В ряде предыдущих статей мы показали, как т.н. «демократические» средства массовой информации, находящиеся под контролем «семибанкирщины», пытались запугать население, будто победа КПРФ на выборах президента обернется для России катастрофой. Напомним, что Зюганова и его соратников по левопатриотическому движению постоянно обвиняли в намерении восстановить «стопроцентную модель СССР», якобы «приведшую экономику к краху», «свернуть демократические завоевания». на слуху даже были заявления о «национал-социалистических» устремлениях Компартии России. В ранее опубликованных статьях мы доказали несостоятельность подобных суждений.

Выше мы также писали, в какой конкретно момент начался всплеск антикоммунистической кампании в СМИ – в феврале 1996 года, когда Березовские, Чубайсы, Гусинские и прочие увидели, как на Всемирном экономическом форуме в Давосе мировая «элита» приняла Г.А. Зюганова как будущего президента России. Для оболванивания народа и для привлечения как можно большего числа избирателей на свою сторону идеологи ельцинского режима начали активно использовать тактику чёрного PRа. И дело не в том, кто являлся основным оппонентом Кремля в рассматриваемый нами период. То, что коммунисты еще с начала 1980-х годов осознали необходимость придания социалистической системе более гибкой формы, мы писали в одной из предыдущих статей. Просто правящие либеральные силы, выражавшие интересы компрадорского капитала, противились идее усиления государственного регулирования экономики (даже в рамках капитализма). Поэтому в целях спасения своего провального проекта, а также недопущения утраты наворованных состояний и избежания ответственности за содеянное, изображали все политические силы, которые в различной степени отстаивали идею государственного участия в экономике, наведения порядка в финансовой деятельности олигархов (как Компартию, так и национально-ориентированные буржуазные силы вроде группировки Р.И. Хасбулатова и А.В. Руцкого в 1993 году, блока Е.М. Примакова и Ю.М. Лужкова «Отечество вся Россия» в 1999 году, партии «Родина» в 2000-ые годы) «консерваторами», «радикалами», «сталинистами» и т.д. Всё это вполне сопоставимо с ситуацией США 1930-х годов, когда правые политические силы открыто оценивали политику «Нового курса» Ф.Д. Рузвельта как «ползучую революцию», «попытку установления коммунизма», «советского тоталитаризма».

     Так, глава предвыборного штаба Ельцина А.Б. Чубайс в своем интервью газетам «Труд» и «Коммерсант», опубликованных 26 марта 1996 года, пытался доказать, будто простое повышение регулирующей роли государства в экономике даже в рамках буржуазного строя (в том числе и реализация таких мер как оказание финансовой и кредитной поддержки реальному сектору экономики, контроль за ценами, наведение порядка в финансовой деятельности рыночных игроков, борьба с нарушением законодательства с их стороны и т.д.) якобы чревато крайне тяжелыми последствиями. В целом, основной лейтмотив его выступления был следующим: государственное регулирование экономики, предлагаемое КПРФ, путь в тупик. Все «высокоразвитые государства» (прежде всего подразумевались страны ЕС и США), добившиеся высокого уровня жизни населения, шли по пути развития «свободной рыночной экономики».

   Однако данные рассуждения являлись прямой попыткой ввода в заблуждение. Дело в том, что политика «вашингтонского консенсуса», проводившаяся под присмотром МВФ и администрации президента США в России, в странах Восточной Европы и в Латинской Америке страны, привела к масштабной деиндустриализации, к обнищанию подавляющего большинства населения, к усилению зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры.  Западный империализм (в первую очередь американский) заинтересован в превращении подопечных стран в источник сырья и рынок сбыта готовой продукции. Для достижения данной цели продвигает идеи сокращения государственного присутствия в экономике, неприменимые в современных условиях. Впрочем, этого не скрывает ряд представителей американской стороны. Так, бывший глава Всемирного банка Джозеф Стиглиц в своей работе «Глобализация. Тревожные тенденции» отметил, что стратегия Международного валютного фонда отражала в первую очередь экономические интересы США, главным образом, их торговые и финансовые интересы. О том же самом пишет Джон Перкинс (бывший высокопоставленный экономический советник, работавший при правительствах целого ряда стран Латинской Америки и Ближнего Востока и долгое время связанный с Управлением национальной безопасности США) в своих воспоминаниях «Исповедь экономического убийцы».

