Вот уже без малого месяц продолжается так называемая специальная военная операция ВС РФ на Украине. Достаточно солидный срок, позволяющий сделать первые выводы, или, как минимум, сформулировать наиболее принципиальные вопросы.

Титульными целями спецоперации, неоднократно озвученными руководством России, включая президента, являются демилитаризация и денацификация Украины. К сожалению, трезвый взгляд на те меры, что до настоящего момента были предприняты Кремлём, заставляет серьёзно усомниться в их достижимости. И не потому, что этому мешает сопротивление противника на фронте, где российские войска продолжают безусловно преобладать, уверенно сохраняя в своих руках инициативу, но из-за недостатка стратегической дальновидности и воли у отечественного политического руководства.

Сначала остановимся на демилитаризации. Непосредственно в ходе своей боевой работы армия РФ ежедневно сокращает ударный потенциал военных формирований Украины: ликвидируется обученная живая сила, уничтожается техника. Однако, параллельно, хотя и не в полной мере, потерянные ВСУ вооружения компенсируются поставками из-за рубежа – главным образом из стран блока НАТО. Даже в том случае, если действующая власть в Киеве подпишет некий пакет документов, предусматривающих ограничения численности и оснащения украинских силовых структур, их восстановление может продолжиться в непубличном и тайном формате. Нет никаких сомнений, что под давлением стран ядра глобального капитала, в частности США, чьей неоколонией фактически стала Украина, нынешние политические элиты «незалежной» с лёгкостью проигнорируют и предадут взятые на себя обязательства. Наконец, современная война обрела гибридные и скрытые формы, она не сводится к одним только танкам, артиллерийским орудиям и боевым самолётам. Хакерские атаки на информационную среду – и уже не компьютерные, а вполне настоящие вирусы (мы помним о той сети биолабораторий, которую американцы развернули на украинской территории): происхождение подобного рода угроз отследить крайне трудно. Резюмируя: надёжность и глубина демилитаризации Украины прямо зависит от того, кто именно станет её обеспечивать и каким окажется политический курс Киева после окончания спецоперации.

Отсюда следует перейти ко второму, с точки зрения автора этих строк куда более важному аспекту: денацификации. Но сначала – небольшое отступление.

На протяжении многих лет мы слышали от украинских государственных деятелей, отечественных либерал-компрадоров и прочих заинтересованных лиц, а также неангажированных дураков разного пошиба повторяемое как мантра утверждение: на Украине нет фашизма. С исключительной наглостью отдельные «говорящие головы» воспроизводят его и сейчас, когда все маски давно уже упали с лиц. Это – сколь очевидная, столь и преступная ложь! Тем, для кого не была пустым звуком, чужим дальним эхом борьба и боль Донбасса, дравшегося с ВСУ и нацбатами 8 долгих лет, всё стало очевидно уже давно. Но теперь, в двадцатых числах марта 2022 года, народ России в целом, честные люди всего мира убедились в этом.

Мы получили более чем достаточно подтверждений тому факту, что нацизм на Украине есть, она так и сочится им – кровью, перемешанной с гнилью. Наши солдаты извлекали его из схронов, занятых баз и лагерей вместе с портретами Гитлера и флагами со свастикой. Мы слышали его лай с телеэкранов официальных украинских СМИ, где в открытую звучат призывы истреблять русских и русскоязычных — стариков, детей, женщин, зверски измываться над пленными. Мы узнавали его манеру в яростном антикоммунизме — а господин Зеленский и его шушера запретили все мало-мальски значимые из числа имевшихся в «незалежной» левых и социалистических движений и партий. Наконец, мы отчётливо увидели нацистскую нечисть в самом том способе, которым ведёт боевые действия ВСУ: террористическом, с широким использованием тактики живого щита. Для фальшивых «захистников» народ восточной Украины – то есть с их точки зрения не настоящей, омоскаленной, это не сограждане, а недочеловеки. К которым они относятся в точности по Гиммлеру: «Если десять тысяч русских баб умрут от изнеможения во время рытья противотанковых рвов, это будет интересовать меня лишь в той мере, в какой будет готов этот противотанковый ров для Германии». Здесь и сейчас — в Волновахе, Мариуполе, Харькове — тот же подход.

Да, денацификация нужна, необходима как воздух. Но!

Некогда после Майдана 2014 года на Украине пользовался популярностью лозунг «герои не умирают». Жизнь доказывает, что при всей привлекательности патетического пурпура этой фразы она систематически опровергается действительностью. Люди смертны. Плохие и хорошие, вооруженные и мирные, отважные и трусливые. Идеи и концепции – вот что реально может претендовать на подлинное бессмертие. Убить их невероятно трудно, практически невозможно. В том числе, к сожалению, даже такие человеконенавистнические их разновидности, что лежат в основе фашистского мировоззрения. Идее можно противопоставить только идею. Или, поскольку бытие определяет сознание, такие условия окружающего материального мира, которые как таковые изо дня в день будут практикой доказывать её ошибочность.

