Кризис 2008 года — пролог к нарастанию протестных настроений

На наш взгляд, отдельно стоит остановится на теме финансово-экономической политики президента и правительства, проводимой в 2008 – 2011 гг. Именно ускоренное развитие промышленности, сельского хозяйства, высоких технологий предопределяет и выход страны на путь неуклонного освоения новых горизонтов, и постоянное повышение уровня и качества жизни народа, и укрепление основ национальной безопасности государства. В противном случае разговоры о решении перечисленных задач будут напрочь лишены смысла. Во многом именно, мягко говоря, незавидное состояние российской экономики сделало невозможным выполнение многочисленных обещаний, данных всей стране высокопоставленными государственными руководителями.

Прежде всего, важно сделать акцент на нерешённости в 2000-ые годы задачи снятия России с сырьевой иглы, возрождения и обеспечения ускоренного развития реального сектора экономики. Номинальное увеличение темпов роста ВВП не оказывало влияния на позитивные изменения в промышленности, в сельском хозяйстве, в социальной сфере. Сколько бы официальные средства массовой информации не твердили о «вставании России с колен» в упомянутое время, факт остаётся фактом: страна, положение которой определяется, главным образом, уровнем цен на энергоносители на мировом рынке, не имеет шансов выйти на траекторию устойчивого развития. Экономика, базирующаяся на добыче и экспорте сырья, не способна гарантировать ни формирования высокоразвитой производственной базы, ни решения социальных проблем. Напротив, в случае падения мировых цен на нефть и газ страна, целиком и полностью зависящая от внешнеэкономической конъюнктуры, рискует оказаться на грани коллапса. События, произошедшие в России в 2008 – 2009 гг., прямо свидетельствуют об этом.

Несомненно, первые симптомы мирового кризиса начали проявляться в США. Практически весь мир в 2008 году оказался в зоне финансово-экономической турбулентности. Однако ряду стран даже в таких условиях удалось сохранить высокие темпы развития. Например, в 2009 году экономика Китайской народной республики (КНР) выросла на 8,7%. Но Россия, располагая уязвимой системой, столкнулась с масштабными трудностями. Так, президент Торгово-промышленной палаты РФ Е.М. Примаков, выступая 13 января 2010 года на заседании научно-экспертного сообщества «Меркурий клуб», прямо констатировал это: «Кризис, безусловно, пришёл к нам извне, но глубину этот кризис получил у нас в результате именно российских особенностей. Мы вошли в кризис с рядом дисбалансов. У нас 40 процентов ВВП создаётся за счёт экспорта сырья, и естественно, что кризис больнейшим образом ударил по России». Евгений Максимович добавил, что за 2009 год «ВВП России снизился на 8,7 процента».  

Следует бескомпромиссно признать, что именно проводившийся федеральным правительством курс внёс лепту в усугубление масштабов кризиса, накрывшего Россию в 2008 году. Так, Е.М. Примаков в вышеупомянутом докладе весьма чётко проиллюстрировал картину действительности: «Получая до кризиса огромные средства за счёт высоких экспортных цен на нефть, газ, мы не вкладывали их не только, чтобы покончить со сверхзависимостью от экспорта сырья, но и с целью развития рыночной инфраструктуры»; «Оттого, что не вкладывались средства внутри страны, образовалась хроническая нехватка инвестиций. Их совокупный объём составил лишь пятую часть всех заработанных средств. В результате мы попали в непозволительную зависимость от импорта потребительских товаров, машин и оборудования. По оценке «Станкоимпорта», в ежегодном объёме закупаемых российскими предпринимателями станков доля отечественных составляет не более 1 процента. И не случайно, что нового машинного оборудования у нас производится в 82 раза меньше, чем в Японии, в 30 раз меньше, чем в Германии, и в 31 раз меньше, чем в Китае».

Описанное положение уже исключало возможность того, что Россия останется «островком стабильности», о чём регулярно осенью 2008 года заявляли государственные руководители, представители финансово-экономического блока кабинета министров. Что произошло дальше, известно всем и каждому. По крайней мере, соответствующие тенденции не прошли для жителей нашей страны бесследно. Согласно официальным данным, только за январь 2009 года начисленная заработная плата в России уменьшилась примерно на 25% по сравнению с декабрём 2008 года. Одновременно возрастала безработица, достигшая в августе 2009 года 7,8% (это на два процента больше по сравнению с августом 2008 года). Фактически этот кризис похоронил представление о «вставании России с колен», в один миг словно карточный домик подкосил мнимое «экономическое чудо» петростейта, сформированного «рыночными реформами» и закреплённого в период путинской «стабильности». Отныне звучавшие из уст власти и её пропагандистов до 2008 года заверения о якобы решённой задачи создания сильной России с устойчивой экономикой, которой не страшны никакие потрясения, оказались фарсом. И это, конечно же, предопределило особенность отношения народа к власти.