Сами империалистические страны далеко не во всем следуют идеям, экспортируемым в развивающиеся страны. Экономист Джон Уильямсон, сформулировавший в 1989 году принципы политики «Вашингтонского консенсуса» (сокращение государственных расходов, приватизация, либерализация внешней торговли, притока иностранных инвестиций, дерегулирование и т.д.), подчеркивал, что «Вашингтон не всегда практикует то, что проповедует иностранцам».  В этой связи целесообразно рассмотреть систему государственного регулирования экономики, используемую в различной степени странами Запада.   Тем самым мы можем опровергнуть один из основных постулатов пропаганды ельцинской команды в 1996 году, будто меры, предлагаемые КПРФ, якобы не пригодны в современных условиях.

Государственное стимулирование экономического роста посредством проведения активной инвестиционной, кредитной политики. Определение приоритетов развития экономики.

  В вышеупомянутом интервью А.Б. Чубайс заявлял, будто попытка оказания поддержки реальному сектору экономики обернется ростом дефицита бюджета, увеличением внешних займов со всеми вытекающими последствиями. Но он умолчал, что ни о каком «печатном станке» речи не было. В следующих статьях мы отдельно напишем, что КПРФ называла целый ряд источников получения бюджетных средств, необходимых для реализации социальных и инвестиционных программ (на полях заметим, что правительство Примакова – Маслюкова именно по такой схеме и действовало).

Впрочем, идеологи неолиберализма пытались доказать, будто поддержка реального сектора экономики со стороны государства является «элементом командно-административной системы» и совершенно непригодна в условиях рынка. Следовательно, по их мнению, данная мера не будет способствовать стабилизации. В настоящее время ровно такую же позицию отстаивает экономический блок кабинета министров и руководство Центробанка РФ.

Между тем, правительства западных стран действуют противоположным способом. Так, финансовая политика американских властей направлена на стимулирование развития реального сектора экономики. Например, правительство оказывает активную поддержку военно-промышленному комплексу. Американский экономист (в 1972 году президент Американской экономической ассоциации) Джон Гэлбрейт в своей работе «Экономическая теория и цели общества» подчеркивал, что два крупнейших военных подрядчика «Дженерал дайнэмикс» и «Локхид» практически ведут свои дела с правительством, которое предоставляет им оборотный капитал «путем постепенных платежей по их контрактам». По словам Гэлбрейта, «убытки  берет на себя правительство, а фирмам предоставляется финансовая помощь в случае неудачи».  Данные меры применяются и в настоящее время. Так, из американского федерального бюджета выделяется около 50% средств на развитие ВПК. В частности, в 2004 году, по данным министерства обороны США, за счет ассигнований на военные цели, имелось около 700 тысяч рабочих мест для гражданских лиц.

Аналогичным образом правительство США поддерживает сельское хозяйство. Дж. Гэлбрейт в своей вышеупомянутой книге изложил способы государственного вмешательства в данную отрасль, направленные на стимулирование ее развития: «обобществление сельскохозяйственной технологии, поддержание сельскохозяйственных цен для поощрения и защиты капиталовложений, кооперативные закупки удобрений, горючего и оборудования, кооперативное или государственное снабжение электроэнергией, субсидии в поддержку новых методов».

    В европейских странах государство на протяжении всего послевоенного периода проводило активную промышленную политику. Подробно об этом пишет экономист О.А. Андрюшкевич в своей книге «Индикативное планирование в экономиках разного типа». Так, автор рассматривает систему планирования экономического развития во Франции, основные направления пятилетних планов. Отмечает, что «плановые показатели общенациональных программ социально – экономического развития выступают… в качестве экономических индикаторов – носителей информации относительно прогнозируемой экономической конъюнктуры». Для достижения поставленных целей государство использует ряд стимулирующих мер – предоставление специальных кредитов и гарантий при размещении займов, снижение процентной ставки по кредитам компаниям, «деятельность которых соответствует плановым рекомендациям».

