По материалам публикаций на Центральном сайте КПРФ

В среду, 23 ноября, на радио «Комсомольская правда», состоялась «Партийная среда» с Андреем Клычковым. Губернатор Орловской области вместе с соведущими-товарищами Александром Гамовым и Еленой Афониной затронул важные темы в контексте работы Компартии и развития в регионе.

Андрей Клычков рассказал, как за прошедшую пятилетку его правительству удалось увеличить объем производства продукции сельского хозяйства более чем в два раза. Как Орловская область откликнулась на СВО. Какой настрой орловских бойцов. О помощи ребятам, которые отправляются в зону проведения специальной военной операции. Каким образом удалось справиться с вопросом денег из бюджета? Об этом и многом важном слушайте здесь:

https://radiokp.ru/podcast/partiynaya-sreda/661891

Е. Афонина:

— Мы приветствуем всех, кто слушает Радио «Комсомольская правда». Это прямой эфир. Честные ответы на самые острые вопросы будут давать представители Коммунистической партии Российской Федерации. И сегодня в студии член президиума Центрального комитета КПРФ, губернатор Орловской области Андрей Клычков. Андрей Евгеньевич, здравствуйте.

А. Клычков:

— Добрый вечер.

Е. Афонина:

— В студии политический обозреватель «Комсомольской правды» Александр Гамов и я, Елена Афонина.

А. Гамов:

— Всем привет!

Е. Афонина:

— Начнем с самого главного, что сейчас многих волнует.

А. Гамов:

— Я бы заметил, что губернатор Орловской области больше, чем представитель Компартии России. Потому что вы федеральный политик. И вас очень хорошо знают. Орловская земля – особая. За минуту до эфира вы сказали, что это земля, которая на генном уровне, в том числе я имею в виду Геннадия Андреевича Зюганова, пережила и переживает все, что происходит со страной. Орловские спецоперации, которые были во время Великой Отечественной войны, их тоже так можно назвать. И мы помним торжества по случаю освобождения Орловщины. И парк там закладывали.

Мы знаем позицию Генерального секретаря ЦК Компартии России Геннадия Андреевича. Тем не менее, как вы сегодня все это воспринимаете? С учетом того, что вчера в Думе было принято специальное обращение ко всем парламентам мира по поводу этого ужасного совершенно факта, когда наших солдат расстреляли, безоружных, в плену.

А. Клычков:

— Конечно, последние события, я думаю, затронули души и сердца многих. И многих причем тех, кто, может быть, с нескольким равнодушием или отстраненностью относился к проводимой спецоперации. И многие рассуждали на различные формы точек зрения. Что касается Орловщины, с первых дней спецоперации уже на протяжении десяти месяцев мы активно в этом процессе участвуем. И я здесь не для бахвальства, могу сказать, что мы первый регион, кто принял решение о том, чтобы создать публичный центр помощи нашим военнослужащим.

Можно много говорить о достаточности обеспечения вооруженных сил, все это есть. Я сам был многократно за эти десять месяцев в Вооруженных силах и на передовых позициях, и в учебных частях. Это все хорошо. Но всегда есть то, чем мы можем помочь. Потому что меняются позиции, меняются точки расположения. Начиная от примитивных где-то лопат, кирки, буржуйки, палатки, одежды, берцы. Погода меняется, что-то сгорает, что-то происходит, потребность какая-то, тепловизоры, коптеры.

И вот мы за последние десять месяцев, как мне кажется, создали самое главное. Можно говорить о сотнях тонн, мы тоже ведем этот подсчет, уже более 700 тонн гуманитарных грузов мы отправили в разные части и соединения. У нас есть курируемые воинские соединения.

А. Гамов:

— 103 конвоя, по-моему.

А. Клычков:

-Нет, это касается только Орловщины. Только орловские жители, орловский бизнес и орловская власть направила более 700 тонн груза для наших ребят, которые воюют. В неделю два-три конвоя у нас отправляются. Вот вчера вернулся из Белгородской области, где мы вышли на контакт с нашими ребятами – добровольцами орловскими, кто там оказался. Мы им привезли, потому что они сказали: нам нужна теплая одежда. Потому что да, у нас есть военная форма, но нужна теплее. Мы им отвезли. Глава района повез им десять комплектов. И вот каждую неделю два-три конвоя уезжают.

Причем мы сейчас занимаемся двумя направлениями. Первое направление – это помощь мобилизованным. И у нас было много споров, дискуссий о том, как помогать. Я для себя лично принял решение, президент поручил на частичную мобилизацию. Мы до окончания частичной мобилизации, которая у нас шла по заданию Министерства обороны, мы формировали вещевые наборы. Были споры. То, не то, качество, не качество. Но в тот момент, когда все происходит в день, в ночь, поставщики, ищем, растаможка, довозим сейчас эти грузи. И вторая часть – это уже войска. Это добровольцы, это регулярные силы, которые, безусловно, нуждаются в поддержке.

Последним отправляли, наш спецназ ГРУ обратился, с которым мы уже давно, все эти десять месяцев контактируем, срочно нужны батареи на рации. Да, их можно ждать, их привезут по линии Минобороны. Все замечательно. Но им нужно это сейчас. Мы срочно нашли, купили, отправили машину, отвезли.

А. Гамов:

— Мы секреты здесь не раскроем никакие?