Банкротство концепции «невидимой руки рынка»

Впрочем, дело не ограничивалось уязвимостью нашей экономики, масштабами её кризиса. Какие меры были предложены Кремлём и правительством для исправления создавшегося положения? Сперва заметим, что в 2008 – 2009 гг., как и в период борьбы с последствиями «Великой депрессии» в 1930-ые годы, в мире росло понимание необходимости кардинального повышения регулирующей роли государства в экономике, его участия в развитии народного хозяйства как в косвенной, так и в прямой формах. Некоторые видные отечественные и зарубежные экономисты, раннее пропагандировавшие либерально-монетаристские взгляды, были вынуждены несколько изменить свои позиции, по новому оценить роль государства в современной экономике. В условиях кризиса большинство правительств западных стран начало проводить политику, направленную на усиление регулирующей роли государства в экономике.  Например, правительство США, не обременяя себя теоретическими предрассудками, фактически национализировало крупнейшую в мире автомобильную корпорацию «Дженерал Моторз», также поступило с крупнейшим американским страховщиком AIG и подобным образом обошлось с основными игроками ипотечного рынка – Fannie Mae и Freddie Mac. И это происходит не в 30-ые гг. прошлого века. Это наблюдалось в 2009 году.

Довершить описание настоящего краха неолиберализма необходимо при помощи описания главного рычага воздействия правительства США на экономику. А он до банальности прост: это политика печатного станка. Государство выпускает казначейские обязательства, их продают всем желающим, в том числе Российскому государству (Таким образом Россия финансирует американскую экономику). Затем для покрытия этих обязательств Федеральная Резервная система печатает доллары. Свободным потоком денег «заливается» любая проблема. Спрашивается, при чем здесь либеральная теория? Но правда жизни состоит в том, что правительство США не с целью опорочить либерализм, а по сугубо практическим соображениям использует тот инструментарий, который еще способен дать реальный, неотложный эффект.

Дело не ограничивалось национализацией банков и промышленных компаний. Например, в США был разработан ряд инфраструктурных проектов, таких как строительство и ремонт дорог, ремонт и введение инноваций в школы и вузы, строительство новых зданий для них, модернизация системы здравоохранения. Реализовалось на практике снижение налогов на средние и малоимущие слои населения и увеличение налоговой нагрузки на крупных предпринимателей. Правительство разработало систему мер помощи малоимущим слоям населения, например, финансирование программ переподготовки и повышения квалификации безработных, строительства жилья для бездомных в ускоренном режиме. 4 февраля 2009 года президент США Б. Обама подписал указ, вводивший ограничения 500 тысячами долларов в год компенсации для топ-менеджеров компаний, получающих финансовую помощь от правительства. Аналогичные меры были предприняты и в странах ЕС. В частности, опубликованный 26 ноября 2008 года «План восстановления промышленного сектора экономики» предусматривал увеличение государственных инвестиций, снижение налогов, предоставление льготных кредитов гражданам для реализации проектов в сфере малого бизнеса.

В свою очередь, в рассматриваемый период власти Китайской народной республики (КНР) приняли специальную антикризисную программу, предусматривающую снижение налогов для предпринимателей, субсидирование цен жилья и регулирование ставок ипотечных кредитов. В качестве примера можно привести развитие электростанций, строительство и реконструкцию железных дорог, увеличение расходов на науку, образование и здравоохранение. Крупные средства были направлены на создание системы пенсионного обеспечения, детские и материальные пособия, помощь безработным.

Полумеры, да и только

Что же наблюдалось в России? Нельзя сказать, что правительство не предпринимало абсолютно никаких мер. Так, сперва средства Резервного фонда были направлены на поддержку банков.  Действительно без масштабных вливаний в них средств дело могло бы зайти весьма далеко, обернуться масштабными потрясениями. Но одновременно вопрос стоял и об удешевлении кредитов, об облегчении для реального сектора экономики возможности пользования банковскими услугами. Тем не менее, финансовые учреждения перевели выделенные им средства в иностранную валюту и вывезли за границу. Даже государственные руководители вынуждены были констатировать фактический провал этой операции. Например, в рассматриваемое нами время занимавший должность премьер-министра В.В. Путин заявил, что «банки предпочитают держать свои активы в наиболее ликвидных инструментах, а не вкладывать их в «длинные кредиты»». При этом власть не взяла на вооружение даже успешную практику президента США Ф.Д. Рузвельта об установлении государственного контроля над деятельностью банков (не говоря уже об их национализации). Верхи не помышляли и об использовании опыта государственного валютного регулирования, результативно апробированного в 1998 – 1999 гг. правительством Е.М. Примакова и Ю.Д. Маслюкова, Центробанком В.В. Геращенко. В результате сохранялась возможность безостановочно выводить капиталы за границу и обескровливать в финансовом плане Россию. А ведь воплощение в жизнь идеи установления государственного валютного контроля могло бы сыграть немалую роль в стимулировании инвестиционной активности. Так, С.Н. Журавлёв, главный экономист журнала «Эксперт» в 2009 году (одновременно член экспертного совета Российского союза промышленников и предпринимателей) подчеркивал, что «увод денег из валютных спекуляций» является хоть и недостаточным, но необходимым условием «оживления кредитной активности банков и снижения цены заемных ресурсов». По его мнению, возможность получения кредита в фонде «может зависеть от эффективности использования валютных ограничений» в целях выравнивания платежного баланса. Однако подобные рассуждения остались неуслышанными.

