На днях из уст первого лица страны наши соотечественники были проинформированы про некоторые этнолингвистические особенности в российском регионе под номером 13 — в Республике Мордовия. Президент РФ рассказал в рамках “Прямой линии” с согражданами о том, что среди населяющего этот субъект в составе России этноса — мордвы / мордвинов выделяются два субэтноса: мокша/ мокшане и эрзя/эрзяне, есть также локальный субэтнос — шокша. Одним из известных представителей мокшанского народа является родившийся 08.07.1917 (буквально на днях исполнится 104-я годовщина со дня рождения) в мокшанском селе Торбеево (ныне райцентр в Мордовии) Герой Советского Союза, лётчик Михаил Петрович Девятаев. О дерзком побеге М.П. Девятаева и ещё 9 советских военнопленных из концлагеря Пенемюнде на севере Германии 08.02.1945 нынче хорошо известно. На малой родине Михаила Петровича чтут имя своего земляка: несколько месяцев назад в райцентре Торбеево открыли памятник отважному лётчику, фотография которого представлена на заставке к данному тексту.

Но побег группы М.П. Девятаева из плена на угнанном немецком самолёте — не единственный пример в истории Великой Отечественной войны. У лётчика-истребителя, гвардии старшего лейтенанта Девятаева были предшественники. О другом случае хотелось бы поведать сегодня.

Ровно 77 лет — 03.07.1944 — с военного аэродрома Лида (является одним из старейших в истории авиации), расположенного восточнее одноимённого города в Гродненской области / сегодняшняя Республика Беларусь, совершили несанкционированный вылет в восточном направлении сразу три немецких самолёта. 23.06.1944 — за десять дней до того, как в результате операции партизанской бригады особого назначения “Неуловимые” из-под носа у люфтваффе “ушли” на бреющем полёте сразу несколько боевых машин типа “Гота” и “Арадо”, как раз началась операция “Багратион”. Именно 03.07.1944 был освобождён Минск — нынче 3 июля отмечается День независимости Республики Беларусь.

Когда немцы спохватились и открыли огонь по беглецам в небе, было уже поздно. Три военнопленных советских лётчика, прихватив с собой в качестве “пассажиров” четырёх своих товарищей по несчастью, увели машины из-под носа врага и улетели к партизанам на их базу в Налибокской пуще (сегодня — западная часть Минской области). Это был тщательно подготовленный дерзкий и мужественный поступок, в котором отразился дух сопротивления и ненависти к врагу советских людей, о который разбивались коварные замыслы гитлеровских оккупантов. Враг делал расчёт на предательство, для достижения которого использовал все средства.

Здесь следует пояснить, что к началу 1943 года, когда на советско-германском фронте изрядно поредели ряды лётчиков люфтваффе / ВВС Третьего рейха, немецкое командование сформировало т.н. “Восточную авиаэскадрилью”. Был создан специальный лагерь Морицфельд (рядом с г. Черняховск в сегодняшней Калининградской области), где взятые в плен советские лётчики проходили особую обработку. Затем “наиболее благонадёжным” военнопленным передавались самолёты для транспортных перевозок и действий против партизан, чтобы направить немецких лётчиков непосредственно в зону боевых действий.

Их было трое: старший лейтенант Владимир Сергеевич Москалец, родился в 1915 г. в Славянске, лейтенант Пантелеймон Владимирович Чкуасели, 1913 г.р., младший лейтенант Арам Саркисович (Сергеевич) Карапетян, 1921 г.р. Два коммуниста и комсомолец. Люди разных национальностей. Все со схожими военными биографиями. И у каждого есть дата, поделившая их жизни на войне, как и жизни многих других, на две половины: до и после.