А. Клычков:

— Это не секрет. Это такая текучка. Потому что я ею занимаюсь публично. Потому что самое главное достижение, до которого я сейчас дойду, это то, что нам удалось объединить жителей Орловской области. Вот вы так сказали, что на генном уровне.

А. Гамов:

— Это вы сказали, не я.

А. Клычков:

— Я сказал. На генном уровне Орловщина, прошедшая годы оккупации, переломный момент Орловско-Курской дуги, которому в следующем году будет юбилейное празднование, это и Иван Грозный, это и Судбищенская битва, где 6 тысяч отбросили 60-тысячное войско турецкого хана. Это все орловская земля. И вот я считаю, что, действительно, на генном уровне на Орловщине, может быть, несколько скрытый, но есть такой патриотический настрой. Да, будут скрипеть, будут возмущаться, но это всегда люди, которые защищают.

Вот нам удалось создать большую орловскую семью, где бабушки приходят, приносят последнее. Две истории расскажу, они меня просто за душу до слез тронули. Мы начали собирать ребятам – беженцам, которые приехали, приходит женщина в пункт сбора, приносит батон. Просто батон. И говорит: сынки, у меня ничего больше нет. Вот возьмите батон. И она этот батон отдала. Она отдала самое ценное, что у нее есть. Этой женщине нужно помочь. Она идет, помогает.

Вторая ситуация буквально недавно, когда мы начали собирать дорогие грузы. Потому что каждый груз – это 6-7 миллионов рублей. Потому что дорогие тепловизоры, коптеры, генераторы. Приходит женщина, простенько одета, пенсионерка. И говорит: ребята, а где можно купить бронежилет? Я говорю: матушка, а зачем тебе бронежилет? Да мне не нужен бронежилет, я хочу, вот у меня есть 150 тысяч рублей, я хочу купить бронежилет нашим ребятам, чтобы им было безопасно. Мы отказывались брать деньги. Она говорит: я не уйду, пока вы не возьмете эти 150 тысяч рублей. Я потом к ней приехал домой – посмотреть, как она живет, чем ей помочь. Это абсолютно простая женщина, которая родилась не на Орловщине, в Орловщину приехала еще после работы. Она работала на севере. Она говорит: у меня есть 150 тысяч, которые я откладывала. Они мне не нужны. У меня слишком простая жизнь. Я хочу помочь.

И таких людей много. У нас есть бизнес, который приходит и говорит: вот я, несмотря на все сложности, два-три миллиона в месяц готов выделять. Давайте мне счета, я буду их оплачивать. Приходят люди, присылают, каждый день поступают на счет, мы открыли фонд, от ста рублей, даже кто-то пятьдесят рублей присылает. Но я понимаю, что для человека это деньги. Он присылает эти 50 рублей, это большая сумма, которая идет в дальнейшем на поддержку.

Но есть два момента, которые я считаю крайне важными. Хватит сегодня вот уже вести разговоры об отношении к спецоперации. Я абсолютно убежден, что пока армия и общество не объединятся, толку не будет никакого. И на сегодня нужно все-таки гораздо чаще, и наш с вами эфир, в том числе, я надеюсь, будет подспорьем, объяснять многим людям, которые считают, что спецоперация где-то там происходит, она на сегодняшний день происходит, чтобы мы были в безопасности.

А. Гамов:

— Очень верные слова.

Е. Афонина:

— Я понимаю, когда мы говорим о таких важных вещах, о этой духовной составляющей, о единении, о мобилизации всего общества, конечно, о финансах говорить как-то не хочется. Тем не менее, мы понимаем, что сейчас на губернаторов легла большая ответственность. Вам дали в руки все механизмы. Только умело ими распоряжайтесь. Но ведь денег-то больше не стало, бюджет формируется заранее. И закладывается заранее. Вы сейчас говорите о действительно очень серьезной помощи нашим ребятам. Каким образом удается сейчас необходимое финансирование найти? И второй вопрос. сейчас очень много дискуссий идет, приближающийся Новый год, и сейчас это тоже определенная лакмусовая бумажка – отношение к тому, праздновать – не праздновать, в каком масштабе. Москва и другие города уже какие-то решения приняли. И, мне кажется, очень правильные. Что у вас в этом плане, тоже хотелось бы узнать.

А. Клычков:

— Вы абсолютно правы по деньгам. И я здесь скажу свое мнение, я считаю, что абсолютно неправильно получилось так, что регионы, исходя из своих возможностей, оказывают поддержку мобилизованным. Потому что неравные у нас регионы. Есть регионы дотационные, есть регионы-доноры, есть регионы, у кого есть большие возможности и профицит бюджета. К сожалению, действительно, вы абсолютно в точку попали, мы для того, чтобы обеспечить закупку для мобилизованных вещевого довольствия, мы срезали одну из городских программ. В данном случае, конкретно это реконструкция центральной улицы города Орла. Улица Ленина, которая на следующий год должна была быть реконструирована. И сто миллионов рублей мы с этой программы просто у города забрали.

А. Гамов:

— На Ленина вы покушаетесь?

А. Клычков:

— Нет, не на Ленина. На улицу. И я думаю, что как раз капитальный ремонт зданий, я жителям это говорил, жители меня поддержали.

А. Гамов:

— А товарищ Зюганов знает об этом?

А. Клычков:

— Все поставленные задачи в рамках развития региона я выполню, несмотря ни на что.

А. Гамов:

— Я имею в виду, про улицу Ленина, что вы ее не…

А. Клычков:

— А мы здесь срезали с капитального ремонта домов, но все остальное мы продолжаем работать. Я думаю, что буду искать источники. Более того, нужно увеличить доходную часть бюджета на следующий год.

