По материалам публикаций на сайте газеты «Правда»

Автор статьи — Игорь Гребцов, фронтовик Великой Отечественной войны, член ВКП(б) — КПСС — КПРФ с 1942 года, член Союза писателей и Союза журналистов России. г. Москва

Когда заходит разговор о песнях на фронте, о том, какие песни мы пели в походах, на отдыхе, в боевой обстановке, я невольно вспоминаю стихотворение поэта-фронтовика Семёна Гудзенко «Перед атакой». Приведу лишь первую строфу:

Когда на смерть идут — поют,

а перед этим можно плакать.

Ведь самый страшный час в бою —

час ожидания атаки.

Что ж, на войне как на войне. И солдата, идущего ли в атаку, наводящего ли под огнём противника проволочную связь, ползущего ли ночью по «нейтралке» за «языком», зачастую подстерегает смертельная опасность. Об этом же говорится в широко известном стихотворении поэта и военного корреспондента Алексея Суркова, которое стало одной из любимейших наших песен: «До тебя мне дойти нелегко, а до смерти — четыре шага».

И вот тут солдату песня особенно нужна. Такая, что и зовёт тебя, и гасит в тебе чувство страха, и повелевает. И такие песни были на фронте. О них хочется сказать потеплее, от души.

На фронте мы пели и о том, как выходила на берег Катюша, на высокий берег, на крутой, как она песню заводила про того, которого любила, про того, чьи письма берегла; и о том, как на позицию девушка провожала бойца, как тёмной ночью простилася на ступеньках крыльца; и о том, что пройдёт товарищ все бои и войны, не зная сна, не зная тишины, любимый город может спать спокойно…

Я могу ещё и ещё вспоминать строки песен, которые мы пели на фронте. Но тут на ум пришли слова знаменитого поэта Василия Лебедева-Кумача, кстати, автора текста великой песни «Священная война»:

Кто сказал, что надо бросить

Песни на войне?

После боя сердце просит

Музыки вдвойне.

Нужно ли что-либо добавлять к этому?

После Сталинградской и Курской битв наша 252-я стрелковая дивизия в конце сентября сорок третьего года с боями вышла на левый берег Днепра — в районе чуть ниже города Кременчуга по течению великой реки. Командование решило с ходу форсировать, как говорили военачальники, водную преграду, объявленную Гитлером неприступным восточным валом.

Командир роты связи капитан Иосиф Цибутович приказал мне, командиру небольшого отделения, быть готовым вместе с десантниками навести проволочную связь на правый берег.

Мы проверили провод на влагопроницаемость, спрятали лодку в прибрежном кустарнике и стали ждать, когда наступит ночь. В эти тревожные минуты каждый из нас думал о своём, но больше всего, конечно, о том, как сложится переправа, доведётся ли ступить на правый берег, где засел противник, или…

Послышался шорох. Это шёл к нам командир роты. Он присел подле нас на траву и… тихо запел:

У прибрежных лоз, у высоких

круч

И любили мы, и росли.

Ой, Днепро, Днепро, ты широк,

могуч,

Над тобой летят журавли.

Красивая песня звучала всё увереннее и шире. Мы поднимали усталые головы. Вот уже кто-то из нас вполголоса подпевает командиру. А песня вскипает, как воды Днепра. Песня зовёт. Песня приказывает.

Ты увидел бой, Днепр,

отец-река,

Мы в атаку шли под горой.

Кто погиб за Днепр,

будет жить века,

Коль сражался он как герой.

А когда песня закончилась, когда оборвались последние её слова, командир встал, встали и мы.

— Пора!

Над рекой то и дело вспыхивали осветительные ракеты врага. То здесь, то там рвались снаряды и мины.

И вот мы в лодке. Справа и слева — лодки десантников. Ребята налегли на вёсла. Я на корме опускал провод с подвешенными к нему грузилами в реку. Заговорила и наша артиллерия, поставившая огненную «стену» на правом берегу, прикрывая тем самым десантников.

А проникновенная песня о Днепре, которую мы только что пели, продолжала звучать в наших душах. Она, повторюсь, звала и повелевала. Позднее я узнал, кто были её авторы: талантливый поэт Евгений Долматовский и великолепный композитор Марк Фрадкин…

Нам тогда повезло. Связь быстро была установлена. Бой за Днепр продолжался.

Краткими, но ёмкими заметками Виктора Кожемяко «Правда» подняла важнейший вопрос о советских песнях, которые всё реже и реже звучат в концертах, на каналах телевидения и по радио.

Как известно, умолчание — это тоже позиция. И ведь свято место пусто не бывает. Его, не мешкая, занимает песня-мотылёк с бог весть какими уродливыми словами и мотивом «в два притопа, в три прихлопа».

Недавно я услышал такую фразу: «Вот ушёл Иосиф Кобзон — и песни советские, которые он любил, унёс». Да, Кобзон пел хорошо. Но подобное объяснение происходящего слишком упрощённо! А главное сегодня состоит в том, что всем нам, любителям настоящей поэзии и настоящей музыки, следует сплотиться и повести решительный бой за советскую песню.

Недавно ушёл от нас и ещё один великий знаток и неутомимый пропагандист песни, прежде всего — советской: Юрий Бирюков. Это он, окончивший Военно-политическую академию имени В.И. Ленина и долго преподававший в ней, многие годы вёл на союзном радио, а затем и на телевидении интереснейшую программу о песне, далёкой и близкой. Юрий Евгеньевич, сам одарённый композитор, встречавшийся со многими поэтами и композиторами, рассказывал слушателям и зрителям, как в творческом содружестве рождалась та или иная любимая народом песня. Он оставил нам несколько интереснейших книг о советских песнях.

Как необходимо переиздать их сейчас! И донести до молодёжи! В борьбе за советскую песню книги этого писателя, композитора, лауреата многих музыкальных премий могут оказать добрую помощь. Яркие его этюды о песнях-шедеврах созданных советской эпохой, так и просятся на страницы газет.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.