Войну призванный в РККА в 1938 году Владимир Москалец встретил в Карелии. Летал поначалу на устаревших бомбардировщиках СБ-2М. В начале 1943 г. наконец-то переучился на реальную грозную машину — пикирующий бомбардировщик Пе-2 (в ВВС СССР имел прозвище “пешка”). Но ещё до этого — 03.01.1942 он был награждён орденом Красной Звезды. В ставший роковым день — 10.03.1943 — старший лейтенант Москалец повёл своё звено 80-го краснознамённого ближне-бомбардировочного авиаполка 261-й смешанной авиадивизии

на бомбометание вражеского аэродрома Алакуртти (ныне Кандалакшский район Мурманской области). Это был его 67-й, оказавшийся последним, боевой вылет. Немецкая зенитка подбила его “пешку” на выводе из пике — пришлось прыгать с парашютом. Очнулся уже в финском лагере-госпитале для военнопленных. Затем перевалочные пункты через тюрьму в Таллине и лагерь Ангербург (территория современной Польши) попал в лагерь для пленных советских лётчиков Морицфельд.

Недолго пришлось повоевать и лейтенанту Пантелеймону Чкуасели. Поступил на службу в декабре 1935 года. После окончания 2-й авиационной школы пилотов в Иваново-Вознесенске воевал на Калининском и Волховском фронтах, совершил более 100 вылетов, переучился на штурмовик Ил-2. В январе 1943 г. во время очередного боевого вылета командира звена 703-го ближне-бомбардировочного авиаполка на него набросилась пятёрка немецких истребителей Ме-109. Один из фрицев нарвался на меткую очередь его пушек, но силы были слишком неравными — вспыхнул и его “илюха”. Долгих пять суток лесами и болотами пробирался 30-летний лётчик к линии фронта — к своим. Не дошёл нескольких километров… Потом были пересылки через тюрьмы Пскова и Риги, лагеря Ангербург и Морицфельд.

Родившемуся 23 февраля 1921 года Араму Карапетяну, казалось, сам Бог предначертал успешную военную карьеру. Поначалу так и было. В 1940 г. поступил в Кировобадскую школу пилотов и уже в 1941 году с сержантскими петлицами был выпущен командиром экипажа дальнего бомбардировщика ДБ-3Ф. В 1942 г. переучился на штурмовик Ил-2 и попал в 800-й штурмовой авиаполк, в котором воевал под Великими Луками. 26.11.1942 во время атаки немецкого эшелона его самолёт был подбит. Поскольку самолёт шёл на малой высоте, то покинуть горящий Ил-2 с парашютом младший лейтенант Карапетян просто не мог — рухнул на землю в кабине самолёта. Тяжело раненного, с перебитой ногой его схватили немцы. Сначала была госпиталь для военнопленных, затем лагеря в Ангербурге и Морицфельде.

Трое советских лётчиков Москалец, Чкуасели и Карапетян познакомились в лагере Ангербург, там же решились держаться вместе и во что бы то ни стало при первой же возможности бежать. Вступив в т.н. “Восточную авиаэскадрилью” и попав в Лиду, они одновременно связались с партизанами и в течение нескольких месяцев передавали им информацию о всех предстоящих воздушных операциях. Связь с партизанским отрядом через местную девушку Шуру Виноградову держал самый молодой — Арам Карапетян. Самый старший — Пантелеймон Чкуасели возглавлял конспиративную работу внутри т.н. “Восточной авиаэскадрильи”. Владимир Москалец “прощупывал” технический состав. Только тесная спайка и взаимовыручка этих настоящих советских людей помогла им подготовить сначала побег наших пятнадцати техников и мотористов, а затем и собственный перелёт к партизанам после того, как наше командование сочло это необходимым.

Дальнейшая судьба смельчаков оказалась, к сожалению, непростой. После нескольких проверок, оказавшихся, по мнению особистов, не в пользу бежавших из пленных советских лётчиков, каждый из них был осуждён на 10 лет лишения свободы. Но внутреннее осознание своей правоты, что они не предатели, дало им мужество пережить не только военные, но и последующие тяжкие годы. Перед собственной совестью они остались чисты. Вернувшись домой уже в 1950-е годы, они остались побратимами, которыми их сделала война.

Слесарем-инструментальщиком работал в Славянске на керамико-изоляторном заводе Владимир Сергеевич Москалец. В 1985 году — на 40-летие Победы — он был награждён орденом Отечественной войны I степени.