Е. Афонина:

— Андрей Евгеньевич, мы начали говорить об очень важных вещах, о помощи нашим ребятам, которые отправляются в зону проведения специальной военной операции. И каким образом удалось справиться с вопросом денег из бюджета. И новогодний вопрос остается.

А. Клычков:

— Договорю про деньги. Ведь само решение о возможности использования бюджетных средств поступило в последний момент. Это уже октябрь, конец октября, когда уже пошел процесс. В связи с этим мы вынуждены были догонять несколько ушедший поезд. Мы срезали деньги с города, мы не понимали до конца, потому что мы действуем в рамках указа президента и поручения Министерства обороны, они нам ставят задачи, мы их выполняем. И я для себя определился, чтобы не получилось так, что мы кому-то поможем, кому-то не поможем, довести до конца частичную мобилизацию, выполнить задачу Минобороны, обеспечить тех, кто у нас уходит, вещевым довольствием. Первые ребята ушли, я им довозил, ездил сам в учебную часть, привозил им вещевые наборы, которые мы им закупили. Вторая часть уже получала на призывных пунктах. Я за эти пять недель, наверное, раза три или четыре всего лишь пропустил. На каждой призывной комиссии был сам. У кого какие вопросы, какие проблемы, записываем.

И в итоге, как только мы завершили план по частичной мобилизации, весь резерв, который у меня оставался, я разделил на сумму наших мобилизованных, и мы выдали. Это получилось по 50 тысяч рублей. У меня буквально сегодня с утра последняя планерка была, у нас были два человека, кто по тем или иным причинам, потому что сбой был в карточках, не получили, вот сегодня они деньги должны были получить, последние два. Цифру я не буду называть, какая есть в целом. Эту часть мы выполнили.

Но, как я уже говорил, десять месяцев это было без бюджетов. Вот за десять месяцев, просто представьте, сколько стоят 700 тонн. Это сотни миллионов рублей. Я почему и говорю, что для меня, знаете, такое большое сомнение было, включится ли общество. Я могу сказать, что они включились. Они помогают. Хотя мы видим, что на фоне мобилизации есть много разных провокационных историй, которые для того, чтобы раскачать, раздуть, возможно, даже извне приходят, а наши жители, все равно же, чем страшнее, тем большее в них верят.

Что касается законопроекта. Мы с ребятами мобилизованными говорили. Вот есть решение федерального центра о кредитных каникулах для мобилизованных.

А. Гамов:

— Это вы в качестве законодательной инициативы?

А. Клычков:

— Да, я внес ее в наш облсовет. Мы прошли облсовет, сейчас законопроект пошел в Госдуму. Надеюсь, коллеги в Госдуме поддержат. Он касается того, чтобы снять с мобилизованных на период кредитных каникул проценты на этот период. Получается нелогично. Дали возможность не платить, потому что они пошли служить Родине. Но при этом начисляются проценты для банков. Банки переживут без этих процентов. И я надеюсь, что коллеги в Госдуме поддержат. И законопроект в данном случае может быть принят и чуть позже, я имею в виду месяц-два, для того, чтобы ребята, когда будут возвращаться с победой, не было вот этих вот дополнительных обременений, которые есть. Надеюсь, что коллеги в Госдуме эту инициативу поддержат.

И по Новому году. Знаете, мне кажется, вообще сама дискуссия в том ключе, как она была подана по Новому году, она несколько деформирована. Именно по подаче. Что значит – отменить Новый год. Давайте мы выключим свет. Мы не подарим детям праздник. Дети в чем виноваты? В том числе, дети семей мобилизованных, дети беженцев. Да сами люди просто, кто работал целый год. У нас то ковид, то специальная военная операция. Мы для чего свет хотим выключить, кому?

Да, каких-то пышных празднований не нужно проводить. Этих гулянок, в которые у нас любят включаться представители отдельных секторов. На самом деле на Орловщине их и не было. Поэтому мы даже сейчас единственную трату, которую, наверное, будем тратить, мы выделили деньги на сборку световых конструкций и елочных, чтобы город украсить. Все остальное – бизнес покупает нам каток, ставит каток на площади. Мы собственными силами ставим домики. Домики ежегодно, делаем такой европейский Новый год в Орле. У нас домики подсвечены, украшены, народные промыслы, еда, люди ходят и гуляют. Поэтому я считаю, что каких-то извращений не должно быть.

А. Гамов:

— Давайте не европейский, а российский будем его называть.

А. Клычков:

— Мы пошли по опыту Москвы, посмотрели, как они украсили, и сделали все то же самое.

А. Гамов:

— Ну, это в прошлом году. А в этом году не будет вообще украшений никаких.

А. Клычков:

— В Москве будут украшения. Москва отказалась от разных активностей.

Е. Афонина:

— Совершенно верно. И от производства новых украшений. А то, что было, будет обязательно.

А. Гамов:

— Позиция Компартии России по поводу этих ужасных совершенно случаев (по-моему, второй уже случай), по поводу расстрела наших военнопленных что можно повторить в этом плане?

