Неужто и впрямь начнут хоть что-то делать в соответствии с титульным наречением – совет при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам? Ведь президент в первом сообщении подчеркнул, что стратегия направлена на структурные изменения в экономике и социальной сфере, на повышение темпов экономического роста.

И вот в четверг Путин на первом заседании этого совета заявил перечень приоритетов – безопасность на дорогах, лекарственное обеспечение, развитие экспорта, прежде всего, конечно, высокотехнологичного экспорта. И разъяснил: «Результаты должны измеряться позитивными, понятными вещами. Например, снижением очередей в поликлиниках, скоростью оказания медицинской помощи для тех, кто живет в труднодоступных районах. Условиями ипотеки, которые должны меняться к лучшему, и так далее. Возможностью для каждого проверить и понять, как формируются, например, коммунальные платежи».

В этот стратегический перечень председатель правительства Медведев тут же добавил образование. И он за то, что «наши граждане должны почувствовать реальное улучшение ситуации, самые очевидные вещи – это меньше очередей в больницах и поликлиниках»…

Да, должны почувствовать побыстрей, хотя бы поверить в это, ведь выборы на носу, тем более почувствовать в 2018 году, когда подоспеют еще более важные выборы. Но при этом не вспоминать, что творилось за минувшую четверть века. В советском государстве в 1990 году народу служили 12,8 тысячи больничных организаций, но лишь 5,6 тысячи из них сохранились в 2014 году. Соответственно из 2038 тысяч больничных коек пока еще не выбросили из палат 1266 тысяч.

Как тут не возникнуть «стратегической» задаче снижения очередей больных? Все годы капиталистических «реформ» заполнены «оптимизацией» – массовой ликвидацией учреждений здравоохранения. Закрыты многие сельские участковые больницы, поликлиники, фельдшерско-акушерские пункты. А теперь Путин говорит, что ни в коем случае нельзя морочить людям голову подробным перечислением законов, мер, поручений, что результаты работы должны измеряться, например, скоростью оказания медицинской помощи для тех, кто живет в труднодоступных районах. Но разве мало появляется сообщений, что эта скорость после «оптимизации» оказалась недостаточна для больного?

Далее говорили о проектах в сфере образования, жилищного строительства и жилищно-коммунального хозяйства. И здесь выпирает непрерывная по сей день «оптимизация». Дошкольных образовательных организаций убавили почти с 88 тысяч до 41 тысячи.

Весьма показательно, что ликвидация общеобразовательных организаций развернулась не в «лихие девяностые», а в воспеваемые нынешние. В 2000 году еще действовали почти все учебные заведения – 67 тысяч, однако потом стали наперегонки закрывать тысячи школ ежегодно, и в 2014 году их оставалось лишь 44 тысячи.

Болеющие за судьбу страны стараются привлечь внимание общества к тому, что особенному разгрому подверглась кузница производственных кадров – квалифицированных рабочих и служащих. 4328 профтехучилищ ковали эти кадры, но и под праздничные речи об инновациях, модернизации и импортозамещении их упраздняют сотнями в год. В 2014 году уже числилось всего-то 1007 профтехучилищ, меньше четвертой части.

И тут не закрывать бы глаза не только на стратегическое, а прямо-таки судьбоносное значение для самого существования страны и народа последствий насаждения капитализма. Если до 2000-х годов в школах занимались более 20 миллионов учащихся, то в последнее десятилетие – около 13–14 миллионов. Это поколение «демографической ямы», которое скоро примет на свои плечи ношу государства. Удержат ли?

При продолжающемся до сих пор сокращении численность учащихся профтехучилищ упала с почти 19 миллионов до 700 тысяч. Эта невостребованность кадров ярче всего характеризует, как уровень современного российского производства, так и состояние всей экономики.

Звучали многие избитые истины и благие пожелания в речах выступавших. Поражает спешка: «И до конца года должны быть отобраны не только конкретные проекты и должна начаться их реализация, но и обязательно должны быть достигнуты хотя бы какие-то первые результаты, которые мы для себя должны наметить».

Разве нынешняя власть в начале пути, когда надо себя показать? Ведь уж скоро 17 лет нынешние власти сидят у руля кремлевской «галеры», пора бы об итогах говорить и ответ держать. Тем более перед выборами. Но итоги безрадостны, а впечатление на избирателя произвести хочется. Да чтобы поверил. Отсюда и срочный наказ: обязательно покажите хоть какие-нибудь результаты!

Весь фокус – с пустыми руками, при текущем урезанном бюджете. И Медведев повторял: «Еще раз хотел бы отметить то, о чем говорил Владимир Владимирович. Приоритетные проекты – это не повод требовать дополнительных бюджетных денег». Это «тест на умение решать поставленные задачи, выделяя приоритеты за счет других, менее актуальных направлений».

По мнению оппозиции, правительство давно уже этот «тест» не выдерживает, его фактически призван заменить «совет при президенте по стратегическому развитию» с задачей создать «возможность для каждого проверить и понять, как формируются, например, коммунальные платежи» и не винить по этому поводу власть. Зато и при нехватке денег для нее «предстоит также большая работа по формированию соответствующих проектных офисов в министерствах и ведомствах». Настолько большая, что о ней Медведев не мог не говорить на стратегическом совете.

А выступавший здесь среди стратегов ныне ничем не связанный А. Кудрин внушал: «В ближайшие 3–4 года мы ожидаем снижение расходов бюджета всех уровней в реальном выражении. Это означает, что средств в среднем на достижение основных показателей будет меньше».

Есть все основания спросить власть, как же она до этого докатилась. Что же это за стратегия, при которой год от года становится все хуже и казна затягивает пояс все туже? За четверть века капиталистическое правительство так и не догадалось, что деньги куют только на производстве, и потому вся стратегия должна начинаться с восстановления производительных сил страны. Деньги берут не в банке, их туда только кладут без отдачи – триллионы из государственного бюджета. Деньги дают наука, промышленность, сельское хозяйство – созидание, творческий труд.

Однако об этом и речи нет. Не ставится задача прекратить злонамеренное банкротство и разорение производственных предприятий и приступить к жизненно необходимой для страны новой индустриализации. Слово «промышленность» упомянул только министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства М.А. Мень, предлагая использовать для строительства жилья «бывшие промышленные зоны внутри городов». Однако смогут ли города жить на кладбище заводов, фабрик и их научно-исследовательских институтов? Разве только нынешняя власть с маркой «Единой России» все еще не знает ответа.

 

 

Федор ПОДОЛЬСКИХ

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.