В 2008 – 2009 гг.., в разгар мирового финансового кризиса, правительством США и стран Европы был принят целый ряд мер, стимулирующих экономическое развитие. Так,  антикризисная программа американского президента Б. Обамы предусматривала реализацию инфраструктурных проектов – строительство новых и ремонт старых дорог, модернизация жилищной инфраструктуры, ремонт и внедрение инноваций в школы и в высшие учебные заведения, строительство новых зданий для них. Увеличение государственных инвестиций было одной из мер «Плана восстановления промышленного сектора экономики», утвержденного главами правительств 27 стран ЕС в декабре 2008 года в Брюсселе.

   Внешняя торговля и политика протекционизма.  С точки зрения МВФ, а также
различных идеологов неолиберализма, в современном «глобализирующемся» мире все торговые барьеры между странами стираются. Следовательно, время национальных рынков якобы уходит в прошлое. А за защиту отечественного производителя от иностранной конкуренции, якобы препятствует развитию международных интеграционных процессов, участие в которых якобы неизбежно и способствует прогрессу. По мнению сторонников свободной рыночной экономики,  протекционистские меры ведут к росту цен на товары, к загниванию внутреннего производства, обретающего монопольное положение  в силу отгораживания от международной конкуренции. Разумеется, к идее монополии внешней торговли относились как к нечто ужасному, якобы препятствующему успешному продвижению продукции на мировые рынки (пытались изобразить дело так, будто только Советская власть додумалась до идее введения внешнеторговой монополии).

В 1990-ые годы КПРФ как раз обвиняли в «изоляционистских», «автаркических» устремлениях.

Империалистические страны действуют диаметрально противоположным способом.  Так, Джозеф Стиглиц в своей книге «Глобализация. Тревожные тенденции» писал следующее: «Критики глобализации обвиняют страны Запада в лицемерии, и они в этом правы. Западные страны подтолкнули бедные страны к ликвидации торговых барьеров, сохранив при этом свои собственные…».  Содержание доклада Минэкономразвития РФ за 2010 год свидетельствует о том же самом. В нем было отмечено, что «по данным на май 2010 года, против российских экспортных товаров действуют 93 ограничительные меры, применяемые различными государствами для защиты своего внутреннего рынка. Максимальное количество антидемпинговых мер против товаров российского происхождения действует в  Евросоюзе (9), затем в США (6), Китае (6) и Мексике».

Анализ внешнеторговой политики стран ЕС подтверждает справедливость вышеупомянутого утверждения. Так, Эстония в 2000 году повысила импортные пошлины. Следует подчеркнуть, что усиление мер протекционистского характера  являлось условием вступления в Евросоюз, намечавшегося на 2003 – 2004 гг..  По данным Комиссии Евросообществ и «Дойче банка», уровень пошлин на ввозимые товары в странах – потенциальных членов ЕС увеличивается после их присоединения к Евросоюзу  минимум на треть.

В середине 2000-х годов в ЕС наметилась тенденция ослабления протекционистских мер. Речь шла о постепенном пересмотре сельскохозяйственной политики. Однако после 2008 года, когда мировая экономика оказалась в кризисном состоянии, правительства ведущих стран мира начали повышать пошлины на импортируемую продукцию. Так, в Аргентине ввели нетарифные барьеры на ввоз автозапчастей, телевизоров, обуви, игрушек и т.д. Китай запретил импорт ряда продовольственных товаров. В Индии был введен запрет на импорт китайских игрушек. В США палата представителей Конгресса одобрила требование использовать лишь американскую сталь во всех проектах, которые получают государственное финансирование. В сентябре 2013 года в отчете Еврокомиссии было отмечено, что только в мае 2012 – мае 2013 гг.. в странах Евросоюза было введено приблизительно 150 ограничительных мер.

