Процессы, развивающиеся на протяжении последних трёх лет, в очередной раз поставили Россию на перепутье. Приближается время ответственного выбора в пользу новой модели развития, способной вывести нашу страну из тупика, вернуть передовые позиции в мире, укрепить её независимость, положить конец угнетению и притеснению народа. Казалось бы, всё очевидно и обсуждать здесь нечего. Тем не менее, есть ряд весьма существенных нюансов.

После переназначения Кремлём в мае 2018 года на ответственные правительственные посты поборников неолиберальной доктрины «вашингтонского консенсуса», после протаскивания решений о рекомендованном МВФ повышении пенсионного возраста и о мусорной «реформе», о продолжении приватизации государственной собственности, после того, как власть фактически смирилась с захватом иностранным капиталом стратегических отраслей экономики России (переход американцам алюминиевой бизнес-империи Олега Дерипаски прямо свидетельствует об этом), после откровенно циничных попыток удушить небольшое количество, но потенциальных точек роста национальной экономики (речь идёт о давлении на «Совхоз имени В.И. Ленина», на фабрику «Айвори», о фактическом вытеснении успешного губернатора Иркутской области С.Г. Левченко) от «крымского консенсуса» 2014 — 2018 гг. фактически не осталось следа. Если пять лет назад значительная часть россиян готова была закрыть глаза на внутренние неурядицы, трудности и даже преступления во имя определённых подвижек во внешней политике, то теперь жители нашей страны смотрят на действительность иными глазами. После насаждения России ультарлиберальных, проолигархических, компрадорских и антисоциальных мер стало очевидно, что деятельность буржуазного правящего класса несёт нашей стране и её народу отнюдь не меньшую, чем деятельность американских «глобалистов», украинских «евроинтеграторов» и т.д. Если добавить к этому едва не произошедшую в начале 2019 года решения вопроса о Курильских островах в пользу Японии, то многие вопросы мгновенно исчезают. Ну а разрушительные последствия «оптимизации» и коммерциализации здравоохранения, в полной мере давшие о себе знать во время распространения пандемии коронавируса, фактическое забвение интересов большинства народа России при одновременном потакании интересов крупного капитала, — всё это не оставило сомнений в уготовленной нашей стране весьма незавидной участи. Ускорение темпов вымирания народа Российской Федерации, потеря в 2020 году свыше 600 тысяч соотечественников на фоне увеличения совокупного состояния миллиардеров на 13,8 млрд. долларов, конечно же, является приговором капиталистической системе и действующей власти. Неудивительно, что происходит снижение уровня общественного доверия к правящим кругам. Обнародованные в августе 2019 года результаты социологических опросов не оставляют в этом сомнений. Россияне оценивали действующую власть как коррумпированную (41% респондентов), далёкую от народа (31%), бюрократическую (24%), недальновидную (19%). При этом жители нашей страны считают, что Советская власть была близка к народу (29%), сильной и прочной (25%), справедливой (22%).

Одновременно при сложившихся обстоятельствах поддерживаемые западным империализмом политические силы, подобно своим идеологическим собратьям на Украине и в других странах СНГ, стремятся оседлать нарастающее народное недовольство, направив его в «глобалистское» и антироссийское разрушительное русло. Наивно полагать, что «ведущие мировые державы», установившие с помощью «цветных переворотов» контроль над постсоветским пространством, не положат глаза на Россию.

В создавшихся условиях общество оказывается перед фактически искусственно навязываемой ему откровенно ложной дилеммой. Так, в 2019 году депутат Государственной Думы, секретарь МГК КПРФ Денис Андреевич Парфенов в своей статье «Наш курс — социализм!» констатировал это, обратив внимание на следующее: «И власть, и либеральная оппозиция совместно и настойчиво формируют «разводку на двое», своеобразную «вилку», в которой заставляют всех делать выбор: если ты патриот, за стабильность и за Россию, то ты обязан поддержать власть, даром что она буржуйская, коррумпированная и что народ при ней вымирает; если ты за перемены, если хочешь сменить режим, то ты вроде как обязан быть с либеральной оппозицией, такой же буржуйской, прозападной и аморальной, как власть. Но это явно лукавая альтернатива». В целом, обе противоборствующие группировки не просто стоят на страже капитализма. Они отстаивают принципы неолиберальной компрадорской олигархической системы, намереваясь законсервировать её любой ценой. Вся фактическая суть их разногласий сводится к вопросу о том, кому быть властителем несметных сырьевых богатств России и природных ресурсов. Но нашей стране и нашему народу от этого ни холодно, ни жарко. Поэтому важно всемерно продвигать реальную альтернативу данной системе.

