Ультралибералы и западники вылезли из всех щелей

Сперва следует сделать акцент на проведении 4 февраля 2012 года (в момент проходившего на Болотной площади оппозиционного митинга) на проспекте Сахарова акции видными представителями «демократического» и «либерального» движения, подобными бывшему предпринимателю и экс-руководителю Партии экономической свободы К.Н. Боровому, лидеру «Демократического союза» В.И. Новодворской, экс-директору Музея и общественного центра имени А.Д. Сахарова Ю.В. Самодурову и т.д. Официально они открыто ратовали за то, чтобы протестное движение разворачивалось исключительно под либеральными, капиталистическими, антисоветскими и прозападными лозунгами и состояло исключительно из приверженцев соответствующих идей. Мало того, что это демонстрация стопроцентного политического сектантства – это открытое делание самим себе антирекламы. Даже непосвящённым очевидно, как большинство россиян, не понаслышке вкусившие во времена горбачёвско-ельцинского кромешного ада гнилые плоды вестернизации и капиталистической реставрации, относится к тем, кто их продолжает проповедовать с упорством, достойным лучшего применения. Вполне понятно, что прямые сторонники «оранжевого переворота» окажутся не просто в меньшинстве, а в политическом одиночестве.

Всё те же штампы антикоммунистической и «демократической» пропаганды 1990-х годов

Разумеется, Константин Боровой, Валерия Новодворская и им подобные фактически повторяли штампы пропаганды «лихих 90-х», трубя на весь мир о «коммуно-фашистах», якобы пытавшихся захватить протестное движение. Тем самым они, раздувая психоз о «российских националистах» и о «фашистах» (имели в виду собравшиеся на Болотной площади силы), снова оскорбляли патриотов нашей Родины, весь народ. Ну а их открытые призывы к продолжению гайдаровских «реформ», к присоединению России к Западу, к возврату к нормам якобы «демократического» ельцинского правления (да-да, «торжеством демократии» они считали танковый расстрел парламента, безраздельное господство денежных мешков, заставивших правительство их вскармливать за счёт всей страны, подчинивших СМИ с целью манипуляции общественным мнением, управляющих выборами в 1996 и в 1999 гг. для достижения желаемого для олигархии результата) вообще не могли нормально восприниматься всеми серьёзными людьми. Создавалось впечатление, что им на нашу страну глубоко наплевать, что им реализация определённой доктрины важнее интересов России и её народа.

Грудью защищали «приватизаторов»

Безусловно, возвеличивание этими псевдодемократами видных представителей криминального компрадорского капитализма тоже характеризовало их. Так, они были озабочены растущим запросом общества на национализацию олигархических бизнесов и на пересмотр результатов приватизации. Фактически аргументы К.Н. Борового, В.И. Новодворской были такими: «Те, кто присвоил национальные достояния, сделали всё по закону. И то, что они разбогатели, это справедливо и залог свободы, прогресса. Олигархи – белая кость, а остальные – лузеры. Так что не смейте трогать приватизаторов». Если это не социальный расизм, то как иначе можно охарактеризовать подобное?

Далее, у них, видите ли, М.Б. Ходорковский «герой» и прямо таки «безвинный узник режима». Нет, не конкретные методы дела ЮКОСа их интересовали, а сами санкции в отношении представителей олигархии как таковые. Можно было бы понять, если бы они заявили об избирательном правосудии, если бы поставили вопрос: «Почему, жёстко применяя закон к одному представителю ельцинской клептократии, не делают того же самого к другим, которые более грубо нарушали законодательство?». Заслуживали бы понимания рассуждения о том, что использование ЮКОСом схем трансфертного ценообразования при экспорте нефти было предусмотрено особенностями законодательства 1990-х – начала 2000-х годов, поэтому обвинение носит сомнительный характер. Понятно было бы, если бы они утверждали, что логичнее было бы судить не за использование плохих, но формально дозволенных юридическими нормами схем, а за скупку Государственной Думы с целью лоббирования выгодным сырьевым корпорациям законов. Соответствующие рассуждения были бы обоснованными. Но ведь крайне правые политики отнюдь не так ставили вопросы – их не устраивало, что вообще применили санкции к некоторым представителям олигархии. А из уст Константина Борового вообще звучали хвалебные оды даже в отношении… Бориса Березовского. Что же, некоторые сами расписались в том, что они на стороне кучки компрадоров, разворовывающих государство, выжимающих соки из национальной экономики, обескровливающих Россию.

Проповедовали капитулянтство во внешней политике и раздел России. Но власти не обратили внимания.

Конечно же, их оголтелая антигосударственная позиция, призывы то к сдаче Чечни, то к отказу России от Южной Осетии, от Абхазии, от Приднестровья полностью выдали с потрохами соответствующую группировку. Но, несмотря на это, провластные СМИ и правоохранительные органы ни слова не сказали в их адрес (хотя в тех же США не удаётся избежать санкций тем, кто открыто ратует за территориальные уступки). Их митингу никто не препятствовал. Хотя они явно проповедовали антироссийские и антисоветские идеи. Тем не менее, львиная доля информационной провластной агрессии (а потом  — силовой) была направлена на участников болотных протестов, ставящих вопрос о недопустимости манипуляции властью избирательным процессом. И это свидетельствует не только о двойных стандартах правящих кругов. Есть основание полагать, что деятелей, вроде К.Н. Борового, В.И. Новодворской и прочих, власть вполне могла использовать для того, чтобы отколоть от основного протестного движения часть людей. Ну и, разумеется, в целях дискредитации политической оппозиции. Если принять к сведению проведение ими «альтернативного митинга» в тот день, когда основная масса несогласных вышла на улицы, то вопросы исчезнут.

Банкротство антикоммунизма, ультралиберализма, антисоветизма и русофобии

Также обратим внимание на то, что попытка построить свою кампанию на антикоммунизме, на антисоветизме и на русофобии, осуществляемой под маской «антифашизма», на защите присвоивших национальное достояние олигархов и их статуса «священной коровы», на апологетике гайдарономики, — всё это явно отталкивает россиян. Достаточно посмотреть, сколько людей пришло 4 февраля 2012 года на Болотную площадь, а сколько – на проспект Сахарова. В первом митинге, по данным ГУВД г. Москвы, участвовало 36 тысяч человек, по данным организаторов акции – 120 тысяч человек, а во втором – около 150 человек. Дополнительные комментарии излишни.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.