А. Клычков:

— Компартия с самого начала (и Геннадий Андреевич лично) занимала очень жесткую позицию. Напомню, что вопрос о придании особого статуса ныне российским регионам, тогда выходила Компартия с этой инициативой. Уже больше 130 конвоев за последние 8 лет Компартия направила на территорию Донецкой и Луганской республик, и продолжает этим заниматься. Я знаю, что формируется конвой на декабрь, к Новому году, как раз детей поздравить. И не может здесь быть полутонов, здесь отношение государства должно быть однозначное. Это убийцы, которые убивают умышленно наших ребят. Причем ни о каких европейских, международных конвенциях они предпочитают не говорить, когда происходят такие события. Поэтому позиция партии здесь была, есть и будет крайне жесткой. На такие шаги необходимо жестко реагировать. Я уверен, что наше государство именно по этой позиции с таким же подходом будет реагировать. Я рад тому, что на официальном уровне было заявлено, что все участники этих событий будут найдены и наказаны.

А. Гамов:

— Уже появились вопросы?

Е. Афонина:

— Да. Спрашивают, каким образом можно отправить личный автомобиль в помощь бойцам. Я думаю, что все такие частные вопросы мы обязательно…

А. Гамов:

— Ну, все равно. Откуда это и кто?

Е. Афонина:

— Это из Москвы. «Renault Logan» хотят отправить в помощь бойцам.

А. Гамов:

— И мы куда отправляем это письмо?

Е. Афонина:

— Не знаю. Просто спрашивают, как можно отправить?

А. Клычков:

— В данном случае есть много фондов. Мы через регион. Но мы действуем не так, что у нас есть, давайте мы вам отдадим. Мы исходим из потребностей воинских частей. Они нам говорят: вот там есть такая потребность. По машинам у меня буквально недавно был запрос одной воинской части, но там несколько другие машины были. Если у кого есть такое желание, я в социальных сетях также присутствую, пускай пишут, будем обсуждать. Здесь же важно, чтобы человек, который эту инициативу проявляет, чтобы он понимал, что эта машина поступит на то конкретное место, куда она должна поступить.

А. Гамов:

— Обращайтесь на сайт губернатора.

Е. Афонина:

— Тут есть сообщение из Саратовской области, просто «Андрей Евгеньевич» и всё. Видимо, человек хотел что-то написать, но думает.

Знаете, не менее важно, наверное, сейчас дать жителям ощущение стабильности, экономической стабильности и защищенности. И в данной ситуации (это мое мнение, думаю, радиослушатели меня тоже поддержат) очень важно этот кризисный период преодолеть. Я имею в виду то, о чем вы в том числе и сказали. И проверка коронавирусом, и проверка сейчас достаточно серьезная идет всей страны, и, конечно, Орловской области, которую вы представляете. Удается справиться сейчас с этим валом проблем и дать людям не просто надежду, а дать людям рабочие места, дать людям возможность себя реализовать? Насколько это удается сейчас?

А. Клычков:

— Единственное, с чем не соглашусь, что здесь не видимость надо дать людям, а реальное ощущение, понимание, возможность потрогать, как говорится, руками эти изменения, которые есть. У меня так получилось, в сентябре было 5 лет, как я работаю, пятилетка так называемая.

А. Гамов:

— Поздравляем с первой пятилеткой.

А. Клычков:

— Спасибо. Да, определенные итоги подводил для себя. Действительно, мы в период коронавируса столкнулись, наверное, с эффектом не меньшим, чем санкции. Это были просто другие ограничения, которые повлияли на бизнес, на занятость, на рабочие места, на заработную плату и, соответственно, выход из этого сложного момента. Сейчас, подводя итоги за 5 лет, на основании данных статистики, мы смогли за 5 лет увеличить объем ВРП на 80 миллиардов рублей.

А. Гамов:

— ВРП?

А. Клычков:

— Валовой региональный продукт. Это общий объем средств, которые производятся в регионе. При этом мы с 2018 года (это одно из самых главных для меня достижений) сумели нарастить положительную динамику индекса промышленного производства. А это налоги, это заработная плата, это рабочие места. И прошлый год мы закончили 113%, до этого 111%, и сейчас идем уже с приростом на 21,4% по объему отгруженных товаров. Это как раз занятость. Это ответ на санкции, это ответ на необходимое импортозамещение. Ну, и сельское хозяйство. Знаете, иногда приезжаешь в другой регион (не обижая никого, разные регионы бывают, природа, климат разные бывают)… На Орловщине нет ни кусочка земли, который бы не использовался для сельского хозяйства. И за 5 лет нам удалось в 2,2 раза увеличить объемы производимой сельскохозяйственной продукции. К примеру, по Российской Федерации норма производимой сельхозпродукции – 52 тыс. рублей.

А. Гамов:

— То есть затраты?

А. Клычков:

— Нет, это производимой продукции на каждого жителя Российской Федерации, сколько в деньгах. На Орловщине 189 тысяч на каждого человека. В этом году мы соберем рекордный для всех времен урожай – 5 млн. тонн по зерновым, зернобобовым, масличным культурам. Это 7 тонн на каждого человека.

Е. Афонина:

— Андрей Евгеньевич, пришел все-таки вопрос из Саратовской области от Андрея. Первый вопрос. Насколько получается красному губернатору в современной России взаимодействовать с губернаторами (не только красными) других регионов? Второй вопрос. Влияет ли как-то статус красного губернатора на эффективность взаимодействия с правительством Российской Федерации и другими структурами?

А. Гамов:

— А вы красный?

