По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия»

В ходе начавшихся в пятницу в 235-м гарнизонном военном суде слушаний громкого уголовного дела в отношении бывших военных до оглашения обвинительного заключения так и не дошло.

Начавшееся лишь во второй половине дня заседание дошло только до ходатайств сторон. Да и то все их суд рассмотреть так и не успел. Сначала представитель Генпрокуратуры заявил иск, попросив суд взыскать с генерала Арсланова, полковника Кутахова и бывшего военпреда Яковлева 402,3 млн руб. в счет погашения нанесенного ими ущерба. Кроме того, к первым двум представитель надзорного ведомства подал иск еще на 1,16 млрд руб. Оба судом были приняты.

После этого гособвинитель ходатайствовал о рассмотрении уголовного дела в закрытом режиме, поскольку в нем имеются материалы, содержащие служебную тайну. Для разрешения этого вопроса судье Илье Романенкову пришлось объявить небольшой перерыв. Выйдя из совещательной комнаты, он удовлетворил и это ходатайство Генпрокуратуры, попросив удалиться из зала представителей СМИ.

Как уже рассказывала «Советская Россия», бывшему заместителю начальника Генерального штаба, начальнику главного управления связи Вооруженных сил генерал-полковнику Халилу Арсланову, начальнику управления заказов по совершенствованию технической основы системы управления ВС РФ полковнику Павлу Кутахову и военпреду Игорю Яковлеву главное следственное управление СКР инкриминировало мошенничество в особо крупном размере. Кроме того, генералу Арсланову вменили в вину еще и получение взятки в размере 12 млн руб. от бывшего директора Ярославского радиозавода Сергея Якушева. Основу же обвинения в законченном деле, из которого для продолжения расследования выделили эпизод с хищением 6,7 млрд руб. при закупке для ВС радиостанций «Азарт», составили махинации с АО «Воентелеком».

Здесь речь идет о приобретении маршрутизаторов и другого спецоборудования у российских производителей почти на 1,6 млрд руб. Однако изделия, в нарушение контрактов, производились в Китае, а в России их только собирали. К тому же, по мнению следствия, стоимость части из них была завышена по сравнению со среднерыночной ценой. Также генералу, полковнику и их гражданским сообщникам вменялось в вину хищение 191,4 млн руб. из почти 250 млн, выделенных «Воентелекому» в рамках «Комплекса работ по авторскому надзору центров мониторинга и управления сетью, систем мониторинга спутников связи». Впрочем, этот ущерб был погашен еще в ходе следствия.

Еще несколько фигурантов расследования, полностью признавших вину и давших показания на сообщников, уже осуждены в особом порядке.

Так, бывший подчиненный Халила Арсланова – начальник первого управления главного управления связи Минобороны Александр Оглоблин, выступавший в качестве представителя госзаказчика при подписании договоров военного ведомства с «Воентелекомом», получил четыре с половиной года. Сейчас Мещанский райсуд Москвы рассматривает дело еще двух «сделочников» – бывшего гендиректора «Воентелекома» Александра Давыдова и гендиректора ООО «ЭрСиАй» Татьяны Ильиной.

Сейчас уже известно, что Оглоблин в 2020 году заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с надзорным ведомством, признал свою вину и активно способствовал изобличению других соучастников хищения 1,6 млрд руб. Когда суд поинтересовался у генерал-майора Оглоблина, признает ли тот свою вину, последовал короткий ответ: «Да, конечно». Затем подсудимый уже подробно рассказал, в чем она заключалась.

По словам Оглоблина, в 2013 году, когда Халила Арсланова назначили на должность руководителя главного управления связи (ГУС), он сам уже был на пенсии. Однако генерал-полковник Арсланов, с которым у Оглоблина были дружеские отношения, посулив хороший оклад и продвижение по службе, предложил ему вернуться и возглавить 1-е управление ГУС, принимавшее участие в формировании госзаказов.

Предложение показалось Александру Оглоблину заманчивым, и, обсудив с генералом Арслановым условия предстоящей работы, он был назначен на предложенную должность. Тогда активно реализовывалась программа «цифровизации» армии, и Халил Арсланов предложил ему заработать на ее исполнении. «Я понимал, что отказаться было нельзя, поскольку потерял бы доверие Арсланова, а еще я надеялся на улучшение своего материального положения, – пояснил подсудимый. – В случае же согласия Арсланов обещал мне долю из похищенных денег».

При этом Александр Оглоблин отметил, что сам генерал-полковник брать взятки и получать откаты не хотел, поручив ему решать все вопросы с поставщиками оборудования. В этом, по словам генерал-майора, ему помогал начальник управления заказов по совершенствованию системы управления Минобороны Павел Кутахов, в обязанности которого также входило формирование технических требований для исполнения госзаказов на закупку оборудования связи.

Александр Оглоблин сообщил, что был хорошо знаком с первым заместителем директора ОАО «Воентелеком» Олегом Савицким, которому и предложил формировать стоимость заказываемого у компании оборудования с наценкой в 25–50%. Савицкий уведомил, что на это потребуется согласие тогдашнего гендиректора ОАО Александра Давыдова, которое вскоре было получено. Помимо Давыдова к участию в схеме был привлечен его советник Дмитрий Семилетов, руководивший рядом компаний, которые можно было задействовать в выводе похищенных средств с их последующим обналичиванием.

По словам подсудимого, упор делался на хищения при заказе радиостанций, в том числе «Азарт», потому что они были технически сложны и было трудно оценить их реальную стоимость. А она могла превышать рыночную в два раза. По такой же схеме сообщники работали и с компанией ООО «ЭрСиАй», которую возглавляла еще один фигурант расследования Татьяна Ильина. А позднее и с Ярославским радиозаводом, руководство которого передало Халилу Арсланову взятку в 12 млн руб., чтобы тот постоянно размещал госзаказы на этом предприятии.

Оглоблин отметил, что генерал Арсланов не хранил многомиллионные суммы у себя, предпочитая, чтобы этим занимался он. «Я фактически стал бухгалтером Халила Арсланова, – признавался подсудимый, – и выдавал ему по первому требованию суммы, которые варьировались от 100 тыс. до 1 млн руб.». При этом он заметил, что Халил Арсланов часто приказывал завышать количество изделий в госзаказах. По мнению Оглоблина, «с 2015 года Арсланов стал подозрительным, думая, что его кабинет могут прослушивать». «Поэтому мы часто обсуждали наши дела в каком-либо кафе, а если виделись на работе, то говорили в коридоре или туалете», – уточнил он.

То, что происходило до недавнего времени под крышей Минобороны, когда офицер в звании генерал-полковника «химичил» и наживался на самых важных для армии средствах связи, вызывает оторопь. По сути, это удар по безопасности военных и подрыв обороноспособности страны. И не только криминальный, но и политический аспект уголовного дела требует тщательного общественного контроля.

Подготовлено по материалам информагентств

Комментарий редакции: Множество факторов может представлять собой угрозу национальной безопасности государства. В их число входит разворовывание общественных ресурсов (в том числе предназначенных для решения задач укрепления обороноспособности). Далее это неизбежно ведёт к ослаблению страны, делает её более уязвимой перед международными противниками. События 1914 — 1917 гг. не оставляют в этом сомнений. Поэтому доведение до самого конца процесса над упомянутыми в статье подозреваемыми, применение жёстких правовых санкций в случае признания судом их виновными однозначно будет способствовать оздоровлению обстановки. Однако это ещё не означает реальной борьбы против коррупции и казнокрадства. Ведь это — производное от капиталистической системы. Поэтому лишь при переходе России к социализму удастся очистится от этой заразы.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.