В развитых капиталистических странах государство в определенной степени осуществляет контроль над экспортом. Так, работа Министерства торговли США нацелена на расширение международных рынков для американской продукции. В функции министерства входит улучшение координации и планирования при разработке государственных программ поддержки экспорта.  Бюро экспортного контроля Министерства торговли США осуществляет контроль за экспортными сделками применительно к конечным пользователям и конечным целям использования экспортируемых товаров. Упомянутое Бюро контролирует экспорт американской продукции по соображениям его соответствия национальным интересам, интересам государственной безопасности и недопущения распродажи стратегических ресурсов. Ряд остальных  государственных инстанций также контролирует внешнюю торговлю. Например, Бюро по экономическим вопросам и вопросам бизнеса Государственного департамента США разрабатывает основные направления американской инвестиционной и внешнеторговой политики. Госдепартамент контролирует экспорт продукции ВПК и военного снаряжения.

Ограничения для иностранного капитала. МВФ, «мировые консультанты», а также либеральные силы внутри нашей страны утверждали, что следует делать ставку на привлечение иностранных инвесторов. Что они якобы способны провести модернизацию и т.д. Нередко в качестве подтверждения данного предложения приводили практику Китая (игнорируя, что в КНР речь шла не о продаже средств производств в собственность зарубежным фирмам, а о концессиях и о совместных предприятиях – т.е. государство передает объект инвесторам в пользование на определённый срок и контролирует их деятельность. Следовательно, сравнение некорректно). Идеологи либеральных «реформ» объясняли данную тенденцию «закономерностью процессов, развивающихся в эпоху глобализации», которые делают неизбежной «кооперацию с развитыми странами», что, по их мнению, стимулирует внедрение достижений научно-технического прогресса, инноваций и т.д. Все предложения освободиться от зависимости от иностранных инвестиций, прекратить передачу прав собственности на стратегически важные предприятия за рубеж сторонники свободного рынка оценивали как призыв перейти к «автаркической» модели народного хозяйства, восстановить «железный занавес». С их точки зрения, данная мера чревата отсталостью и консервацией периферийного положения страны.

Однако практика т.н. «высокоразвитых государств» полностью опровергает вышеупомянутую умозрительную схему, продвигаемую идеологами неолиберализма. Так, в нашем распоряжении имеется перечень американских законов, направленных на ограничение присутствия иностранных инвесторов в стратегически важных отраслях экономики. Прежде всего – закон об иностранных инвестициях и национальной безопасности (The Foreign Investment and National Security ACT of  2007).  Перечислим другие законодательные акты, ограничивающие участие зарубежного капитала в конкретных отраслях: Defense Production Act of 1950 (оборонная промышленность), Atomic Energy Act of 1954 (атомная промышленность), The Commercial Fishing Industry Vessel AntiReflagging ACT of 1987 (сельскохозяйственное производство и рыбная промышленность), Primary Dealers Act of 1988 (банковская и биржевая деятельность).

 Руководитель группы международных проектов юридической фирмы «Вегас – Лекс» Юрий Бортников в своей статье «Ограничения на приобретение акций иностранными инвесторами в зарубежных странах», опубликованной в журнале «Рынок ценных бумаг» в 2008 году, пишет, что в США функционирует Комитет по иностранным инвестициям (CFIUS), который может рекомендовать запрет «на осуществление сделки приобретения акций американской компании любым иностранным инвестором, если сочтет сделку представляющей угрозу национальной безопасности США».

На полях заметим, что три-четыре года назад некоторые задавались вопросом: почему российские компании (например «Газпром») могут скупать акции зарубежных предприятий, расширять своё присутствие в зарубежных странах, а те (в частности браудеровский инвестиционный фонд Hermitage Capital) нет? Якобы, это «не по правилам», «не по рыночным принципам», не учитывают «закономерность взаимной кооперации» и т.д. О том, как «ведущие мировые державы» якобы допускают «свободный приток иностранных инвестиций», позволяют зарубежным фирмам «расширять своё присутствие», мы показали выше, используя конкретные американские законодательные акты, материалы статьи главы группы международных проектов юридической фирмы «Вегас – Лекс», книги бывшего главы Всемирного банка Джозефа Стиглица. Здесь добавим, что американские власти подчас препятствуют деятельности зарубежного капитала. Так, в марте 2013 года Бюро промышленности и безопасности Министерства торговли США внесло Российскую компьютерную компанию «Т- платформа» в «Список организаций и лиц, действующих вопреки национальной безопасности и внешнеполитическим интересам США».