А если у кого-то возникнет соблазн охарактеризовать подобные размышления как «замкнутые» и «сектантские», то соответствующий упрёк однозначно не по адресу. Это прямая подмена понятий. Во-первых, коммунисты являются не просто группой теоретиков и мечтателей, якобы оторванной от народа, а политическими представителями интересов рабочего класса. Получается, что люди наёмного труда для кого то являются пустым местом и не имеют права даже заявлять о себе, проводить свою линию? Во-вторых, несомненно, обстоятельства подчас требуют изменения тактики и, соответственно, определённых временных союзов при совпадении первоочередных задач. И сотрудничать можно с теми, кто пусть и не занимает левых позиций, но хотя бы выступает за смену власти и отход даже не от капитализма, а от дикой, периферийной его формы (замаскированной под «свободный рынок»), отдающей Россию на заклание мировому капиталу, не оставляющей нашему народу перспектив. Забота о большинстве жителей своей страны, о будущем Отечества раньше никто и никогда не объявлял нечто чудовищным. Ведь представители большинства народа — они не «секта», а плоть, кровь, жизнь, как и остальные. Поэтому если кто и ведёт себя по «сектантски», так это «партия власти» и либеральная псевдооппозиция, постоянно стремящиеся быть впереди везде и во всем, при любых обстоятельствах, не допускающие мысли о возможности утраты их доминирования, о предпочтении других политических течений. Как будто в России нет партий и движений не только коммунистической, но и социал-демократической, национально-патриотической, центристской (речь не о «единороссах», а о центристах в широком политическом смысле)! Фактически жителям нашей страны не дают сделать выбор в пользу столь широкого круга, де-факто настраивая его на выбор между двумя фракциями в среде «вхожденцев», неолибералов, поборников компрадорского капитализма и т.д.

Впрочем, некоторые могут возразить, ответив, что при отстаивании принципов прозрачности избирательного процесса, свободы митингов, демонстраций, забастовок и уличных протестных мероприятий якобы желательно взаимодействовать и с теми, кто именует себя либералами. Однако история доказывает, что в любой коалиции любая политическая сила так или иначе будет играть «первую скрипку». Какой надлежит выполнить эту функцию — зависит от настроений народа. Скажем, почему в 1993 году в коалиции левых и государственно-патриотических сил (во Фронте национального спасения) основной силой была не КПРФ, а «демократы» с державно-патриотическим уклоном? Потому что коммунисты отдавали себе отчёт в том, что в тот период народ России, отворачиваясь от марионеточного ельцинского режима, ещё не был готов сделать выбор в пользу социализма. И важно было не отталкивать от оппозиции население. Но после победы КПРФ на выборах в Государственную Думу в 1995 году стало очевидным, что настроения россиян изменились. И тогда появилась реальная возможность смело отстаивать основы коммунистической идеологии и т.д.