В Кутаиси трудился диспетчером в аэропорту Пантелеймон Владимирович Чкуасели — остался и на гражданке с небом. Кстати, судя по рассекреченным архивным документам, только спустя несколько лет после войны была отменена статья изданного в 1943 году приказа в отношении исключения из списков личного состава КА лейтенанта Чкуасели П.В., не вернувшегося с боевого задания 13.01.1943, который в 1956 г. состоял на учёте в Кутаисском городском военкомате Грузинской ССР.

В экспериментальном цехе Тбилисского комбината вытачивал искусные модели столяр Арам Саркисович Карапетян. В 1985 году ему, как и В.С. Москальцу, был вручён орден Отечественной войны I степени. Самого молодого из трёх лётчиков, сидевших за штурвалами немецких самолётов в день побега 03.04.1944, не стало в 1993 году.

В гражданской жизни все трое честно и добросовестно делали своё дело так, как это делали на войне.

Вот такой интернационализм в действии!

В. Михайлов

июль 2021

P.S

В этой жизненной истории есть, увы, неприятный осадок. 10.07.1964 в газете “Известия” на 3-й странице был опубликован фельетон за подписями авторов Б. Галича и В. Гольцева под названием “Похититель славы”, в котором изумлённому читателю в дополнение к истории трёх сидевших за штурвалом во время побега лётчиков вдруг предстала нелицеприятная история одного из четырёх “пассажиров” — Лабутина-Горского Юрия Васильевича, который в момент побега сидел в задней кабине самолёта, который вёл Арам Саркисович Карапетян. Единственной заслугой указанного гражданина явилось то, что он, как и все участники побега, подвергался обстрелу, но дальше этой роли “пассажира” его участие в спецоперации не шло.

Но в последующем указанный гражданин с двойной фамилией (просьба не путать с фамилией известного фотографа Сергея Михайловича Прокудина-Горского/ 1863-1944) предпринял небезуспешные попытки переписать ту спецоперацию, приписав все лавры в ней самому себе лично. Даже подавалось представление на награждение его орденом Красной Звезды с описанием якобы совершённого им подвига 03.07.1944. По факту Указом Президиума Верховного Совета СССР от 07.10.1957 (без опубликования в печати) “О награждении орденами и медалями бывших военнопленных, имеющих ранения или совершивших побег из плена” с преамбулой: “За отвагу, проявленную в боях с немецкими захватчиками или при совершении побега из плена в период Великой Отечественной войны” сержант Ю.В. Лабутин-Горский был награждён орденом Отечественной войны II степени. Далее начался, выражаясь сегодняшним языком, само-пиар: публикации в периодической печати, выступления по радио и в телестудии, подготовка к съёмкам документального фильма с его участием по собственноручно написанному им сценарию, в которых главные участники спецоперации, которые сидели за штурвалами, просто отсутствовали, а действовал “герой-одиночка”.

Но нашлись люди, которые заинтересовались “эпизодом 3 июля”, в том числе гвардии полковник запаса Хачатур Сергеевич Петросянц, к которому после поднятой в свою пользу “пассажиром” Лабутиным-Горским шумихи обратился оказавшийся в затруднительном положении Арам Саркисович Карапетян. Много труда потратил Х.С. Петросянц, чтобы приоткрыть завесу тайны. Авторам очерка в “Известиях” 57-летней давности, считавшейся второй по значению газетой в СССР, удалось с помощью тогдашней молодой коллеги — сотрудницы Армянского телеграфного агентства Инны Давтян полностью восстановить картину с помощью архивных документов. Совместными усилиями удалось вывести фальсификатора на чистую воду. Тем не менее, в 1985 году указанный “пассажир” получил также юбилейную награду — орден Отечественной войны I степени. По справедливости ли?..

P.S.S

Из 10 участников группы побега под руководством Михаила Петровича Девятаева — семеро из числа рядового и сержантского состава — вернулись в строй на передовую. Шестеро из них после плена и побега с войны не пришли. Имена всех десяти человек, совершивших 08.02.1945 “побег из ада”, высечены на мемориале в Вологде.

Будем помнить!

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.