Дело не ограничивалось вытеснением «Т-платформы» с американского рынка. Арест в США по решению суда Нью-Йорка активов компании «Вимм – Билль – Данн» в мае 2011 года, главы дочерней структуры ОАО «Техснабэкспорт» TENAM Corp. Вадим Микерина (российского поставщика урана) в октябре 2014 года, попытка американских финансовых властей арестовать активы МТС и «Вымпелкома» в августе 2015 года и многое другое – всё это лишний раз доказывает, что разговоры «о свободе импорта», «свободе перетока инвестиций», о «безальтернативности глобализации», об «угрозе автаркии», о необходимости «соблюдения принципов честной свободнйо конкурнеции» используются мировым империализмом в отношении тех стран, которые они держат за горло.

    Валютный контроль. Одной из основных мер, предлагаемых «консультантами» из МВФ множеству стран, является отмена валютного контроля. В 1990-ые гг.. либерал-реформаторы также стояли на данной позиции. В настоящее время данную точку зрения разделяют представители денежных властей России – в частности, руководство Центробанка РФ. А всех, кто предлагал ввести в различной степени валютный контроль (например, КПРФ), обвиняли в намерении «подорвать финансовую систему», вернуть практику «расстрела валютчиков». По мнению идеологов неолиберализма, приток и отток капиталов якобы является органичным свойством рыночной экономики. И альтернатива всему этому, по их мнению, «автаркия», «изоляционизм» и т.д.

В реальности правительства империалистических стран используют систему валютного контроля. Данный механизм применяется в Соединённых штатах Америки. Валютное регулирование предусмотрено законом о банковской тайне (The Bank Secrecy Act, 1970), законом об отчётности пот международным валютным операциям (Currency and Foreign Transactions Reporting Act, 1982), законом о надзоре (The Money Laundering Control Act, 1986). Так, вышеупомянутый закон о банковской тайне требует от кредитно-финансовых учреждений, функционирующих на территории США, информировать о крупных валютных сделках и вести по ним отчетность.

В странах Европы государство в определенной степени осуществляет валютное регулирование. В качестве примера следует привести Испанию. Несмотря на то, что принятый в 1991 году Королевский Декрет № 1816/1991 «О внешнеэкономических сделках» фактически упростил все сделки и операции, совершаемые между резидентами и нерезидентами, за испанским правительством сохранялось право запрещать либо ограничивать сделки и платежи с нерезидентами, если они затрагивают интересы государства, либо не соответствуют решениям международных организаций, в которых состоит Испания. Сохранился порядок уведомления о валютных операциях. Коммерческие банки, осуществлявшие операции с валютой, обязаны ежемесячно предоставлять информацию в Центральную регистрационную службу Банка Испании.

  Регулирование ценообразования. По мнению либералов и их заокеанских покровителей (по крайней мере, «консультантов» из МВФ), регулирование цен якобы чревато дефицитом продовольственных и промышленных товаров. С их точки зрения, экономические субъекты не станут работать себе в убыток и прекратят свою деятельность. Так, А.Б. Чубайс в своём вышеупомянутом интервью от 26 марта 1996 года, анализируя программу КПРФ,  прямо говорил об этом.

На самом деле в западных странах государство в определенной степени осуществляет контроль за ценами. По крайней мере, необходимость данной меры была обоснована известным американским экономистом Дж. Гэлбрейтом. В 1952 году в своей работе A Theory of Price Control утверждал, что контроль над ценами необходим в качестве дополнения к стимулам и устремлениям лишённой планирования и разбалансированной экономики. В то же время, по мнению Гэлбрейта, эти меры должны применяться совместно с другими средствами макроэкономической политике.

Существует множество способов государственного регулирования цен. Так, в США контроль за ценообразованием осуществляют Антитрестовское управление Министерства юстиции и Федеральная торговая комиссия. Так, в 2007 году был принят закон, по которому предусматривались штрафные санкции до 150 млн. долларов для компаний и три года тюремного заключения для их руководителей за монопольный сговор, приводящий к росту цен на бензин.  Кроме того, сельскохозяйственным производителям выделяются субсидии из бюджета в случае падения рыночных цен ниже гарантированного минимума. Специальная правительственная организация «Товарно – кредитная корпорация» принимает в залог у фермеров сельскохозяйственную продукцию по гарантированным ценам (см. книгу И.К. Салимжановой «Цены и ценообразование»).

