в столице «на месте ещё недавно многочисленных индивидуальных торговых ларьков возникли хорошо оформленные торговые павильоны, принадлежащие той или иной крупной фирме». Огромное число малых предприятий «не выдерживали конкуренции со средними и крупными фирмами и были вынуждены свёртывать свою деятельность». А затем, по мере воплощения в жизнь вышеупомянутых указов главы государства, наблюдалось вытеснение мелких хозяйствующих субъектов. По данным авторов упомянутого нами исследования, только за 1997 – 2000 гг. удельный вес мелких предприятий в выпуске товаров и услуг снизился с 8% до 5,9%. За аналогичный период уменьшился вклад данного сектора в инвестиции в основной капитал – с 5,4% до 2,6%.

Разумеется, в первые годы путинского правления, когда новые государственные руководители, стремясь привлечь симпатии народа на свою сторону, имитировали смену курса, «построения олигархов», на какое-то время правительство вынуждено было создавать видимость начала проведения политики, базирующейся на балансе интересов всех социальных групп (а не только олигархов), интересов всех отраслей экономики (а не только банковской и сырьевых). Тогда же были сделаны определённые налоговые и административные послабления в отношении неолигархического сектора экономики, уделено определённое внимание социальной сфере (речь о «национальных проектах»). Тем не менее, о смене модели развития, об отходе от неолиберальной олигархической системы и о взятии на вооружение хотя бы опыта политики правительства Евгения Примакова и Юрия Маслюкова речи не было. Правящие круги ограничились только небольшим «косметическим ремонтом» периферийного капитализма, но не его заменой. А это означало, что рано или поздно все прежние негативные явления рано или поздно снова дадут о себе знать. Учитывая, что владельцы приватизированных сырьевых активов были объявлены в 2005 году «священной коровой», а итоги разгосударствления – не подлежащими пересмотру, учитывая, что финансовым блоком правительства продолжали руководитель поборники монетаризма, готовые ради «таргетирования инфляции», «стабилизации бюджетного процесса» фактически посадить на голодный финансовый паёк национальную экономику, установить громоздкую налоговую систему, становилось ясным, что рано или поздно всё снова вернётся «на круги своя». Именно это и произошло. А в момент наступления первой волны кризиса в 2008 – 2009 гг. все увидели фактическое повторение знакомой картины из прошлого, о чём речь шла выше.

Общая суть сформировавшейся к настоящему времени обстановки ярко проиллюстрирована в статье «Бесплодная схоластика», размещённой в одном из февральских номеров журнала «Эксперт» за 2014 год (материал подготовил редакторский коллектив). Они на примере положения дел в ЖКХ продемонстрировали, как поднявшиеся на приватизации коммунального фонда связанные с властными деятелями управляющие компании безраздельно господствуют, не пуская в данную сферу остальных: «Сегодня в ЖКХ доминируют игроки, которые, в сущности, не заинтересованы в модернизации, их устраивает нынешнее положение дел, они лоббируют дальнейший рост тарифов, что обеспечит им неиссякаемый поток прибыли. Это и ресурсные компании, и компании-операторы, управляющие коммунальными системами. Причем форма собственности не имеет значения: что частные компании, нередко очень крупные, что МУПы или ГУПы — и те и другие, в тесных доверительных отношениях с бюрократией, будут снимать доход с дряхлеющих инженерных систем, пока эти системы не развалятся окончательно. Где-то с краю пристраиваются компании, умеющие модернизировать коммунальные системы и желающие на этом заработать — во благо себе и населению. Но пробиться на этот рынок очень трудно. Старые игроки их не пускают и не пустят до тех пор, пока кроме пряника «привлекательного инвестиционного климата» не будет пущен в ход кнут — жесткие технологические и правовые критерии управления коммунальными системами. Тот, кто этим критериям не сможет соответствовать, должен будет уйти с рынка». Аналогичная характеристика и предложенные выводы в целом применимы к российской экономике в целом, где погоду делают располагающие тесными отношениями с государственными руководителями сырьевики, аналогичным образом не желающим хотя бы частично освобождать на рынке пространство для остальных.

Важно подчеркнуть, что все страны, находящиеся под ярмом колониализма и неоколониализма, сталкивались с подобными явлениями. Например, во всей красе рассматриваемые в статье процессы наблюдались и в Чили в период пиночетовщины. Можно, конечно, заострить на этом подробное внимание, приведя целое количество фактов и сведений. Но мы ограничимся цитированием выдержки книги канадской журналистки Наоми Кляйн «Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф», в которой была в общем виде проиллюстрирована обстановка, сложившаяся в Чили в результате пиночетовской политики. Упомянутый автор написал работу, проработав со множеством источников и периодической печати разных стран мира (включая чилийскую). Соответственно, все выводы делаются на основе конкретных сведений. Вот что принесли пиночетовские «реформы» стране — «Чили под управлением чикагской школы указывает будущее глобальной экономики и тот же стереотип будет повторяться от России до Южной Африки: неистовые спекуляции кучки людей в городах и сомнительная бухгалтерия, питающая сверхприбыли и лихорадочный консюмеризм на фоне полумёртвых предприятий и разваливающейся инфраструктуры прошлого; около половины населения исключены из экономического процесса совершенно; коррупция и кумовство; истребление национального мелкого и среднего бизнеса; массовая передача общественного богатства в частные руки». Следовательно, важно умозаключения напрашиваются сами собой.

Таким образом, без смены модели развития, без прекращения монетаристских экспериментов, при консервации периферийного олигархического капитализма непременно сохраняться факторы, порождающие рейдерство, со всеми вытекающими последствиями. Только взятие на вооружение основ новой доктрины позволит и положить конец разрушительному для производительных сил явлению, и вытащить Россию из тисков отсталости, бедности и колонизации международным капиталом. Поэтому настало время сделать ответственный выбор.

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.