А. Клычков:

— Конечно, красный. Я в этом случае считаю, что на моей должности это, знаете, обязанность быть красным не выпячивать, а стараться работать так, чтобы люди понимали твое отношение к людям в первую очередь и то, что ты делаешь. Потому что все равно мы работаем в системе координат, которые определены, где есть федеральный бюджет, где есть (в дотационном регионе) меры поддержки. Поэтому я с последней части, если позволите, начну, по отношению. Я за 5 лет за редким исключением не увидел какого-то особого предвзятого отношения, скажем так. Если ты хочешь получения каких-то дополнительных федеральных средств, ты должен их выбивать, ты должен ехать. Да, есть у нас так называемые мастодонты политики, может быть, им проще. Но ты должен свой путь пробивать потихонечку, потихонечку, где-то преодолевая узнаваемость, где-то преодолевая, в том числе, политически. Но раз уж взялся за гуж, то нужно делать эту работу.

А. Гамов:

— У вас же есть свои кураторы.

Е. Афонина:

— У вас есть еще и молодость, которая позволяет это делать.

А. Гамов:

— Кураторы в Кремле есть, в правительстве.

А. Клычков:

— Я на самом деле могу сказать, что и с президентом… Все вопросы, которые мы обсуждали с Владимиром Владимировичем, они все поддержаны. С Михаилом Владимировичем Мишустиным – они поддержаны. Конечно, я не скрываю, Геннадий Андреевич Зюганов помогает очень сильно, он подключается. И благодаря ему – парк Победы, который удалось нам построить. Это огромные деньги, которые мы долго выбивали, и президент подключался, и Геннадий Андреевич к нему ходил. И вот мы реализовали этот масштабнейший проект, 38 гектаров в центре города. Как говорится, ко времени пришлось сейчас.

А. Гамов:

— Потому что это зюгановский регион. Потому что он относится к Орловской области лучше, чем к Москве.

А. Клычков:

— Я могу сказать, что Геннадий Андреевич относится, безусловно, к Орловщине очень тепло, но у Геннадия Андреевича настолько широкая душа, что он каждому региону старается помочь, каждому человеку, вне зависимости от его партийной принадлежности, он старается помочь.

А. Гамов:

— А правда, что у вас есть музей Зюганова?

А. Клычков:

— Нет.

А. Гамов:

— Дом, где он вырос.

А. Клычков:

— Есть его дом, мы с Геннадием Андреевичем туда ездили.

А. Гамов:

— Там хотели его отнять вроде.

А. Клычков:

— Ну, там какие-то нехорошие…

А. Гамов:

— То есть вы отстояли дом Зюганова?

А. Клычков:

— Дом стоит. Мы приезжали туда, жители вышли, так тепло встречали нас, накрыли стол прямо на улице. Мне кажется, Геннадий Андреевич был доволен. Музея как такового нет.

Возвращаясь к поддержке. Михаил Владимирович Мишустин осенью был, целый ряд проектов поддержал, которые мы сейчас будем реализовывать. Сейчас то время особенное. Хотя на ковиде было то же самое. Мы с губернаторами соседних регионов обменивались, у кого есть маски, у кого есть средства индивидуальной защиты, кому лекарства перегоняли, остатки, у кого-то не хватало людей спасать, кислород искали. Это все в ручном режиме, где-то в группах даже, в Телеграме у нас есть группы, там переписываемся, поздравляем друг друга.

Знаете, на этой должности ты порой… У меня партия называется «Орловская область». И когда сейчас СВО, звонит губернатор белгородский: «Андрей, нужна помощь, пришла помощь от определенного подразделения, помоги вот этим. Можешь помочь?» Мы бросаем всё, занимаемся, отправляем эту помощь в Белгородскую область, понимая, что им важнее и нужнее. Вот этот диалог есть, и здесь я тоже отмечу, что никаких спекуляций на тему «а ты из другой партии, мы с тобой не общаемся», нет. Знаете, это напускное и выдуманное.

А. Гамов:

— Это вы честно нам говорите?

А. Клычков:

— Абсолютно честно.

Е. Афонина:

— Удивительно. Я первый раз слышу, чтобы вот так губернаторы, клуб губернаторов общается напрямую. Это здорово.

А. Клычков:

— Что бы кто ни говорил, в свое время была сделана абсолютно правильная, мне кажется, вещь, когда собрали людей, кто в перспективе куда-то, может быть, попадет, на какие-то должности (многие не попали). И мы все вместе общались, учились, мы познакомились. И это позволило без каких-либо экивоков, каких-то протоколов, напрямую позвонить и сказать: «Саша, мне помощь нужна срочно». На фоне, когда санкции появились, я звонил губернатору, в регионе которого находится производство химиката, который нужен нашему орловскому предприятию, он не знает, где его купить. Я ему звоню: «У тебя же есть? Будь добр, толкни предприятие, чтобы нам помогли заключить контракт».

А. Гамов:

— И он толкает.

А. Клычков:

— Толкает. Хотя полномочий властных у него нет. Он просто находит руководителя предприятия и говорит: «Есть просьба, нужно помочь. Помогите, пожалуйста, в рамках контракта и т.д.».

Е. Афонина:

— Андрей Евгеньевич, мы действительно сейчас должны не просто давать людям надежду, мы должны конкретику давать. Поэтому очень хочется узнать, в Орловской области какие есть проекты, которые вы считаете наиболее значимыми? Которые не просто в планах, в перспективах, а которые уже реально работают, и вы считаете, что это действительно ваша какая-то гордость.