В Швеции существует специальный орган, контролирующий ценообразование – Государственное управление цен и конкуренции. Воздействие на цены осуществляется через государственную монополию (на почтовые услуги, винно-водочные изделия). Государство регулирует закупочные цены на основные виды сельскохозяйственной продукции с учетом интересов фермеров.

 В Норвегии  государственное регулирование ценообразования осуществляется на основании Закона о контроле над ценами, прибылью и ограничением конкуренции. Специальные органы, выполняющие данную функцию – Совет по ценам, Государственная инспекция по ценам. Используют различные способы ценового регулирования: установление порядка исчисления скидок, надбавок, максимального уровня прибылей для монополистов.

Некоторые могут заметить: все вышеперечисленно якобы является способами государственного воздействия на описываемые процессы, но не контролем за ценами. Можно было бы так считать, если бы не было специальных государственных органов, отвечающих за ценовую политику, а также законов с соответствующими прямыми названиями – конкретные примеры мы перечислили выше. Другое дело, способы реализации ценового контроля, но это уже другой вопрос.

Обо всем этом подробно написано в специальном вышеупомянутом экономическом учебнике И.К. Салимжановой «Цены и ценообразование», рекомендованного, между прочим, Министерством образования РФ.

Государственная собственность. В 1990-ые годы идеологи гайдаровско-чубайсовского курса пытались доказать, будто частная собственность является самой эффективной и приватизация – важнейшая предпосылка экономического роста. А любую идею национализации (которую, в частности, предлагала КПРФ) они встречали в штыки, расценивая как попытку «реставрации командно-административной системы», «угрозу ГУЛАГа, гражданской войны, 37-го года» и т.д. (на это намекал А.Б. Чубайс в своем вышеупомянутом интервью). Впрочем, МВФ также внушает всему миру, будто доминирование частной собственности на средства производства будет способствовать прогрессу. В качестве подтверждения данного тезиса обычно ссылаются на опыт «высокоразвитых» стран США и Европы.

Тщательный анализ современной структуры американской и европейской экономик полностью опровергает вышеупомянутую концепцию. Нет ни одной страны, где государство не вмешивалось бы в экономику прямым способом – т.е. не имело бы в своей собственности части средств производства. Ошибочно полагать, что основной источник инновационного развития в США – частные инвестиции. По мнению либералов, данная отрасль якобы функционирует в рыночных конкурентных условиях. В реальности государство управляет инновационной сферой. Так, в Белом доме есть отдел науки и технологий, в функции которого входит выработка стратегий инновационного развития. Перечислим государственные структуры США, управляющие инновационной отраслью: Национальный научный фонд (финансирует фундаментальную науку), Агентство перспективных оборонных исследовательских проектов (DARPA, занимающийся от имени правительства рискованными проектами), ARPAE (агентство перспективных исследований в области энергетики), IARPA (Агентство перспективных исследований в области разведки) (по материалам   выпуска журнала «Эксперт» № 25 (856) за июнь 2013 года, статьи «Консенсус не достигнут»).

   Принято считать, что в США нефтяная отрасль якобы находится в частной собственности. На самом деле, нефтяные и газовые земельные участки государство сдает в аренду частным компаниям, которые занимаются разработкой ресурсов. Данные фирмы выступают в роли подрядчиков, держателей государственного имущества (иными словами – концессионерами), а не собственниками. На федеральном уровне контроль над сырьевыми отраслями осуществляют Бюро земельного управления и Служба управления минеральными ресурсамиАмериканский конгресс принимает важные решения, направленные на изменение условий функционирования нефтяной отрасли (об увеличении стратегических резервов нефти, о приостановлении её закупки для обеспечения стратегического запаса страны, о выдаче разрешения на добычу полезных ископаемых на шельфе, требование ускорения строительства газопровода из Аляски через Канаду на основную территорию США, об ограничении торговли сырьевыми фьючерсами).

