После разрушения Советской социалистической системы буржуазия и её политические представители постоянно стремились добиться легитимации предпринимаемых ею действий посредством своеобразного одурманивания общества. Данный класс осуществлял чёрное дело, прикрываясь пафосными лозунгами, используемыми для привлечения внимания народа. Впрочем, в годы «перестройки» это вершилось под флагом «совершенствования социализма», в кто время как горбачёвско-яковлевская команда сознательно вела дело к его ликвидации. А те, кто правил бал после 1991 года, прикрывали суть проводившегося курса иными доктринами.

Псевдодемократия 1990-х годов

Прежде всего, в 1990-ые гг. ельцинские «реформаторы» провозглашали в качестве собственной стратегической цели построение демократии. Но что в итоге получилось? На наш взгляд, никоим образом невозможно охарактеризовать народовластием систему, при которой подавляющее большинство нации брошено на грань выживания и вымирания. Экономика России в 1990 – 2000 гг., по данным Всемирного банка, переместилась с 3-его на 18-ое место в мире. За 1990 – 2002 гг. наша страна по индексу развития человеческого потенциала, согласно данным ООН, опустилась с 26-ого на 60-ое место в мире. Одновременно ограниченный круг «приближённых» миллиардеров, разворовавший в процессе приватизации и либерализации национальное достояние, диктует свою линию правительству, фактически подчиняя его себе, заставляя всё государство работать на свой карман. Конечно же, правящий класс подчинил себе СМИ, судебную систему, начал манипулировать выборами с целью недопущения победы политических сил, выступающих за изменение системы. Взятие Кремлём и олигархами телевидения и прессы под контроль в канун президентских выборов 1996 года и выборов в Государственную Думу 1999 года, информационная травля Геннадия Зюганова в 1996 году и блока Евгения Примакова – Юрия Лужкова в 1999 году, использование административного ресурса и фальсификации результатов голосований говорят сами за себя. Вполне понятно, что при подобном положении вещей власть рано или поздно непременно воспользовалась бы моментов для цементирования политического пространства. Призывали ведь в 1991 – 1993 гг. активисты и сторонники «Демократической России» к запретам коммунистических и национально-патриотических партий, их прессы, к арестам видных представителей соответствующих течений. Одновременно они ратовали за применение подобных мер к тем «демократам», которые выражали несогласие с действиями ельцинскоо-гайдаровско-поповских «реформаторов». Следовательно, при подобной морально-психологической атмосфере монополизация политического пространства является вопросом времени.

Не следует также забывать о расстреле парламента в 1993 году. Разгон Верховного совета из-за выдвижения им основы альтернативной стратегии социально-экономического развития России и рекомендации формирования коалиционного правительства национального согласия, его антиконституционный роспуск и фактическая узурпация власти президентом, провоцирование столкновений в Москве, танковый обстрел Дома Советов, последующая массовая облава и самосуд над защитниками Конституции, протаскивание в жизнь проекта Основного закона, уничтожившего механизмы народного (в том числе парламентского) контроля над управленческим аппаратом и фактически наделившего президента огромной и бесконтрольно власти, — если всё это «торжество демократии», то как тогда вы охарактеризуйте режимы Адольфа Гитлера в Германии, Бенито Муссолини в Италии, Аугусто Пиночета в Чили, Франсиско Франко в Испании и т.д.? Одновременно заметим, что всё это происходило на фоне установление в 1993 году контроля власти над СМИ, фактического введения цензуры. Руководитель Федерального информационного центра М.Н. Полторанин, ведомство которого направляло деятельность прессы, в 2013 году сам рассказал об этом.

После формирования сверхпрезидентской республики и фактического упразднения общественного контроля за властью  режим начал становится более закрытым. А это благодатная почва для попыток правящего класса приватизировать государства, для распространения кулуарности при принятии ключевых решений по вопросам внутренней и внешней политики. Конечно, власть олигархии к подлинному народовластию не имеет никакого отношения. По крайней мере, даже в «развитых капиталистических странах» давно поняли недопустимость односторонней ориентации власти на установки узкого круга лиц – после победы Великой Октябрьской социалистической революции в России во всех остальных странах правительства вынуждены были начать маневрировать, соблюдая хотя бы баланс интересов различных социальных групп. Недаром в годы президентства в США Ф.Д. Рузвельта министр внутренних дел Гарольд Икес, развёртывая по поручению главы государства борьбу с махинациями олигархов, с их влиянием на власть, подчёркивал необходимость доведения до конца «конфликта между демократией и плутократией». Обратите внимание, что последователи Франклина Рузвельта демонстрировали огромную разницу между двумя упомянутыми явлениями. А что у нас наблюдалось после 1991 года? Один из столпов «семибанкирщины» в своё время весьма доходчиво разъяснил суть «демократии по российски»: «Больше нами никогда не будут править голодранцы». И это – про большинство населения нашей страны! Нужны ли после этого дополнительные комментарии?