Можно добиться юридического запрета тех или иных структур — Нацкорпуса, Правого Сектора, ВО Свобода, прописать это в гипотетическом мирном соглашении, но на их месте возникнут другие под новыми именами. Можно физически истребить более или менее существенную часть нацистов, находящихся сейчас на фронте в составе добробатов – но в любом случае не всех до единого, это нереально. Через 10-15 лет потомки и последователи нынешних «Азова» и «Айдара» вырастут, чтобы встать в строй на их место. Потому что люди погибнут, а идея уцелеет. Даже если армия России дойдёт с боями до самого Львова, Тернополя, до Галичины и историко-географического корня бандеровщины – а потом уйдёт, то и тогда задача денацификации будет провалена.

Нацизм – это не кучка бритоголовых и татуированных придурков – даже и со стрелковым оружием в руках. Это система. Та самая «открытая диктатура наиболее реакционных и шовинистических элементов капитала» по Димитрову. Это определённым образом выстроенная образовательная и историческая политика – в нашем конкретном случае с «шумерами», «киевскими князьями», жившими и правившими чуть ли не до Юлия Цезаря, да «батькой нашим Бандерой». Это местный извод «Хайль, Гитлер!», ставший официальным приветствием в армии. Это ущемление в правах по языковому и этническому принципу, возведённое в статус закона. Это дегуманизация огромных масс людей. Причём предпринимаемая в первую очередь, чтобы у них можно было без вмешательства «химеры совести» отобрать все их достояние: их труд (и не даром одно время стало ужасно популярно в украинском интернете вроде бы в шутку, а вроде и всерьёз распространявшееся предложение восстановить в ОРДЛО рабовладение с «сепарами» в роли говорящих орудий), их землю, или банально имущество. Это олигархи, вроде Коломойского и Порошенко, наживающиеся на войне, да и вообще на всём, что можно и нельзя – и успешно стравливающие протестный потенциал общества через клапан националистического угара. Это бюрократы, готовые исправно работать на любую власть, лишь бы та не трогала, позволяла, как и прежде, греть руки, кормиться на местном населении – тысячи маленьких сереньких Эйхманов. Это отсутствие справедливости, перспектив и альтернативы периферийно-буржуазному порядку. Без всего перечисленного боевики, терроризирующие сейчас тот же Мариуполь, стали бы тем, кем они и являются на самом деле: убийцами, садистами, насильниками, грабителями и хулиганами – простыми уголовниками, злобным сбродом, боящимся длинной руки закона.  Вот с чем необходимо бороться, какие авгиевы конюшни вычистить, если мы хотим действительно победить на Украине нацизм. И этого нельзя добиться при помощи одной только специальной военной операции.

Денацификация Германии была бы абсолютно невозможна, если бы союзники по Антигитлеровской коалиции временно не оккупировали её территорию, не провели масштабной и всеобъемлющей кампании по ликвидации институтов Третьего Рейха, характерных для него форм общественных отношений, чистки административного аппарата, не осуществили своеобразной культурной революции. Только это дало надёжный и долгосрочный результат. Но Владимир Владимирович Путин не устаёт повторять: мы не будет оккупировать Украину, у нас нет таких намерений.

По моему глубокому убеждению, без полного сноса ныне правящей на Украине фашиствующей неоколониальной власти говорить о её денацификации на сколь-либо существенную историческую перспективу просто бессмысленно. Между тем Москва ведёт с Киевом всё новые и новые раунды переговоров. Никем не оспаривается легитимность и полномочия Зеленского. И флаги! Жовто-блакитные полотнища по-прежнему висят по городам и весям! В Херсоне, хотя и чуть приспущенный, он развевается над зданием областной администрации. Это столь же нелепо, почти безумно, как если бы в славном 1945, овладев с боями, допустим, Кёнигсбергом, бойцы РККА, сорвав стяги СС и вермахта, оставили бы нетронутым государственный штандарт со свастикой в белом круге. Кому Кремль собирается доверить проведение денацификации, её закрепление и углубление? Фленсбургскому правительству!? С нацистами, единожды назвав их таковыми, не ведут переговоров – от них требуют безоговорочной капитуляции!  

Политическая неопределённость и двоёственность сейчас наносит больше ущерба, чем украинские Точки-У. Спецоперация идёт почти месяц – и до сих пор наши соединения вынуждены зачастую действовать с оглядкой, вполсилы. Между тем сейчас не контртеррористическая операция в Чечне (хотя безудержная медийная активность господина Кадырова уже заставляет в этом усомниться) и даже не Сирия. Всё куда серьёзнее. Можно подбирать какие угодно эвфемизмы, но есть одна непреложная истина: война – в принципе очень невежливое дело. А война с нацистами – тем более.

Соответственно должно остаться что-то одно.

Если наши солдаты сражаются на чужой, вражеской территории, то действовать необходимо без всяких сантиментов. Самое гуманное, что можно сделать на войне в принципе – как можно скорее её окончить. Для достижения быстрейшего завершения боевых действий и сохранения жизней наших военнослужащих в распоряжении ВС РФ есть весьма широкий спектр возможностей, главным образом связанных с более активным применением средств огневого поражения. Не слишком вежливых, но разрушительных и эффективных.