Что мы наблюдаем сейчас? Большинство населения России, представители разных социальных слоёв населения, разных возрастов, разных политических взглядов стремятся к новой политике. В конце концов, рекомендуем вам ответить на вопрос о том, кто был в 2005 году автором следующих фраз: «В 1990-1991 гг…. страна бредила свободой…. Мы ждали демократии как чуда, которое само собой, безо всякого человеческого участия и усилия решит все наши проблемы на десятилетия вперёд… Но к середине 90-х стало ясно, что чудо демократии как-то не задалось. Что свобода не приносит счастья. Что мы просто не можем быть честными, умеренными и аккуратными по-буржуазному, по-швейцарски. Перед страной и её — нашим — народом стали в полный рост совсем другие вопросы: справедливость…, чувство собственного национального достоинства…, нравственность в политике…, страх перед неопределённостью будущего…» Кто высказывал подобные соображения: «Кремлёвские политтехнологи… знают, что этот государственный курс может сохраниться только антидемократическим путём. Что на честных выборах неизбежно победят левые. Поэтому и закручиваются гайки…» Кому принадлежат следующие слова: «Да только авторитетные социологические опросы… не оставляют сомнений: ценности — левые… А значит, несмотря на все ухищрения, левые всё равно победят. Причём победят демократически — в полном соответствии с волеизъявлением большинства избирателей. Мытьём или катаньем. На выборах или без (после) таковых. Левый поворот состоится». Отметим, что автор этих строк является одним из видных представителей криминального кумовского капитализма ельцинской поры. Тем не менее, он, затрагивая тему настроения народа и перспектив противодействия системе, вынужден называть вещи своими именами. Причём говорил об этом именно тот человек, который именно при нынешней властвующей группировки провёл значительное время в местах не столь отдалённых. Фамилия его всем известна. После этого только откровенно ангажированное лицо будет квалифицировать отстаиваемые нами подход в качестве нечто неприличного. Данный деятель подчёркивал, что «в составе следующей российской власти неизбежно будут» КПРФ и представители национально-патриотической оппозиции (в 2005 году таковой была рогозинско-глазьевская партия «Родина», в настоящее время — Национально-патриотический союз России (НПСР)). А «левым либералам» автор соответствующего письма рекомендовал ускоренно «определяться, войдут ли они в состав широкой социал-демократической коалиции или останутся на брюзжащей, политически бессмысленной обочине». Он обратил внимание на то, что «только самый широкий состав коалиции, в которой люди… социалистических… взглядов будут играть ключевую роль, избавит нас от зарождения на волне левого поворота нового сверхавториатрного режима». Вполне понятно, что рассуждения в духе «либо за «партию власти» (если ты патриот, за единство, независимость и за развитие России), либо за «оранжевых» (если ты сторонник социальной, политической и правовой справедливости, противник эгоизма правящего класса, коррупционеров и олигархов) сегодня вдвойне нежизнеспособны. Следование столь умозрительной и нереалистичной схеме не позволит ни сберечь нашу Родину, ни защитить её от натиска «глобализма», ни добиться позитивных внутренних перемен, ни прихода на смену действующей правящей группировки сил, готовых действовать в интересах народа. Совершенно очевидно, на какие политические партии следует в нынешней обстановке ориентироваться.

Одновременно заметим, что даже в середине 2000-х годов, в период относительной «стабильности» в России, обусловленной повышением мировых цен на энергоносители, жители нашей страны отвергали навязываемые со времён разрушения СССР прозападные, ультралиберальные, капиталистические и плутократические стандарты. Так, осенью 2004 г. и весной 2005 г. телеканал ТВЦ провёл ряд опросов населения о положении России, результаты которых свидетельствовали о наличии огромного протестного потенциала в обществе. На вопрос о главных результатах «перестройки» 82,3% заявили о «нищете и бесправии», 15% — о распаде СССР и только 2,7% — о «свободе и демократии». На вопрос об отношении к работе правительства Российской Федерации, возглавляемого в тот момент Владимиром Путиным и Михаилом Фрадковым, 92,6% заявили, что его деятельность вызывает протест, 4,3% — пессимизм и только у 3,1% вызывала оптимизм. 91,8% респондентов заявило, что проводимые после демонтажа социализма властью «рыночные реформы» принесли им «больше вреда», 7,1% — «одни сомнения», а 1,1% — «больше пользы». На вопрос об оптимальных действиях в отношении крупного бизнеса 93,2% высказались за национализацию, 3,2% — за ограничение его деятельности, а 3,6% — за его поддержку. «Главной бедой» российского здравоохранения 84,6% назвали «горе-реформаторов», 10,2% — «бездушие», а 5,2% — «безденежье». По мнению 90,5%, чрезвычайные ситуации в нашей стране в упомянутый период возникали по причине «воровства», а 5,5% респондентов сводило все к «отсутствию средств», 4% — к «короткой памяти». 95% россиян считало, что криминал и чиновничество находятся «в прочном союзе», а 3,4% полагало, что они — в «мирном соседстве». 68,6% населения предпочитали видеть российскую армию такой, какой она была в СССР, 28,2% — как в странах НАТО, а 3,2% предлагали оставить Вооружённые силы в том виде, в котором они находились в 2000-ые годы. Главным врагом России на Северном Кавказе 81% россиян считало «воровство и коррупцию», 14% — иностранные спецслужбы, а 5% — террористов. 56,5% жителей нашей страны утверждало, что НАТО враждебно относится к России, 40,1% — «корыстно», 3,4% — «дружелюбно». А чреду произошедших в постсоветских странах «цветных переворотов» 48% россиян расценивало как угрозу нашей стране, 46% — как предостережение, 6% было равнодушно к этому (см. книгу С.Г. Кара-Мурзы. «Экспорт революции»).

