По материалам публикаций на сайте газеты «Правда»

Автор статьи — Мария Панова

К сожалению, сегодня существует множество проблем, к которым необходимо возвращаться вновь и вновь, так как они не решаются и игнорируются властями. А нерешённые проблемы имеют обычно тенденцию не только не исчезать, а нарастать. Так происходит со здравоохранением в России, в частности с её передовым отрядом — скорой медицинской помощью.

Статистика Яндекс-поисковика показывает катастрофическую цифру: 12 миллионов запросов! «Скорая» не приезжает на вызов. Что делать?».

В наши дни вызов «скорой помощи» в регионах всё больше напоминает игру в рулетку: к кому-то приезжает через несколько часов, к кому-то даже через несколько дней, а кто-то просто вообще не может дозвониться. Больные и их родственники справедливо возмущены, пишут жалобы, обрывают телефоны вышестоящих ведомств. Увы, не все пациенты доживают до появления долгожданных врачей или фельдшеров…

Теперь заглянем по другую сторону «баррикад». Наши врачи не привыкли принародно жаловаться или протестовать. Своё недовольство они чаще всего выказывают, «голосуя ногами»: уже тысячи не самых худших специалистов покинули бюджетные ЛПУ. Лишь редкие медики решаются вынести сор из избы и рассказать о реальном положении дел. Одна из них — врач-скоропомощник из Кемерова Елена Шагиахметова: «Я работаю врачом выездной бригады «скорой помощи» более 38 лет. Не понаслышке знаю, как должна действовать наша служба, чтобы успеть спасти человека. Даже в самые трудные «лихие 90-е» в городе Кемерово работали 48 автомобилей «скорой помощи», на срочный вызов выезжала бригада в течение 4 минут, а на неотложный — в течение 15 минут. Потому что «скорая помощь» была экстренной службой, как полиция и пожарные… Сокращение числа выездных бригад ведётся методично с возрастающей скоростью. Люди не стали болеть меньше, и население не убавилось. Но сейчас у нас считается нормальным, если «скорая помощь» вообще приезжает. Задержки обслуживания вызова по 2—4 часа никого не удивляют. Люди умирают, не дождавшись помощи, и руководство не несёт за это никакой ответственности… Моя зарплата врача «скорой помощи» сегодня нисколько не больше, чем я получала в 2006 году, когда появилась «федеральная надбавка». Мне хватает её на скромную жизнь только потому, что я ещё получаю пенсию. А вот нагрузки такой на работе не было никогда за все годы моей службы… Вопрос: нужна ли России скорая медицинская помощь или её просто тихо уничтожают?»

Второй год эпидемии критически обострил ситуацию. По рассказам скоропомощников из регионов, на первой волне проблему нехватки бригад решили разделением на одиночные бригады, потом на помощь приезжали бригады из соседних посёлков, где было меньше вызовов, затем предложили брать по две ставки в месяц, а после этого все «гениальные идеи» у руководства кончились… Вместе с ними у медиков стало кончаться терпение, немало из них болели и даже умерли, многие уволились…

К сожалению, большинство людей ещё не вполне поняли происходящее. Кому-то кажется, что все эти проблемы их лично не касаются. Вот на днях интернет облетело очередное видео очередной автоледи в Кемеровской области, не пожелавший во дворе пропустить реанимобиль с включённым проблесковым маячком. При этом можно видеть, как вызванные сотрудники ГИБДД заставляют… «скорую» сдать назад и пропустить иномарку. Водители «скорых» жалуются, что ситуация с непропуском их машин даже с включёнными автосигналами стала массовой. Что с нами происходит?

Результаты оптимизации здравоохранения бьют скоропомощников под дых. Отчаявшиеся получить медицинскую помощь в первичном звене люди начинают названивать в экстренные службы. Врач «скорой помощи» из Петербурга Лев Авербах перечислил, на какие «срочные вызовы» им приходится выезжать: на герпес губы с поводом «сыпь на лице, завтра свадьба!»; на боли в мышцах после спортзала; прожилки крови в выплюнутой зубной пасте; кровавые мозоли от новых туфель; «чё-т волнуюсь — поставьте феназепам»; «зудит под гипсом»; «сорвал ноготь — везите в травму»; «отошла заморозка — болят зубы»; «покусали клопы в гостинице»… Начальство больше всего боится жалоб, а потому диспетчерам приказ: принимать всё! И в это же время родственники умирающего не могут дозвониться, а задыхающийся ждёт помощи часами…

В ответ копится негодование и изливается гнев на врачей. Неудивительно, что многие медики не выдерживают и уходят, на оставшихся нагрузка возрастает в разы, качество срочной медпомощи падает — и так снова по кругу…

Так, врач-скоропомощник из Астрахани Наиль Адельшинов рассказал о нападении — последнем, но не единственном — в начале ноября на своих коллег со стороны агрессивного пациента, который ударил врача — молодую женщину, сломал руку подоспевшему на помощь водителю, разбил кирпичом лобовое стекло машины.

«Не знаю, как работать дальше, нагрузки нечеловеческие, с 9 до 9 без продыху, — говорит Наиль. — Задержки вызовов колоссальные, до 9 часов! Бригад и до этого было недостаточно, а сейчас время частых уходов на больничный среди сотрудников из-за эпидемии. Разрываемся просто на части… Причина задержки вызовов в первую очередь зависит от наличия бригад, которых нет… Стыдно, конечно, за свою «скорую», за наше здравоохранение, когда так всё происходит. И пациентов жалко, и своих коллег от такой нагрузки. Надо что-то менять, так не должно быть!.. Лично я пока в строю, но из-за неспособности решить проблемы своей «скорой помощи» хочется всё бросить…»

Что ещё должно случиться, до какой степени должен дойти развал службы скорой медицинской помощи и всего российского здравоохранения, чтобы власти наконец признали проблему и начали её решать?

Комментарий редакции: Развал медицины (в том числе службы скорой помощи) фактически закрывает россиянам возможность своевременного и бесплатного лечения. Из-за «реформаторских» экспериментов больные вынуждены иногда часами ожидать прибытия медиков. А если, не дай бог, такая участь выпадает человеку, поражённого опасным заболеванием? При таком раскладе риск увеличения трагических исходов огромный. И какой после этого смысл удивляться росту смертности и сокращения населения России? Причем последнее происходит не столько из-за коронавируса, сколько из-за разрушение социальной среды обитания простого человека, в том числе вследствие «оптимизации» здравоохранения. И ответственность за катастрофу ложиться не на «объективные обстоятельства», а на тех, кто проводил в жизнь столь убийственные «реформы», ориентируясь на «рекомендации» иностранных консультантов, заинтересованных в опустошении и в депопуляции России. Кто проводил «оптимизаторскую» политику? Президент, правительство, провластное большинство в парламенте. Капитал всегда стремится захватить всё, что «плохо лежит» и нажиться на этом. Вспомните, как многие помещения бывших больниц, поликлиник, станций скорой помощи превращались в «свободное недвижимое имущество» и становились объектами спекуляции. Кое-кому на руку подобное. Но народ России терпит беду от такого курса. Поэтому только борьба за социализм и за диктатуру пролетариата избавит нашу страну от социального геноцида.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.