Публикуем материал, размещённый на сайте портала «Свободная пресса».

Перспективы украинской металлургии оцениваются экспертами весьма пессимистично. Украинская металлургия наряду с химической отраслью, машиностроением и сельским хозяйством являлось опорной для экономики бывшей УССР. В нулевые годы XXI века черная металлургия вместе с «родственными» подотраслями (производство метизов, труб и т. п.) давала до 10−13% ВВП Украины и обеспечивала до 40% валютной экспортной выручки. Эти цифры в силу ряда условий понемногу сокращались, но даже в 2013 году Украина экспортировала черных металлов, а также руды, метизов и труб на сумму в 14,3 млрд долларов, что обеспечило ей до 23% валютной экспортной выручки (при экспорте в 63,6 млрд долларов). Напомним, тогда первое место с 17 млрд долларов выручки занял аграрный сектор, третье место — химическая индустрия с 5 млрд долларов. Правда, стоит учесть, что украинское машиностроение (в статистике оно разбито на три группы — машиностроение, приборостроение и транспорт) принесло в совокупности стране почти 11 млрд долларов.

В отличие от РФ с ее «разбросанной» металлургией — Урал, Сибирь, Север, Центральный регион, особенностью украинской является ее высокая компактность. Почти все предприятия отрасли (а это 19 крупных и средних комбинатов, 12 трубных заводов, 20 метизных предприятий), расположены внутри прямоугольника 250 на 200 километров с хорошей транспортной связностью, развитой инфраструктурой и вблизи морских портов (Мариуполь, Николаев). Привлекательности этому региону, который включает в себя Донецкую, Луганскую, Запорожскую, Днепропетровскую и частично Николаевскую и Харьковскую области, добавляет абсолютная обеспеченность собственной ресурсной базой для производства стали. Достаточно качественная железная руда добывается преимущественно открытым способом предприятиям Криворожского железорудного бассейна (Днепропетровская область), а уголь коксующихся марок, который затем на коксохимических производствах (крупнейшее — Авдеевский коксо-химический комбинат) перерабатывается в кокс — в Луганской и Донецкой областях (Краснодонуголь и др. объединения).

До революции этот регион, который с конца XIX века стал центром российской индустриализации, по этой причине называли «Русским Руром» — он был таким же компактным, как и его немецкий «визави». Собственно, благодаря этому региону «незалежная» Украина в какой-то степени смогла стабилизировать свое экономическое положение после 1991 года. Однако, эти времена уже прошли.

В позднесоветское время выплавка стали в УССР составляла около 53 — 57 млн тонн стали, но в 90-е годы прошлого века она обвалилась до 23 — 29 млн тонн. В нулевые годы нашего века произошел «ренессанс» черной металлургии, которая вышла в 2007 — 2008 годах на «годовой пик» производства более чем 40 млн тонн стали. Кстати, если внимательно посмотреть на график выплавки стали на Украине, то даже слепой может подметить в нем странное сходство с динамикой цен на нефть, а более глобально — вообще с ценами на commodities, включая сталь, стальные полуфабрикаты и прокат. Удивительного тут нет ничего. Хотя высшая часть сортамента черной металлургии представлена продукцией с высокой добавленной стоимостью (холоднокатаный прокат, сортовой прокат, трубы, метизы), спрос на нее и на продукцию более низких переделов (катанка, слябы, горячекатаный прокат) эластичен в зависимости от состояния сырьевых рынков.

Это в копилку досужих рассуждений о том, что «Украина не зависит от мировой конъюнктуры», «ей выгодны низкие цены на сырье» и т. п. благоглупости, о коих так тщательно писали евразийские СМИ несколько лет назад (некоторые пишут до сих пор). Отдельные издания в припадке отрицания объективной реальности договорились даже до того, что оказывается локомотивами украинской экономики являются не металлургия, сельское хозяйство и машиностроение (вместе с химической отраслью), а… торговля, образование и транспорт! Подобные «бюджетные расчеты» чем-то напоминают заверения российских «экспертов» о том, что раз в ВВП страны нефтегазовый сектор занимает лишь 27−29%, то падение цен на нефть никакой роли, дескать, не сыграет.

Украинская черная металлургия еще более экспортоориентирована, чем даже российский нефтегаз. Украина в лучшие годы потребляла лишь 22 — 25% производимого в ней черного металла, а остальной вывозился. Так в 2011 — 2013 годах внутреннее потребление стали на Украине составляло лишь около 8 — 8,5 млн тонн. После 2014 года потребление металла в этой стране упало почти вдвое — до 3,5 — 4,5 млн тонн в год.

Реальное падение в черной металлургии Украины началось с 2013 года, а события 2014 года и последующих лет на Дальнем Востоке Украины, волатильность цен на сталь и железную руду на основных рынках сбыта только усугубили ситуацию. В 2015 году черная металлургия Украины «протестировала» историческое дно: 23 млн тонн стали, 20 млн тонн проката и 0,84 млн тонн труб (в два раза меньше, чем в 2013 году, кстати). В 2016 году ситуация чуть улучшилась: предприятия произвели 24,1 млн тонн стали и 21,4 млн тонн проката.

Но с началом 2017 года «отскок дохлой кошки» превратился в новое падение. С января 2017 года по инициативе депутата Верховной Рады и экс-комбата Семена Семенченко(в миру — торговца электроникой на мариупольском рынке Константина Гришина) Украина начала блокаду районов Донецкой и Луганской области, подконтрольных сепаратистам (ЛНР и ДНР). С весны украинская статистика перестала учитывать в «общем зачете» результаты работы Алчевского меткомбината, «Донецкстали», Енакиевского и Макеевского металлургических заводов, Харцызского трубного завода. Они совместно с рядом угольных и коксо-химических производств («Енакиевский коксохимпром», Ясиновский коксохимический завод, «Макеевкокс» и т. п.) перешли под контроль структур «пророссийского» украинского олигарха Сергея Курченко.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.