   В странах Европы часть отраслей промышленности находится в государственной собственности. В Норвегии контрольный пакет акций нефтяной компании Statoil находится в государственной собственности. В 2007 году Statoil соединилась с газовой государственной корпорацией Norsk Hydro. Государственный пакет акций нового объединения Statoil Hydro – 62,5%.  Во Франции государство является главным акционером автомобильной компании Renault. Газовая отрасль функционирует в концессионном режиме (т.е. государство предает свои объекты фирмам в пользовании на определенных условиях). Данная форма была закреплена в 1946 году законом о национализации газовой отрасли и электроэнергетики. Данный закон обязывает коммуны заключать договоры с концессионером – с государственной компанией «Газ де Франс» (всё изложенное — по материалам книги кандидата экономических наук О. Андрюшкевич «Индикативное планирование в экономиках разного типа»).

С 2008 года, с момента начала финансово-экономического кризиса, правительства империалистических стран приняли меры, направленные на увеличение государственного сектора экономики. Например, правительство США фактически национализировало автомобильный концерн «Дженерал моторз», ипотечные компании Fannie Mae и Fredddie Mac, страховщик AIG.  В сентябре 2008 года правительство Исландии  частично национализировало один из крупнейших банков Glitnir Bank, скупив 75% акций. И это далеко не все примеры национализаций, проводившихся в посткризисный период.

  Борьба с экономическими преступлениями. На протяжении двух последних десятилетий на слуху было немало заявлений о том, что государство должно гарантировать «неприкосновенность» частной собственности. По мнению либерально настроенных деятелей,  любое вмешательство государственных структур и правоохранительных органов в деятельность бизнеса якобы чревато замедлением темпов экономического роста, бегством капиталов из страны. Любые попытки призвать к ответу олигархов правые силы расценивали как «произвол государства» (А.Б. Чубайс в своем интервью от 26 марта 1996 года делал намек, что предложение КПРФ навести порядок в финансовой деятельности крупных игроков рынка заключается именно в этом). С их точки зрения, пересмотр итогов криминальной приватизации якобы приведет к непредсказуемым последствиям, вплоть до очередной хозяйственной разрухи и гражданской войны. Либеральные силы ссылались на опыт западных стран, в которых якобы гарантирована свобода предпринимательской деятельности, его неприкосновенность, что, по их мнению, является основной предпосылкой экономического развития.

Детальный анализ политики стран Европы и США полностью опровергает данную умозрительную схему. На самом деле на Западе государство активно пресекает экономические преступления. Приведем конкретные примеры. В 2001 году проведено расследование деятельности американской компании Enron.  Руководство фирмы предъявлено обвинение в фальсификации отчетности. В мае 2003 года Служба ЕС по борьбе с экономическими преступлениями (ОЛАФ) начала серию расследований в связи с импортом сахара в Евросоюз. Наибольшее внимание данной службы привлек импорт сахара из Хорватии в Грецию.  В феврале 2009 года ФБР арестовало владельца финансовой империи Standford Financial Group Аллена Стэнфорда и директора по инвестициям данной финансовой группы, предъявив обвинение в препятствовании расследованию Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) США. По версии SEC, Стэнфорд  основал финансовую пирамиду, нанесшую ущерб инвесторам в размере 9,2 млрд. долларов. В начале 2013 года правительство Германии выступило с инициативой ужесточения законодательства о банковской деятельности. В частности, речь шла об уголовной ответственности для менеджеров частных банков за грубейшие ошибки в управлении компаниями, приведшие к кризисным явлениям. В июне 2013 года руководители стран G8 договорились о введении мер, направленных на борьбу с отмыванием денег и с уклонением от уплаты налогов частными лицами и компаниями.

Подчеркиваем: речь идет отнюдь не о мелкой буржуазии (напротив, КПРФ многократно ставила вопрос о поддержке деятельности народных предприятий, малого и среднего предпринимательства посредством смягчения денежно-кредитной и налоговой политики, регулирования тарифов сырьевых и естественных монополий, снятия административных барьеров. В 1998 – 1999 гг.. правительство Примакова – Маслюкова, в котором активно участвовали коммунисты, частично реализовывало данное предложение). Но либералы подразумевали и подразумевают крупный капитал (главным образом – компрадорский, а также тот, что аффилирован с чиновничеством всех рангов). Но о том, что он представляет собой, об этом говорит не только КПРФ, но и национально-ориентированные буржуазные политические силы, часть «деловой прессы» вроде журнала «Эксперт».

