По материалам публикаций на сайте газеты «Правда»

Автор статьи — Елена Морозова

В столице Туниса, считающегося родиной «арабской весны», не прекращаются манифестации с требованием отставки президента Каиса Саида. Масштабные антиправительственные выступления активизировались в североафриканской республике с середины сентября — через два месяца после того, как 25 июля глава государства в ответ на многочисленные демонстрации недовольных мерами властей по борьбе с коронавирусной пандемией приостановил деятельность парламента, отменил депутатскую неприкосновенность, отправил в отставку премьер-министра Хишама Машиши и стал управлять страной единолично.

Наделяя себя дополнительными полномочиями, президент сослался на статью Конституции, позволяющую ему сосредотачивать в своих руках исполнительную власть в случаях «неминуемой опасности, угрожающей институтам нации и независимости страны, а также препятствующей нормальному функционированию госорганов». Как подчёркивает Саид, бывший преподаватель конституционного права, он действует лишь в рамках Основного Закона.

По мнению сторонников главы государства, использование им чрезвычайных полномочий не является государственным переворотом и призвано очистить политические верхи от коррумпированной элиты. Его оппоненты, однако, уверены, что монополизация власти Саидом, спровоцировавшая напряжённость и раскол в обществе, обернётся потерей демократических завоеваний Туниса, достигнутых в ходе второй «жасминовой революции», и приведёт североафриканскую страну к новой диктатуре.

На фоне политического кризиса очередная волна мигрантов из Туниса хлынула в Европу. По данным организации «Средиземноморская надежда», работающей на Лампедузе (главном пункте прибытия североафриканских нелегалов в ЕС), сегодня число тунисцев, пускающихся в опасное морское путешествие в надежде достичь берегов Италии, приближается к уровню периода «арабской весны».

«Бесспорно, сравнивать нынешнюю ситуацию с тем, что произошло в 2011 году, когда в стране свергли президента Зин эль-Абидина Бен Али и десятки тысяч людей покинули родину, нельзя. Мы наблюдаем иной сценарий: Тунис, не успев выйти из постреволюционного кризиса, оказался в новом, порождённом последствиями пандемии COVID-19 и политической неразберихой. Оценить масштабы нынешнего потрясения пока невозможно», — полагает Франческо Пьобикки, представитель «Средиземноморской надежды».

По данным правозащитных организаций, с июля 2020 года общее количество нелегалов, прибывших на Лампедузу из Туниса, резко увеличилось. Граждане этой страны заметно преобладают среди всех беженцев, добравшихся до Италии в последние месяцы.

Между тем Саид, наконец, определился с кандидатурой нового председателя правительства, назначив на эту должность 63-летнюю Наджле Боден Ромдан — первую в истории Туниса и всего арабского мира женщину-премьера. Таким образом глава государства решил отдать дань уважения всем тунискам. Как заявил Саид, приоритетом нового кабмина должна стать «борьба с коррупцией и хаосом, охватившим многие госучреждения». Ранее Ромдан руководила реализацией проекта реформы высшего образования в Тунисе, а также занимала высокие посты в минобразования.

А в Индии за свои права отчаянно сражаются рабочие концерна «Форд», для которых как гром среди ясного неба прозвучало известие о сворачивании автогигантом производства автомобилей в стране и закрытии двух заводов: в Мараймалай Нагаре в окрестностях Ченнаи (южный штат Тамил Наду) и Сананде (западный штат Гуджарат). В результате на улице окажутся не только более 4000 штатных сотрудников предприятий, но и несколько тысяч стажёров, контрактников, а также десятки тысяч служащих, трудившихся в автосалонах и компаниях —поставщиках запчастей.

Уход «Форда» с индийского рынка негативно отразится на вспомогательных отраслях, затронет работу малых и средних предприятий, поддерживавших полноценное функционирование заводов. Кроме того, пострадает вся инфраструктура, созданная для экспорта автомобилей, и сектор логистики.

