В предыдущей статье мы показали, как в результате скандала с «коробкой из-под ксерокса» финансовые махинации в предвыборном штабе Ельцина стали достоянием гласности. По крайней мере, народ если не знал, то точно догадывался о причастности высших должностных лиц и олигархов к аферам в особо крупных размерах. Следовательно, шансы Б.Н. Ельцина на победу во втором туре выборов снизились. И никакие обвинения А.В. Коржакова и М.В. Барсукова в «заговоре», в «противозаконных действиях», в «провокациях», равно как и никакие оправдания А.Б. Чубайса о том, что «денег в коробке не было», были лишь «муляжи и манекены» делу не могли помочь. Т.н. «семья» к тому времени настолько себя дискредитировала, что её мало кто доверял.

Совершенно другим было положение дел у Геннадия Зюганова. Понятно, что чёрный пиар против коммунистов после первого тура выборов отнюдь не затих (если не активизировался). В то же время, в рассматриваемые нами дни лета 1996 года существенно укреплялся его авторитет. О чем идёт речь? Про высокий рейтинг лидера КПРФ, огромные шансы выиграть второй тур выборов мы знаем. Дело в том, что в данный период Зюганов провёл целый ряд официальных встреч с высокопоставленными государственными деятелями. Разумеется, большая их часть поддерживала кандидатуру Ельцина на выборах, однако они исходили из того, что придётся сотрудничать с тем, кого народ выберет президентом. Поскольку у Геннадия Андреевича шансы на победу были более, чем реальными, они соглашались проводить с ним переговоры – как с потенциальным будущим президентом.

Так, 20 июня 1996 года лидер КПРФ на своей пресс-конференции заявил о состоявшейся накануне встречи с премьер-министром В.С. Черномырдиным, во время которой обсуждалось общее положение в стране, а также вопрос обеспечения преемственности власти. 22 июня 1996 года Г.А. Зюганов провёл встречу с председателем Конституционного суда РФ Владимиром Тумановым, в ходе которой обсуждалась предвыборная ситуация (в частности, отказ Б.Н. Ельцина подписать подготовленный парламентариями закон о вступлении в должность новоизбранного президента). 24 июня 1996 года в здании Московской мэрии состоялась встреча Геннадия Зюганова и мэра Москвы Юрия Лужкова. На встрече, по словам Зюганова, политические вопросы не обсуждались, «речь шла о программе действий». Т.е., если разговор шел о программе дальнейших действий (в том числе и в случае избрания лидера КПРФ президентом России), то это означало, что тогдашний столичный градоначальник тоже был готов взаимодействовать с ним. В последующие июньские дни Г.А. Зюганов провёл совещания с целым рядом остальных государственных деятелей, например, с председателем Совета Федерации Е.С. Строевым, с Патриархом Московским и Всея Руси Алексеем II и с представителями православного духовенства, с министром внутренних дел РФ А.С. Куликовым, с Генеральным прокурором РФ Ю.И. Скуратовым.

Т.е., если целый ряд государственных деятелей соглашался провести переговоры с Г.А. Зюгановым (в том числе и те, кто был в числе доверенных лиц Б.Н. Ельцина на выборах), то это свидетельствовало о том, что они готовы принять выбор народа, не станут выполнять антиконституционные приказы Ельцина в случае его поражения на выборах (об этом речь шла в одной из предыдущих статей). Как видим, никакой надвигающейся «гражданской войной», которой запугивали СМИ россиян, не намечалось. Да и практически все руководители субъектов РФ всю первую половину 1996 года соглашались проводить официальные встречи с лидером КПРФ (не только главы регионов «красного пояса», но и те, которые состояли в предвыборной ельцинской команде вроде Ю.М. Лужкова, Б.Е. Немцова, М.Г. Рахимова и т.д.). Единственным, кто во время избирательной кампании 1996 года публично отказался от встречи с Зюгановым, был мэр Санкт-Петербурга А.С. Собчак. Более того, по слухам, он угрожал, что в случае победы лидера КПРФ на президентских выборах, Санкт-Петербург якобы выйдет из состав России. Но это всего-навсего был единственный пример. Других аналогичных скандальных демаршей не наблюдалось. Да и перед вторым туром выборов главы государства Анатолий Собчак был уже не удел – в связи с поражением на выборах мэра Санкт-Петербурга. Следовательно, к тому времени он не представлял огромной опасности.

