По материалам публикаций на сайте газеты «Правда»

Автор статьи – Дмитрий Тихонов

В современной России нередко преступления совершаются сотрудниками правоохранительных органов, то есть теми, кто должен вроде бы «право охранять». Однако в последнее время обозначилась ещё одна любопытная тенденция: в различных махинациях и весьма скандально-конфликтных ситуациях оказываются замешаны родственники правоохранителей.

Например, несколько лет назад граждане Смоленска наблюдали крайне некрасивое для правоохранителей судебное разбирательство, когда кассирша известной кредитной организации, а по совместительству жена работника областной прокуратуры, обвиняла пенсионерку, которая просто сняла деньги со своего счёта, в ограблении банка и присвоении 100 тысяч рублей. Тогда жена прокурора пустила в ход разнообразные уловки, а также задействовала знакомых мужа из прокуратуры, полиции и суда. В результате было сфабриковано уголовное дело.

Почти три года работники смоленских правоохранительных органов таскали пенсионерку по допросам, оказывали на неё психологическое давление, пытались заставить признаться в преступлении, которого она не совершала.

Состоялось два суда. Причём первым судом пожилая женщина была признана невиновной и оправдана «в связи с отсутствием в её действиях состава преступления». Однако второе судебное разбирательство, вновь инициированное прокуратурой, завершилось вынесением ей циничного и абсурдного обвинительного приговора. «Правоохранительная» коррупция победила пенсионерку.

И вот в Смоленске снова возникла скандальная ситуация с участием родственницы уже другого сотрудника областной прокуратуры. На сей раз не жены, а матери прокурора.

…Эта почти детективная история началась три года назад, в сентябре 2018 года, когда молодой парень Артём Касаткин устроился на работу поваром в столовую при Смоленском заводе радиодеталей. Надо сразу оговориться, что столовая не была заводской, а принадлежала частной фирме (ООО), которая арендовала помещения у радиоэлектронного предприятия. Коммерческим директором ООО была Боровкова Наталья Андреевна (Ф.И.О. изменены. — Д.Т.), и она фактически являлась руководителем организации. При этом Боровкова всем сотрудникам постоянно напоминала, что она мать известного областного прокурора.

Артём Касаткин успешно прошёл испытательный срок, через два месяца с ним был подписан трудовой договор, его зачислили в штат столовой, взяли трудовую книжку и выдали электронный пропуск на завод. Ему стали официально начислять небольшую зарплату, которую он получал в бухгалтерии столовой.

Всё шло хорошо, пока однажды не произошёл несчастный случай, который едва не стоил жизни молодому повару. Дело в том, что на кухне использовалось профессиональное, но старое электрооборудование, рассчитанное на 380 вольт. Износ кухонных агрегатов и проводки был уже критический, поэтому иногда случались короткие замыкания. И вот 10 июня 2019 года во время работы повара Касаткина сильно ударило током…

А дальше начинается детективная история, которую корреспонденту «Правды» рассказал сам Артём Касаткин:

«Когда меня ударило электричеством, я, естественно, сообщил об этом начальству, то есть Боровковой. Вместо того чтобы вызвать электрика и «скорую помощь», она устроила скандал, заявив, что я сам во всём виноват. Хотя я её предупреждал о неисправности электрооборудования и проводки ещё два месяца назад.

После поражения электричеством я находился в шоковом состоянии, потому, дабы не выслушивать незаслуженные упрёки, просто покинул рабочее место. Наталья Андреевна сопровождала меня до самой проходной, где по её просьбе у меня отобрали пропуск. При этом она пригрозила мне своим сыном-прокурором, если у неё из-за меня возникнут какие-нибудь проблемы.

Ночью мне стало очень плохо, и на следующий день я пошёл в поликлинику. Еле-еле до неё добрался и там потерял сознание. Оттуда меня доставили в клиническую больницу скорой медицинской помощи, где определили, что у меня произошло нарушение ритма сердца из-за электротравмы. Врачи также спрашивали: не попадала ли в меня молния? В результате я неделю находился в больничном отделении неотложной кардиологии. При этом медики сразу же вызвали полицию, так как травма случилась на производстве и следовало возбудить уголовное дело.

Выписываясь из больницы, я взял лист о нетрудоспособности и сразу же пошёл на работу, но меня туда не пустили. Более того, Боровкова наотрез отказалась признать, что я работал в её столовой. В результате мне так и не выдали трудовую книжку и трудовой договор, не оплатили больничный, не выдали зарплату за последний месяц работы и не выплатили компенсацию за неиспользованный отпуск.

Такие действия работодателя были явно незаконными, ведь происходило нарушение трудового законодательства. Поэтому я написал жалобы в различные контролирующие и проверяющие органы: в прокуратуру, полицию и инспекцию труда. Ведь теперь мне было нужно доказать, что я действительно работал поваром в столовой.

Полицейская проверка фактов, изложенных в моём заявлении, проходила весьма своеобразно. У меня даже сложилось впечатление, что капитану полиции, который выступал дознавателем, начальство поставило какую-то другую задачу. Он всячески вредил нормальному ходу проверки: опрашивал совсем не тех сотрудников столовой, не изъял записи камер видеонаблюдения, которые фиксировали моё нахождение на территории завода. Кстати, записи эти вскоре были стёрты.