Впрочем, «правозащитники» и либералы в то время подчас не скрывали собственных настроений, заявляя, что «демократия – для демократов», призывая вытеснить на обочину т.н. «красно-коричневых». К народу России они относились как к пустому месту, а «элиту» рассматривали не просто в качестве некой белой кости, но и своеобразной касты неприкасаемых. Только вот при подобном раскладе до установления антинародной и жестокой диктатуры всего один шаг. Неслучайно представители «прогрессивной общественности» призывали взять на вооружение опыт чилийской пиночетовщины. Именно после победы оппозиции на выборах в Государственную Думу в 1993 и в 1995 гг. в «демократической» среде и в «элите» возобладала концепция о мнимой неспособности российского народа сделать «правильный выбор». Руководствуясь этим принципом, можно оправдать любую манипуляцию политическим пространством, выборами, если не нечто большее.

В целом, нет оснований говорить о народовластии и о демократии, когда внутренняя и внешняя политика страны подчинена интересам других государств. Получается, что Кремль и правительство ориентировались не на мнение избравшего их в 1991 году народа, а на мнение «старших партнёров» за рубежом, стремящихся расчленить Россию, превратить её в полуколониальный придаток. Ознакомьтесь с содержанием доклада Конгресса США «Российский путь к коррупции», с результатами американского судебного процесса над сотрудниками Гарвардского университета, работавшего в Госкомимуществе России, с содержанием работ Стивена Коэна, Пола Крейга Робертса, и вы убедитесь в этом. Вполне понятно, что «глобалисты» не нуждаются в демократии в контролируемых и эксплуатируемых ими странах – в противном случае местное население непременно откажет им в доверии на выборах. Недаром в интервью документальному фильму «Империя добра» ряд отставных американских разведчиков, ряд учёных США констатировали, что для Вашингтона основной ценностью является не политическая свобода, а свободный рынок, возможность бесконтрольного доступа к средствам производства, к полезным ископаемым народов всего мира. Они же подчёркивали, что государство, руководство которого отказывает американцам и европейцам в распоряжении сырьевыми ресурсами, перестаёт действовать под их диктовку, моментально получает ярлык «антидемократического».

Псевдопатриотизм 2000-х и 2010-х годов

В свою очередь, с приходом к власти В.В. Путина правящий класс сменил тактику, перехватив у оппозиции патриотические лозунги. Однако отдельными самостоятельными шагами во внешней политике, остановкой сепаратизма внутри страны не следует ограничиваться. Действуя так, не удастся в полной мере укрепить позиции России. Как никак, именно экономическое положение любого государства (а не бумажные декларации «незалежности») определяют его позиции в мире. Наличие развитой промышленности, сельского хозяйства, развитого высокотехнологического комплекса, устойчивого социально-демографического потенциала предопределяет способность страны выдерживать конкуренцию на мировых рынках, давать отпор международным противникам, покушающихся на национальный суверенитет и на несметные богатства нашего Отечества. А как обстоит дело с перечисленными моментами?

Вопреки обещаниям правящих кругов, снятия России с сырьевой иглы, проведения модернизации и индустриализации так и не произошло. Достаточно обратить внимание на данные Федеральной таможенной службы РФ, обнародованные в предкризисном 2019 году. Согласно опубликованным материалам, 64,7% экспорта за январь — июнь 2019 года составляли топливно-энергетические товары. То есть большую часть данной статьи представляли отнюдь не изделия готовой продукции. В свою очередь, за аналогичный период 45,9% импорта составлял ввоз машин и оборудования, 13% — ввоз продовольственных товаров, 6,1% — ввоз обуви и текстильных изделий. Надо ли утверждать, что до сих пор Россия продолжает представлять собой полуколониальный сырьевой придаток «развитых стран»?