Сотни рабочих, одетых в синюю форму, собрались у здания завода в городе Сананд и требовали отменить решение о закрытии предприятия, обеспечивающего занятостью 1200 человек. Демонстранты обратились к правительству, призвав в случае запуска здесь какого-либо другого производства, предоставить приоритетное право на трудоустройство бывшему персоналу «Форда», причём с той же зарплатой.

Причиной прекращения выпуска авто американская компания, построившая свой первый завод в Индии в 1990-х годах, назвала «отсутствие возможности дальнейшего получения прибыли». Ранее из-за снижения продаж свои салоны в стране закрыли и другие крупные автопроизводители.

Ликвидируя тысячи рабочих мест, «Форд», тем не менее, планирует «значительно расширить» в Индии штат инженеров-программистов, ИТ-специалистов, исследователей, аналитиков и финансовых консультантов. Ведь для поддержания глобальных деловых операций автогиганту очень выгодно использовать низкооплачиваемый квалифицированный персонал.

«Форд» — последний из американских автопроизводителей после «Дженерал моторс» и «Харлей-Дэвидсон», свернувший деятельность на четвёртом по величине автомобильном рынке мира. Другими словами, десятки тысяч рабочих мест были уничтожены в Индии ещё до известия о закрытии к концу 2021-го предприятия в Сананде и к середине 2022-го завода в Мараймалай Нагаре.

Отказ от выпуска легковых машин в Индии — часть масштабной кампании по реструктуризации «Форда» и других лидеров мирового автопрома, направленной на существенное уменьшение расходов, привлечение инвесторов и доминирование на развивающихся рынках электромобилей. Пандемия COVID-19 лишь обострила битву за сферы влияния: эксперты предсказывают новую волну слияний, поглощений и дальнейшей монополизации отрасли. Правда, в первую очередь от жёсткой конкуренции страдают рядовые сотрудники компаний, столкнувшиеся с урезанием зарплаты, сокращением штатов и ухудшением условий труда.

«Форд» последовательно снижает численность своего персонала. Так, в марте 2019-го компания объявила о планах ликвидировать 25 тысяч мест по всему миру, в том числе 12 тысяч в Европе и более 5 тысяч в одной только ФРГ, а в январе 2021-го уведомила о закрытии трёх заводов в Бразилии, где трудились 5 тысяч человек.

По мнению аналитиков, автопроизводители и транснациональные корпорации умело воспользовались буйством коронавируса для ужесточения эксплуатации трудящихся, жертвуя ими, как пешками, ради получения прибыли.

Вновь неспокойно в столице Пакистана, где прошли массовые протесты, участники которых требовали скорейшего суда над убийцей 27-летней Нур Мукадам, чьё тело было найдено обезглавленным в элитном районе Исламабада 20 июля. Дело о зверской расправе над дочерью бывшего пакистанского дипломата, работавшего в Южной Корее и Казахстане, сейчас рассматривается в суде. Но местные жители опасаются, что посольство США может оказать влияние на ход разбирательства и спасти от смертной казни преступника, поскольку подозреваемый Захир Джаффер — представитель одной из богатейших семей Пакистана — одновременно является и американским гражданином.

По версии следователей, убийца и его жертва состояли в близких отношениях. Джаффер пригласил Мукадам к себе домой, два дня насильно удерживал её там, а потом убил. Полиция по горячим следам арестовала молодого человека, который, вероятно, планировал скрыться после случившегося в США, а также задержала его родителей и двух помощников по дому, пытавшихся избавиться от следов преступления. Захир сознался в содеянном, объяснив, что Нур поплатилась за измену. В деле также фигурирует видеозапись, сделанная камерой наружного наблюдения, зафиксировавшей, как девушка предприняла неудачную попытку сбежать через окно дома на первом этаже.

Однако спустя более двух месяцев после смерти Нур вердикт виновному в её гибели так и не вынесен. «Мы требуем, чтобы к смертной казни приговорили не только преступника, но и всех, кто причастен к этой ужасной трагедии. Местная община должна осудить действия родителей убийцы, пытающихся использовать связи и деньги, чтобы спасти сына, которого, согласно исламскому праву, ждёт самое страшное наказание — кисас, то есть жизнь за жизнь», — цитирует демонстрантов агентство «Рейтер».