Также отметим, что 1 июля 1996 года Зюганов провёл ряд встреч с главами посольств и иностранных дипломатических миссий, расположенных в Москве. Во время совещаний лидер КПРФ предложил провести в октябре – в ноябре в столице России встречу глав государств – членов Совета безопасности ООН (с приглашением руководителей и других стран), посвящённую проблемам межнациональных конфликтов и росту международной преступности. Как видим, даже представители иностранных государств, предвидя возможные итоги выборов главы государства, воспринимали Г.А. Зюганова как потенциального президента России.

Кроме того, между двумя турами выборов Геннадий Зюганов выступил с важнейшей инициативой, направленной на сплочение и объединение всего народа. Так, 24 июня 1996 года на своём брифинге, проведённом в Малом зале Государственной думы, он обнародовал предложение подписать Пакт национального согласия, создать Совет национального согласия, в состав которого вошли бы представители правительства и политических партий, представленных в Государственной думе (по аналогичному принципу был сформирован Государственный совет в 2000 году – прим. авт). Но самым важным предложением лидера КПРФ было формирование коалиционного правительства народного доверия. Зюганов отметил, что в случае своей победы на выборах он планирует сформировать его на одну треть из представителей народно-патриотического блока, на одну треть – из состава действующего правительства и ещё на одну треть – из представителей думских фракций, не входящих в народно-патриотическую коалицию (речь о таких политических силах как ЛДПР, «Яблоко», «Наш дом Россия» и т.д.). Фактически Геннадий Андреевич обнародовал свои первоочередные шаги, которые он намерен предпринять в том случае, если будет избран главой государства.

Предложенный Г.А. Зюгановым принцип формирования коалиционного правительства во многом был схож с кабинетом министров Примакова – Маслюкова в 1998 – 1999 гг. Обратим также внимание на несостоятельность утверждений пропаганды «свободной прессы», будто коммунисты снова стремились «полностью захватить власть», «её вторично монополизировать» и т.д. В планируемом правительстве народного доверия КПРФ не отводилось большинства мест. Блоку народно-патриотических сил, в состав которого входила не только Компартия, но и державно-патриотические силы, отводилась треть мест в кабинете министров. Речь шла о формировании правительства из профессионалов, представлявших интересы всех социальных слоёв населения, все политические силы. А вы говорите, «стремление восстановить всевластие одной партии». Судите о позиции партийного лидера по первоисточникам, а не по материалам «жёлтой прессы».

На следующий день (25 июня 1996 года) газета «Советская Россия» опубликовала статью Г.А. Зюганова «К согласию и доверию», в которой лидер КПРФ дал комментарии к предложенному им накануне составу правительства национального согласия. Геннадий Зюганов отметил, что от народно-патриотического блока в состав коалиционного правительства национальных интересов войдут Юрий Маслюков, Виктор Илюхин, Светлана Горячева, Пётр Романов, Николай Губенко, Светлана Савицкая, Василий Стародубцев, Аман Тулеев, Сергей Глазьев, Сергей Бабурин, Владимир Исаков, Станислав Говорухин и другие.

Комментируя своё намерение включить в состав нового кабинета министров треть нынешнего состава правительства, Зюганов подчеркнул, что предложение войти в состав правительства народного доверия уже приняты 12-ю нынешними министрами и 27-ю заместителями министров в результате переговоров. Лидер КПРФ не сказал, о ком конкретно шла речь. Но, скорей всего, среди них был и министр иностранных дел Е.М. Примаков. На основании чего делается такое утверждение? Во-первых, в одной из первых статей мы писали, как в январе 1996 года Г.А. Зюганов позитивно оценил назначение Евгения Максимовича главой российского МИДа, назвав его опытным государственным деятелем. Во-вторых, Евгений Примаков и Геннадий Зюганов и в 1990-ые, и в 2000-ые годы часто встречались и контактировали.

В данной статье («К согласию и доверию» — прим. авт.) Г.А. Зюганов также изложил основы предложенного им Пакта о национальном согласии. Его суть заключалась в следующем:

  1. У России есть свой путь развития. Это эволюционный путь социально-ориентированных реформ, которые не раскалывают общество на горстку богатых и море бедных, не ведут к гражданскому противостоянию.