А. Клычков:

— Их достаточно много. Когда я приходил 5 лет назад, я потратил несколько дней для начала, потом все это дорабатывалось, пошел к президенту, сказал ему, что у меня есть 5 целей, которые я хочу достичь по итогам своего первого срока губернатора (у меня в следующем году истекает), чтобы их запустить. Это было возобновление строительства многофункционального медицинского центра, у нас в Орле его зовут «Титаником». Он был брошен. Начали строить еще в начале 2000-х годов, потом в 2006 году бросили, в 2009-м бросили, в 2016-м бросили. И нам удалось сейчас выбить. Вот сейчас идет конкурс на выбор подрядчика по строительству. Более 6 млрд. рублей мы получили из федерального бюджета для достройки, закупки оборудования. Это в центре города медицинский центр для жителей области и для близлежащих территорий.

Западный обход города Орла. Орел один из немногих городов, через который проходит транзитный поток большегрузного транспорта. И сколько ты эти дороги ни строй, большегрузы их убивают. Ну, и плюс трафик, 10 тысяч машин ежесуточно проходит, в том числе тяжелых. Нам удалось выбить, сейчас идет уже проектирование, более 15 млрд. рублей, объезд города Орла для этой части западного обхода.

Третий проект – аэропорт. В Орле был аэропорт до 2009 года, а потом он закрылся. С точки зрения инвестиций, с точки зрения перемещений чем жители Орла хуже курян, белгородцев, вороженцев, которые могут полететь в Калининград, Сочи, Татарстан, в ту же Москву? Я рад, что сегодня заключен контракт на строительство аэропорта. То есть у нас выделены деньги, миллиард рублей. И вот сейчас, пока у нас небо закрыто, мы будем строить аэропорт. Надеюсь, когда небо откроется, у нас уже будет готовый аэропорт.

Потом проект, который мы уже реализовали. Это строительство спорткомплекса «Победа». В 1996 году начали строить, в 2004 году бросили строить. Я пришел, смотрю, деревья растут, окна выбиты, стоит каркас. Ну, подумал, что ничего не сделать. Провели экспертизу, убедили Минспорт. Минспорт выделил 225 млн. рублей. И в прошлом году мы открыли суперсовременный, подходящий для мировых просто турниров спорткомплекс рядом с парком Победы, который сейчас уже пользуется большим спросом для жителей нашего региона и приезжающих. У нас проходят чемпионаты мира, всероссийские турниры, кубки. Вот подводили итоги, 103 знаковых соревнования только за прошедший период этого года, и на следующий год мы также планируем реализовывать.

Ну, и самый масштабный проект, который, я считаю, это не просто моя гордость, это, наверное, шаг в развитии Орловской области и компетенции Орловской области. Вы наверняка не знаете, что Орел в Центральном федеральном округе (Орловская область) занимает второе место по количеству студентов на 10 тыс. населения. Уступает только Москве. Орел – студенческий город, у нас 50 тысяч студентов. Это СПО и высшее. И мне удалось убедить Михаила Владимировича, а до этого Владимира Владимировича реализовать в Орле проект так называемого кампуса или образовательного центра. Он предусматривает новые 1,5 тыс. мест в общежитии, 30 тысяч мест современной образовательной среды, рекреация, спортивная, досуговая составляющая. Проект под 10 млрд. рублей. Сейчас начинается федеральное финансирование, проектирование, и мы в следующем году должны заложить уже камень в строительство этого объекта. Я считаю, что образование – это, наверное, одна из дополнительных компетенций к промышленности и сельскому хозяйству для Орловской области, и ее надо развивать.

А. Гамов:

— Андрей Евгеньевич, я думаю, что товарищ Генеральный секретарь ЦК Компартии России товарищ Зюганов меня не простит, если я не задам такой вопрос. Я вот слушаю, у нас какая-то картина такая благостная получается. А если с точки зрения ленинской критики и самокритики посмотреть на ситуацию, бывает, что ваша красная партийная совесть страдает, мучается за какие-то не совершённые проекты, дела?

А. Клычков:

— Есть. Если бы я не переживал, то нечего бы мне было делать на этой работе.

А. Гамов:

— В чем вы недорабатываете?

А. Клычков:

— Смотрите, когда я пришел в Орловскую область, бюджет был 28 млрд. рублей. Я поставил задачу увеличить его в два раза.

А. Гамов:

— Опять хвалитесь.

А. Клычков:

— Нет. А я не выполнил свое собственное обещание, в 1,9 раза мы смогли увеличить, и нам не хватает. И, конечно, собственных средств нам не хватает. Мое самое большое желание, что я пока не сделал, мы не оторвались от текущих обязательств, для того чтобы инвестировать в регион. Эта тема, я могу о ней много говорить, есть много проектов, которые не удалось еще реализовать, но которые стоят в реализации. Потому что, если успокоиться, тогда нечего и работать.

Е. Афонина:

— Андрей Евгеньевич, тут у нас о глобальном начали спрашивать… Олег из Краснодарского края спрашивает – когда коммунизм построим в отдельно взятой России?

А. Клычков:

— В отдельно взятой России или регионе?

Е. Афонина:

— В отдельно взятой России, спрашивает Олег.

А. Гамов:

— А у вас в Орловской области какой строй сейчас?

А. Клычков:

— У нас социальный, социально ориентированный. Потому что для того, чтобы построить коммунизм, нам нужно внутри себя много чего поменять. И вопрос, который мы зачастую, а мне тоже задают такой вопрос – так регулярно, с точки зрения и подкола, и с точки зрения провокаций – но все-таки мы находимся в системе координат, которые определены у нас в определенной степени законодательством для федерального центра, поэтому для того, чтобы построить социализм и далее коммунизм, нам нужно с вами много в голове поменять.