Всё это происходит на фоне медленного, но верного перехода стратегически важных отраслей экономики под контроль зарубежных компаний. Так, в 2019 году иностранный капитал распоряжался 95% энергетического машиностроения и 75% железнодорожного машиностроения, 76% цветной металлургии, около 50% производства нефтепродуктов, целлюлозно-бумажного производства, химической промышленности. Зарубежным компаниям удалось захватить около двух третей российской пищевой промышленности и крупные торговые сети. Нужны ли дополнительные комментарии? Напомним лишь, что в аналогичные игры в начале прошлого столетия играло царское правительство. Тогда банки и основные отрасли производства аналогичным образом принадлежали иностранным компаниям. Но это не способствовало решению вопроса проведения ускоренной модернизации русской экономики, её превращения из аграрно-индустриальной в индустриальную, укреплению технологической безопасности государства. Напротив, зарубежные капиталисты фактически имели возможность вывозить прибыли из России, вынуждая царский режим впутывать страну в долговую паутину. Всё это пагубным образом отразилось на России в 1914 — 1917 гг., способствовало дезорганизации ключевых сфер жизнеобеспечения. Следует ли наступать на те же грабли?

Одновременно заметим, что после развала СССР около 25 млн. соотечественников оказалось за рубежом. Кроме того, в 1992 – 2010 гг., по данным Федеральной службы государственной статистики, численность населения Российской Федерации сократилась на 668 1,8 тыс. человек. И это произошло в мирное время! В последние годы наблюдается эскалация подобных разрушительных процессов. Дело не исчерпывается падением уровня зарплат и пенсий россиян, ростом цен. Эксперименты, связанные с «оптимизацией» и с коммерциализацией здравоохранения, ЖКХ, с повышение пенсионного возраста сказались на положении народа России. Созданные непригодные для простого человека условия отразились и на демографической обстановке. Например, 2 июля 2019 года вице-премьер Т.А. Голикова в своём выступлении на совещании с членами научно-образовательного медицинского кластера «Западный» СЗФО констатировала, что «мы катастрофически теряем население страны». Так, «за четыре месяца естественная убыль населения у нас составила порядка 149 тыс. человек». Ну а в 2020 году, в условиях усугубления социально-экономического кризиса и распространения пандемии коронавируса, уровень смертности населения достиг (по утверждениям специалистов) максимального значения за последнее десятилетие. В 2020 году общая численность населения нашей страны сократилась на 600 тысяч человек.

На фоне усугубления бедственного положения России и народа продолжается обогащение узкого круга лиц. Так, только за первые два месяца распространения пандемии COVID-19 в нашей стране и вызванного введением режима самоизоляции усилением кризисных явлений в экономике и в социальной сфере количество долларовых миллиардеров возросло с 102 до 104 человек. А их совокупное состояние увеличилось с 392 млрд. долларов до 454 млрд. долларов. В свою очередь, только за январь — август 2020 года из России было вывезено 34,8 млрд. доллара. И это — на фоне постоянных разговоров об «отсутствии финансовых возможностей» для «разбрасывания вертолётными деньгами», для последовательно решения ключевых социально-экономических проблем. Вполне понятно, что олигархию устраивает нынешнее положение вещей.

Одновременно «элита», отмывающая наворованные состояния в офшорах, оказывает на крючке у правительств зарубежных государств. Правящий класс во избежание возможной конфискации выведенных им активов периодически стремится пойти «мировому сообществу» на максимальные стратегические уступки. Какой после этого смысл удивляться закрытию на Кубе и во Вьетнаме российских военных баз, согласию в начале 2000-х годов российского руководства на размещение баз НАТО в Средней Азии? Фактически было сдано геополитическое наследство, которое отстаивали наши предки под руководством Петра I, Александра Суворова, Георгия Жукова. Добавить к этому сокращение в ходе сердюковских «реформ» Вооружённых сил, ликвидацию ряда их подразделений – на фоне обострения геополитической обстановки. Разве это не внушает чувства тревоги за будущее России? А непризнание независимости ДНР и ЛНР, фактическая остановка успешного контрнаступления Донбасских ополченцев в августе 2014 и в феврале 2015 гг.? Как объяснить втягивание нашей страны в ВТО в условиях нерешённости проблемы воссоздания производственной базы, её огромной зависимости от импорта товаров и капиталов? Чем оправдано сохранение России в составе данной структуры и ориентация на её принципы даже в условиях непрерывно расширяющихся против нас международных финансово-экономических санкций? Вопросы откровенно риторические. А отдельные самостоятельные шаги на международной арене (вроде поддержки стремления народа Крыма к присоединению к России, содействия Сирии в противостоянии ИГИЛу) объективно не могут кардинальным образом изменить ситуацию в условиях колебаний в геополитических вопросах, консервации системы периферийного капитализма.