Именно такая политика – эволюционные социально-ориентированные экономические преобразования, продуманный переход к смешанной многосекторной экономике (взамен «быстрого скачка» к «свободному рынку», «всеобъемлющей приватизации и либерализации») успешно (разумеется, в определённой степени – прим.авт) проводилась в Москве при Ю.М. Лужкове, в Белоруссии при А.Г. Лукашенко.

  1. Спасительный путь России – развитие национального производства всех форм собственности. А это означает защиту Отечественного производителя от зверских налогов, от произвола чиновников, от издевательств рэкетиров, от диктата зарубежного капитала.

Всё это в определённой степени осуществлялось правительством Примакова – Маслюкова в 1998 – 1999 гг. Именно тогда в определённой степени были снижены налоги на реальный сектор экономики, на малое предпринимательство. Также предпринималась попытка защитить национальное производство от «диктата зарубежного капитала» в виде проведение протекционистской политики. Так, 7 января 1999 года правительство РФ приняло постановление № 23, которое предусматривало, в  частности, повышение сезонных ввозных таможенных пошлин на огурцы и томаты. То же самое относится и к использованию разных форм собственности в 1998 – 1999 гг., когда планировалось использовать и частное предпринимательство, и государственную собственность в стратегически важных отраслях посредством консолидации активов в нефтяной отрасли, в ВПК, определённого возвращения ряда банков и сырьевых компаний государству (вроде «Пурнефтегаза», находящегося до осени 1998 года по контролем империи В. Потанина, вроде СБС-Агро и т.д.).

  1. Восстановление продовольственной безопасности страны. Для достижения данной цели нужно оказывать государственную поддержку сельскохозяйственному производству, всем формам хозяйствования на земле (и кооперативам, и фермерству).

Правительство Примакова – Маслюкова реализовывало это в определённой степени. Это касается и оказания финансовой поддержки АПК (например, постановлением кабинета министров № 23 от 7 января 1999 года предусматривалось «выделение из Бюджета развития Российской Федерации средств на приобретение оборудования для технического перевооружения и реконструкции тепличных предприятий», а также предоставление «тепличным предприятиям кредита в размере 150 млн. рублей… для кредитования организаций агропромышленного комплекса на льготных условиях»). Также в 1998 году был принят закон «О народных предприятиях», который позволил в определённой степени создать нормальные условия для работы предприятий кооперативной формы собственности (до этого их пытались полностью вытеснить с рынка). Благодаря этому сегодня целый ряд «народных предприятий» успешно развивает свою деятельность, демонстрирует высокие производственные показатели – даже в условиях кризиса. Речь идёт о ЗАО «Совхоз имени Ленина», об СПК «Терновский», об СПК «Звениговский», об Усольском свинокомплексе и т.д.

  1. Остановить вымирание нации, разрушение её человеческого потенциала. А это предусматривает повышение благосостояния людей, преодоление безработицы, своевременную выплату зарплат, пенсий и пособий, восстановление народного образования и здравоохранения.

На начальном этапе речь шла о ликвидации задолженностей по зарплатам, пенсиям и прочим социальным выплатам. А потом, по мере активизации экономического роста – поэтапное их повышение. Т.е., в «популизме» никак нельзя обвинить лидера КПРФ за данное предложение – оно не содержало несбыточных обещаний, было тщательно продумано (т.е., не так, как пыталась сделать Ю.В. Тимошенко на Украине в 2005 году). В будущем КПРФ это делами докажет, когда один из её видных представителей – Ю.Д. Маслюков – в 1998 – 1999 гг. станет первым вице-премьером в кабинете министров Е.М. Примакова. Данное правительство уделяло определенное внимание проведению социальной политики (выплата задолженностей по зарплатам, пенсиям и пособиям, отмена решений предыдущих кабинетов министров об окончательном урезании бюджетных расходов на науку, образование, здравоохранение и культуры, направление финансовых ресурсов на поддержку данных отраслей).

  1. Подавление организованной преступности, коррупции, казнокрадства.