А. Гамов:

— А социализма не было у нас в стране?

А. Клычков:

— Нет, мы сейчас говорим про текущий момент, поэтому для того, чтобы мы перешли, а государство идет ведь, знаете, вот зачастую слышу от своих оппонентов политических иногда, что вот не нужно вспоминать советский опыт. А нацпроекты чем отличаются на сегодняшний день от плановой экономики? Это та же самая плановая экономика, только хотелось бы срок, может быть, побольше немножко сделать, для того, чтобы было понятно.

А. Гамов:

— И денег побольше.

А. Клычков:

— И денег побольше, для того, чтобы и ориентация все-таки у нас на цели и задачи, вот, к примеру, мы у себя в регионе – а у нас есть государственные сельскохозяйственные предприятия. Многие говорят совхозы, колхозы не нужны, так они эффективно работают, они приносят прибыль. И в бюджет приносят прибыль. Это и рабочие места, это высокая заработная плата. Я на самом деле сторонник того, чтобы мы сохранили муниципальные предприятия. Со всею сложностью. Потому что, если ты не управляешь муниципальными предприятиями энергетики, сферы транспорта, коммунальной сферой, ты ничем не управляешь. Это нужно. Потихонечку мы это делаем. Даже несмотря на то, что есть решение о ликвидации ГУП ФМУ. Да, мы переводим в другие формы. Но тем самым мы потихонечку формируем стабильный фундамент развития региона. И вот с этого можно уже говорить про дальнейшие шаги некоего примера. А для того, чтобы реализовать уже дальнейший пример, как я и сказал, у меня проблема есть, которую я прекрасно понимаю. Для инвестиций в развитие региона и в социальную сферу, и в понимание людьми социальной этой сферы самой, а не просто вертолетные деньги, нам необходимо увеличить бюджет. Этим мы и занимаемся. Но, повторюсь, за пять лет чуть менее, чем в два раза нам удалось увеличить бюджет. У нас нет ни одного коммерческого кредита. Хотя я пришел в регион работать, коммерческий долг 106% от доходной части бюджета был. Мы на 30% снизили сейчас эту работу. И вот эти плановые шаги, они, к сожалению, не так быстро происходят, но они идут к тому, чтобы мы смогли создать действительно где социальные гарантии, право на труд, труд вообще как явление, чтобы он был предоставлен жителям. К примеру, у нас сейчас 2000 безработных, 10 000 вакансий. Вот тоже ситуация. И нужно создать так, чтобы мы готовили и специалистов, ведь это разноплановые вот все эти социальные сферы, и коммунистический подход. Можно взять пример китайский, вот на пленуме Геннадий Андреевич его озвучивал, все очень ведь планово. Мы понимаем, кого мы готовим, куда мы готовим и зачем мы это готовим. Тогда мы понимаем, что и траты у нас идут со смыслом, а не бессмысленные.

А. Гамов:

— А вот еще я хотел спросить – пасека Генерального Секретаря ЦК Компартии России она же на Орловщине находится?

А. Клычков:

— Ну, говорят об этом да как бы.

А. Гамов:

— Вот Генеральные Секретари всегда любили ездить на свою родину, подарки получать. Вы товарищу Зюганову что дарите вот обычно? Я знаю, что водка прекрасное…

А. Клычков:

— Нет, водки нет, к сожалению, в Орловской области. Вы знаете, Геннадий Андреевич, как всегда, мне кажется, когда едет, он понимает, что он получит просьбы больше. Причем, серьезные просьбы.

А. Гамов:

— То есть, вообще ничего не дарите?

А. Клычков:

— Помочь здесь, помочь здесь. У Геннадия Андреевича есть традиция – он всегда 5 августа приезжает, на День города, на День области, участвует в мероприятиях и для него, наверное, самый главный подарок, как я считаю, вот у него есть традиция, он рано утром выходит в город и гуляет по набережной, с людьми разговаривает. Вот он иногда приходит и говорит – Андрей. Вот люди жаловались на это и на это – исправь. Все, и моя задача исправить. Моя задача – это подарок Геннадию Андреевичу, чтобы вот с кем бы он ни поговорил, в разных аудиториях, чтобы ему сказали – здесь меняется, здесь меняется, здесь меняется. Поэтому стараемся соответствовать.

А. Гамов:

— Часто он такие подарки получает?

А. Клычков:

— Такую головную боль Геннадий Андреевич получает регулярно, когда приезжает. Ну и нужно сказать, что Геннадий Андреевич и ряд других людей удостоены высшей награды, которая учреждена в этом году – «Гордость и слава Орловщины».

А. Гамов:

— Это медаль такая?

А. Клычков:

— Да, медаль такая. Мы ее учредили в этом году и вот Геннадий Андреевич и министр внутренних дел Колокольцев Владимир Александрович…

А. Гамов:

— Там портрет Генерального секретаря?

А. Клычков:

— Нет. Там про Орловщину.