Псевдомодернизация конца 2000-х – начала 2010-х годов

Правда, подчас правящие круги брали на вооружение и другую повестку. Например, в период занятия Д.А. Медведевым должности президента Российской Федерации власть призывала сконцентрироваться на модернизации нашей страны, главным образом – её экономики. Произносилось много красивых слов об отходе от сырьевой модели развития, о переводе России на рельсы инновационного устойчивого развития, о социально-ориентированной политике, о демократизации политической системы. Но что наблюдалось на практике? Выше мы привели конкретные статистические материалы, доказывающие, что до сих пор не удалось избавить экономику России от уязвимого положения. Мы добавим, что при предложенных медведевской командой мер по определению невозможно было рассчитывать на достижение прорывных результатов. Разрекламированный в то время проект «Сколково» представлял собой своеобразную телегу, приставленной к всаднику, ведущему Россию в глухомань сырьевой периферии. Ведь в условиях фактического отсутствия национального производства наличие огромного количества инновационных центров неспособно изменить ситуацию. Спрос на достижения научно-технического прогресса должны генерировать все отрасли экономики, а не избранные. А когда промышленость и сельское хозяйство развалены, основа для внедрения инноваций отсутствует. Появится лишь дополнительное поле утечки мозгов за рубеж.

Впрочем, вопросы реиндустриализации требовали кардинального изменения социально-экономической политики, повышения участия государства в развитии народного хозяйства. Соответствующие проекты носят долгосрочный характер и требуют больших затрат, что может реализовать только государство. Неслучайно во всех странах подлинная модернизация и индустриализация осуществлялись при ведущей роли государственного сектора экономики, при наличии системы общенационального централизованного планирования. Успехи Китайской народной республики, Южной Кореи и других «азиатских тигров» доказывают соответствующий тезис. Противоположными установками руководствовались правительства стран Восточной Европы в конце XX века. Их курс на всеобъемлющую либерализацию и приватизацию обернулся разрушением производительных сил, обнищанием народа, усилением финансово-экономической зависимости от иностранного капитала. Ну а фактическое следование в фарватере «ведущих мировых держав» по определению не могло вывести страны бывшего Социалистического содружества в число передовых государств мира. Ведь «глобалисты» стремятся не взращивать мощь «опекаемых» ими стран, а полностью удушить их, присвоив их ресурсы. Между прочим, содержание мемуаров Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы», утверждавшего, что империалистические государства богатеют ценой «увода обманным путём» ресурсов, капиталов из эксплуатируемых ими стран, полностью проливает свет на истинные намерения «глобалистов». Но именно линия на присоединение к странам «золотого миллиарда», на дерегулирование экономики де-факто стала главенствующей при президентстве Дмитрия Медведева.

Вполне понятно, что при такой политике невозможно рассчитывать на успех модернизации. Тем не менее, мы помним, как в 2011 году, выступая на Петербургском экономическом форуме, Д.А. Медведев призвал к приватизации основных отраслей экономики, в том числе стратегических. Он же считал возможным их продажу даже иностранному капиталу. Ну а поскольку мало кто горел желанием разгребать чужие авгиевы конюшни, то, оказывается, ничего не оставалось, кроме как идти на геополитические уступки и подношения. Судя по всему, именно подобными соображениями были продиктованы шаги, вроде ратификации предоставивших западным странам право инспектировать Вооружённые силы РФ Венские соглашения, фактической солидарности с агрессией «мирового сообщества» против Ливии, с уступками в районе Баренцева моря в пользу Норвегии и т.д. А содержание пропитанных фактическими рекомендациями к «растворению» России в западном мире, подготавливаемых промедведески настроенными организациями и институтами (вроде ИНСОРа), раскручивание кампании «десталинизации», — всё это окончательно выдавало с головой медведевских «модернизаторов». Совершенно очевидно, что разговорами о «модернизации» всего-навсего прикрывали фактический рецидив прямого горбачёвско-ельцинского капитулянтства.