Ровно это и делалось в 1998 – 1999 гг., когда кабинет Примакова – Маслюкова и Генеральный прокурор Ю.И. Скуратов пытались привлечь к ответственности лиц, виновных в разграблении России. Расследовались такие аферы как использование правительственными чиновниками служебного положения во время игры на рынке ГКО, «залоговые аукционы», финансовые махинации основных сырьевых компаний. Фигурантами уголовных дел были Борис Березовский, Роман Абрамович, Анатолий Быков, Александр Смоленский, Владимир Каданников, Анатолий Чубайс, Сергей Кириенко, Павел Бородин и т.д. Отметим, что параллельно с этим и в самих США было открыто дело Bank of New York, продолжавшееся до 2001 года (речь шла об отмывании денег российскими капиталистами и чиновниками). И если бы не смерть Эдмунда Сафры, скончавшегося при загадочных обстоятельствах, то дело не развалилось бы. Тем более, что нельзя сказать, что его результаты были в пользу клептократов – как наших, так и их американских коллег.

  И никакой «гражданской войны» (которой запугивал Кремль в 1996 году), никакого «раскола общества» из-за этого не произошло в 1998 – 1999 гг. Напротив, различные слои общества объединяло желание навести элементарный порядок и укрепить дисциплину, восстановить право закона, поставить в рамки «верхушку», привлечь ряд её представителей к ответственности за содеянное. Недаром в то время авторитет Е.М. Примакова возрос и среди народа, и среди значительной части государственного аппарата, и среди множества отечественных предпринимателей.

Но вернёмся к событиям 1996 года. Де-факто в рассмотренной нами статье Г.А. Зюганов также обнародовал основы нового курса, который он будет проводить в случае избрания президентом Российской Федерации. Возникал также следующий вопрос: а кто будет назначен премьер-министром? Кто возглавит правительство народного доверия? В одной из предыдущих статей мы писали, что на пост председателя правительства левопатриотические силы рассматривали кандидатуры Юрия Маслюкова и Амана Тулеева. По слухам, между двумя турами президентских выборов вроде предлагался пост главы правительства президенту Башкортостана Муртазе Рахимову. Хоть он и сепаратист, олигарх, но вместе с тем – успешный грамотный хозяйственник, доказавший это своими делами у себя в Башкортостане в 1990-ые годы. Доказал способность развивать народное хозяйство, действовал эволюционным путём.

Однако М.Г. Рахимов публично заявил о своём отказе войти в состав правительства, которое намерена сформировать КПРФ со своими союзниками по народно-патриотическому блоку. Но даже если он после продолжающихся переговоров всё равно не согласился бы стать главой кабинета министров, то, как было отмечено выше, предусматривалось назначение других деятелей, также зарекомендовавших себя в качестве крепких хозяйственников, грамотных специалистовАмана Тулеева и Юрия Маслюкова.

Судя по всему, Ю.Д. Маслюков в новом правительстве, которое должно было сформироваться в случае победы Г.А. Зюганова на выборах, курировал бы вопросы экономической политики (в 1998 – 1999 гг. он делами доказал свою способность управлять). А внешнюю политику, скорее, — Е.М. Примакову (он, будучи главой МИДа, делами доказал способность отстаивать геополитические интересы России продуманным способом).

  Таким образом, в те дни казалось, что скоро начнётся национальное возрождение России, её выход из нищеты. Следовательно, за будущее России и её народов можно быть уверенным. Какой была бы внутренняя и внешняя политика в случае избрания лидера КПРФ президентом, видно из материалов рассмотренной нами статьи «К согласию и доверию». Отметим, что в Белоруссии А.Г. Лукашенко, став президентом в 1994 году, начал проводить внутриполитический  курс, во многом аналогичный тому, который предлагал Г.А. Зюганов в 1996 году. И в 1995 году начался небольшой экономический подъём, а с 1996 – 1997 гг. темпы роста значительно ускорились. Это лишний раз доказывает созидательный характер предложений, отстаиваемых народно-патриотическим блоком в 1996 году. Также плодотворные результаты политики правительства Примакова – Маслюкова в 1998 – 1999 гг. свидетельствуют об этом.

Однако избирательная кампания 1996 года на этом ещё не заканчивалась. Но о том, как она развивалась дальше между двумя турами выборов президента, речь пойдёт в следующих статьях.

Михаил Чистый

 

 

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.