Е. Афонина:

— Спрашивает Нижегородская область – почему нет примеров помощи спецоперации со стороны находящихся за рубежом российских крупных бизнесменов или бизнесвумен? И сразу от себя добавлю, Андрей Евгеньевич, сейчас много говорится о конкретной помощи территориям или городам-побратимам – я говорю о четырех новых регионах нашей страны – есть ли такие города-побратимы у Орловской области? И зарубежные? Вот с ними окончательно все связи сейчас расторгнуты? Потому что мы помним, что, допустим, Милан дружил с Ельцом и т.д. Или сейчас эти связи уже настолько разрушены, что невозможно выйти на какой-то дипломатический язык с теми же европейскими городами?

А. Клычков:

— Я могу сказать так, что умные люди остались. И мы поддерживаем отношения с целым рядом умных людей. Кто-то есть на волне общеевропейской эйфории, занимается… ну, знаете, вот по аналогии, под санкции попал Тургеневский дуб. Его исключили из конкурса «Дерево года». После этого события у меня полностью сложилась картинка всех санкций. Здесь вот гори хата…

Е. Афонина:

— Сгорел сарай – гори и хата, да.

А. Клычков:

— Да. Дуб исключили. Поэтому вот есть люди, которые именно вот в этой волне, а есть нормальные люди. Поэтому здесь мы взаимодействуем, наступит момент и мы, скажем так, восстановим активизацию наших отношений. Что касается бизнеса за рубежом, ну, я по Орловщине могу сказать – да у нас и на Орловщине есть люди, кто занимает странную позицию. Но я про это и сказал, что нам нужно определиться вот сейчас. Кто враг, а кто друг. Если этого не будет, тогда очень долго мы будем разговаривать на разные темы. Потому что сегодня у нас есть задача, которую мы должны выполнить. Здесь не должно быть никаких сантиментов. И в том числе с точки зрения бизнеса. Можешь – помогаешь. Не можешь – ты скажи об этом, не можешь – не помогаешь, ну, никто заставлять тебя не будет.

Е. Афонина:

— И по городам-побратимам. На новых территориях Российской Федерации у вас есть такие объекты, за которые вы отвечаете?

А. Клычков:

— Нет, у нас нет закрепленной территории, но мы активно взаимодействуем, у нас приезжал недавно министр промышленности Донецкой республики, по бизнесу взаимодействие выстраиваем, это такие более прямые контакты, нежели это просто закрепление. Потому что закрепили за более крупными регионами с бюджетной обеспеченностью высокой.

Е. Афонина:

— По беженцам – много сейчас у вас находится в Орловской области тех, кто вынужден был бежать…

А. Клычков:

— У нас за все время приехало достаточно большое количество. На сегодняшний день около 5000 человек в тех или иных формах. То есть, это и пункты временного размещения, и самостоятельно, и у родственников, у знакомых находятся. Часть из них занята, работают. Мы этой работой тоже занимаемся, но я здесь тоже должен пояснить. Сейчас вопрос задают – почему не все работают? Ну, потому что бОльшая часть приехавших, особенно в первую пору, это женщины и бабушки с детьми. И понятно, что они, ну, сложно себе представить их занятость, особенно там в сельской местности, где-то в каком-то тяжелом направлении. Мы работаем по ним, у нас социальные службы закреплены, районы закреплены и взаимодействуют.

А. Гамов:

— Вот мы иногда какие-то анекдоты рассказывали, ну, я имею в виду в мирное время, а сейчас, может быть, какое-то стихотворение нам прочитаете, которое духоподъемное?

А. Клычков:

— Вот мне жена всегда говорит – ты не пой, не танцуй и стихи не читай никому. Потому что – что не дано, то не дано тебе.

А. Гамов:

— То есть, не будете вспоминать какое-нибудь партийное стихотворение или там гимн…

А. Клычков:

— Вот вы умеете под конец задать изюминку. Изюминка, наверное, здесь заключается в простом. Вот у меня каждую неделю три раза эфир, с жителями, в социальных сетях. Вот я сегодня пропускаю, из-за нашего с вами общения, у меня сегодня в 20 часов эфир был. И вот чего только ни узнаешь. И анекдотов и про себя, и хорошего, и плохого, и вот вопрос чем-то удивить кого-то, у меня уже желание пропало, потому что три года я занимаюсь этими эфирами.

А. Гамов:

— Ну, чего-нибудь хорошего про себя расскажите.

А. Клычков:

— Да про себя что говорить хорошего? Знаете, я горд и рад тому, что мне посчастливилось работать на Орловщине с такими замечательными людьми.

А. Гамов:

— Сколько пятилеток вы собираетесь?

А. Клычков:

— Да здесь загадывать можно все, что угодно, но я про другое, про главное, наверное. Я один раз приехал в самые первые дни моей работы на Орловщине, вот я эту историю рассказываю часто, но это правда. Я приехал в один сельский дом культуры, меня посадили на скамейку, достали из печи кашу, картошку, налили самогонки, бабушка приобняла меня, Любовь Никаноровна, и говорит: знаешь, сынок, вот ты приехал из Москвы, голова у России может быть где угодно, сердце — где угодно, а душа – она здесь, на селе. И на самом деле понимаешь – в средней полосе, в глубинке, особенно в сельской местности, что там душа. Настоящая. Патриотичная. Мужественная. И героическая.

А. Гамов:

— Сколько рюмок вы там выпили?

Е. Афонина:

— Пусть это останется тайной, мы не пропагандируем употребление крепких спиртных напитков. Но за крепкий характер и за горячее сердце. Спасибо. Губернатор Орловской области Андрей Клычков был с нами. Андрей Евгеньевич, спасибо огромное!

А. Гамов:

— Слава Компартии России!

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.