Ежегодно в исламской республике от физической агрессии страдают тысячи женщин, сотни из которых убивают. Однако расправа над Мукадам шокировала даже пакистанское общество, поскольку в этой истории фигурируют представители высших социальных слоёв. Как отмечают эксперты, преступление вызвало мощнейший резонанс за всю историю борьбы с насилием над женщинами в Пакистане. Сразу после сообщений о гибели девушки масштабные манифестации под лозунгом «Добьёмся справедливости для Нур!» состоялись в крупных городах страны, а также в Канаде и США, где существуют обширные пакистанские диаспоры.

Правозащитники давно призывают к принятию властями закона против домашнего насилия, к которому следуют отнести и словесные оскорбления, и психологическое давление. Однако против него возражают эксперты Совета мусульманских учёных. Как считает его глава Кибла Аяз, документ содержит двусмысленные формулировки, неприемлемые для консервативного пакистанского общества. «Означает ли это, что дочь или жена могут жаловаться, когда отец или муж не позволяют им выйти из дома? Для пакистанцев подобное недопустимо», — констатирует Аяз, подчёркивая, что закон против домашнего насилия рискует породить социальную напряжённость и привести к ещё большему росту агрессии в семье.

А в столице Каталонии митинговали против расширения международного аэропорта Эль-Прат имени Жозепа Таррадельяса, занимающего в Испании второе место по пассажирообороту. Для того чтобы авиагавань Барселоны могла принимать трансконтинентальные рейсы, необходимо построить третий терминал и удлинить одну из взлётно-посадочных полос (ВПП). Правда, делать это придётся на территории природоохранной зоны.

Проигнорировав протесты экологов, власти автономии согласились на предложение испанского правительства, считающего модернизацию крупнейших воздушных ворот Каталонии фундаментом для оздоровления не только экономики одного из самых развитых регионов страны, но и всего королевства.

Впрочем, несмотря на обещанное повышение ВВП, создание 83 тысяч рабочих мест и посулы «превратить Эль-Прат в самый зелёный аэропорт Европы», расширение авиагавани, призванное поднять ежегодный пассажиропоток с 55 млн до 70 млн человек, остаётся предметом острых споров, поскольку Эль-Прат находится в дельте реки Льобрегат — излюбленном месте для гнездовий перелётных птиц и фламинго, обители огромной колонии черепах, где произрастают более тысячи видов редких растений, включая 22 разновидности орхидей.

«Если удлинить третью ВПП на 500 метров, самолёты станут заходить на посадку прямо над лагуной Ла-Рикарда. На практике это приведёт к полному иссушению водоёма, являющемуся естественной средой для перелётных птиц и зоной с собственным биологическим многообразием. Поскольку эта территория с прилегающими к ней водно-болотными угодьями находится под особой защитой ЕС, то и решать её судьбу надлежит на европейском уровне. Кроме того, расширение аэропорта грозит увеличением вредных выбросов в Барселоне на 60—80%», — рассказал глава муниципалитета Эль-Прат-де-Льобрегат Луис Михолер.

Пока в сердце мятежной испанской автономии бунтовали экологи и те, кому небезразлична судьба природоохранной зоны, в столице самого королевства массово протестовали противники корриды. На улицы Мадрида вышли тысячи человек, требовавших запретить убийства быков. Борцы за права животных возмущались тем, что финальной частью игры по-прежнему является умерщвление представителя семейства полорогих парнокопытных. Мёртвого быка вытаскивают с арены, после чего передают ожидающим снаружи мясникам. Мясо раздаётся бедным, развозится по больницам или социальным учреждениям.

Согласно статистике, в Испании, Франции и Португалии ежегодно проводится порядка 6 тысяч коррид, в ходе которых погибают около 30 тысяч быков. Демонстранты настаивали, что столь жестокая традиция больше не должна являться частью испанской культуры.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.