Обращаем внимание на то, что соответствующие данные социологических опросов в 2004 — 2005 гг. были представлены не левопатриотической оппозицией, а каналом ТВЦ, ориентировавшегося в то время на мэра Москвы Ю.М. Лужкова, принадлежность которого к ключевым представителям «партии власти» в тот период была очевидной. Ознакомившись с представленными данными, можно без труда понять, как большинство россиян испытывало «особые чувства» в отношении проводников интересов Запада в России, тех, кто насаждал систему компрадорского грабительского капитализма, обирал «неолиберальными реформами» население до нитки, разрушал ключевые сферы жизнеобеспечения. И это, ещё раз повторяем, всё имело место в период относительной «стабилизации» в «тучные нулевые». Можно только представить себе, что в свете обрушившихся на Россию после 2008 года трёх волн финансово-экономического кризиса, в свете насаждения новых антисоциальных буржуазных «реформ» (от пенсионной и до введения системы «Платон» и до «оптимизации» и коммерциализации медицины и образования), в свете не просто замешанности значительной части «элиты» в скандалах по части осуществления тёмных дел, но и увода их из-под ответственности (одна история с Анатолием Сердюковым и его окружением говорит о многом), в свете перехода «западного сообщества» к откровенно агрессивным антироссийским действиям и провокациям, в свете событий на Донбассе, — в свете всего перечисленного вышеупомянутые настроения народа стали более устойчивыми. По крайней мере, молодое поколение России отдаёт предпочтение отнюдь не действующей проправительственной партии, отнюдь не «евроинтеграторам».

Согласно обнародованным в апреле 2020 года итогам исследования «Российское «поколение Z»: установки и ценности», проведённого немецким Фондом имени Фридриха Эберта вместе с «Левада-центром» (признан иностранным агентом), коммунистические взгляды исповедует 11% молодёжи, социал-демократические — 28%, националистические — 16%, либеральные — 12%. Если суммировать количество молодых последователей коммунистов и социал-демократов, то увидим, что 39% молодёжи так или иначе разделяет идею осуществления в различной форме «левого поворота». Если прибавить часть последователей идеологии, именуемой определёнными информационными и политическими кругами «националистической», то можно смело утверждать о стремлении огромного числа молодых людей в России к избавлению её от «глобалистского» ига. Следует также остановиться на результатах проведённого ВЦИОМом в июле 2017 года опроса российской молодёжи об отношении к деятельности И.В. Сталина. Проправительственная социологическая служба (не оппозиция!) установила, что 62% россиян поддерживает установление памятников, бюстов и мемориальных досок, посвящённых Иосифу Сталину. 65% респондентов также высказались против установления символов, напоминающих о «репрессиях», якобы имевших место в Сталинский период. Причём социологи ВЦИОМа заявляли, что «активнее других за по всем вопросам высказывается молодёжь, тогда как среди пожилых людей более чётко проявляется позиция несогласия с установкой знаков, прославляющих бывшего главу СССР».

Нет никакого сомнения в том, что пропагандируемый фракциями класса компрадорской буржуазии и их политическими представителями в лице провластных и якобы оппозиционных неолибералов ложный выбор о «партии власти» и о «демократической оппозиции» как о единственно возможных силах не имеет абсолютно никакого отношения к подлинной действительности. Настоящая альтернатива, выражающая часть народа России, есть. Речь идёт о коалиции левопатриотических сил, состоящей из Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ), «Левого фронта», движения «За новый социализм» и т.д. Важно лишь проявить высокую политическую ответственность, сделав реальный шаг к возрождению нашей Родины и к спасению народа.

Вместе — победим!

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.