  Борьба с коррупцией в государственном аппарате и с казнокрадством. В одной из предыдущих статей мы писали, как в 1996 году идеологи ельцинского режима оценивали предложение КПРФ начать борьбу с коррупцией во властных структурах как намерение коммунистов «отправить за решетку своих политических оппонентов». Между прочим, то, что клан «младореформаторов» во многом был замешан в злоупотреблениях, об этом заявляла не только Компартия России. Итоги судебного процесса над Гарвардскими специалистами, работавшими советниками в Госкомимуществе России, проведенного в США в 1996 – 1997 гг., дело Bank of New York и его итоги прямо говорят об этом. Но Чубайс и его соратники пытались доказать, будто соответствующие предложения попахивают «новым 37-ым годом», было только в «тоталитарных странах», в то время как в «демократических» государствах ни о чем подобном и речи быть не может (правда, это не мешало им годы спустя активно разоблачать олигархов путинского призыва из кооператива «Озеро», даже требовать проведения расследования их деятельности правоохранительными органами).

Вот и посмотрим, как обстоит дело с этим в т.н. «демократических странах», которые либералы приводили в качестве своеобразного примера для подражания, образца «либерализма». Там подчас пресекают коррупцию в госаппарате и махинации в деятельности фирм. Не следует забывать об операции «Чистые руки», проведенной в Италии в 1990-ые годы, когда на многих представителей политической, административной, хозяйственной и финансовой элиты были возбуждены уголовные дела. И данная мера увенчалась успехом. В марте 2007 года в Бельгии были арестованы два крупных чиновника Евросоюза, обвинённых в масштабных махинациях при распределении строительных контрактов (речь шла о предоставлении небезвозмездных контрактов фирмам, о том, что не проводились тендеры на строительство). В свою очередь, в феврале 2011 года в Венгрии под стражей оказался бывший посол в России Арпад Секей, бывший статс-секретарь венгерского МИДа Фекси Хорват, экс-руководитель ведомства Венгрии, распоряжавшегося государственным имуществом Миклош Татрай. Их обвинили в продаже России продаже здания торгового представительства в Венгрии по заниженной цене.

Таким образом, мы доказали несостоятельность утверждений либеральных сил, правящих в 1996 году, будто смена модели развития, использование системы государственного регулирования экономики, наведение порядка в деятельности госаппарата и крупных бизнес-империй (всё это предлагала КПРФ со своими союзниками по народно-патриотическому блоку) якобы чревата катастрофой. Напротив, разрушительные итоги пятилетней политики «вашингтонского консенсуса» диктовали необходимость смены парадигмы развития, выработки новой стратегии развития, отвечающей национально-государственным интересам России и её населению. К тому времени имелся конструктивный опыт проведения политики, аналогичной той, которую предлагали Г.А. Зюганов и его соратники (практика Китайских властей с 1978 года, президента Белоруссии А.Г. Лукашенко с 1994 года, в определенной степени и мэра Москвы Ю.М. Лужкова прямо говорила об этом). Два года спустя (в 1998 году), когда правительство Примакова – Маслюкова в определенной степени реализовало социально-экономическую программу левопатриотических сил, удалось добиться успеха. Мы знаем, что ни к каким масштабным потрясениям, которыми запугивали народ в 1996 году СМИ, политика кабинета министров Примакова – Маслюкова – Геращенко не привела. Напротив, его деятельность способствовала как раз консолидации общества. Следовательно, только из одного этого становится ясным, чего в реальности боялись представители «семибанкирщины» и «либерал-реформаторов» в 1996 году.

Однако на этом подготовка к президентским выборам, которые должны были пройти 16 июня 1996 года, не заканчивалась. Напротив, впереди было обострение борьбы двух команд основных претендентов на высший пост страны. Но об этом мы будем подробно говорить в следующих статьях.

Михаил Чистый.

 

 

 

 

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.