Если же мы признаём – а на словах это делает даже официоз, что борьба по существу идёт на нашей земле, где живут наши люди, ни в коем случае не враги, но скорее заложники истинного неприятеля, то какого дьявола эта братская, антинацистская, не захватываемая — освобождаемая, Украина не получает никакой политической организации и представительства!?  Уже несколько дней назад в ходе официально брифинга Министерства Обороны было заявлено, что Киев и его вооруженные формирования полностью утратили контроль над всей территорией Херсонской области. Где в таком случае, условно говоря «Херсонская народная республика»? Или даже Украинская народная республика, выступающая не с сепаратистских позиций, а как другая, альтернативная власть для страны целиком? Почему не формируются добровольческие подразделения – хотя бы для обеспечения порядка, чтобы наши военные-профессионалы не растрачивались на патрулирование улиц? Отчего в Мелитополе фашиствующая гопота отбирает у мирных жителей наборы с гуманитарной помощью на виду у наших военных – и не получает за это прикладом в зубы?

На эти вопросы, к сожалению, есть только один ответ, единственное удовлетворительное объяснение: отечественная властвующая клика до оторопи боится любых форм народной самоорганизации, которые могут послужить уроком и примером не только для украинцев, но и для россиян. Людей, которые придут, несмотря на угрозы от СБУ – принципиальных, таких, с которыми нельзя будет в случае чего по-свойски договориться за кулисами. Того, что понимая лучше всех как и откуда вырос на их почве нацизм, местные активисты станут не только бандеровцев вычищать, но проводить широкомасштабные социально-экономические реформы. Боится, что красный флаг на Украине среди трудовых масс популярнее не только  жовто-блакитного, но и нашего ельцинского бесика. И мы в этом смысле единый народ: как 30 лет назад, так и теперь. Путинская вертикаль власти испытывает острейший страх перед низовой инициативой, которую невозможно будет полностью ввести в управляемое русло при дальнейшем движении по пути радикальных перемен.

Ключевая задача момента для левых, патриотов нашего Отечества и вообще всех живых сил народа – ни при каких обстоятельствах не допустить капитуляции «элиты» перед глобальным капиталом. Победа или смерть – буквально так сейчас стоит вопрос для нашей Родины. Я уже говорил это раньше – повторяю ещё раз сейчас. И у нас есть надёжный маркер, позволяющий понять, существует по-прежнему этот риск погибельного предательства, или нет. Денацификация с необходимостью предполагает Нюрнберг. Будет ли он вообще? Кто окажется на скамье подсудимых? Какой-нибудь клоун Ярош, которого нам с готовностью выдадут на заклание, или другие люди – истинные виновники нацификации Украины?  

До тех пор, пока не будут озвучены способы и формы реальной будущей денацификации Украины сохраняется вероятность того, что гора родит мышь! Что окажется подписан некий гипотетический Минск-3, делающий всё кровопролитие и жертвы напрасными. И нам следует оказывать непрестанное давление на правящий класс, требовать от него гласно и однозначно прояснить свою позицию! Мы уже пережили 8 лет колебаний, половинчатых решений, продиктованных страхом полного разрыва контактов с глобальным капиталом. Непрофессионализм кадров, подбираемых по принципу лояльности и готовности работать в режиме круговой поруки, неспособность создать привлекательный образ будущего даже в рамках самой РФ, не говоря уже о его экспорте вовне — всё это сейчас отливается лишней кровью нашим доблестно сражающимся солдатам, Донбассу и Украине. Левые России не только не должны молчать – напротив, они обязаны как никогда громко возвысить свой голос.

Недопустимо как пораженчество, так и безвольное следование в фарватере официоза. Народ желает знать – здесь и сейчас: вот что должно звучать, непрестанно громогласно! Мы обязаны объявить бой, беспощадно давить компрадорскую часть российской буржуазии – первого нашего врага. Задавать вопросы. Кто из наших, российских чиновников – поимённо – несёт ответственность, за то, что была допущена нацификация Украины, так глубоко её поразившая, что теперь приходится прижигать её огнём на фронте? Почему 300 миллиардов долларов наших золотовалютных резервов лежало в странах, которые с 2014 года вводят против нас различного рода санкции? Кто конкретно виноват в этом? Почему, хотя против России уже давно введены все возможные ограничения, мы так и не сформулировали пакет собственных контрсанкций, которые, особенно в части поставок углеводородов, потенциально способны нанести экономике наших противников колоссальный ущерб? Почему переговоры о денацификации ведёт в ряду прочих господин Мединский — человек, открывавший в Ленинграде доску Карлу Маннергейму? Подменивший красные звёзды двуглавыми орлами на технике, задействованной в параде-реконструкции 7 ноября? Поддержавший и проспонсировавший приснопамятную «Зою», которая сражалась с гитлеровцами «за булочку и трамвайчик»?

21 марта 2022 ГТС Украины должен перекачать в Европу 105,1 миллиона кубометров голубого топлива Газпрома. Транзит не прекращался ни в конце февраля, ни в марте. Гремят взрывы. Рушатся города. Газ идёт. Большие люди делают бизнес. И до тех пор, пока это продолжается, денацификации труба…

Иван Мизеров

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.