Что же касается модернизации политической системы, её «демократизации», то вся «бурная деятельность» власти по сути свелась к предоставлению возможности определённого выпуска пара, но не более того. Общественное мнение регулярно игнорировалось при выработке стратегических направлений проводившейся политики. Разве Кремль принял к сведению настороженное отношение народа к переименованию милиции в полицию, к проекту «Сколково» и к отсутствию полноценной поддержки функционировавших научных учреждений, к «десталинизации», к продолжению приватизации государственной собственности и либерализации экономики? Более того, Д.А. Медведев не скрывал своего настоящего подхода к делу, подчёркивая приверженность волюнтаристскому стилю правления. Фразы, вроде «мои слова отливаются в гранит», отстранение государственных деятелей, руководителей субъектов Российской Федерации с формулировкой «на основании утраты доверия», заявления о целесообразности «не отдавать власть», конечно же, полностью выдают с головой соответствующую либеральную команду. И о какой политической модернизации после этого вообще шла речь? Что толку для народа в возможности выпуска пара, если «элита» сделает всё, чтобы не допустить смены власти? Конечно, проводники линии на «воссоединение с Западом», осознавая её пагубные результаты и непременное нарастание народного недовольства, ни за что не допустят отдачи инициативы в руки оппозиции и народа.

Тормоз на пути прогрессивных преобразований

Таким образом, псевдодемократия, псевдопатриотизм и псевдомодернизация использовались исключительно для одной цели. Впрочем, если бы даже носители подобных схем искренне желали их достижения, то при нынешней системе это всё не увенчалось бы успехом. Правящая бал криминально-компрадорская буржуазия не нуждается ни в настоящем народовластии, ни в проведении последовательной независимой внутренней и внешней политике, ни в экономической модернизации. Вполне понятно, что последнее ознаменует в перспективе непременную утрату её доминирующего положения. Восстановление и развитие промышленности, сельского хозяйства, передовых технологий, преодоление социального кризиса положат конец положению дел, при котором в экономике погоду делает узкий круг сырьевиков и банкиров. Не говоря уже об огромных затратах, требуемых для реализации перечисленных стратегически значимых долгосрочных проектов.

Что же касается демократизации и подлинного патриотизма, то о подходе правящего класса к этим вопросам в 2004 году весьма доходчиво написал небезызвестный М.Б. Ходорковский. В составленном им в местах заключения письме «Кризис либерализма в России» он, затрагивая тему политических свобод, отметил, что «гражданское общество чаще мешает бизнесу, чем помогает», поскольку «отстаивает права наёмных работников, защищает от бесцеремонного вмешательства окружающую среду, открытость экономических проектов, ограничивает коррупцию». А всё это, по словам экс-главы ЮКОСа, ведёт к «уменьшению прибыли». Далее опальный олигарх констатировал, что «предпринимателю… гораздо легче договорится с горсткой в меру жадных чиновников, чем согласовывать свои действия с разветвлённой и дееспособной сетью общественных институтов».  Соответственно, капитал не заинтересован в широкой демократизации политической системы. Аналогичными мотивами этот класс руководствуется и при вопросе о национальных интересах государства. Михаил Ходорковский подчёркивал, что «бизнес всегда космополитичен» и «располагается там, где выгодно, нанимает того, кого выгодно, инвестирует ресурсы туда и только туда, где прибыль максимальна». Он добавил, что для многих предпринимателей, разбогатевших в годы «рыночных реформ», «Россия – не родная страна, а всего лишь территория свободной охоты». Основные интересы олигархии и «жизненные стратегии связаны с Западом».

В глобальном плане переход к обновлённому Советскому социализму будет способствовать возвращение власти народа, возродит нашу Родину, выведет её на стезю устойчивого развития на передовой основе. Однако сегодня важно решить задачу избавления России от криминально-компрадорской системы, положить конец её периферийному положению. А в случае консервации отвечающей интересам «глобализма» модели разговоры о развитии, об укреплении позиций в мире, о народовластии и о справедливости останутся на уровне благих пожеланий.

Владимир Соколов

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.