По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия»

Ликвидация отходов производства, оставшихся от закрытого в 2013 году Байкальского целлюлозно-бумажного комбината – больная тема не только Иркутской области, где расположен городок Байкальск, но и для всей страны. Скажем шире – для всего мира, потому что озеро Байкал входит в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

Строительство в 1966 году комбината на берегу Байкала – крупнейшего по запасам воды пресного озера в мире – с самого начала вызвало протесты. Мэтр советского кинематографа Сергей Герасимов снял фильм «У озера», где показал острое столкновение мнений советской интеллигенции, ученых и работников промышленности.

По данным Росгеологии, в 14 картах-накопителях БЦБК за 40 лет его работы собралось более 6,2 миллиона тонн отходов (шлам-лигнин, зола, черный щелок и другие вещества). А так как предприятие расположено в зоне сейсмической активности, техногенная авария или природная катастрофа могут привести к прорыву дамб и попаданию токсичных веществ в озеро.

Содержание в шламонакопителях фенолов, хлорорганических соединений, меркаптанов, формальдегида, солей аммония, натрия, сульфатов, хлоридов, сероводорода на порядки превышает предельно допустимую концентрацию для объектов гидросферы. А уж тем более для такого источника чистейшей воды, как Байкал, который к тому же имеет уникальный животный и растительный мир.

По словам заведующего лабораторией биогеохимии Лимнологического института СО РАН Александра Сутурина, если шлам-лигнин и другие отходы БЦБК попадут в Байкал, произойдет экологическая катастрофа: «Все живые организмы, которые находятся в южной части Байкала, погибнут в течение 24 часов с момента попадания ядовитых отходов в воду».

В 2020 году правительством РФ на разработку проекта работ по ликвидации вреда от БЦБК было выделено 826 млн рублей. Но никаких подвижек в этом деле так и не произошло. Деньги канули в «черную дыру».

Как сообщает сайт «Бабр24», «Федеральный экологический оператор» – дочернее предприятие госкорпорации «Росатом», которому поручено выполнение работ в Байкальске, не имеет собственных технологических решений по ликвидации накопленного вреда и не располагает собственными специалистами необходимого профиля. По данным сайта, около 90% выделяемых «ФЭО» средств уходит подрядчикам с сомнительной репутацией. По состоянию на декабрь 2021 года, «ФЭО» откачал только 89 кубометров надшламовых вод, а к очистке почв даже не приступал. 

Скандалы с участием этой организации происходят не только в Байкальске. Так, многочисленные нарушения законодательства при ликвидации сложнейших объектов выявлены на промышленной площадке «Усольехимпрома», на полигоне «Красный Бор» в Ленинградской области, на городской свалке в Челябинске, на комплексе по переработке отходов в городе Рошаль Московской области.

Между тем с 1996 года Байкал имеет статус объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. В июле 2021 года состоялась сессия ЮНЕСКО в Фучжоу (КНР), где России были предъявлены серьезные требования, касающиеся защиты экологии озера. В частности, комитет Всемирного наследия рекомендовал прекратить любые дальнейшие действия по изменению режима регулирования Байкала до тех пор, пока полная оценка их воздействия на его состояние не будет представлена на рассмотрение в ЮНЕСКО.

До 1 февраля 2022 года в Байкальск должна быть допущена комиссия ЮНЕСКО для оценки сделанного за это время. Сроки уже, как говорится, поджимают. Если результаты работы комиссии окажутся неудовлетворительными, Байкал может быть внесен в список объектов всемирного наследия, находящихся под угрозой. После этого останется лишь крайняя мера: уникальное озеро вообще лишится статуса объекта всемирного наследия.

На днях стало известно, что «ФЭО» сорвал сроки исполнения государственного контракта по ликвидации вреда от Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. В претензии Министерства природных ресурсов и экологии РФ говорится, что предприятие должно было до конца ноября 2021 года подготовить проект работ по ликвидации вреда от БЦБК. Однако результаты инженерно-гидрогеологических и инженерно-экологических изысканий АО ЦБК так и не были доработаны.

Сергей Левченко, депутат Государственной думы, первый секретарь Иркутского обкома КПРФ:

– …когда проект стоимостью почти в миллиард рублей без всякого конкурса отдали организации с сомнительной репутацией, это вызвало серьезные опасения. Сорвано уже шесть поручений по БЦБК. В 2019 году было наводнение и была реальная опасность переполнения этих карт (шламонакопителей). Организация, которая в то время занималась этой проблемой, быстро сориентировалась, за 32 миллиона рублей привезли мобильные очистные сооружения и сбросили ту воду, которая превышала критический уровень. В 2021 году никакой угрозы не было, вода даже близко не подходила к критическим уровням. Но теперь областные власти запросили еще в десять раз больше – 360 миллионов рублей, и эти федеральные деньги были выделены. В результате поставили всего один насосик. Я был много раз в прошлом году и ни разу не видел его работающим. Неудивительно, что на эту организацию подают в суд.

Роман Габов, председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного собрания Иркутской области (фракция КПРФ):

– Когда Сергей Георгиевич Левченко был губернатором Иркутской области, его очень активно критиковали по федеральным каналам. Звучало, что правительство Иркутской области якобы не занимается отходами, которые были накоплены за несколько десятков лет работы Байкальского ЦБК. Хотя тогда правительство области как раз активно занималось этой проблемой, не раз обращалось в федеральные органы власти, чтобы ускорить выработку технологий, по которым будет утилизироваться шлам-лигнин. Также начинались работы по селезащите. На протяжении последних десяти лет к этой проблеме подступали уже несколько подрядчиков. После снятия Левченко новое руководство области, казалось бы, тоже активно взялось за решение этой проблемы. Были грандиозные планы по ликвидации шлам-лигнина и дальнейшей реконструкции площадки БЦБК, модернизации очистных сооружений, по развитию города Байкальска. Но приемлемая технология так и не выработана. Мы предлагали максимально привлекать к работе жителей города Байкальска, которые остались без работы после закрытия комбината – этого не сделано. С законодательным собранием ничего не согласовывается, то есть мнение депутатов, избранных жителями Иркутской области, не принимается во внимание.

***

Отметим, что на днях власть страны презентовала мастер-план развития Байкальска как города-курорта. Планом предусматривается строительство жилья, гостиниц, спортивных объектов, общественных пространств. А на территории БЦБК предлагается открыть музей и «Международный центр водных ресурсов».

Как власти собираются превращать Байкальск в «туристическую Мекку», если работы по очистке не то что не завершены, но толком и не начинались? Кто из туристов сюда поедет, если в случае наводнения (а на юго-восточном побережье Байкала, где выпадает довольно много осадков, эта вероятность высока) шламонакопители могут быть затоплены и опасные отходы попадут в Байкал? Ситуация сейчас откровенно катастрофичная, и как ее решать, ни местные, ни федеральные власти толком не знают.

Павел ПЕТУХОВ

Комментарий редакции: «Бурная деятельность» любителей больших денег разоряет российскую природу, ставит под угрозу будущее озеро Байкал. Совершенно очевидно, что без последствий для общества это не обойдётся. Так что проблема должна быть решена. Но как? Недостаточно просто провозгласить задачи полного осуществления очистительных работ. Следует создать условия, чтобы всё это было воплощено в жизнь. В первую очередь речь идёт о плановом и о скоординированном характере специальных государственных экологических программ. В противном случае (при господстве рыночной стихии) всё будет пущено на самотёк.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.