К тому же Наталья Андреевна, видимо, так запугала своих работников, что они говорили, якобы видели меня в столовой всего один раз или не видели вообще. Однако мне удалось найти сотрудников завода радиодеталей, которые подтвердили, что часто видели меня во время обеда, так как в столовой я стоял на раздаче блюд.

Как итог: в полиции в возбуждении уголовного дела из-за нарушения моих трудовых прав отказали, так как не нашли противоправных действий работодателя.

Тогда же проходила и проверка трудовой инспекции, которая изучала документы ООО: приказы о приёме на работу, учёт и движение трудовых книжек, платёжные ведомости и другие. И что удивительно, во всех этих материалах не оказалось никаких сведений обо мне. То есть, похоже, мать прокурора просто мне нагло врала, что официально взяла меня на работу.

Кстати, позже выяснилось: в феврале — марте 2020 года частное предприятие Боровковой находилось в стадии ликвидации и столовая на заводе радиодеталей была закрыта, а все работники уволены.

Поэтому я обратился с иском в Промышленный районный суд Смоленска. Судебное разбирательство состоялось 22 мая 2020 года, и там было вынесено решение в мою пользу. В нём говорилось, что установлен факт моей работы в столовой в качестве повара и об этом нужно сделать запись в мою трудовую книжку, а также необходимо взыскать с работодателя все положенные мне выплаты.

Однако такое решение не удовлетворило Боровкову. И она подала апелляционную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам Смоленского областного суда, которая 8 сентября 2020 года отменила решение районного суда, принятое в мою пользу. Естественно, мной была направлена жалоба во Второй кассационный суд общей юрисдикции в Москве.

Тем временем я устроился на должность кассира в магазин «Магнит». Но и здесь мне не дали спокойно работать. Вечером 12 апреля 2021 года к моей кассе подошли двое неизвестных. Один из них стал меня избивать. Это происходило при свидетелях и при работающих камерах видеонаблюдения. Меня били головой о кафельный пол, я получил черепно-мозговую травму и повреждения других органов и два месяца лечился.

Причём свои лица нападавшие не скрывали, и их легко можно было бы опознать по записи, если бы, конечно, у правоохранителей возникло желание. Но такого желания у полиции почему-то не было, и в возбуждении уголовного дела по факту избиения мне отказали. Позднее я случайно увидел одного из нападавших вместе с участковым полицейским: они поздоровались друг с другом и о чём-то говорили.

А ещё через несколько дней возле моего подъезда ко мне подошёл хорошо одетый мужчина средних лет с бородкой. Он предложил мне большую пачку денег за то, чтобы я «оставил в покое семью Боровковых», то есть маму прокурора и её правоохранительного сына. Когда же я отказался от денег, мужчина сказал: «Теперь никто тебя больше предупреждать не будет». Понятно, что это была угроза.

Естественно, полиция уголовное дело возбуждать не стала, хотя имеется запись видеорегистратора машины, которая стояла рядом.

После этой истории я потерял всякое доверие к нашим правоохранительным органам. И теперь меня совсем не удивляет, что в стране процветает преступность и коррупция».

Комментарий редакции: Практически ни один простой житель России не может рассчитывать на действенную правовую защиту от беспредела и от криминала. Вполне понятно, что нечистые на руку дельцы на всё способны. Но правоохранители, обязанные пресекать грабёж, нарушение законодательства (за это они получают из бюджета деньги и ни за что иное), фактически действуют рука об руку с криминалом. Возмущает до глубины души то, что близкие родственники влиятельных силовиков районного и регионального уровня ведут себя как феодалы. Законы и нормы нравственности им не писаны. Любые решения суда не в их пользу они готовы не только игнорировать, но и отменять, не оглядываясь на правовые нормы. Всякого, кто хоть слово скажет против чинимого ими произвола, может стать жертвой не только репрессий, но и нападения нанятых бандитов. Фактически это возврат к худшим временам феодализма, когда любой барин, любой помещик, любой служитель на вверенной ему территории вёл себя как абсолютный монарх, со всеми вытекающими последствиями. И это всё не случайное стечение обстоятельств, а закономерное следствие той системы, которая сформировалась после разрушения СССР. Во-первых, утративший опору в народе олигархический капитала стремится взрастить социальный слой, который будет его поддерживать. Речь идёт о силовиках, в фактическое кормление которых отдают отдельные территории – в обмен на политическую лояльность. Во-вторых, неподконтрольность власти обществу, закреплённое в «танковой» Конституции 1993 года фактическое президентское самовластие не предполагает обратной связи власти и общества. А монополизация информационно-политической сферы «партией власти» лишь подливает масло в огонь. Поэтому управленцы на местах, осознавая, что народ и его полномочные представители в лице депутатов не могут спросить ни с одного чиновника за нерадивость, пускаются во все тяжкие. С подобным положением вещей давно пора прекращать.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.