Таким образом, реальный сектор экономики фактически оказался лишённым финансовой поддержки. И это не могло не отражаться на общей ситуации в стране. Например, только в декабре 2008 года, по данным Росстата, спад производства резко усилился – предприятия сократили выпуск продукции на 10,3% по сравнению с декабрем 2007 года. Полное непринятие каких-либо мер могло бы обернуться катастрофой. В связи с этим правительством был составлен список «стратегических предприятий», которым оно запланировало оказать финансовую поддержку. Основное внимание было уделено таким компаниям как «Русал», «Норильский никель», «Мечел», «Евраз», «Роснефть», корпорации «Ростехнологии». Следовательно, в большинстве своем поддержка была оказана нефтяной и металлургической отрасли. А машиностроение, сельское хозяйство, высокие технологии, малое предпринимательство по сути остались за пределами внимания кабинета министров. В результате в течение первой половины 2009 года промышленное производство России снизилось на 15%, инвестиции – на 18%.

Следует заметить, что получившие от власти поддержку олигархические компании, якобы оказавшиеся на грани банкротства, во многом сами загнали себя в угол. Например, согласно утверждениям занимавшего в то время пост главы Счётной палаты РФ С.В. Степашина, осенью 2008 года (когда наступление кризиса было очевидным) крупные корпорации провели внеочередные собрания акционеров, во время которых приняли решения о выплате значительных сумм в виде «промежуточных» дивидендов. Сергей Степашин далее заявил, что «перед кризисом крупнейшие корпорации и холдинги остались без оборотных средств». А «их собственники сознательно изъяли из оборота сотни миллиардов рублей, а затем обратились за господдержкой». Правительство России действительно пошло на встречу крупнейшим бизнес-империям, оказав им поддержку в самой примитивной, но в весьма желаемой для олигархата форме – в виде предоставления денежной ликвидности. Но почему в США финансовое участие государства в оздоровлении крупнейших корпораций обеспечивалось переходом в его владение контрольных пакетов акций, а в России деньги предоставлялись избранным олигархам на беззалоговой основе. А ведь был момент в 2008 году, когда эти бизнес-империи стоили дешевле, чем денежные остатки на их текущих счетах. Правительство России объяснило свое поведение необходимостью недопущения перехода контроля собственности в руки иностранных кредиторов. В целом правительству на какое-то время удалось избежать социального взрыва, но ценой консервации прежней модели функционирования экономики, отягощенной новыми диспропорциями роста зарплаты и производительности труда, завышенным курсом рубля и запредельно дорогим кредитом.

В 2008 – 2012 гг. многие представители международных научных, политических и экономических кругов, не будучи коммунистами по убеждениям, вынуждены были называть вещи своими именами, говоря о банкротстве системы, базирующейся на доминировании частной собственности и на свободном рынке. Так, в январе 2012 года, во время работы Всемирного экономического форума в Давосе его основатель и президент Клаус Шваб отметил, что «капитализм в его нынешней форме уже не соответствует миру вокруг нас». В этой связи, по словам Клауса Шваба, «необходима глобальная трансформация, и она должна начаться с восстановления чувства социальной справедливости по всему миру». А генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в своем выступлении на заседании Генеральной ассамблеи Организации Объединённых наций, состоявшейся в мае 2012 года, заявил о необходимости взятия на вооружение «новой модели динамичного роста и устойчивого развития в интересах всех». По его словам, «старая модель пришла в негодность», в связи с чем на сегодняшний день «нужна революция в представлениях об основах динамичного роста и благополучия будущих поколений», а также новая парадигма, основанная на стабильной экономике, достойных рабочих местах и возможностях для всех. 

Конечно, это отнюдь не свидетельствовало о готовности мирового капитала к капитуляции. Правильные слова представляли собой способ поддержания реноме зарубежных политиков. Реальные дела продолжали вершиться в интересах олигархии. Тем не менее, констатация апологетами буржуазной системы краха неолиберализма свидетельствовала об исчерпанности соответствующей доктрины.

Российская «элита» по прежнему находится в плену неолиберальной доктрины

В нашей стране в 2008 – 2012 гг. государственные руководители не только не готовы были даже формально признать очевидное, но и демонстративно подчёркивали собственное намерение сохранять неолиберальную систему. Так, В.В. Путин, выступая в январе 2009 года на Всемирном экономическом форуме в Давосе, выразил настороженность «чрезмерным вмешательством в экономическую жизнь со стороны государств». Два года спустя «отметился» президент Д.А. Медведев, сообщив, что власти не собираются проводить национализацию даже ради спасения экономики. Рекомендации, касающиеся огосударствления «командных высот» народного хозяйства, он охарактеризовал как «популистские решения», «худшие из тех, которые могут только предлагаться». Совершенно было очевидно, что представители власти словно оторвались от действительности и живут в отдельном иллюзорном мире. И данное обстоятельство не приводило к увеличению количества их сторонников.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.